Дело № 1-АПУ15-18

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 сентября 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Климов Александр Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 1-АПУ15-18

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 сентября 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующегоСабурова Д.Э.,
судейКлимова А.Н. и Таратуты И.В.,
при секретареПоляковой А.С.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осуждённого Торцева Ю.П., адвокатов Неклюдова Ю.Н., Усенко А.Я. на приговор Архангельского областного суда от 3 июня 2015 года, которым ТОРЦЕВ Ю П , ранее не судимый, осуждён по чЛ ст. 139 УК РФ к исправительным работам на срок шесть месяцев с удержанием 10 % из заработной платы в доход государства с отбыванием в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства осужденного; по п. \"а\" ч.2 ст.105 УК РФ к лишению свободы на срок 18 лет с ограничением свободы на срок 1 год, с ограничениями: не выезжать за пределы территории муниципального образования \" район\" и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и возложением на него обязанности являться в указанный специализированный государственный орган один раз в месяц для регистрации; по ч.1 ст. 119 УК РФ к обязательным работам на срок 400 часов, с определением вида обязательных работ и объектов, на которых они отбываются, органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Торцеву Ю.П. наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет 2 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок один год, с ограничениями: не выезжать за пределы территории муниципального образования \" район\" и не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и возложением на него обязанности являться в указанный специализированный государственный орган один раз в месяц для регистрации.

Постановлено взыскать с Торцева Ю П в пользу Д рублей копеек в возмещение имущественного вреда и рублей в счет компенсации морального вреда, в пользу Л рублей в счет компенсации морального вреда, а также в федеральный бюджет процессуальные издержки в размере рублей копеек.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения осуждённого Торцева Ю.П., адвоката Артёменко Л.Н., поддержавших доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Абрамовой З.Л., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

установила:

Торцев Ю.П. признан виновным в незаконном проникновении в жилище Д в убийстве двух лиц: соседа по коммунальной квартире Д и его гостя Л а также в угрозе убийством Ш при наличии оснований опасаться осуществления этой угрозы.

Данные преступления совершены им 3 октября 2014 года в г.

области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде Торцев Ю.П. вину свою признал частично.

В апелляционных жалобах (с дополнениями): осуждённый Торцев Ю.П. указывает, что постановленный приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела, и суд в полной мере не учёл, что потерпевший Д на протяжении длительного времени вёл аморальный образ жизни, не работал, неоднократно привлекался к уголовной и административной ответственности, в своей квартире злоупотреблял спиртными напитками, вовлекал в распитие спиртного несовершеннолетних девочек; суд также не учёл противоречия в показаниях потерпевшей Ш от 4 октября 2014 года о месте нахождения Д и Л во время выстрелов, о его одежде, об оружии, а также о том, что она слышала его разговор с женой, хотя показывала, что выстрел её оглушил, и она находилась в шоковом состоянии; эти неточности и противоречия свидетельствует о недостоверности её показаний; в ходе судебного разбирательства неполно исследованы и неправильно оценены показания свидетелей В , Ч , Г П , П , Н П А , Х , П ; в полной мере не учтены показания свидетелей К , Н Т Т Т , П , Н ; утверждает, что фактически он был задержан ранее, чем это указано в протоколе его задержания в качестве подозреваемого; кроме того, об его аресте, возбуждении и соединении уголовных дел органы следствия не сообщили ему и родственникам, чем были нарушены его конституционные права; постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и обвинительное заключение составлены с нарушениями ст. ст. 73, 171 УПК РФ; психолого- психиатрическая экспертиза проведена неполно, и он не согласен с её заключением об отсутствии у него в момент выстрелов состояния физиологоческого аффекта; вывод суда о совершении им преступления в нетрезвом состоянии основан только на слухах, и не подтверждён объективными доказательствами; в качестве понятых при осмотре места происшествия участвовали его соседи Т и А , которых органы следствия и суд не допросили по вопросам о поведении потерпевшего Д ; проигнорирована его просьба о допросе в суде свидетеля П также не учтены показания начальника полиции о том, что Д уклонялся от уголовной ответственности и находился в розыске; указывает, что показания от 6 октября 2014 года он дал под диктовку следователя и защитника Казарина Э.Н., от услуг которого он впоследствии отказался; утверждает, что конфликт спровоцировал сам потерпевший Д , который систематически нарушал покой в квартире, на замечания не реагировал, плюнул ему в лицо, угрожал убийством и изнасилованием жене и дочке; в состоянии сильного душевного волнения он бросился к шкафу, достал обрез и подошёл к комнате Д , который пытался его ударить, но он непроизвольно выстрелил в него; в это же время на него бросился другой мужчина, и он также непроизвольно выстрелил и в его сторону; убивать потерпевших не хотел, Л умер спустя три часа, и мог выжить, если бы ему своевременно была оказана медицинская помощь; Д не пинал, не причинял ему ногами телесных повреждений, поскольку был обут в сланцы; суд должен был признать в качестве смягчающего обстоятельства аморальное и противоправное поведение Д ; полиция не приняла должных мер к Д , и тот продолжал вести аморальный образ жизни; в этой связи полагает, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, без должного учёта всех обстоятельств дела, наличия на его иждивении малолетних детей, больных родителей; протокол судебного заседания составлен неполно и неточно, принесённые им замечания председательствующий судья рассмотрел необъективно и односторонне; просит приговор отменить или изменить, переквалифицировать его действия на ч. 2 ст. 107 УК РФ и назначить наказание с применением ст. ст. 6, 64 УК РФ; адвокат Усенко А.Я. в интересах осуждённого Торцева Ю.П. указывает, что свидетели Ч и Г (сотрудники «скорой помощи»), ссылаясь на объяснения Ш показали, что причиной конфликта явилась громкая музыка и шум со стороны потерпевших; поскольку в суде свидетель Ш эти сведения не подтвердила, то её показания об обстоятельствах преступления в целом следует признать недостоверными; показания инспектора полиции В согласуются с показаниями Торцева Ю.П. о том, что его сосед Д систематически собирал в своей комнате шумные компании, курил, на замечания не реагировал, высказывал ему и жене различные угрозы; 3 октября 2014 года, когда сотрудники полиции прибыли на место происшествия, Торцев Ю.П. ему сообщил, что Д . шумел, на сделанное ему замечание высказался в его адрес нецензурной бранью; причём, свидетель В не подтвердил показания потерпевшей Ш что Торцев Ю.П. был одет в кожаную куртку, что также свидетельствует о недостоверности её показаний; пояснения Торцева Ю.П. о причинах конфликта с потерпевшим Д также согласуются с показаниями свидетелей А , П , П ., Х ., П пр тра места происш наличии в квартире потерпевшего пустой тары из-под спиртного, заключениями судебно-медицинских экспертиз об обнаружении в крови погибших этилового спирта, с характеристиками погибших; факт нахождения Торцева Ю.П. в алкогольном состоянии в суде не нашёл своего подтверждения, и неполно исследовано психологическое состояние Торцева Ю.П., в том числе и вывод об отсутствии у него состояние физиологического аффекта; суд необоснованно отказал в ходатайстве осуждённого о проведении в отношении него повторной психолого- психиатрической экспертизы; в деле отсутствуют достоверные доказательства, подтверждающие вывод суда о том, что Торцев Ю.П. угрожал Ш убийством; он не препятствовал уходу потерпевшей из квартиры, и сотрудникам «скорой помощи» она также ничего не рассказывала об угрозах в её адрес; утверждается, что Торцев Ю.П. в комнату Д не заходил, не выламывал дверь, и выстрелы произвёл из коридора; следовательно, его вина в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 139 ч. 1 и 119 ч. 1 УК РФ, не доказана; поскольку потерпевший Л с сыном длительное время не общался, то взыскание в его пользу рублей в счёт компенсации морального вреда является значительно завышенным; также завышенным, с учётом обстоятельств дела и имущественного положения Торцева Ю.П, является взыскание с него рублей в пользу Д просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение; адвокат Неклюдов Ю.Н. в интересах осуждённого Торцева Ю.П. указывает, что судебно-медицинский эксперт К значится в списке свидетелей, подлежащих вызову в суд, однако в назначенный день 14 мая 2015 года она не явилась, и её показания не оглашались, тем самым Торцев Ю.П. был лишён возможности задать ей вопросы, чем было нарушено его право на защиту; в ходе судебного разбирательства Торцев Ю.П. возражал против оглашения показаний свидетеля П однако они были оглашены; также незаконно в суде исследовались показания свидетелей Ч , Г , П А А , и приведённые ими сведения подзащитный не мог оспорить в суде; неполно проверено состояние здоровья Торцева Ю.П.; полагает, что компенсации морального вреда в пользу Д и Л являются чрезмерно завышенными и при этом не учтено противоправное поведение потерпевшего Д который спровоцировал конфликт; просит приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях государственный обвинитель Ананьев В.М., потерпевшие Л и Д указывают о своём несогласии с доводами апелляционных жалоб и просят оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений на них, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор постановлен правильно.

Так, из показаний потерпевшей Ш следует, что она периодически приходила в гости к Д и ей было известно о его конфликтах с соседями Торцевым и Х 3 октября 2014 года она пришла к Д около 21 часа 20 минут. Никого из соседей не видела и не слышала. Дома у Д находился Л , смотрели фильм на компьютере, пили пиво. Никто из ребят в коридор не выходил, ни с кем не разговаривал, к ним никто не заходил и не стучался, никаких конфликтов не было, и ей также не известно, что Д в этот день высказывал угрозы в адрес осуждённого и членов его семьи. Примерно в 22 часа 45 минут она курила и находилась за шторой, когда от удара ноги открылась дверь в комнату. Вошедший сказал: \"Что, нормально не постучаться?\ после чего прозвучал выстрел. Она вышла из-за шторы и увидела Д , лежащим на полу у дивана. В комнате у двери стоял Торцев, в руках он держал предмет, похожий на двуствольное ружье. Д хрипел, она подошла к нему, перевернула на спину, увидела рану ниже сердца. После выстрела Торцев, не закрывая дверь, вышел из комнаты и сказал: \"Х ! Ты добилась, чего хотела!\" Торцев снова зашел к ним в комнату, Л попытался выйти из-за двери, сказал Торцеву: \"Что ты делаешь?\" В этот момент Торцев выстрелил и в Л , попав ему в левую ногу, от чего Л отлетел к стене и упал на пол. Между первым и вторым выстрелом прошло 3-4 минуты. После чего Торцев вышел из комнаты. Она с мобильного телефона позвонила в «скорую помощь».

Торцев снова зашел в комнату с обрезом в руках, встал напротив неё, и, показывая обрезом на Д и Л , сказал: \"Его я убил, его я убил, тебя тоже убить?\" Она испугалась, думала, что он ее тоже убьет. Затем Торцев с обрезом в руке подошел к ней, сказал: \"Меня посадят на 8 лет, когда я выйду, то тебя тоже убью\". После этого Торцев ушел к себе в комнату и стал о чем-то разговаривать с Х , а она убежала на улицу, так как боялась Торцева. Примерно через пять минут «скорая помощь» приехала. Вместе с медиками она подошла к квартире, дверь в комнату Д была открыта, и было видно, как Торцев наносит удары ногами по телу Д . Потом приехали сотрудники полиции, и все прошли в квартиру. Когда приехала вторая бригада «скорой помощи», то врачи сказали, что Д умер, а Л увезли в больницу.

Суд показания потерпевшей Ш обоснованно признал достоверными, поскольку они последовательные и согласуются с её же показаниями, данными с выходом на место (т.1, л.д. 188-201), с показаниями свидетелей К , Р А П Ч , Г , В П , с протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Доводы Торцева Ю.П. о совершении им преступлений в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) тщательно проверялись в суде и обоснованно признаны несостоятельными.

В частности, из показаний потерпевших Ш , Д , законного представителя потерпевшей К , свидетелей Р и А усматривается, что между осуждённым Торцевым и погибшим Д действительно сложились личные неприязненные отношения, вызванные совместным проживанием в коммунальной квартире.

В этой связи проверялись и показания осуждённого Торцева, свидетелей Х А , П об обстоятельствах, произошедших непосредственно в день убийства - 3 октября 2014 года, и им была дана надлежащая оценка в совокупности с другими доказательствами, о чём суд подробно мотивировал свои выводы в приговоре.

Тщательно проанализировав все имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришёл к выводу, что 3 октября 2014 года потерпевший Д противоправных действий в отношении Т и членов его семьи не совершал. Данный вывод согласуется с постановлением органа дознания об отказе в возбуждении уголовного дела от 31 августа 2015 года, вынесенного по результатам проверки заявления Х по этому поводу от 24 марта 2015 года.

Нарушение Д общественного порядка в ночное время зарегистрировано 14 сентября 2014 года, однако данное обстоятельство не свидетельствует о длительности психотравмирующей ситуации и о систематическом противоправным поведением потерпевшего по отношению к осуждённому и его близких.

Допущенное Д 14 сентября 2014 года правонарушение, как правильно установил суд, явилось одной из причин личных неприязненных отношений между Д и Торцевым, и поводом для последнего к совершению преступления.

Из материалов дела также следует, что Торцев произвёл выстрел в Л спустя 3-4 минуты после выстрела в Д , и между этими событиями он разговаривал с Х и Ш . Приведённые факты свидетельствует о том, что Торцев во время совершения вменённых ему деяний контролировал свои действия и предвидел их последствия.

Такой вывод подтверждается и заключением комиссии экспертов от 14 января 2015 года, согласно которому Торцев не страдает психическим расстройством и не страдал им во время совершения инкриминируемых деяний. В период совершения преступления он не находился в состоянии физиологического аффекта или ином эмоциональном состоянии, оказывающим существенное влияние на сознание и регуляцию поведения, в его поведении не прослеживаются характерные феномены, свойственные данным реакциям, в частности, трёхфазность динамики протекания (т.З, л.д.96-99).

Психическое и психологическое состояние Торцева исследовано полно, и выводы данной экспертизы не вызывают сомнений у судебной коллегии. Причём, в ходе судебного разбирательства указанное заключение не оспаривалось, и представители сторон не заявляли ходатайств о проведении повторной или дополнительной психолого- психиатрической экспертизы. Напротив, Торцев Ю.П. заявил, что он с данным заключением экспертов согласен (т.4 л.д.147).

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришёл к выводу, что Торцев, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил убийство Д и Л на почве личной неприязни к ним, и при этом осуждённый, вопреки доводам жалоб, не находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта).

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебной коллегией также не установлено.

Настоящее дело рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципа состязательности и равенства прав сторон. В ходе судебного разбирательства представители защиты не ограничивались в правах по представлению и исследованию необходимых им доказательств.

Вопреки доводам жалоб, постановление о привлечении Торцева Ю.П. в качестве обвиняемого и обвинительное заключение составлены в соответствии с положениями ст. ст. 73, 171, 205 УПК РФ. Права Торцева Ю.П. на защиту как в ходе предварительного следствия, так и в суде не нарушались.

Перечисленные в жалобе осуждённого свидетели К , Н , Т Т Т П , Н Т и А в суде действительно не допрашивались, однако и представители сторон не заявляли ходатайств об их вызове или оглашении их показаний (т.4 л.д.187 об.). Кроме того, указанные лица не были очевидцами инкриминированных событий, и их показания не могли существенно повлиять на принятое по делу решение.

Что касается показаний свидетелей Ч Г П А и П то они оглашались с соблюдением требований ч.1 ст.281 УПК РФ, при согласии представителей обеих сторон, что подтверждается протоколом судебного заседания. Ходатайства о допросе в качестве свидетеля К и об исследовании её показаний, данных на предварительном следствии, представители защиты не заявляли (т.4 л.д.145 об.,153,156-157,172 об., 187 об.). Протокол судебного заседания составлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, и поданные осуждённым Торцевым Ю.П. на него замечания рассмотрены председательствующим судьёй в установленном законом порядке (т.6 л.д.37, 48).

Доводы Торцева Ю.П. о непроизвольности выстрелов и о защите от нападений со стороны Д и Л опровергаются показаниями потерпевшей Ш и самим фактом внезапного проникновения Торцева Ю.П. в комнату потерпевшего с огнестрельным оружием.

Учитывая убойную силу орудия преступления и выстрелы в потерпевших с близкого расстояния, судебная коллегия не может согласиться с утверждениями Торцева Ю.П. о том, что у него отсутствовал умысел на убийство Д и Л Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Л наступила в 1 час 20 минут 4 октября 2014 года в ГБУЗ АО \" городская больница СМП\" в результате огнестрельного сквозного пулевого ранения левой ягодичной области с разрушением левых подвздошных вены и артерии, прямой кишки, с образованием множественных фрагментарно-оскольчатых переломов костей таза, правой бедренной кости с развитием малокровия внутренних органов. Данные телесные повреждения образовались незадолго до поступления Л в стационар в 23 часа 40 минут 3 октября 2014 года в результате одиночного выстрела из огнестрельного гладкоствольного оружия патроном, снаряженным однокомпонентным свинецсодержащим снарядом (безоболочечной пулей). Выстрел был произведен с близкой дистанции, в пределах действия дополнительных факторов выстрела - порошинок и металлических частиц. Указанное огнестрельное ранение имеет признаки опасности для жизни, находится в прямой причинно- следственной связи с наступлением смерти и расценивается как тяжкий вред здоровью (т.2 л.д.163-195).

Таким образом, выстрелом из огнестрельного оружия Торцев Ю.П. причинил Л телесные повреждения, несовместимые с жизнью, и в этой связи ссылки жалоб на несвоевременно оказанную потерпевшему помощь являются несостоятельными. Как показала потерпевшая Ш , сразу же после выстрелов Торцев Ю.П. говорил ей, что он убил потерпевших и что может убить и её.

Факт совершения Торцевым Ю.П. преступлений в состоянии алкогольного опьянения судом установлен и подтверждается показаниями потерпевшей Ш а также свидетелей П и В согласно которым от Торцева Ю.П. «исходил запах алкоголя», и он рассказывал, что «пришёл с корпоратива, был выпивший» (т.4л.д.148об.). Утверждения Торцева Ю.П. о том, что во время совершения преступлений он не заходил в комнату Д опровергаются показаниями потерпевшей Ш а также явкой Торцева Ю.П. с повинной и его показаниями, данными на предварительном следствии с участием адвоката, в том числе и во время проверки их на месте преступления (т.З л.д.115,130-135).

Таким образом, фактические обстоятельства дела установлены правильно, и им дана надлежащая юридическая оценка. Выводы суда относительно квалификации действий Торцева Ю.П. подробно мотивированы в приговоре, и оснований для его оправдания и переквалификации содеянного на закон о менее тяжком преступлении, как об этом утверждается в апелляционных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Назначая Торцеву Ю.П. наказание, суд учёл общественную опасность совершенных им преступлений, его личность, положительные характеристики, явку с повинной, противоправное поведения потерпевшего Д по факту от 14 сентября 2014 года, наличие у осуждённого на иждивении двоих малолетних детей, частичную компенсацию морального вреда потерпевшим, признанные обстоятельствами, смягчающими ответственность, а также совершение им преступлений в состоянии алкогольного опьянения, с использованием оружия, правомерно признанные обстоятельствами, отягчающими ответственность.

Оснований для применения к Торцеву Ю.П. положений ст. ст. 64, 73 УК РФ, изменения категорий совершённых им преступлений и для смягчения назначенного наказания судебная коллегия не усматривает.

Срок наказания осуждённому исчислен с 4 октября 2014 года правомерно (т.З л.д.107), и сведения, изложенные в протоколе задержания Торцева Ю.П., в суде первой инстанции не оспаривались (т.4 л.д.174 об.). Приговор в части взыскания с Торцева Ю.П. имущественного ущерба, компенсации морального вреда в пользу Д - рублей и Л - рублей соответствует положениям ст. ст. 151, 1099-1101 ГК РФ, и при этом суд полно учёл обстоятельства настоящего дела, возраст, семейное и материальное положение осуждённого.

Расходы потерпевшей Д в связи с её участием в судебном разбирательстве 8, 13 и 21 мая 2015 года, и их оплата из средств федерального бюджета подтверждены документально (т.4 л.д.81-84, 85- 88), и поэтому взыскание процессуальных издержек с Торцева Ю.П. произведено обоснованно и в соответствии с положениями ст. ст. 131, 132 УПК РФ.

При таких данных оснований для отмены или изменения постановленного приговора не усматривается.

1-5 Л Л ПО Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 389, 389, 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Архангельского областного суда от 3 июня 2015 года в отношении Торцева Ю П оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Статьи законов по Делу № 1-АПУ15-18

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 171. Порядок привлечения в качестве обвиняемого
УПК РФ Статья 205. Допрос эксперта
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх