Дело № ГКПИ11-72

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 февраля 2011 г., Решение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, первая инстанция
Категория Административные дела
Докладчик Емышева Валентина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РЕШЕНИЕ

Дело №ГКПИ11-72

от 24 февраля 2011 года

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Бураченко [скрыто] о присуждении компенсации за

установил:

 

приговором Московского городского суда от 20 февраля 2008 г. Бураченко А.Ю. на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 15 февраля 2008 г. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 126, пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и ему назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2008 г. указанный приговор оставлен без изменения.

Бураченко А.Ю. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в размере Щ рублей.

Право заявителя на обращение в суд с требованием о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок предусмотрено ч. 1 ст. 1, ч. 2 ст. 6 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее - Закон о компенсации), поскольку 19 августа 2008 г. им подана жалоба в Европейский

Суд по правам человека на предполагаемое нарушение его права на судопроизводство в разумный срок по данному уголовному делу. В настоящее время решение по вопросу приемлемости жалобы или по существу дела не принято.

В обоснование заявленных требований указал, что 16 августа 2006 г. он был задержан в качестве подозреваемого в порядке ст. 91 УПК РФ, 30 мая 2007 г. дело направлено в Московский городской суд, 13 июля 2007 г. по делу постановлен приговор, который кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от

21 ноября 2007 г. отменен и дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства. 20 февраля 2008 г. по делу вновь постановлен приговор, который кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от

22 мая 2008 г. оставлен без изменения. Таким образом, досудебное производство по уголовному делу составило более 9 месяцев, производство дела в суде составило менее 1 года, а общий срок судопроизводства по делу составил 1 год 9 месяцев. Считает, что право на судопроизводство в разумный срок было нарушено в отношении него в ходе досудебного производства по уголовному делу, поскольку действия следователя прокуратуры по предварительному расследованию не были достаточными и эффективными, а время предварительного расследования с 16 августа 2006 г. по 4 мая 2007 г. с учетом фактической сложности дела не считает разумным. Дело состояло из одного эпизода преступления, активное содействие обвиняемых следствию и взаимодействие с судом также облегчило и упростило работу следственных органов. Однако в период с 19 августа 2006 г. и до его окончания действия следователя ограничились лишь его дополнительным допросом, проведенным 15 декабря 2006 г. по его же ходатайству, а также проведением нескольких судебных экспертиз, формально необходимых для соблюдения уголовно-процессуальных норм, имели место задержки в проведении экспертиз и ознакомлении стороны защиты с их результатами на срок от нескольких недель до нескольких месяцев.

По мнению заявителя, длительность уголовного судопроизводства превысила разумные сроки, при этом ни за одну из образовавшихся задержек разбирательства дела он ответственности не несет. Напротив, он предпринял в ходе предварительного расследования все возможные зависящие от него действия, способствующие повышению эффективности расследования и направленные на компенсацию длительных периодов бездействия следственных органов.

В результате рассмотрения дела в течение такого длительного срока, он более 22-х месяцев содержался в изоляторе временного содержания и следственных изоляторах, в которых условия содержания не соответствовали требованиям российского и международного законодательства, что причинило ему физические и психические страдания несовместимые с уважением к человеческому достоинству, привело к возникновению чувства страха, тревоги и неполноценности.

Бураченко А.Ю. о дне слушания дела извещен в установленном порядке.

Интересы Российской Федерации в Верховном Суде Российской Федерации представляет Министерство финансов Российской Федерации (п. 9 ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ).

В судебное заседание представитель Министерства финансов Российской Федерации не явился, о дне слушания дела извещен надлежащим образом, просил рассмотреть дело в его отсутствие. В своих письменных возражениях указал, что общая продолжительность уголовного судопроизводства по делу составила менее двух лет и не выходит за рамки разумного срока, в связи с чем в удовлетворении заявления Бураченко А.Ю. просил отказать.

Изучив материалы дела, Верховный Суд Российской Федерации находит заявление не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Конвенцией о защите прав человека и основных свобод (заключена 4 ноября 1950 г. в г. Риме) закреплено право каждого на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона (п. 1 ст. 6).

Согласно ч. 2 ст. 1 Закона о компенсации компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается в случае, если такое нарушение имело место по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с заявлением о присуждении компенсации, за исключением чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (непреодолимой силы). При этом нарушение установленных законодательством Российской Федерации сроков рассмотрения дела или исполнения судебного акта само по себе не означает нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

В соответствии со ст. 6.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок; уголовное судопроизводство осуществляется в сроки, установленные данным Кодексом, продление этих сроков допустимо в случаях и в порядке, которые предусмотрены названным Кодексом, но уголовное преследование, назначение наказания и прекращение уголовного преследования должны осуществляться в разумный срок; при определении разумного срока уголовного судопроизводства, который включает в себя период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела, и общая продолжительность уголовного судопроизводства (ч. 1-3).

Как следует из материалов уголовного дела № [скрыто], данное дело возбуждено 16 августа 2006 г., в этот же день Бураченко А.Ю. задержан в

порядке ст. 91 УПК РФ и допрошен в качестве подозреваемого,

17 августа 2006 г. он допрошен и привлечен в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 21 августа 2006 г. возбуждено уголовное дело № в отношении Бураченко А.Ю. по признакам преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и в этот же день уголовные дела № [скрыто] и [скрыто] соединены в одно производство, делу присвоен № [скрыто] I В ходе предварительного расследования допрошено 14 свидетелей обвинения, основная часть которых допрошены в течение первой недели с момента возбуждения уголовного дела № [скрыто] 8 человек - с 16 по 22 августа 2006 г., 4 - в сентябре 2006 г., 2 - в марте 2007 г.; 17 августа 2006 г. проведена очная ставка между подозреваемым Бураченко А.Ю. и свидетелем [скрыто]. 18 августа 2006 г. проведена проверка показаний подозреваемого Бураченко А.Ю. на месте совершения преступления. 22 августа 2006 г. [скрыто] ~ I признан потерпевшим и допрошен по делу. 23 августа 2006 г. осуществлено опознание трупа потерпевшим. По делу назначены и проведены следующие судебные экспертизы: судебная медицинская экспертиза трупа назначена

18 августа 2006 г., проведена с 19 августа по 16 сентября 2006 г.; судебная биологическая экспертиза по волосам, изъятым из автомашины, назначена 31 августа 2006 г., проведена с И сентября по 29 сентября 2006 г.; амбулаторная судебная психиатрическая экспертиза обвиняемому Бураченко А.Ю. назначена 7 ноября 2006 г., проведена 28 ноября 2006 г.; амбулаторная судебная психиатрическая экспертиза обвиняемому Суздорфу Е.В. назначена 7 ноября 2006 г., проведена 29 ноября 2006 г.; комиссионная судебная медицинская экспертиза по трупу назначена 9 января 2007 г., проведена с 26 января по 8 февраля 2007 г.; судебная дактилоскопическая экспертиза по следам рук из автомашины назначена 15 февраля 2007 г., проведена 21 февраля 2007 г., ознакомление потерпевшего с материалами уголовного дела проведено 18 апреля 2007 г.; обвиняемого Бураченко А.Ю. - с 26 апреля по 4 мая 2007 г.; обвиняемого Суздорфа Е.В. -23 апреля 2007 г. 30 мая 2007 г. дело направлено в Московский городской суд.

Срок предварительного расследования неоднократно продлевался: 9 октября 2006 г. до 4-х месяцев, т.е. до 16 декабря 2006 г.; 8 декабря 2006 г. до 6-ти месяцев, т.е. до 16 февраля 2007 г.; 30 января 2007 г. до 8-ми месяцев 2 суток, т.е. до 18 апреля 2007 г.; 4 апреля 2007 г. до 10-ти месяцев 2 суток, т.е. до 18 июня 2007 г. в связи с необходимостью проведения и получения заключений различных экспертиз, предъявления обвинения в окончательной редакции и выполнения требований ст. 215-220 УПК РФ.

Таким образом, основные следственные действия по уголовному делу были выполнены в течение первых двух месяцев предварительного расследования. Следствием осуществлены допросы потерпевшего и основных свидетелей по делу. Однако в последующем следственные действия проводились с периодичностью, приведшей к необходимости продления процессуальных сроков, в том числе срока содержания Бураченко А.Ю. под

стражей до 10 месяцев. После продления сроков предварительного следствия 8 декабря 2006 г. по уголовному делу проведено 3 следственных действия, 30 января 2007 г. по уголовному делу проведено 6 следственных действий, а также осуществлено ознакомление потерпевшего, обвиняемых и их защитников с заключениями проведенных судебных экспертиз, комиссионная судебная медицинская экспертиза назначена спустя три с половиной месяца после получения первоначальной.

Объем обобщенного органами предварительного расследования уголовного дела составил 2 тома, а также количество проведенных следственных действий свидетельствует о недостаточности и неэффективности действий следователя прокуратуры, поскольку они не способствовали своевременному рассмотрению уголовного дела и осуществлению уголовного преследования.

Общая продолжительность досудебного производства по данному уголовному делу с момента начала осуществления уголовного преследования в отношении Бураченко А.Ю. до момента направления дела в суд составила более 9 месяцев.

31 мая 2007 г. дело поступило в Московский городской суд, 5 июня 2007 г. постановлением судьи назначено предварительное слушание по уголовному делу на 13 июня 2006 г., по итогам которого постановлением судьи на 20 июня 2007 г. назначено судебное заседание, 13 июля 2007 г. на основании вердикта присяжных заседателей от 10 июля 2007 г. по делу постановлен приговор, Бураченко А.Ю. назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 25 октября 2007 г. уголовное дело направлено для кассационного рассмотрения в Верховный Суд Российской Федерации. 21 ноября 2007 г. кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указанный приговор отменен и дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

После поступления дела в Московский городской суд судебное заседание назначено на 9 января 2008 г., на основании вердикта присяжных заседателей от 15 февраля 2008 г. постановлен приговор 20 февраля 2008 г., которым Бураченко А.Ю. назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 24 апреля 2008 г. уголовное дело направлено для кассационного рассмотрения в Верховный Суд Российской Федерации. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2008 г. указанный приговор оставлен без изменения.

Общая продолжительность судебного производства по делу составила менее 1 года. При этом суд отмечает, что судебные заседания Московским городским судом назначались в установленные законом сроки, слушания велись непрерывно, перерывы по делу и отложения рассмотрения дела являлись необходимыми и обоснованными, периоды неактивности суда были непродолжительными.

Таким образом, общая продолжительность судопроизводства по уголовному делу с момента начала осуществления уголовного преследования до момента вступления в законную силу приговора в отношении Бураченко А.Ю. составила 1 год 9 месяцев.

Суд считает, что данное уголовное дело отличалось определенной правовой сложностью, рассматривалось судом с участием присяжных заседателей, по делу были привлечены 1 потерпевший, 14 свидетелей, в качестве обвиняемых 2 лица, которым было предъявлено обвинение в совершении особо тяжкого преступления, проведены экспертизы.

С учетом критериев, установленных в прецедентной практике Европейского Суда по правам человека, и принимая во внимание правовую и фактическую сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий органов следствия и суда, производимых в целях своевременного рассмотрения уголовного дела, общую продолжительность уголовного судопроизводства, срок уголовного судопроизводства по делу № [скрыто] не может быть признан неразумным.

Несмотря на то, что на стадии досудебного производства действия следственных органов не были достаточно эффективными, дело неоднократно рассматривалось в первой и кассационной инстанциях, требование разумного срока было соблюдено и, следовательно, право заявителя на уголовное судопроизводство в разумный срок нарушено не было.

Ссылаясь на длительность судопроизводства дела в суде, заявитель фактически выражает свое несогласие с постановленным по делу приговором и совершенными по делу процессуальными действиями, которые не могут являться предметом рассмотрения в соответствии с Законом о компенсации и подлежат рассмотрению в порядке уголовно-процессуального закона.

Руководствуясь ст. 194 - 199, 244.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

в удовлетворении заявления Бураченко [скрыто] о

присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда Российской Федерации

В.А. Емышева

Статьи законов по Делу № ГКПИ11-72

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УПК РФ Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства
УПК РФ Статья 91. Основания задержания подозреваемого

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх