Дело № АПЛ13-524

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 декабря 2013 г., Определение
Инстанция Апелляционная коллегия, апелляция
Докладчик Манохина Галина Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № АПЛ13-524

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 декабря 2013 г.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Федина А.И., членов коллегии Манохиной Г.В., Назаровой А.М. при секретаре Кулик Ю.А. с участием прокурора Масаловой Л.Ф. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Милова Ю В об оспаривании в части границ и режима округа санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока на побережье Амурского залива, установленных постановлением Совета Министров РСФСР от 11 октября 1983 г. № 458 (приложение № 1), по апелляционной жалобе Милова Ю.В. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 сентября 2013 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Правительства Российской Федерации Андре А.А., Минеевой ОН., возражавших против доводов апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей апелляционную жалобу необоснованной, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

постановлением Совета Министров РСФСР от 6 января 1971 г.

№ 11 курортная зона г. Владивостока на побережье Амурского залива включена в перечень курортов РСФСР, имеющих республиканское значение. 11 октября 1983 г. Совет Министров РСФСР принял постановление № 458 «Об установлении границ и режима округов санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока на побережье Амурского залива» (далее - Постановление), в приложении № 1 к которому установил границы и режим округа санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока на побережье Амурского залива. Раздел I к Постановлению содержит описание границы указанного округа санитарной охраны курортной зоны, раздел II закрепляет границы I зоны округа (зона строгого режима), раздел III устанавливает границы II зоны округа (зона ограничений), раздел IV определяет, что границы III зоны округа (зона наблюдений) совпадают с границами округа санитарной охраны курортной зоны.

Милов Ю.В., арендующий земельный участок, расположенный во II зоне округа санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока на побережье Амурского залива (зона ограничений), обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании Постановления недействующим в части установления границ округа санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока. В обоснование заявленного требования указал, что разделы I и III приложения № 1 к Постановлению противоречат нормам Земельного кодекса Российской Федерации, Градостроительного кодекса Российской Федерации и неправомерно ограничивают право заявителя на приобретение в собственность земельного участка, на котором находится принадлежащий ему жилой дом.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 12 сентября 2013 г.

в удовлетворении заявления отказано.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней Милов Ю.В. просит об отмене решения суда и принятии нового решения об удовлетворении его заявления по мотивам нарушения и неправильного применения судом первой инстанции норм материального права, несоответствия выводов суда закону.

Милов Ю.В. в судебное заседание Апелляционной коллегии не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен в установленном законом порядке.

Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспариваемое Постановление в части установления границ округа санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока не противоречит нормам действующего законодательства Российской Федерации, регулирующего использование земельных участков, отнесенных к особо охраняемым природным территориям, и, следовательно, прав и законных интересов заявителя не нарушает.

Суд первой инстанции правильно исходил из того, что согласно статье 1 Федерального закона от 23 февраля 1995 г. № 26-ФЗ «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах» курортом является освоенная и используемая в лечебно-профилактических целях особо охраняемая природная территория, располагающая природными лечебными ресурсами и необходимыми для их эксплуатации зданиями и сооружениями, включая объекты инфраструктуры (абзац четвертый); округом санитарной (горно­ санитарной) охраны является особо охраняемая природная территория с установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации режимом хозяйствования, проживания, природопользования, обеспечивающим защиту и сохранение природных лечебных ресурсов и лечебно-оздоровительной местности с прилегающими к ней участками от загрязнения и преждевременного истощения. Для лечебно-оздоровительных местностей и курортов, где природные лечебные ресурсы относятся к недрам (минеральные воды, лечебные грязи и другие), устанавливаются округа горно-санитарной охраны. В остальных случаях устанавливаются округа санитарной охраны. Внешний контур округа санитарной (горно-санитарной) охраны является границей лечебно- оздоровительной местности, курорта, курортного региона (района) (абзац десятый).

Природные лечебные ресурсы, лечебно-оздоровительные местности, а также курорты и их земли в с соответствии с пунктам 1-3 статьи 16 названного Федерального закона являются соответственно особо охраняемыми природными объектами и территориями. Их охрана осуществляется посредством установления округов санитарной (горно-санитарной) охраны. Границы и режим округов санитарной (горно-санитарной) охраны, установленные для лечебно- оздоровительных местностей и курортов федерального значения, утверждаются Правительством Российской Федерации, а для лечебно-оздоровительных местностей и курортов регионального и местного значения - исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации. В составе округа санитарной (горно-санитарной) охраны выделяется до трех зон. На территории первой зоны запрещаются проживание и все виды хозяйственной деятельности, за исключением работ, связанных с исследованиями и использованием природных лечебных ресурсов в лечебных и оздоровительных целях при условии применения экологически чистых и рациональных технологий. На территории второй зоны запрещаются размещение объектов и сооружений, не связанных непосредственно с созданием и развитием сферы курортного лечения и отдыха, а также проведение работ, загрязняющих окружающую среду, природные лечебные ресурсы и приводящих к их истощению. На территории третьей зоны вводятся ограничения на размещение промышленных и сельскохозяйственных организаций и сооружений, а также на осуществление хозяйственной деятельности, сопровождающейся загрязнением окружающей среды, природных лечебных ресурсов и их истощением.

Аналогичные нормы, направленные на установление Правительством Российской Федерации границы и режима особой охраны лечебно- оздоровительных местностей и курортов, содержатся также и в статьях 2 (пункт 1), 32 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», статье 96 Земельного кодекса Российской Федерации.

На основании приведенных законоположений суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что Правительство Российской Федерации вправе устанавливать границы и режим округов санитарной охраны лечебно- оздоровительных местностей и курортов федерального значения, следовательно, оспариваемое Постановление, определяющее границы и режим округа санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока на побережье Амурского залива, не противоречит приведенным нормам действующего законодательства Российской Федерации, регулирующим использование земельных участков, отнесенных к особо охраняемым природным территориям.

Разрешая данное дело, суд правомерно учел, что охраняемые или особым образом используемые природные объекты (заповедники, в том числе биосферные, национальные природные парки, курорты, а также заказники, имеющие общереспубликанское значение), в силу пункта 2 приложения № 1 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г.

№ 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» являются объектами, относящимися исключительно к федеральной собственности.

Ошибочна ссылка в апелляционной жалобе на то, что данное постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 3020-1 не подлежит применению, так как, по мнению заявителя, в силу пункта 6 статьи 2 Федерального закона от 14 марта 1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» земельные участки, которые находятся в границах курортов федерального значения, не являются федеральной собственностью и в соответствии с федеральным законом подлежат передаче в собственность субъектов Российской Федерации или муниципальную собственность.

Положения данного закона не устанавливают статус курортной зоны г.

Владивостока на побережье Амурского залива, а передача земельных участков из федеральной собственности в собственность субъекта Российской Федерации или муниципальную собственность в случае принятия соответствующего решения не означает разрешение на приватизацию земельных участков, находящихся в границах особо охраняемых природных территорий, которые в соответствии с пунктом 8 статьи 28 Федерального закона от 21 декабря 2001 г.

№ 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» и пунктом 2 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации отчуждению не подлежат.

Доводы Милова Ю.В. в апелляционной жалобе о противоречии оспариваемого Постановления нормам Градостроительного кодекса Российской Федерации обоснованно отвергнуты судом первой инстанции.

Пунктом 4 статьи 1 названного кодекса закреплено, что зонами с особыми условиями использования территорий являются охранные, санитарно-защитные зоны, зоны охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (далее - объекты культурного наследия), водоохранные зоны, зоны санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, зоны охраняемых объектов, иные зоны, устанавливаемые в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 34 Кодекса границы зон с особыми условиями использования территорий, границы территорий объектов культурного наследия, устанавливаемые в соответствии с законодательством Российской Федерации, могут не совпадать с границами территориальных зон (зоны, для которых в правилах землепользования и застройки определены границы и установлены градостроительные регламенты).

Ввиду изложенного суд правильно указал в решении, что зоны округа санитарной охраны курортной зоны г. Владивостока на побережье Амурского залива не являются территориальными, как ошибочно полагает заявитель, а являются зонами с особыми условиями использования территорий, где использование земель осуществляется в соответствии с правилами землепользования, застройки и с учетом ограничений по использованию земельных участков, установленных законодательством Российской Федерации.

Доводы апелляционной жалобы о том, что судом первой инстанции не учтены подлежащие применению при разрешении данного дела нормы Градостроительного кодекса Российской Федерации, согласно которым правовой режим земельных участков определяется градостроительным регламентом (статья 36), который применительно к землям лечебно- оздоровительных местностей и курортов (пункт 5 статьи 36) устанавливается в правилах землепользования и застройки (статья 30), документе градостроительного зонирования, который утверждается нормативными правовыми актами органов местного самоуправления (пункт 8 статьи 1), основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, регулирующего использование земельных участков, отнесенных к особо охраняемым природным территориям.

Вопреки утверждению заявителя в апелляционной жалобе, оспариваемое Постановление не устанавливает зонирование территории Владивостокского городского округа в целях определения территориальных зон и установления градостроительных регламентов и поэтому не противоречит требованиям Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Утверждения в апелляционной жалобе о том, что оспариваемое Постановление неправомерно ограничивает право Милова Ю.В. на приобретение в собственность земельного участка, на котором расположен принадлежащий ему жилой дом, обосновано признаны судом первой инстанции несостоятельными с учетом положений абзаца второго пункта 2 статьи 27 Земельного кодекса Российской Федерации и пункта 8 статьи 28 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. № 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», предусматривающими, что земельные участки в составе земель особо охраняемых природных территорий и объектов не подлежат отчуждению и не предоставляются в частную собственность, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и законных интересов заявителя, суд, на основании части 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правомерно принял решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Ссылка в апелляционной жалобе на то, что решение суда первой инстанции противоречит судебной практике Приморского краевого суда, который исходит из современного градостроительного законодательства, не опровергает вывода суда о законности оспариваемого в части Постановления и не может повлечь отмену решения суда. Вопреки утверждениям заявителя в апелляционной жалобе, оспариваемое в части Постановление в силу статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не может быть проверено на соответствие нормативным правовым актам, принятым Думой г.

Владивостока по вопросам землепользования и застройки.

Судом принято решение с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании, выводы суда о законности оспариваемых нормативных положений подробно мотивированы.

В апелляционной жалобе не приведено доводов, опровергающих выводы суда о законности оспариваемого в части нормативного правового акта, оснований считать такие выводы ошибочными у Апелляционной коллегии не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Апелляционная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 12 сентября 2013 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу Милова Ю В - без удовлетворения.

Председательствующий А.И. Федин Члены коллегии Г.В. Манохина А.М. Назарова

Статьи законов по Делу № АПЛ13-524

ГПК РФ Статья 253. Решение суда по заявлению об оспаривании нормативного правового акта
ГПК РФ Статья 328. Полномочия суда апелляционной инстанции
ГПК РФ Статья 329. Постановление суда апелляционной инстанции
ЗК РФ Статья 27. Ограничения оборотоспособности земельных участков
ЗК РФ Статья 96. Земли лечебно-оздоровительных местностей и курортов

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх