Дело № 1-О08-30

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №1-О08-30

от 16 октября 2008 года

 

председательствующего - Пелевина Н.П., судей - Старкова A.B. и Грицких И.И.

МЕДЖИДОВ В

осужден по ст. 290 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы в колонии -поселении, с лишением права занимать должности на государственной службе и органах местного самоуправления сроком на 3 года.

Меджидов осужден за то, что являясь должностным лицом, получил лично взятку в виде денег за действия в пользу взяткодателя, которым он способствовал в силу своего должностного положения.

Преступление совершено в ноябре 2007 года [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова A.B., объяснения адвоката Данишевской В.А., поддержавшей доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Погореловой В.Ю. об оставлении кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Меджидов выражает несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора. Утверждает, что в предъявленном обвинении он не виновен и преступлений не совершал. Указывает, что приговор основан лишь на противоречивых показаниях заинтересованной в исходе дела [скрыто], которая оговорила его в связи с неприязненными отношениями, и показаниях свидетелей, которые даны ими со слов [скрыто] и также являются противоречивыми, а все остальные доказательства свидетельствуют о его невиновности. Считает вывод суда о том, что до 23 ноября 2007 года он не докладывал о предложении взятки со стороны [скрыто], ошибочным, а противоречия в своих показаниях в этой части объясняет тем, что следователем этот вопрос ему не задавался. Указывает, что в ходе предварительного следствия и рассмотрения дела в суде были нарушены принципы состязательности и справедливого рассмотрения дела, а также другие его права и нормы УПК РФ. Утверждает, что не имел возможности рассказать обо всех обстоятельствах дела, так как был ограничен государственной тайной, а в удовлетворении ходатайства об истребовании и рассекречивании всех материалов оперативно-розыскной деятельности ему было отказано. Кроме того указывает, что несмотря на наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, суд назначил ему максимально возможное наказание. Просит приговор в отношении него отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием события преступления.

В кассационных жалобах адвокаты Аншуков А.Л. и Коростелева Л.С. приводят аналогичные изложенным в кассационной жалобе осужденного Меджидова В.А. доводы и, кроме того, считают, что в ходе предварительного и судебного следствия допущены существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона. Указывают при этом, что в нарушение ст. 18 УПК РФ Меджидову было отказано в праве дать показания на родном языке и пользоваться услугами переводчика. Считают, что следственные действия по изъятию и осмотру мобильного телефона Меджидова, так же как и по закреплению статистики телефонных переговоров являются незаконными, так как проведены без судебных решений, а предъявленное Меджидову обвинение и порядок его предъявления не отвечают требованиям ст. ст. 171 - 173 УПК РФ. Утверждают, что Меджидов был ограничен в праве

в полном объеме дать показания по предъявленному ему обвинению, поскольку в ходе предварительного следствия его показания по инкриминируемым ему событиям, которые содержали сведения, составляющие государственную тайну, из уголовного дела были изъяты, а суд также отказал ему в просьбе дать показания, касающиеся указанных сведений. Считают, что суд необоснованно не принял во внимание показания свидетелей [скрыто] и [скрыто], данные ими в судебном заседании,

поскольку заданные им вопросы в суде в ходе предварительного следствия не выяснялись. Кроме того, обращают внимание на то, что суд сослался в приговоре на материалы, которые в судебном заседании не исследовались. Оспаривают выводы суда о доказанности того, что Меджидов угрожал [скрыто] уголовным преследованием и в силу своего должностного

положения мог способствовать совершению действий в её пользу. Считают также, что, объединив эпизоды, связанные с [скрыто], и признав их продолжаемым преступлением, суд в нарушение требований закона увеличил объем предъявленного Меджидову обвинения.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного и его защитников государственный обвинитель Синцов A.B. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Меджидова в получении взятки от [скрыто] правильными, основанными на

исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о невиновности Меджидова в совершении преступления, за которое он осужден, судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд правильно указал в приговоре, что эти доводы опровергаются полученными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями свидетеля [скрыто], из которых следует, что Меджидов,

сообщив ей, что в результате нецелевого расходования кредита она совершила преступление, предложил ей свое содействие в решении вопроса об отказе в возбуждении в отношении неё уголовного дела и потребовал от неё за это содействие [скрыто] рублей, которые она ему и передала. После

того, как Меджидов через некоторое время потребовал от неё еще [скрыто] рублей за отказ в возбуждении уголовного дела, она обратилась в ФСБ и под контролем сотрудников этой службы она должна была передать Меджидову требуемую им сумму, однако передача денег не состоялась, так как Меджидов заметил за собой слежку и деньги не взял.

Показания свидетеля [скрыто] в этой части подтверждаются

показаниями свидетелей В Я, [скрыто], Л I и КИ

о

том, что [скрыто] рассказывала им, что Меджидов требовал от нееЩ [скрыто]

рублей за освобождение её от уголовной ответственности и отказ в возбуждении уголовного дела и она, испугавшись, что в отношении неё действительно может быть возбуждено уголовное дело, 8 ноября 2007 года передала ему требуемую сумму. После этого, Меджидов требовал у нее ещё рублей за отказ в возбуждении уголовного дела.

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что во время проведения проверки по нецелевому расходованию кредита он дважды вызывал в ОВД К [скрыто] для бесед, во время которых в кабинет заходил Меджидов и просил оставить его с [скрыто] наедине, что он и делал.

Согласно исследованным в судебном заседании документам отказного материала, проверка в отношении [скрыто] проводилась с 8 по 23

ноября 2007 года. В ходе этой проверки Меджидовым запрашивались

документы, подтверждающие получение [скрыто] кредита и направлялось

письмо в администрацию района с просьбой приостановить возмещение [скрыто] компенсации по погашению кредита. По результатам проверки 23

ноября 2007 года [скрыто] вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении [скрыто], которое в этот же день было утверждено Меджидовым.

Кроме того, показания [скрыто] подтверждаются материалами,

полученными в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе полученные в результате снятия информации и прослушивания телефонных соединений, а также аудио записи разговоров между Меджидовым и [скрыто]. Из этих материалов следует, что в дни, указанные

Косаревой, она и Меджидов звонили друг другу на мобильные телефоны, а 23 ноября 2007 года при их личной встрече [скрыто], после требований

Меджидова передать ему взятку, просила его прекратить производство по факту получения ею кредита и говорила, что готова заплатить [скрыто] рублей, а Меджидов обещал ей выдать на руки документ о прекращении уголовного преследования.

Доводы осужденного и его защитников о том, что [скрыто] оговаривает его, также проверялись в судебном заседании и обоснованно признаны судом несостоятельными.

При этом суд правильно указал в приговоре, что показания [скрыто] являются последовательными, каких-либо существенных противоречий не содержат, подтверждаются показаниями указанных выше свидетелей и другими полученными в судебном заседании доказательствами. Показания

же осужденного Меджидова в части оговора его КЯ I и причин этого оговора, напротив, являются непоследовательными и противоречивыми.

Кроме того, вопреки доводам жалоб, суд обоснованно признал недостоверными показания Меджидова, свидетелей [скрыто] и [скрыто] в судебном заседании о том, что Меджидов еще до

23 ноября 2007 года сообщал о попытке [скрыто] передать ему взятку,

поскольку их показания в этой части являются непоследовательными, противоречивыми и опровергаются показаниями свидетеля Л а также

материалами проверки учетно-регистрационных и номенклатурных дел в ОВД [скрыто].

Таким образом, оценив показания допрошенных в судебном заседании свидетелей в совокупности с другими исследованными доказательствами, и правильно установив, что каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре осужденного свидетелями [скрыто] и [скрыто], не имеется, суд

обоснованно признал показания указанных свидетелей достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и положил их в основу приговора.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб о том, что при производстве по данному делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Как видно их материалов уголовного дела, все доказательства, положенные судом в основу приговора, в том числе и материалы оперативно-розыскной деятельности, получены с соблюдением требований закона, поэтому оснований для признания их недопустимыми у суда не имелось.

Постановление о привлечении Меджидова в качестве обвиняемого вынесено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, порядок предъявления Меджидову обвинения и его допроса в качестве обвиняемого соблюден, поэтому доводы жалоб о нарушении при производстве указанных следственных действии положений ст. ст. 171-173 УПК РФ являются несостоятельными.

Судебное разбирательство также проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с достаточной полнотой и объективно.

Вопреки доводам жалоб, сторона защиты не была ограничена в праве предоставлении доказательств, подлежащих исследованию при рассмотрении уголовного дела по предъявленному Меджидову обвинению. Все

ходатайства осужденного и его защитников, в том числе о допуске к участию в деле переводчика, об истребовании и исследовании дополнительных доказательств, судом рассмотрены в соответствии с требованиями УПК РФ, принятые по этим ходатайствам решения достаточно мотивированы и являются обоснованными.

Принимая решения об отказе в удовлетворении данных ходатайств, суд правильно указал в своих постановлениях, что Меджидов в достаточной степени владеет русским языком и в помощи переводчика не нуждается, а составляющие государственную тайну материалы, об истребовании и исследовании которых ходатайствовала сторона защиты, не имеют отношения к предъявленному Меджидову обвинению.

Таким образом, нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что надлежащим образом оценив исследованные в судебном заседании доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Меджидова в том, что он получил лично от [скрыто] взятку в виде денег за

действия в её пользу, выразившиеся в вынесении постановления об отказе в возбуждении в отношении неё уголовного дела, которым он способствовал в силу своего должностного положения.

Указанные действия осужденного правильно квалифицированы по ст. 290 ч. 1 УК РФ.

Поскольку предъявленное Меджидову обвинение по ст. ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. «в» УК РФ по эпизоду с [скрыто] судом исключено как излишне

вмененное, доводы кассационных жалоб о том, что квалифицировав действия Меджидова по ст. 290 ч. 1 УК РФ, суд вышел за рамки предъявленного осужденному обвинения, судебная коллегия находит несостоятельными.

Наказание осужденному Меджидову назначено соразмерно содеянному, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности и смягчающих наказание обстоятельств.

Оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым вследствие чрезмерной суровости и для его смягчения, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Архангельского областного суда от 23 июля 2008 года в

оставить без изменения, а

отношении Меджидова кассационные жалобы осужденного Меджидова В.А., адвокатов Коростелевой Л.С. и Аншукова А.Л. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Копия верна: судья Верховного Суда РФ

В. Старков

Статьи законов по Делу № 1-О08-30

УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 18. Язык уголовного судопроизводства

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх