Дело № 10-АПУ14-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 ноября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Сабуров Дмитрий Энгельсович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 10-АПУ14-12

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 19 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего- Безуглого Н.П.,
судей- Таратуты И.В., Сабурова Д.Э.,
при секретаре- Барченковой М.А.,

с участием государственного обвинителя - прокурора Морозовой Л.М., защитника - адвоката Анпилоговой Р.Н., представившей удостоверение № и ордер № осужденного Кривошеева А.М., рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Кривошеева А.М. на приговор Кировского областного суда от 3 сентября 2014 года, которым Кривошеее А М , ранее судимый: - 1 ноября 2005 г. по пп. «а, в, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; - 17 апреля 2007 г. по ч. 3 ст. 158, п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ на основании ст. 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 16 октября 2009 г. по отбытии наказания; - 26 апреля 2010 г. по ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 228.1 (два преступления) УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы, освобожденный 18 апреля 2011 г. по отбытии наказания; - 20 апреля 2012 г. по ч. 1 ст. 158 (три преступления), ч. 3 ст. ЗО-ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 159, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы, освобожденный 12 марта 2013 г. по отбытии наказания; осужден к лишению свободы по: -п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам; - ч. 3 ст. 30, пп. «а, е» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам; - ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 17 годам в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступления в режиме видеоконференц-связи осужденного Кривошеева А.М., адвоката Анпилоговой Р.Н., поддержавших доводы апелляционной жалобы и дополнений к ним, возражения прокурора Морозовой Л.М., полагавшей необходимым жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

По приговору суда Кривошеев А.М. признан виновным и осужден за убийство общеопасным способом В покушение на убийство общеопасным способом М и Ч а также умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Преступления совершены в ночь с 8 на 9 декабря 2013 г. в г. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Кривошеев А.М. вину признал.

В апелляционной жалобе и дополнении осужденный Кривошеев А.М. считает приговор незаконным, необоснованным, постановленным на недопустимых доказательствах, а назначенное наказание несправедливым.

Указывает, что: - им фактически совершено одно преступление, а суд указал в приговоре - три; - суд не указал род его занятий, место рождения, место регистрации, сведения о предыдущих судимостях не соответствуют действительности, что повлияло на неправильное определение вида рецидива и вида колонии; - выводы экспертиз № от 19 декабря 2013 г. и от 17 апреля 2014 г.

о причинах смерти В не основаны на материалах дела, показания Ч и М о том, что они выбрались из горящего дома через окно, не проверялись, факт разбития окна ничем не подтвержден; - в связи с отсутствием заявлений Ч и М дело возбуждено незаконно; - его первоначальные показания являются недостоверными, т.к. при их даче он находился в плохом состоянии здоровья; - в приговоре не отражено, что когда он приходил к потерпевшим там находился еще один человек; - при проверке его показаний он лишь повторил то, что ему велели указывать; - свидетель В таковым не является и ничего не знает об обстоятельствах дела; - в показаниях потерпевших и свидетелей имеются многочисленные существенные противоречия, которым суд не дал оценки, их показания не полные, в них отсутствуют некоторые детали произошедших событий; - потерпевшая Ч в момент инкриминируемых деяний находилась в состоянии опьянения, не могла ничего запомнить, в связи с чем, её показания при их проверке не соответствуют действительности, очной ставки с ней, несмотря на его заявления, не проводилось; - не принято во внимание, что потерпевшие и некоторые свидетели являются лицами, злоупотребляющими спиртным, в силу чего, они не могли давать достоверные показания; - в материалах дела отсутствуют его некоторые объяснения и показания, в которых он рассказывал действительные обстоятельства произошедшего; - не отрицая факта поджога дома, он не хотел и не желал смерти потерпевших, полагал, что других соседей в доме нет, намерений повреждать их имущество не имел; - в смерти В в большей части виноваты М и Ч , оставившие того в горящей квартире; - данные о его личности в полном объеме не установлены, в деле отсутствуют характеристики из школы, с места его жительства и регистрации, мест отбывания наказаний, а характеристика участкового не оглашалась, содержащиеся в ней сведения не соответствуют действительности; не принят во внимание факт нахождения его в 2003 г.

на лечении в психиатрическом стационаре; - имеющиеся на его одежде повреждения произошли в другое время и в другом месте, по иным причинам, о чем он заявлял следователю, но его пояснения в этой части также отсутствуют в материалах дела.

С учетом своих доводов просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на жалобу осужденного государственный обвинитель Сухомлин Д.С. полагает несостоятельными приведенные в ней доводы и просит приговор оставить без изменения.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционных жалоб, дополнений, и возражений, Судебная коллегия отмечает, что выводы суда о доказанности вины осужденного в убийстве В в покушении на убийство М и Ч , а также в уничтожении чужого имущества путем, повлекшем значительный ущерб, являются правильными, основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Так, из показаний М и Ч следует, что в ночь с 8 на 9 декабря 2013 г. у него в квартире, расположенной в многоквартирном жилом деревянном доме, вместе с погибшим В и Кривошеевым распивали спиртное. В какой-то момент В выгнал Кривошеева. Тот стучался в двери, требовал его впустить, угрожал поджечь дом, если его не пустят. Поскольку Кривошеева так и не пустили, тот ушел, после чего все легли спать.

Через некоторое время М проснулся от запаха дыма и обнаружил, что дом горит со стороны входной двери. Попытки потушить пожар не удались. Сказав В выбираться через окно, он разбудил Ч и вместе с ней выскочил на улицу через другое окно. При этом поджог был совершен со стороны входной двери, чтобы они не могли через неё выбраться из квартиры. Ранее Кривошеев бывал у него и знал, что в соседних квартирах живут люди.

О том, что в указанное время в ходе распития спиртного между Кривошеевым и В произошел конфликт, что Кривошеева выгнали, а уходя, тот пригрозил поджечь дом, что и произошло, что М и Ч удалось выбраться из квартиры, а В погиб, показали свидетели П и М узнавшие о произошедшем от М и Ч Обстоятельства поджога объективно согласуются с результатами осмотра места происшествия, актом о пожаре, заключением пожарно- технической экспертизы, заключениями судебно-медицинской экспертизы трупа В протоколами выемки одежды Кривошеева, её осмотра, заключением трассологическои экспертизы об обнаружении на обуви и куртке Кривошеева характерных для воздействия высокой температуры повреждений, показаниями других потерпевших и свидетелей, в т.ч. В и К , к которым Кривошеев вернулся после поджога дома и рассказывал обстоятельства содеянного.

В ходе предварительного расследования Кривошеев давал показания (т. 4 л.д. 8-14, 20-22, 33-36, 46-50), в которых подробно и последовательно описывал свои действия по поджогу, способ поджога, цели и мотивы своих действий - причинить смерть всем троим потерпевшим.

Оснований для признания указанных показаний недопустимым доказательством не имеется, допросы проводились в присутствии защитника, после разъяснения всех процессуальных прав, в т.ч. и предусмотренного ст. 51 Конституции РФ права не свидетельствовать против самого себя. До начала допросов Кривошеев предупреждался о возможном использовании его показаний в качестве доказательств. По окончании следственных действий замечаний к содержанию соответствующих протоколов ни он, ни его защитник не делали и удостоверили их своими подписями. В связи с этим, показаний Кривошеева в ходе предварительного расследования правильно приняты судом во внимание.

Доводы осужденного о недостоверности в целом этих показаний, их вынужденности, несостоятельны, опровергаются совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

Проанализировав эти и другие приведенные в приговоре доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Кривошеева в совершенных деяниях. Фактические обстоятельства судом установлены правильно.

Вопреки доводам осужденного каких-либо противоречий, влияющих на правильность выводов суда, показания потерпевших и свидетелей не содержат. Они последовательны и дополняют друг друга. Их показания приняты судом во внимание в той части, в которой сообщаемые ими сведения, были необходимы для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу.

Социальный статус свидетелей и потерпевших, их образ жизни, не подвергает сомнению объективность их показаний, которые согласуются друг с другом и с другими доказательствами.

Поскольку, согласно нормам УПК РФ, следователь, проводящий расследование является самостоятельным процессуальным лицом, он самостоятельно направляет ход расследования, принимает решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, в связи с чем, доводы осужденного о том, что по делу не проводилась очная ставка с Ч , о необъективности расследования, являются несостоятельными.

Причина смерти В судом установлена на основании выводов экспертов - острое отравление окисью углерода на фоне алкогольной интоксикации. При этом выводы экспертов прямо основаны на непосредственном исследовании трупа и материалах дела, являются объективными и мотивированными.

Отсутствие в деле заявлений М и Ч о привлечении Кривошеева за попытку их убийства не влияет на законность проведенного расследования. Как следует из материалов дела (т. л.д. 1 18), уголовное дело по факту покушения на их убийство в соответствии с требованиями ст.ст. 140, 143 УПК РФ возбуждено на основании соответствующего рапорта. В дальнейшем все дела были соединены в одно производство, т.е. требования УПК РФ не нарушены.

Нарушений УПК РФ, влекущих отмену приговора, судом не допущено.

Как правильно установил суд, Кривошеев, дождался, когда находившиеся в квартире потерпевшие уснут, поджег снаружи двери квартиры, дождался, когда разгорится пламя. При этом, был уверен, что потерпевшие в силу опьянения спят, т.е. действовал с прямым умыслом на их убийство, в результате именно его действий и последовала смерть В , а смерть Ч и М не наступила по независящим от него обстоятельствам, т.к. последние успели выбраться из горящей квартиры. При этом Кривошеев был осведомлен, что в соседних квартирах проживают другие люди, и избранный им способ убийства являлся общеопасным, т.е. представлял опасность не только для В Ч и М , но и других жильцов. При поджоге дома умыслом Кривошеева охватывалось и уничтожение чужого имущества, что и последовало. Его действиями потерпевшим А М и муниципальному образованию был причинен ущерб, являющийся значительным.

С учетом этого суд правильно квалифицировал его действия по трем составам преступлений, указав степень тяжести каждого из совершенных деяний: - по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. убийство, совершенное общеопасным способом; - по ч. 3 ст. 30 и пп. «а, е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т.е. покушение на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом; - по ч. 2 ст. 167 УК РФ, т.е. умышленное уничтожение чужого имущества, совершенное путем поджога, повлекшее причинение значительного ущерба.

Согласно заключению амбулаторной комплексной психолого- психиатрической экспертизы № от 26.02.2014 г. у Кривошеева на момент совершения инкриминируемых деяний обнаруживались, и на момент обследования обнаруживаются, признаки психического расстройства в форме зависимости от алкоголя (хронический алкоголизм), средняя стадия. Данное расстройство выражено не столь значительно, по своему психическому состоянию он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Во время инкриминируемого деяния не находился в состоянии аффекта, был в состоянии простого алкогольного опьянения (т. 3 л.д. 219-222).

Как следует из указанного заключения, экспертами-психиатрами при оценке психического состояния Кривошеева учитывалась вся имеющаяся в уголовном деле информация, в т.ч. сведения об освидетельствовании Кривошеева в рамках привлечения к уголовной ответственности по другим уголовным делам.

Таким образом, психическое состояние осужденного судом изучено полно, с учетом заключения экспертов-психиатров, адекватного поведения осужденного в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, судом сделан правильный вывод о вменяемости Кривошеева.

Наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, данных о личности.

Данные о его личности судом изучены в полном объеме, на основании имеющихся в материалах дела и оглашенных документов.

Были приняты во внимание и характеристики от участкового уполномоченного, а также по месту отбывания наказания по последнему приговору. С учетом имеющейся информации суд во вводной части приговора указал все необходимые сведения.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, судом не установлено. Не находит таких обстоятельств и Судебная коллегия.

Сведения о предыдущих судимостях судом указаны правильно и, поскольку ранее Кривошеев три раза осуждался за тяжкие преступления, совершил в т.ч. особо тяжкие преступления, в его действиях обоснованно в соответствии с п. «б» ч. 3 ст. 18 УК РФ признан особо опасный рецидив, и отбывание наказания назначено в исправительной колонии особого режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Кировского областного суда от 3 сентября 2014 года в отношении Кривошеева А М оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного Кривошеева А.М. - без удовлетворения.

Председательствующий Суд

Статьи законов по Делу № 10-АПУ14-12

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УПК РФ Статья 389.33. Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционных определения, постановления и обращение их к исполнению
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх