Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 1-О13-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 февраля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Каменев Николай Дмитриевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 1-О13-2

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 6 февраля 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В.П.
судей Каменева Н.Д. и Яковлева В.К.
при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Коптяева А.В., Бурмагиной Л.Н., адвокатов Бозова А.А., Усенко М.М. на приговор Архангельского областного суда от 27 ноября 2012 года, по которому КОПТЯЕВ А В судимый 7 февраля 2012 года по ч. 1 ст. 116 УК РФ к обязательным работам на 160 часов, не отбывшего 120 часов обязательных работ, осужден по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 8 лет с ограничением свободы на 1 год и установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 7 февраля 2012 года и окончательно назначено 8 лет 10 дней лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год и установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

БУРМАГИНА Л Н , несудимая, осуждена по ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии общего 2 режима, с ограничением свободы на 1 год и установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Каменева Н.Д., выступления осужденных Коптяева А.В., Бурмагиной Л.Н., адвокатов Багаутдинова А.С., Арутюновой И.В. по доводам жалоб, прокурора Федченко Ю.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

приговором суда Коптяев А.В. и Бурмагина Л.Н. признаны виновными в организации приготовления к умышленному причинению смерти другому человеку, по найму, которое не было доведено до конца по независящим от их воли обстоятельствам.

Преступление совершено в городе при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: осужденная Бурмагина Л.Н. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, при этом указывает, что выводы суда изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, ее вина не доказана, преступление было спровоцировано сотрудниками полиции через свидетеля под псевдонимом «П », который на протяжении месяца склонял ее к этому. Утверждает, что отказалась от совершения преступления, однако сотрудник полиции Ш инсценировал убийство и настоял на своем, одновременно указывает, что назначенное ей наказание является чрезмерно суровым, судом не учтено, что она ранее не судима и положительно характеризуется; осужденный Коптяев А.В. указывает, что его вина не доказана, судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, все ходатайства адвокатов оставлены без удовлетворения, необоснованно отказано в вызове свидетеля Г не дано оценки непоследовательным показаниям свидетеля под псевдонимом «П »; адвокат Бозов А.А. (в интересах Коптяева А.В.) просит приговор отменить, указывает, что вина Коптяева А.В. не доказана, выводы суда изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не было представлено ни одного прямого доказательства свидетельствующего об осведомленности Коптяева о цели встреч 3 Бурмагиной с неизвестными лицами. Выводы суда в этой части основаны лишь на косвенных доказательствах. Допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, нарушено право на защиту, так как адвокат Бозов А.А. не был извещен о дате проведения предварительного слушания, хотя официально являлся защитником осужденного, вместо него приглашен другой адвокат, за работу которого, с осужденного необоснованно взыскано денежное вознаграждение в размере рублей. В ходе предварительного слушания заявлено ходатайство об исключении из числа доказательств акта наблюдения от 11 мая 2012 года, поскольку в нем содержатся сведения об участии несуществующего лица Д и неправильно указано время переноса записи на другой носитель.

Председательствующий, в нарушение требований ч. 4 ст. 235 УПК РФ, по собственной инициативе стал исследовать касающиеся допустимости этого доказательства документы, о чем стороны не ходатайствовали, что, по мнению автора жалобы, должно расцениваться как нарушение права на справедливое разбирательство независимым и беспристрастным судом.

Кроме того, необоснованно отказано в ходатайстве о запросе сведений о нахождении Коптяева на работе в дни совершения вмененного ему преступления. На предварительном слушании было удовлетворено ходатайство стороны защиты о вызове в суд свидетелей Б и Г однако никаких реальных мер к их вызову или принудительному приводу предпринято не было. Защита неоднократно ходатайствовала о вызове свидетелей, а позднее оглашении их показаний, но суд, вопреки принятому ранее решению, незаконно отказал в этом, как и в дополнительном вызове уже допрошенных в судебном заседании свидетелей.

Необоснованно отказано в рассекречивании свидетеля под псевдонимом «П », показания которого являются противоречивыми. Во время допроса, свидетель находился в кабинете судьи, расположенный по соседству с залом судебного заседания, при каждом «неудобном» вопросе, из кабинета был слышен телефонный звонок, во время которого свидетель молчал, что, по мнению защитника, сделано специально, чтобы выиграть время и научить свидетеля дать выгодные обвинению показания. Кроме того, во время допроса свидетель находился в кабинете не один, так как в перерыве по завершению его допроса защитник видел как свидетель «П » выходил оттуда вместе со следователем, поэтому показания данного свидетеля являются недопустимыми. В судебном заседании ограничена возможность общения защитника с подсудимым, такого рода ходатайства стороны защиты неоднократно отклонялись. Отказано в назначении фоноскопической экспертизы относительно проверки возможности монтажа или других изменений представленных суду аудио - видеозаписей, производимых в ходе оперативно - розыскных мероприятий. Защита ходатайствовала об изготовлении протокола судебного заседания по частям и проведении аудиозаписи судебного заседания, однако в удовлетворении этого 4 ходатайства было отказано. Ходатайство стороны защиты о предоставлении в ходе судебного разбирательства всех принятых судом постановлений, также оставлены без удовлетворения, копии постановлений не были выданы и после вынесения приговора. Все заявленные ходатайства рассматривались несвоевременно, а спустя несколько дней и необоснованно отклонялись.

Указывает также, что оперативно-розыскные мероприятия проведены с нарушением действующего законодательства. Оперативно - розыскное мероприятие «Оперативный эксперимент» проведены дважды на основании одного постановления руководителя органа осуществляющего ОРМ, представленные следователю документы составлены задним числом и сфальсифицированы. Не исследованы должным образом важные для выводов суда обстоятельства связанные с показаниями Бурмагиной в судебном заседании о провокации преступления, судом проигнорированы доводы защиты о том, что в течение месяца на Бурмагину оказывалось давление в целях склонения к совершению преступления; адвокат Усенко М.М. (в интересах осужденной Бурмагиной Л.Н.) в основном приводит аналогичные доводы, дополнительно указывает, что из исследованных в судебном заседании доказательств усматривается провокация Бурмагиной Л.Н. на совершение преступления, поскольку инициатором встреч являлся свидетель под псевдонимом «П ».

Бурмагина на второй встрече с указанным лицом, отказалась от совершения преступления, но он сообщил, что отказываться поздно и получил от Бурмагиной рублей. При встречах с сотрудником полиции Ш , выполняющим роль исполнителя убийства, Бурмагина не обсуждала способы совершения убийства М не представляла ему информацию о потерпевшей. Указывает также, что в ходе судебного разбирательства необоснованно отклонены ходатайства стороны защиты о повторном допросе свидетелей Ш Е свидетеля под псевдонимом «П », истребовании второй видеозаписи съемки встречи Ш и Бурмагиной 15 мая 2012 года, вызове и допросе в качестве свидетелей М К К проведении фоноскопической экспертизы, а приговор постановлен на недопустимых доказательствах - материалах оперативно-розыскной деятельности.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Зворыкина М.Н. указывает о своем несогласии с доводами жалобы и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений к ним и возражений государственного обвинителя, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступления соответствуют фактическим 5 обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Так, из показаний свидетеля П суд установил, в феврале 2012 года к нему обратилась Бурмагина Л.Н. с просьбой помочь совершить убийство соседки М сообщив, что между ними сложились крайне неприязненные отношения. Поняв, что Бурмагина и ее муж имеют серьезные намерения, он сообщил об этом в полицию. По просьбе сотрудников правоохранительных органов П встретился с Бурмагиной, та пришла с мужем, который во время разговора стоял в стороне, и пояснила, что ее муж в курсе всех событий, знает о характере их встречи, и они оба желают, чтобы их соседка М была убита до 1 мая 2012 года. Действуя инструкции сотрудников полиции, П согласился помочь в организации убийства, сообщил Бурмагиной, что ей позвонит мужчина, представится «от С » и с ним можно будет решать эти вопросы.

Из показаний свидетеля Ш который выступал в качестве исполнителя преступления по поручению сотрудников полиции, следует, что 11 мая 2012 года он позвонил, как потом стало известно, Бурмагиной, назвал условный пароль «Я от С » и договорился о встрече. В 20 часов 55 минут они встретились в кафе, Бурмагина просила быстрее решить вопрос с убийством соседки, сокрыть труп дальше от дома, чтобы не заподозрили в убийстве ее мужа. Сообщила, что деньги за убийство в сумме рублей у нее есть, оформила кредит, но передаст их исполнителю, только при условии предъявления доказательств убийства и дала задаток рублей. 15 мая 2012 года заранее созвонившись и сообщив о выполнении заказа, Ш встретился около того же кафе с Бурмагиной, которая удостоверившись, что на фотографиях именно женщина, убийство которой она заказывала, передала Ш конверт с деньгами.

Свидетелем Е даны аналогичные показания, с уточнением о том, что на обе встречи с Ш осужденная Бурмагина приезжала на автомашине под управлением мужа Коптяева, который 11 мая 2012 года первым вошел в кафе, осмотрелся, а затем ожидал Бурмагину в машине, а 15 мая 2012 года, Коптяев долго производил маневры, чтобы убедиться в отсутствии слежки, и только после этого, подвез Бурмагину к месту передачи денег за «якобы» совершенное убийство; Из протокола обыска и кредитного досье следует, что Коптяев, в период, относящийся к подготовке убийства М взял в банке НБ « » кредит на сумму рублей, что согласуется с показаниями свидетеля Ш которому Бурмагина при обсуждении вопросов оплаты заказного убийства говорила, что взят кредит в банке. 6 Изложенные выше доказательства согласуются с добытыми в ходе оперативно-розыскных мероприятий сведениями, которые были предметом тщательного исследования в судебном заседании и обоснованно не исключены из числа доказательств по делу.

Из актов наблюдения, видео и аудиозаписей, а также протоколов их осмотра установлено, что 11 мая 2012 года Бурмагина приехала вместе с Коптяевым к кафе, где была назначена встреча с исполнителем убийства.

Коптяев первым осмотрел помещение кафе, вернулся в машину и наблюдал за обстановкой. Бурмагина, встретившись с Ш обсудила способы убийства М предоставила информацию о внешности потерпевшей, образе ее жизни, месте проживания и обговорила размер денежного вознаграждения, которое она заплатит, если Ш исполнит ее заказ и представит доказательства убийства. 15 мая 2012 года Ш позвонил Бурмагиной и сообщил о выполнении заказа. В тот же день, около 11 часов, Коптяев и Бурмагина прибыли на встречу с Ш Коптяев остался в машине, а Бурмагина прошла с Ш за здание того же кафе, где просмотрев фотографии инсценированного убийства, и убедившись, что убитая является ее соседкой М передала Ш обговоренную ранее сумму рублей, последний пересчитав их ушел, а осужденные Бурмагина и Коптяев были задержаны сотрудниками полиции.

Доводы жалоб о недопустимости в качестве доказательств материалов оперативно-розыскной деятельности тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом принято во внимание, что все оперативно - розыскные мероприятия по данному уголовному делу проведены в рамках Федерального Закона «Об оперативно - розыскной деятельности», а полученные результаты переданы следователю и приобщены к материалам дела в качестве доказательств в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона. Все оперативно - розыскные мероприятия реализовывались на основании постановления руководителя соответствующего органа, а в необходимых случаях - судебного решения.

Доводы адвоката Бозова А.А. о том, что для каждого действия в рамках ОРМ «Оперативный эксперимент» требуется отдельное постановление, не соответствует положениям ФЗ ««Об оперативно - розыскной деятельности».

В данном случае пресекалось одно, а не несколько готовящихся преступлений. Приведенные защитой сведения о временных затратах при производстве ОРМ и передаче результатов ОРД следователю, о вынесении постановлений в выходной день и т.п. не могут свидетельствовать о недопустимости доказательств и незаконности возбуждения уголовного дела. 7 Все представленные следователю документы оперативно-розыскной деятельности вынесены уполномоченными на то лицами, в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Вопреки доводам жалоб, ходатайство стороны защиты о предоставлении всех имеющихся материалов ОРД было удовлетворено, в поступившем ответе уполномоченного лица указано, что других материалов ОРД по данному делу не имеется.

Суд обоснованно отказал в вызове и допросе оперативных сотрудников М и других, поскольку сторона защиты не привела достаточных оснований, что их показания могут иметь значение для дела.

Мотив совершенного преступления (неприязненные отношения осужденных с потерпевшей) установлен показаниями осужденных Коптяева А.В. и Бурмагиной Л.Н., потерпевшей М свидетелей М ., М М М М Б Т И Л На основании этих, а также других приведенных в приговоре доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных в совершении преступления и правильно квалифицировал их действия.

Доводы жалоб о нарушениях уголовно - процессуального закона допущенных судом в ходе предварительного слушания и судебного разбирательства являются несостоятельными.

Защиту интересов Коптяева на предварительном следствии адвокат Бозов осуществлял по назначению следователя, а не по соглашению, поэтому для участия на предварительном слушании был назначен по приглашению суда адвокат Чертов А.А.. Перед судебным заседанием Коптяев заключил соглашение с адвокатом Бозовым А.А., который и участвовал в рассмотрении уголовного дела в порядке предварительного слушания и при рассмотрении дела по существу. Таким образом, нарушений права Коптяева на защиту в ходе предварительного слушания, о чем утверждается в жалобе адвоката Бозова А.А., не допущено.

Суд правильно не усмотрел оснований для освобождения подсудимого Коптяева от уплаты процессуальных издержек выплаченных адвокату Чертову А.А., поскольку защитник Чертов А.А. по назначению суда оказывал юридическую помощь Коптяеву на стадии подготовки к предварительному слушанию 5,10, 11 октября 2012 года, то есть до его 8 замены на адвоката Бозова А.А.. От участия защитника Коптяев не отказывался.

Принцип состязательности сторон судом не нарушен, все ходатайства участников судопроизводства председательствующим рассмотрены и по ним приняты правильные решения.

Акт наблюдения от 11 мая 2012 года обоснованно не исключен из числа доказательств, так как приведенные стороной защиты доводы (о явных технических ошибках) не могли повлечь признание данного доказательства недопустимым. Инициатива председательствующего по проверке допустимости данного доказательства является его обязанностью, а не нарушением закона, как указано в жалобе адвокат Бозова А.А.. Оснований для удовлетворения ходатайства Коптяева А.В. и защитника Бозова А.А. об истребовании сведений с места работы Коптяева не было, так как сам осужденный не отрицал, что ушел с работы и в указанное в обвинении время возил Бурмагину на встречи, никакого алиби осужденные и их защитники в судебном заседании не выдвигали.

Что касается ходатайств о вызове в судебное заседание свидетелей Б и Г то решение о их вызове на предварительном слушании не принималось, а в ходе судебного разбирательства обоснованно отказано, так как очевидцами преступления они не являлись и их показания не имеют существенное значение для правильного рассмотрения дела. В оглашении их показаний отказано в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 281 УПК РФ.

Ходатайство о повторном вызове в суд ряда свидетелей обвинения также обоснованно отклонено, так как оснований для дополнительного их допроса не имелось.

Следует отметить, что ходатайств о дополнении судебного следствия, вызове дополнительных свидетелей, при окончании судебного следствия сторона защиты не заявляла.

В связи с необходимостью обеспечения безопасности свидетеля под псевдонимом «П » он был допрошен в соответствии с требованиями действующего законодательства в специально оборудованном помещении расположенном в здании суда, вне видимости участников процесса. 9 Доводы жалобы о необъективности показаний данного свидетеля, что во время допроса свидетель находился в кабинете вместе со следователем, являются неубедительными. Из протокола судебного заседания следует, что адвокат Бозов в судебном заседании по иному описывал эти обстоятельства и ничего не говорил о том, что свидетель П находился в одном кабинете со следователем, расследовавшим данное уголовное дело (т. 4 л.д. 215-216).

Ходатайства стороны защиты о предоставлении времени для согласования позиций защитников с подсудимыми председательствующим во всех случаях удовлетворялись в разумных пределах, нарушений прав участников судебного разбирательства в этой части судебная коллегия не усматривает.

Обоснованно отказано и в назначении фоноскопической экспертизы, поскольку вопросы, которые ставила на обсуждение сторона защиты, экспертного разрешения не требовали, о чем правильно указано в постановлении председательствующего.

При этом принято во внимание, что никто из участников процесса о монтаже записей, несоответствии их действительности в ходе судебного заседания не заявлял и в ходатайстве о проведении экспертизы таких доводов не содержалось. Принадлежность осужденным голосов на аудиозаписях не ставилась под сомнение и необходимости в их дополнительной проверке не имелось.

Нарушений прав сторон при отказе в удовлетворении ходатайства об изготовлении протокола судебного заседания по частям и аудиозаписи судебного процесса, не допущено. Изготовление протокола судебного заседания по частям является правом, а не обязанностью суда. Из материалов дела следует, что официальная аудиозапись судебного заседания была невозможна по техническим причинам, касающимся отсутствия соответствующего оборудования в зале судебного разбирательства.

После окончания судебного заседания в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ все участники судебного разбирательства, в том числе осужденные и их защитники, были ознакомлены с протоколом судебного заседания и замечаний на него не приносили.

Доводы жалобы адвоката Бозова А.А. относительно ущемления его прав в связи с отказом в выдаче всех судебных постановлений выносимых в ходе судебного разбирательства являются неубедительными. 10 Вынесенные в ходе судебного разбирательства постановления судьи являются промежуточными решениями, которые обязательному вручению и самостоятельному обжалованию не подлежат, эти постановления принимались председательствующим по ходатайству сторон и с их непосредственным участием, с занесением в протокол судебного заседания, с которым стороны были ознакомлены, поэтому препятствий для реализации своих прав на обжалование принятых судом подобного рода решений, вместе с итоговым документом (приговором), у стороны защиты не имелось.

При этом из текста кассационных жалоб следует, что ни одно такое решение суда осужденными и их защитниками в кассационном порядке не обжаловано.

Доводы жалоб о провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов, об отказе Бурмагиной от совершения преступления проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом принято во внимание, что умысел осужденных на совершение преступления сформировался еще до проведения в отношении них оперативно-розыскных мероприятий, то есть независимо от деятельности сотрудников правоохранительных органов. Как следует из совокупности приведенных в приговоре доказательств, инициатива совершения преступления исходила от осужденных, Бурмагина настойчиво требовала исполнения преступления и деньги уплатила только после того, как убедилась, что лишено жизни именно то лицо, убийство которого она заказывала.

Все другие изложенные в жалобах доводы относительно недоказанности вины соответствуют позиции осужденных в судебном заседании, показания которых оценены судом наряду с другими доказательствами и мотивированно опровергнуты в приговоре.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, степень реализации преступного умысла, данные о личности осужденных, а также обстоятельства, влияющий на вид и размер наказания, которое назначено в нижних пределах санкции материального закона и является справедливым.

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, судебная коллегия не находит. и Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Архангельского областного суда от 27 ноября 2012 года в отношении Коптяева А.В. и Бурмагиной Л.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 1-О13-2

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УПК РФ Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх