Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 1-АПУ14-28СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 ноября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Таратута Игорь Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 1-АПУ14-28СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 13 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоБезуглого Н.П.,
судейСабурова Д.Э. и Таратуты И.В.,
при секретареПоляковой А.С.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Федченко Ю.А., осужденного Федорова О Н. и его защитника - адвоката Еремеева В.В., рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Федорова О.Н., адвокатов Еремеева В.В. и Григорьева С.А. в интересах осужденного Федорова О.Н. на приговор Архангельского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 26 мая 2014 года, которым Федоров О Н , несудимый, осужден по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ к лишению свободы на срок 17 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года, с установлением соответствующих ограничений и возложением обязанностей, изложенных в приговоре.

Срок наказания Федорову О.Н. исчислен с 26 мая 2014 года, зачтено в срок отбывания наказания время содержания под стражей в период с 14 марта 2013 года по 25 мая 2014 года включительно.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ постановлено оправдать Федорова О Н. по п.«в» ч.4 ст.162 УК РФ за не установлением события преступления.

Постановлено признать за Федоровым О Н. право на реабилитацию в связи с вынесением судом по обвинению по п.«в» ч.4 ст.162 УК РФ оправдательного приговора.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., выступление адвоката Еремеева В.В. и осужденного Федорова О.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб об отмене приговора, выступление прокурора Федченко Ю.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Федоров О Н.

признан виновным и осужден за убийство двух лиц - Ч и Т Преступление совершено в период с 23 часов 8 марта до 2 часов 9 марта 2013 года в п. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Федоров О Н.

не соглашается с приговором, считая его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с существенными нарушениями судом уголовно­ процессуального закона. Считает, что присяжным заседателям были представлены недопустимые доказательства, что суд нарушил принцип равноправия и состязательности сторон, незаконно ограничив сторону защиты в представлении доказательств, что председательствующий не отреагировал на имевшие место факты воздействия на присяжных заседателей со стороны обвинения. Ссылаясь на протокол судебного заседания, осужденный указывает, что государственный обвинитель, выступая перед присяжными в судебных прениях, исказила заключения экспертов относительно нахождения крови на вещественных доказательствах, ввела в заблуждение присяжных относительно времени совершения инкриминируемого ему деяния, исказила показания свидетеля З о времени ухода из дома Ч свидетеля М о внешности подвозимых им лиц, свидетеля Б о просмотре ею телевизионных передач и голосов у соседа, а также содержание протокола осмотра доказательства - ножа; сослалась на заключения эксперта №№ , которых в деле нет, и которые не исследовались; допустила не основанные на доказательствах свои умозаключения по поводу сделанной надписи на полу, и высказывания, носящие предположительный характер по поводу изъятой его одежды и нахождения его и М в бане, по его местонахождению в соответствии с зонами действия базовых телефонных станций; сослалась на детализацию телефонных разговоров М которых в деле нет; исказила показания свидетеля К по поводу телефонных звонков, показания свидетелей М х и его (Федорова) по поводу их совместного нахождения в ночь убийства; позволила себе недопустимые высказывания по поводу изъятого телефона, исказила показания свидетеля Х о времени приезда в квартиру Ч и нахождения в ней, о времени ее ухода с пилорамы и поездки из квартиры Ф в квартиру Ч , о механизме причинения повреждений Т о приглашении в гости Ф которая пробыла там до утра 9 марта; сослалась на показания братьев Дерипаско по поводу возвращения на пилораму Х утром 9 марта, которые не исследовались в суде; допустила умозаключения и цитировала показания эксперта У , основанные на предположениях; допускала многочисленные собственные, не основанные на доказательствах, предположения; незаконно ссылалась на написанные под давлением явки с повинной Х исказила динамику показаний Х и данные из выписки по банковским счетам Ч На все эти нарушения председательствующий не реагировал, допустил оказание давления со стороны государственного обвинения на присяжных. Протокол осмотра места происшествия, который исследовался перед присяжными, является недопустимым доказательством, так как в нем нет подписи эксперта П , и, кроме этого, понятой К в судебном заседании не подтвердил данные, содержащиеся в протоколе. Также были нарушены председательствующим требования уголовно­ процессуального закона в напутственном слове, когда дважды им было сказано о возможном размере грозящего подсудимому наказания, при этом председательствующий не раскрыл его (Федорова) позицию и позицию стороны защиты по делу; исказил показания свидетеля З , свидетеля Б и заключение экспертов по вилке; сослался на заключение эксперта У , которое носит предположительный характер, а также на заключения экспертов № и и детализацию телефонных номеров, которые являются недопустимыми доказательствами, утверждал, что все представленные присяжным заседателям доказательства являются недопустимыми. Данными нарушениями председательствующий ввел присяжных в заблуждение. Считает, что на присяжных заседателей было оказано давление, так как в день вынесения вердикта из здания областного суда выходил первый заместитель руководителя Следственного комитета по области Г В апелляционных жалобах адвокат Еремеев В.В. в защиту осужденного Федорова О Н. считает, что судом были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора. Протокол осмотра места происшествия от 9-10 марта 2013 года является недопустимым доказательством, поскольку понятые К присутствовали на месте не более 10 минут, и этот факт установлен судом, а признание доказательства допустимым в части, что сделал суд, противоречит положениям и требованиям уголовно-процессуального закона. Недопустимыми доказательствами являются и заключения судебно-медицинского эксперта П и по результатам исследования трупов Ч и Т , так как в них отсутствуют указания на методики, на основании которых проведены экспертизы, в заключениях присутствуют существенные противоречия и неясности по вопросам времени причинения телесных повреждений обоим потерпевшим, времени их смерти, выходящие за рамки предъявленного Федорову обвинения. Недопустимыми доказательствами также являются протокол выемки одежды Х , поскольку протокол подписан не той понятой, которая расписалась, и заключение эксперта № по данной одежде, поскольку эксперт Б не дала ответов на все поставленные вопросы. Кроме этого, суд допустил и другие нарушения закона - исследовал заключение судебно-медицинского эксперта № о наличии у Федорова телесных повреждений, хотя сведения, содержащиеся в нем, не относятся к обстоятельствам, подлежащим установлению присяжными заседателями по данному делу, так как в обвинении не указано, что эти повреждения получены в ходе совершения инкриминируемых Федорову деяний; необоснованно не принял во внимание, что на стадии предварительного слушания уголовное преследование Федорова по ст.ст. 115, 116 УК РФ в отношении У было прекращено, а сам Федоров объяснял наличие у него телесных повреждений, не связанных с событиями 8-9 марта 2013 года. При допросе эксперта У суд не обратил внимание присяжных заседателей на недопустимость его высказываний о предположении, что удары обоим потерпевшим были причинены одним орудием, вероятно, одним мужчиной, обладающим значительной физической силой, и не остановил прокурора, говорившую об этом в прениях, а также не отразил это обстоятельство в напутственном слове. В напутственном слове председательствующий не обратил внимание присяжных и на то, что из показаний экспертов П и У следует, что объективных данных, свидетельствующих о применении в отношении Тюлева удушающих действий, не установлено. В нарушение ч.4 ст.271 УПК РФ суд отказал стороне защиты в допросе свидетеля Ш , который явился в суд, при том, что его показания имеют важное значение для определения правдивости показаний свидетеля Х , чем нарушил принцип состязательности сторон. Суд необоснованно отказал в предоставлении присяжным для ознакомления и приобщении к материалам дела фотографий квартиры Федорова, хотя из обстановки, отраженной на них, можно также судить о правдивости показаний Федорова и М и недостоверности показаний Х . Суд неправомерно отклонил ходатайство стороны защиты об исследовании в судебном заседании заключений специалистов Ч и А и о вызове их в суд для допроса. Из указанных заключений следует, что почерковедческое заключение эксперта П и заключения эксперта П являются фактически недопустимыми доказательствами, поскольку выполнены с грубейшими нарушениями методик и отсутствия их, соответственно.

Выводы эксперта П противоречивы. Заключения указанных специалистов подтверждают невиновность Федорова. Председательствующий незаконно исследовал недопустимое доказательство - протокол опознания свидетелем М Федорова, и провел допрос данного свидетеля с участием присяжных без предварительной проверки доводов стороны защиты о недопустимости данного доказательства, что вызвало у присяжных необоснованное предубеждение в виновности подсудимого. Кроме того, указывает, что присяжный заседатель под №1 С ранее был знаком со свидетелем М какое-то время между ними были приятельские отношения, однако затем, ввиду не возврата М долга, отношения испортились и прекратились. При отборе кандидатов в коллегию присяжных заседателей С этот факт скрыл, чем обманул суд и нарушил закон, после чего, будучи избранным присяжным заседателем и испытывая негативное отношение к М , мог оказать отрицательное влияние на мнение присяжных заседателей, в результате чего последними был вынесен незаконный вердикт. Данное обстоятельство повлекло за собой нарушение принципа равноправия и состязательности сторон, лишило сторону защиты права на мотивированный и немотивированный отвод кандидатам в присяжные заседатели. В заключение жалобы адвокат просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

В апелляционной жалобе адвокат Григорьев С.А. просит приговор отменить, считая, что судом при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, исследованы недопустимые доказательства, нарушен принцип состязательности сторон, оказано незаконное воздействие на присяжных.

Государственный обвинитель Губарева Ю.В. в возражениях на апелляционные жалобы осужденного и адвокатов просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения, находя его законным, обоснованным и справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия полагает, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании и доказательств.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно­ процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2-4 ст. 389.15 УПК РФ отмену приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено с соблюдением требований ст. 327, 328 УПК РФ. Сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели и предоставлена возможность задать каждому из кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела. Данное право, в том числе и стороной защиты, реализовано в полном объеме. По завершении формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Доводы стороны защиты, изложенные в апелляционных жалобах, о том, что кандидат в присяжные заседатели С при формировании коллегии присяжных заседателей не ответил правдиво на вопрос председательствующего и скрыл факт своего знакомства со свидетелем М , с которым у С сложились давние, не очень хорошие отношения из-за невозвращенного М долга, и что данное обстоятельство повлекло за собой нарушение принципа равноправия и состязательности сторон, лишило сторону защиты права на мотивированный и немотивированный отвод, а также, с «помощью» С , могло негативно повлиять на мнение других присяжных заседателей и на вердикт в целом, Судебная коллегия находит несостоятельными.

Как видно из материалов дела и документов, представленных Судебной коллегии, факт знакомства присяжного заседателя С и свидетеля М имеет место быть, и никем не оспаривается.

Вместе с тем, наличие между С и М каких-либо долговых отношений, о чем заявляет сторона защиты и настаивают свидетель М и его знакомый Н ничем, кроме их голословных утверждений, сделанных спустя длительное время после вынесения обвинительного вердикта и провозглашения приговора, объективно не подтверждены. Сам С такие отношения отрицает, при этом признает, что хотя и знаком с М , но знает последнего лишь по имени и только визуально, и то, только потому, что некоторое время они проживали в соседних домах, что именно поэтому при формировании коллегии присяжных заседателей он (С ) не мог знать, что свидетель по фамилии М является его знакомым. После допроса в судебном заседании ни М , ни сторона защиты, чьим свидетелем он фактически являлся, не сделала вышеуказанных заявлений, в результате чего С мог бы быть заменен запасным присяжным заседателем. При этом именно С после допроса М поставил работников суда в известность о том, что, оказывается, он знает данного свидетеля.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии достоверных сведений о том, что кандидат в присяжные заседатели С скрыл информацию, которая могла бы повлиять на принятие решения по делу и лишила сторону защиты права на мотивированный и немотивированный отвод, а также об оказании незаконного воздействия со стороны С на коллегию присяжных заседателей, вызвавшего их предубеждение и повлиявшего на вынесение вердикта.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду допустимые доказательства были исследованы, заявленные сторонами ходатайства об исследовании дополнительных доказательств разрешены председательствующим в установленном законом порядке, и по ним приняты обоснованные решения.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, исследованные в присутствии присяжных заседателей доказательства были получены и оглашены в судебном заседании с соблюдением требований уголовно-процессуального закона; ходатайства стороны защиты о признании ряда доказательств недопустимыми, в том числе протокола осмотра места происшествия, заключений экспертов, протокола выемки одежды Х , детализации номеров телефонов, на которые имеются ссылки в апелляционных жалобах, рассмотрены председательствующим в отсутствии коллегии присяжных заседателей, принятые судом по результатам рассмотрения этих ходатайств решения являются правильными и надлежащим образом мотивированы. Оснований для признания исследованных с участием присяжных заседателей доказательств недопустимыми, на что указывается в апелляционных жалобах, не имеется.

Доказательства, не имеющие значения для установления фактических обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями, в судебном заседании не исследовались. При этом суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайств стороны защиты о приобщении к материалам дела заключений специалистов и в их допросе, поскольку выводы данных заключений построены не на оценке какого-либо исследовательского материала, а посвящены детальному разбору и оценке действиям экспертов, проводивших экспертизы по данному делу; о приобщении фотографий квартиры Федорова и постановления правительства, поскольку они не имеют отношения к существу рассматриваемого дела и к фактическим обстоятельствам, которые должны установить присяжные заседатели; о вызове и допросе Ш поскольку стороны не представили доказательств того, что именно о нем, как о С , давала показания свидетель Х По окончании судебного следствия ни от кого из участников процесса, в том числе и от стороны защиты, каких-либо ходатайств о его дополнении не поступило.

Доводы стороны защиты о том, что в присутствии присяжных заседателей исследовалось недопустимое доказательство - протокол опознания свидетелем М Федорова, которое могло повлиять на вынесение вердикта, что судом был нарушен уголовно-процессуальный закон, также нельзя признать состоятельными. Действительно, данный документ сначала исследовался в присутствии присяжных заседателей, после чего был признан судом недопустимым доказательством. Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания, сразу же после признания данного доказательства недопустимым председательствующий обратился к присяжным заседателям и довел до их сведения свое решение, после чего разъяснил присяжным заседателям, чтобы они не принимали данный протокол во внимание как доказательство и не учитывали его при вынесении вердикта. Об этом председательствующий также напомнил присяжным заседателям и в напутственном слове.

Также из протокола судебного заседания видно, что в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, по которым подсудимому было предъявлено обвинение, и доказанность которых устанавливается присяжными заседателями. В тех случаях, когда участники процесса пытались допросить лиц или поставить вопросы, которые не касались предъявленного подсудимому обвинения, и исследование которых недопустимо при рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей, председательствующий обоснованно, в соответствии с требованиями закона, отказывал в допросе таких лиц и снимал задаваемые допрашиваемым лицам вопросы.

Обсуждение вопросного листа и содержание вопросов присяжным заседателям полностью соответствует требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ.

Доводы стороны защиты о том, что государственный обвинитель, выступая в прениях стон, исказила исследованные в судебном заседании доказательства - показания свидетелей и экспертов, заключения экспертов, протоколы следственных действий, при этом ссылалась на доказательства, которые не были исследованы перед присяжными заседателями, в том числе на показания свидетелей Д на детализацию телефонных разговоров М , а также допустила не основанные на исследованных доказательствах свои умозаключения, чем ввела коллегию присяжных в заблуждение, что председательствующий никаким образом не отреагировал на допущенные прокурором нарушения закона, нельзя признать обоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания, прения сторон были проведены в соответствии со ст. 292, 336 УПК РФ; в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Стороны, в том числе и государственный обвинитель, в обоснование своей позиции ссылались на доказательства, которые были признаны судом допустимыми, и которые исследовались в судебном заседании. Государственный обвинитель в своей речи, анализируя исследованные в судебном заседании доказательства, высказал свою точку зрения о доказанности вины подсудимого в совершении инкриминируемого ему деяния, равно как и сторона защиты высказала свою позицию относительно недоказанности виновности Федорова. При этом председательствующим в ряде случаев обоснованно, во избежание оказания на присяжных заседателей негативного воздействия, прерывались речи выступающих, когда они выходили за рамки своих прав, предоставленных уголовно-процессуальным законом, и обращал внимание коллегии присяжных заседателей на то, чтобы последние не учитывали данные высказывания при вынесении вердикта.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Данных, свидетельствующих о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности, а также об искажении исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон, из текста напутственного слова не усматривается. После произнесения председательствующим напутственного слова возражений по нему от сторон не поступило.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу не установлено. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и непротиворечивый, соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ.

Каких-либо данных, свидетельствующих об оказании давления на коллегию присяжных заседателей, в том числе и со стороны должностных лиц правоохранительных органов, не установлено.

Правовая оценка действиям осужденного Федорова судом дана в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Наказание Федорову назначено в соответствии с требованиями уголовного закона. Суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, состояние здоровья его родителей, которые находятся в пенсионном возрасте, а также влияние назначенного наказания на его исправление.

Оснований для вывода о назначении осужденному чрезмерно сурового наказания, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 389.|3, 389.и, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Архангельского областного суда с участием коллегии присяжных заседателей от 26 мая 2014 года в отношении Федорова О Н оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Федорова ОН., адвокатов Еремеева В.В. и Григорьева С.А. - без удовлетворения.

Председательствующий судьи

Статьи законов по Делу № 1-АПУ14-28СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УПК РФ Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке

Производство по делу

Загрузка
Наверх