Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 10-АПУ14-8

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 октября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Безуглый Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 10-АПУ14-8

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 22 октября 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоБезуглого Н.П.,
судейИстоминой Г.Н., Климова А.Н.,
при секретареБарченковой М.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Коротаева АО. на приговор Кировского областного суда от 11 августа 2014 года, которым Коротаев А О , ранее несудимый, осужден по п.«г» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 13 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев с установлением ограничений изложенных в приговоре.

Приговором суда Коротаев АО. осужден за убийство Г то есть умышленное причинение смерти потерпевшей, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Преступление совершено 18 сентября 2013 года в г. при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Безуглого Н.П., выступления осужденного Коротаева АО. в режиме видеоконференц-связи и адвоката Баранова А.А. просивших об изменении приговора по доводам апелляционной жалобы, мнение прокурора Кривоноговой Е.А. об оставлении приговора без изменения, а жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

В апелляционной жалобе осужденный Коротаев А.О., не оспаривая свою виновность в совершении убийства Г утверждает о своей неосведомленности о том, что потерпевшая находилась в состоянии беременности. Указывает, что сообщение потерпевшей он не принимал всерьез и предлагал сделать ей тест на беременность, от чего она отказалась. Это и послужило основанием для вывода о том, что она говорит неправду и делает это только для того, чтобы поссорить и разлучить его с сожительницей.

Приводя в жалобе свои доводы, осужденный считает, что по делу не добыто доказательств, которые бы подтверждали его осведомленность о беременности Г . Считает, что его действия не могли быть квалифицированы по п. «г» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку у потерпевшей была патология беременности и она не могла бы закончиться рождением ребенка. Считает, что судом при назначении ему наказания не полностью учтены все смягчающие обстоятельства, а в частности: положительные характеристики с места работы и жительства, явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, наличие хронических заболеваний, ранее не судим, а также отсутствие отягчающих обстоятельств. Просит квалифицировать его действия согласно им содеянного и снизить назначенное наказание.

В своих возражениях на апелляционную жалобу осужденного Коротаева АО. потерпевшая Г государственные обвинители Берижицкий СП. и Петелин Л.Г., считая приговор суда законным и обоснованным, просят оставить его без изменения, а жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений на неё, Судебная коллегия считает приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о доказанности вины Коротаева АО. в совершении инкриминированного ему преступления подтверждается как частичными показаниями самого осужденного на предварительном следствии и в судебном заседании, так и показаниями потерпевшей, свидетелей, а также данными содержащимися в протоколах осмотров, заключениях экспертов, и другими, подробно изложенными в приговоре доказательствами.

Доводы жалобы осужденного о том, что ему не было известно о том, что потерпевшая находится в состоянии беременности, не основаны на материалах дела и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, в том числе: - показаниями осужденного Коротаева АО. на предварительном следствии о том, что с 2007 года он знаком с Г , а с 2013 года у них завязались близкие отношения, в ходе которых они неоднократно, не предохраняясь, вступали в половую связь. В августе 2013 года от Г он узнал, что она беременна от него, а в начале сентября она сообщила, что находится на втором месяце беременности и в случае его отказа жить с ней, она будет взыскивать с него алименты. Ему также известно, что Г встречалась с его сожительницей П и сообщила ей об интимных отношениях с ним и о своей беременности. То, что Г действительно находится в состоянии беременности, он не осознавал и не верил ей, поскольку полагал, что она обманывает его и использует этот факт как повод, чтобы разлучить его с П и самой затем жить с ним. Вечером 18 сентября 2013 года он по предварительной договоренности встретился с Г и они поехали в безлюдное место на ул. г. . В ходе прогулки Г сообщила, что хочет создать с ним семью, на что он ответил отказом, пояснив, что не доволен ее рассказом П об их отношениях и беременности.

На этой почве между ними произошла ссора, в ходе которой он, разозлившись, обхватил Г за шею правой рукой и стал с силой ее сдавливать, намериваясь задушить, поскольку сильно разозлился на нее. Он несколько минут душил Г и отпустил ее, когда она перестала дышать. После этого он спрятал труп Г , закопав его в землю.

В судебном заседании Коротаев АО. подтвердил свои показания на предварительном следствии; - протоколом проверки показаний на месте, из которого следует, Коротаев АО. указал место, где он закопал труп Г а также подробно рассказал об обстоятельствах, при которых он причинил ей смерть. В месте указанном Коротаевым АО., был обнаружен труп Г - показаниями свидетелей З и З которые подтвердили, что у Г была установлена беременность, при этом какой- либо патологии беременности на момент ее осмотра в больнице ими установлено не было; - заключением экспертов, согласно которому при исследовании трупа Г на ее теле были обнаружены ссадины и кровоподтеки, в том числе в области шеи. Смерть Г наступила в результате механической странгуляционной асфиксии от сдавливания органов шеи твердым тупым предметом. На момент смерти Г была беременна, срок беременности с учетом представленных медицинских документов составлял 9 - 10 недель; - заключением эксперта, из которого следует, что Коротаев АО. может являться биологическим отцом плода, изъятого в ходе судебно-медицинской экспертизы трупа Г с вероятностью не менее 99,97%; - показаниями потерпевшей Г о том, что погибшая Г ее дочь. Со слов дочери ей известно, что у нее были близкие отношения с Коротаевым. В начале августа 2013 года дочь сообщила, что она беременна от Коротаева, который узнав об этом, потребовал от нее сделать аборт, мотивировав это тем, что у него уже есть девушка и ребенок Г ему не нужен. Вместе с тем дочь аборт делать не собиралась и решила рожать ребенка. В сентябре 2013 года дочь передала ей записки, в которых она собственноручно указала сведения, сообщенные ей Коротаеву о беременности и будущем ребенке. Вечером 18 сентября 2013 года дочь должна была встретиться с Коротаевым, а 20 сентября 2013 года коллеги дочери по работе сообщили об ее исчезновении; - показаниями свидетеля Смовзюка ВТ., который пояснил, что в августе 2013 года его знакомый Коротаев рассказывал, что он в п.

познакомился с девушкой, которая впоследствии забеременела от него. 18 сентября 2013 года в 23-м часу, когда он встречался с Коротаевым, последний попросил его в случае, если у него кто-либо спросит, ответить, что в этот день они были вместе; - показаниями свидетелей С и Г которые подтвердили, что со слов Г им известно, что она была в близких отношениях с Коротаевым и беременна от него. Коротаев требовал от нее сделать аборт, но она не соглашалась на это, так как хотела рожать ребенка.

Суд, проанализировав показания подсудимого Коротаева АО., в совокупности с другими доказательствами по делу и дав им надлежащую оценку, указал, в какой части его показания он признал достоверными и положил в основу приговора, а в какой части подверг сомнению.

Не согласиться с такими выводами суда первой инстанции Судебная коллегия не находит оснований, поскольку они мотивированы и сделаны на основании анализа исследованных в судебном заседании доказательств.

Каких - либо объективных данных свидетельствующих о том, что осужденный оговорил себя в совершении преступления, за которое он осужден, по делу не имеется, не приведены они и в апелляционной жалобе.

Из материалов уголовного дела следует, все положенные в основу приговора доказательства получены в соответствие с требованиями уголовно- процессуального закона, а поэтому являются допустимыми.

Суд, исследовав заключения амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы и дав ему надлежащую оценку в приговоре, обоснованно не усомнился в психическом статусе Коротаева АО., обоснованно признав его вменяемым.

Доводы осужденного о том, что ему не было известно о беременности потерпевшей, были предметом тщательной проверки суда первой инстанции и как не нашедшие подтверждения обоснованно признаны не состоятельными.

При этом, как правильно указано в приговоре, то обстоятельство, что у Г при исследовании ее трупа была установлена патология беременности, исключающая последующее рождение ребенка, не может влиять на юридическую квалификацию действия Коротаева АО.

Тщательный анализ и основанная на законе оценка доказательств позволили суду правильно установить фактические обстоятельства и обоснованно прийти к выводу о доказанности вины Коротаева АО. в совершении убийства, то есть умышленном причинении смерти потерпевшей Г заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Действия Коротаева А.О. по п. «г» ч.2 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда о том, что Коротаев А.О. совершил умышленное убийство потерпевшей Г заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности в приговоре мотивированы.

Не согласиться с такими выводами суда первой инстанции Судебная коллегия не находит оснований, поскольку они сделаны на основании установленных в судебном заседании фактических обстоятельств дела.

При назначении Коротаеву А.О. вида и размера наказания, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного им, данные о личности, а также смягчающие наказание обстоятельства, в том числе и те на которые ссылается в своей жалобе осужденный.

Поэтому считать назначенное осужденному наказание явно несправедливым вследствие его чрезмерной суровости Судебная коллегия не находит оснований.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.389.13-389.14, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Кировского областного суда от 11 августа 2014 года в отношении Коротаева А О оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 10-АПУ14-8

УК РФ Статья 105. Убийство

Производство по делу

Загрузка
Наверх