Дело № 1-14/09

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 9 апреля 2009 г., Определение
Инстанция Военная коллегия, кассация
Категория Дела в отношении военнослужащих
Докладчик Крупнов Игорь Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

1-1409

от 9 апреля 2009 года

 

полковника юстиции Крупнова И.В. рассмотрела в судебном заседании от 9 апреля 2009 года кассационные жалобы осужденного Усачева СМ. и его защитников - адвокатов Филиппова Г.Н., Кевреля A.C. на приговор Московского окружного военного суда от 26 декабря 2008 года, которым заместитель начальника федерального государственного учреждения

Усачев [скрыто] М

По делу осужден также по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года со штрафом в размере 200 000 рублей гражданин Токаев [скрыто] В который приговор в

кассационном порядке не обжалует.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Крупнова И.В., выступления осужденного Усачева СМ. и его защитника Кольченкова В.П. в обоснование доводов кассационных жалоб, выступления осужденного Токаева A.B., его защитников адвокатов Восканяна М.М., Лисицина Р.Д., возражавших против удовлетворения кассационных жалоб, и мнение старшего военного прокурора отде-

ла Главной военной прокуратуры Порывкина A.B. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, Военная коллегия

 

установила:

 

Усачев признан виновным в покушении на получение взятки в крупном размере, а Токаев в пособничестве этому преступлению. Как установлено судом, эти преступления они совершили при следующих обстоятельствах. _Заместитель начальника федерального государственного учреждения I

[скрыто] (далее - Управление), а с 27 марта 2008 года исполняющий обязанности начальника Управления Усачев, отвечающий в силу должностного положения за организацию проведения конкурсов по отбору управляющих компаний для заключения с ними договоров доверительного управления и заключение таких договоров и имеющий возможность оказать влияние на дальнейшее участие управляющей компании [скрыто] в доверительном управлении денежными средствами для жилищного обеспечения военнослужащих, потребовал через Токаева от управляющей компании [скрыто], а 3 декабря 2007 года при содействии Токаева подтвердил представителю этой компании требование о передаче ему денежных средств в крупном размере за нерасторжение действующего договора и создание благоприятных условий для победы управляющей компании в конкурсе 2008 года.

24 апреля 2008 года осужденные были задержаны сотрудниками ФСБ России непосредственно после вручения Усачеву в его служебном кабинете [скрыто] евро, что по курсу Центрального банка Российской Федерации на тот момент равнялось [скрыто] рублей.

В кассационных и дополнительных жалобах осужденный Усачев и его защитники, указывая на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, и неправильное применение в связи с этим уголовного закона, а Усачев, кроме этого, на неправильное отражение в протоколе судебного заседания его показаний о непризнании вины, тогда как в действительности имело место его признание и чистосердечное раскаяние в содеянном, просят приговор изменить и назначить Усачеву наказание, не связанное с реальным лишением свободы. При этом Усачев просит переквалифицировать содеянное им на часть 3 статьи 30, часть 4 статьи 159 УК РФ, Филиппов - на часть 1 статьи 285 УК РФ, а Кеврель - на часть 3 статьи 30 и часть 1 статьи 285 УК РФ.

В обоснование жалоб они указывают:

Усачев, что:

он не обладал полномочиями подписи при заключении и расторжении договоров о доверительном управлении денежными средствами и не имел доверенности для заключения таких договоров, а также не мог повлиять на лиц, от которых зависело принятие решений о заключении договоров и победе управляющих компаний в конкурсе, что существенно снижает общественную опасность совершенного им преступления;

Филиппов, что:

Усачев не совершал за вознаграждение каких-либо действий в пользу управляющей компании [скрыто], являющейся к тому же отстающей компанией, не имел в силу своих должностных обязанностей реальной возможности совершить такие действия и не договаривался об этом с Токаевым, а приведенные в приговоре доказательства, в том числе показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] не свидетельствуют об обратном, то есть приговор основан на предположениях;

установленные в суде данные о том, что Усачев требовал деньги за прошедшие периоды времени, опровергают вывод суда об умысле осужденных, направленном на получение денег за содействие в победе в конкурсе 2008 года, и указывают только на желание Усачева получить непредусмотренные контрактом денежные средства, то есть на злоупотребление им своим служебным положением, в чем он признал вину и раскаялся;

управляющая компания [скрыто] с самого начала не намеревалась переда-

вать деньги, а их размер был установлен сотрудниками правоохранительных органов, что указывает на отсутствие крупного размера переданных денежных средств;

ввиду противоречивости показаний Токаева и возможности дачи им показаний и ведения переговоров с управляющей компанией в болезненном состоянии суду следовало отнестись к ним критически, в том числе в части сообщения им Усачеву о том, что [скрыто] принесет им [скрыто] ( евро. Кроме того, со слов [скрыто], Токаев уже пытался получить деньги с управляющей компании, что указывает на использование им фамилии Усачева для оказания воздействия на эту компанию;

Кеврель, что:

исследованием в суде показаний Усачева, подтвержденных показаниями свидетелей [скрыто] и содержанием распечаток аудиозаписи, установлена попытка осужденного получить от управляющей компании [скрыто] денежные средства для разработки нормативных документов, приобретения видеотехники, организации различных мероприятий, при этом передачи денежных средств он не требовал, а расторжение договора с управляющей компанией в его компетенцию не входило и он не мог воздействовать на членов конкурсной комиссии, что указывает на наличие в его действиях покушения на злоупотребление служебным положением и создание в ходе оперативного эксперимента искусственного доказательства о намерении Усачева получить взятку в крупном размере;

неправильная квалификация действий Усачева повлекла назначение ему чрезмерно сурового наказания и необоснованного лишения воинского звания.

Усачев и Филиппов также указывают в жалобе, что судом не в полной мере учтены раскаяние Усачева, его роль в содеянном, положительные характеристики и тяжелая болезнь сына, который воспитывается одним осужденным.

Принимавшие участие в суде первой инстанции прокурор и защитники Токаева адвокаты Восканян и Лисицин в своих возражениях полагают приговор законным, показания Токаева, К I, [скрыто] и [скрыто] последовательными и согласующиеся с исследованными судом доказательствами, а доводы кассационных жалоб не соответствующими материалам уголовного дела и не подлежащими удовлетворению.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Военная коллегия находит, что выводы суда о виновности Усачева в соверше-

нии преступления, за которые он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на исследованных в суде доказательствах.

В суде установлено, что Усачев, отвечающий в силу должностных обязанностей за организацию проведения конкурсов по отбору управляющих компаний для заключения с ними договоров доверительного управления и заключение таких договоров, осуществление передачи этим компаниям накоплений для жилищного обеспечения военнослужащих, имел возможность способствовать своими действиями досрочному прекращению договора доверительного управления с управляющей компанией [скрыто] и воздействовать на других лиц, от которых зависит нужное

для этой компании решение, в том числе победа в конкурсе 2008 года.

Используя свои полномочия и возможности, Усачев в ноябре 2007 года потребовал через Токаева, а 3 декабря 2007 года при его содействии подтвердил представителю управляющей компании [скрыто] требование о передаче ему денежных средств в крупном размере за нерасторжение действующего договора доверительного управления и создание благоприятных условий для победы управляющей компании в конкурсе 2008 года, однако после непосредственного получения денег был задержан сотрудниками ФСБ России.

Наряду с признанием Токаева, эти обстоятельства подтверждены исследованными в суде свидетельскими показаниями [скрыто], Mj-

I, протоколами осмотра места происшествия и осмотра стенограмм бесед, фонограммами и видеозаписями бесед, актами и рапортами о проведении оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение», а также функциональными обязанностями заместителя начальника Управления, копиями приказов начальника Управления от 27 марта 2008 года I I о возложении на Усачева временного исполнения обязанностей начальника Управления, от 13 декабря 2005 года [скрыто] о создании конкурсной комиссии по определению победителей конкурса по отбору управляющих компаний для заключения с ними договоров доверительного управления и договором доверительного управления между Министерством обороны Российской Федерации в лице начальника Управления и управляющей компанией [скрыто] от

15 февраля 2006 года [скрыто] Все доказательства являются относимыми и допустимыми, в том числе показания осужденного Токаева, который по заключению эксперта мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий в период ведения переговоров с управляющей компанией и дачи показаний об этом, в связи с чем обоснованно положены судом в основу приговора.

При таких данных суд пришел к правильному выводу о том, что Усачев, будучи должностным лицом, 24 апреля 2008 года лично получил взятку в крупном размере в виде денег в сумме [скрыто] евро, что по курсу Центрального банка Российской Федерации на тот момент равнялось рублей, за незаконные действия в пользу Управляющей компании [скрыто]. Поскольку передача денег осуществлялась под контролем правоохранительных органов, содеянное Усачевым правильно квалифицировано судом как покушение на получение взятки по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ.

Приведенные в кассационных жалобах доводы в обоснование невиновности Усачева в совершении указанного преступления следует признать несостоятельными по следующим основаниям.

Свидетель Р I, начальник Управления, показал в суде, что на Усачеве как на его заместителе лежала вся работа по ипотеке и он мог влиять на управляющие компании путем проведения совещаний, встреч и подведения итогов, где рекомендовал изменить инвестиционную политику, мог обратиться в федеральную службу по финансовым рынкам (далее - ФСФР), которая контролирует и надзирает за деятельностью управляющих компаний в сфере ипотеки. В предусмотренных законом случаях договор доверительного управления с этими компаниями мог быть расторгнут, что уже имело место по одной из них.

Свидетель [скрыто] показал, что Усачев в отсутствие начальника Управле-

ния распоряжался от имени Управления, подписывал приказы и другие документы.

Свидетель [скрыто], заместитель начальника Управления, показал, что Усачев в 2008 году принимал решение о встрече с управляющей компанией [скрыто] и

лично делал редакционные правки на письме в ФСФР.

Изложенное указывает на то, что мнение Усачева учитывалось при принятии ФСФР решения о досрочном расторжении договора с управляющими компаниями, а также лицами, от которых зависело принятие решений о победе таких компаний в конкурсе.

Тем более что, как видно из показаний в суде сотрудника Управляющей компании [скрыто] компания на тот момент имела шаткое положение и низкие финансовые показатели, в связи с чем Усачев и Токаев могли своими действиями способствовать их исключению из системы и проигрышу в конкурсе.

Свидетель [скрыто] подтвердил в суде эти показания и пояснил, что во время встречи Усачев сказал ему, что «может случиться так, что вы не будете участвовать в конкурсе» и положил на стол бумагу, на которой была написана сумма [скрыто] долларов ежемесячно, а Токаев нарисовал схему, где уже было обозначено

[скрыто] рублей, и Усачев согласился с этой суммой. Кроме того, Усачев подтвердил, что именно он направил письмо в ФСФР и сказал, что, если деньги будут выплачены, больше никаких писем не будет.

_Именно эти действия, направленные на исключение управляющей компании

[скрыто] из конкурса, пояснил [скрыто] показали серьезность намерений осужденных и вынудили их обратиться в правоохранительные органы.

Показания [скрыто] об обстоятельствах встреч согласуются с показания осужденного Токаева и частично с показаниями Усачева на предварительном следствии, который показал, что согласно договоренности он должен был обозначать озабоченность судьбой активов, вложенных в управляющую компанию, намекать на возможное расторжение договора и возможность создания благоприятных условий для управляющей компании [скрыто].

Содержание этих показаний в совокупности с вышеназванными доказательствами указывает на несостоятельность доводов кассационных жалоб о том, что Усачев не совершал за денежное вознаграждение в крупном размере каких-либо действий в пользу управляющей компании [скрыто] и не имел в силу своих должностных обязанностей реальной возможности совершить такие действия.

Суждение защитника о том, что Усачев просил деньги у управляющей компании [скрыто] для разработки нормативных документов, приобретения видеотехники, организации различных мероприятий, опровергнуто исследованными в суде

показаниями свидетелей [скрыто] и [скрыто], со-

гласно которым работа над нормативными документами в Управлении проводилась в рамках служебного задания, к осужденному с просьбой о приобретении видеокамеры никто не обращался, а праздничные мероприятия, в том числе посвященные дню части, не планировались.

То, что управляющая компания [скрыто], не желая выполнять противоза-

конные требования осужденных, обратилась в органы ФСБ России и передача взятки происходила под их контролем, на правильность квалификации не влияет.

Не допущено по делу и существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

В суде проверялось утверждение защитника Кевреля о создании в ходе оперативного эксперимента искусственного доказательства о намерении Усачева получить взятку в крупном размере, однако своего подтверждения не нашло.

Анализ приведенных доказательств показывает, что умысел Усачева на получение взятки сформировался независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений или лиц, оказывающих им содействие в проведении эксперимента, инициатива в получении взятки принадлежала осужденным. Передача денег в кабинете Усачева также произошла по настоянию Токаева, который 23 апреля 2008 года предложил [скрыто] «приехать [скрыто] открыть, увидеть^южать руки», а по

телефону уточнил у Усачева, когда тот сможет принять его и [скрыто] «с подарком».

Результаты оперативно-розыскного мероприятия получены в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела усматривается, что протокол судебного заседания отвечает требованиям уголовно-процессуального закона, в нем отражены все стадии процесса, подробно изложены показания допрошенных лиц, вопросы и ответы участников процесса, их ходатайства, заявления, выступления. Замечания на протокол судебного заседания осужденным и его защитниками не подавались.

В связи с этим доводы кассационной жалобы Усачева о несоответствии протокола судебного заседания его фактическим показаниям в суде следует признать несостоятельными. К тому же, как видно из протокола, в последнем слове он сообщил суду о признании вины и раскаянии применительно к тем действиям, о совершении которых показал в ходе судебного следствия. Содержание этих показаний не свидетельствует о признании им своей вины в покушении на получение взятки в крупном размере.

Наказание Усачеву назначено в соответствии с требованием закона с учетом всех обстоятельств дела и данных о его личности.

Судом приняты во внимание положительные характеристики осужденного, привлечение его к уголовной ответственности впервые, награждение медалями, состояние здоровья сына и семейное положение.

При этом суд также обоснованно учел высокую общественную опасность совершенного преступления, наступившие последствия, роль Усачева в совершении преступления и влияние наказания на его исправление, как это предусмотрено УК РФ. Поэтому приведенные в кассационных жалобах доводы, которые уже учтены судом первой инстанции, ввиду тяжести совершенного им преступления не могут служить основанием для дальнейшего смягчения наказания.

7

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, п. 1 ч. 1 ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Московского окружного военного суда от 26 декабря 2008 года в отношении Усачева С М i оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Усачева СМ., его защитников-адвокатов Филиппова Г.Н. и Кев-реля A.C. - без удовлетворения.

Подлинное за надлежащими подписями. Копия верна.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации П.В. Крупнов

Секретарь

А.И. Рябцева

Статьи законов по Делу № 1-14/09

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 290. Получение взятки

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх