Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 11-АПУ13-17

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 июля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №11-АПУ13-17

от 24 июля 2013 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании 24 июля 2013 года уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Хаялутдинова М.Р., Зайцева М.А., Евсеева A.B., адвокатов Калининой A.A., Амерханова Ф.М., Бардиной Л.Г. и апелляционному представлению государственного обвинителя Габдрахманова И.З. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 7 мая 2013 года, по которому

, не имею- [скрыто]

щий судимости,

осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

Зайцев [скрыто], несудимый, [скрыто]

осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

и

Евсеев [скрыто] В

[скрыто], не имеющий судимости, осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной

колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Хаялутдинова М.Р., Зайцева М.А. и Евсеева A.B. в пользу [скрыто] в счет возмещения материально ущерба, солидарно, [скрыто]

[скрыто] и в счет компенсации морального вреда по [скрыто] рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., выступления осужденных Хаялутдинова М.Р., Евсеева A.B., и в их защиту, соответственно адвокатов Лунина Д.М., и Бицаева В.М., поддержавших жалобы, осужденного Зайцева М.А., поддержавшего жалобы и дополнившего их доводами, аналогичными содержащимися в апелляционной жалобе адвоката Амерханова Ф.М., а также адвоката Кабалоевой В.М. в его защиту, и возражения прокурора Потапова И.Е., поддержавшего апелляционное представление, и одновременно полагавшего, что оснований для отмены или изменения приговора по доводам, содержащимся в кассационных жалобах, не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Хаялутдинов, Зайцев и Евсеев признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью М [опасного для жизни, повлекшем по неосторожности его смерть, совершенном группой лиц по предварительному сговору 15 мая 2012 года в гор. [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Хаялутдинов, Зайцев и Евсеев вину не признали, но не отрицали своего приезда в [скрыто] чтобы поговорить с [скрыто] кото-

рый днем ранее участвовал в избиении Евсеева. При этом: Зайцев показал, что [скрыто] не бил, но видел как того палкой по плечу ударил Евсеев; Хаялут-

динов пояснил, что обменялся с [скрыто] ударами руками, несколько раз

ударил того палкой по ногам или рукам; Евсеев показал, что ударил [скрыто] несколько раз рукой в лицо, и палкой - 1 раз по плечу и 1 раз по спине.

В апелляционном представлении государственного обвинителя Габдрахма-нова И.З. поставлен вопрос об изменении приговора в отношении Евсеева и взыскании с него [скрыто] рублей, выплаченных из средств федерального бюджета за осуществление защиты адвокатом в период предварительного следствия.

В апелляционных жалобах:

- основных и дополнительных осужденный Хаялутдинов и в его защиту адвокат Калинина, не соглашаются с приговором, поскольку не приняты во внимание существенные обстоятельства дела. Акцентируя внимание на показани-

ях [скрыто], суд не учел, что они не согласуются с другими доказательствами. Ссылаются на отсутствие у Хаялутдинова мотива для избиения [скрыто]. Говоря о нанесении Хаялутдиновым 6 ударов по голове потерпевшего, суд оставил без внимания показания [скрыто] на следствии, по которым именно он наносил удары по голове. Об этом же показал и Евсеев. Оснований не доверять Ле-бедкину, несмотря на наличие у него расстройства психики, не имеется, с учетом того, что его показания согласуются с выводами экспертов. Наличие сговора между осужденными ничем не подтверждено, его отсутствие вытекает из показаний [скрыто], Евсеева, а также показания самого Хаялутдинова на следствии о том, что он поехал по просьбе парней. Суд не опроверг показания Хаялутдинова о том, что он не мог наносить удары по голове потерпевшему, так как находился в полусогнутом состоянии, после того как [скрыто] ударил его ногой в пах. Показания [скрыто] о нанесении Хаялутдиновым 6 ударов по голове потерпевшему, не согласуется с заключениями экспертов о 2 точках приложения силы. Более того, после такого количества ударов, вызывает сомнение возможность потерпевшего выжить и совершать активные действия. Фигурирующая в приговоре «бита» не установлена, мер по ее отысканию не принималось, в связи с чем утверждение о том, что удары наносились именно битой, вызывает сомнение. Причина имеющихся противоречий в заключениях экспертов относительно шести ударов по голове и всего двух точках приложения силы, не выяснена, из двух экспертов в суде допрошен только один. Кроме того, основной причиной смерти [скрыто] УГ I явился гнойный энцефалит, однако такой диагноз ему в период нахождения в стационаре не выставлялся, лечения не проводилось, иначе была вероятность, того, что М~ В остался бы жить. Но и эти сомнения не устранены. Просят приговор отменить, а дело передать на новое судебное разбирательство;

- осужденный Зайцев выражает несогласие с приговором ввиду его необоснованности, и допущенных нарушений УПК РФ и Конституции РФ. Указывает на то, что вопрос о том, как гнойный энцефалит у М Щ. мог повлиять на наступление его смерти, следствием и судом не выяснен. Полагает, что имела место ошибка врачей при лечении потерпевшего. Просит приговор отменить.

- основной и дополнительной адвокат Амерханов в защиту осужденного Зайцева считает приговор незаконным ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и несправедливым. В обоснование чего утверждает, что наличие умысла на причинение тяжкого вреда и предварительный сговор на совершение преступления не подтвердилось. Показания его подзащитного о непричастности к нанесению повреждений [скрыто], об отсутствии сговора, не опровергнуты. Его поездка в [скрыто] была продиктована желанием погово-

рить с [скрыто] по поводу его отношений со своей супругой [скрыто] Разго-

варивая с [скрыто], услышал крик [скрыто] чтобы ему дали биту, что он,

Зайцев, и сделал, достав ее из машины и передав [скрыто], не предполагая, что ею будут кого-то бить. Позже биту забрал у Евсеева. [скрыто] не подхо-

дил, претензий к нему у Зайцева не было. В связи с чем Зайцев и не признает гра-

жданский иск. Ссылается на противоречивость показаний свидетелей [скрыто]

[скрыто] которые положены в обоснование выводов о виновности Зайцева, при

этом суд оставил без внимания, что их показания не согласуются с выводами экспертов о локализации повреждений у потерпевшего. При этом [скрыто] не показывал о том, что Зайцев бил потерпевшего по голове. Вместе с тем, считает наказание несправедливым, назначенным Зайцеву без учета всех обстоятельств дела. Просит «вынести оправдательный приговор».

- осужденный Евсеев и в его защиту адвокат Бардина, не соглашаясь с приговором, описывая обстоятельства, избиения Евсеева 14 мая 2012 года, утверждают, что сговора на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего не было, Евсеев нанес [скрыто] три удара кулаком в лицо и один раз ударил палкой по спине. Между тем, суд не учел не только показаний Евсеева, но и других осужденных, отрицавших нанесение ударов по голове [скрыто] Обнаруженная у последнего черепно-мозговая травма соответствует показаниям [скрыто] - [скрыто] о нанесении им двух ударов палкой по голове потерпевшего. Однако следователь, приобщив к делу показания [скрыто] и проведя две экспертизы, согласно которым и удары по лицу, и удары палкой по спине причинили тяжкий вред здоровью, сделал ошибочный вывод о наличии в действиях Евсеева ч.4 ст. 111 УК РФ, оставив без внимания выводы экспертизы № [скрыто] I, согласно которой причиной смерти явилась закрытая черепно-мозговая травма, осложнившаяся гнойным энцефалитом, развившимся в результате длительного ненадлежащего оказания медицинской помощи. При этом следствие не выясняло вопрос о возможности наступления смерти потерпевшего при отсутствии гнойного энцефалита, а, следовательно, и об ответственности за гибель потерпевшего других лиц. При таких обстоятельствах Евсеев должен нести ответственность за нанесение побоев по ст. 116 ч.1 УК РФ. Утверждение суда о применении биты, голословно, так как она не изымалась, не осматривалась, происхождение ее не известно. Считает лишенным всяких оснований размер взыскания морального вреда, учитывая образ жизни погибшего, его нахождение с Г , I в гражданском браке. Полагает, что потерпевшая не перенесла каких-то нравственных страданий. Просит приговор изменить, « признав Евсеева виновным по ст. 116 ч.1 УК РФ, и освободить из-под стражи.

Прокурором принесены возражения, в которых он считает доводы осужденных и адвокатов неубедительными, и просит внести изменения в приговор только в отношении Евсеева, по приведенным в апелляционном представлении основаниям.

Проверив дело, обсудив доводы государственного обвинителя, осужденных и адвокатов, возражения прокурора на апелляционные жалобы осужденных и адвокатов, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Хаялутдинова, Зайцева и Евсеева в причинении тяжкого вреда здоровью [скрыто] повлек-

шем по неосторожности смерть последнего, соответствует фактическим обстоя-

тельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

Из материалов уголовного дела и содержания апелляционных жалоб видно, что доводы, аналогичные содержащимся в апелляционных жалобах осужденных и адвокатов, выдвигались стороной защиты и при судебном разбирательстве в суде первой инстанции, которые тщательно проверялись и обоснованно были признаны неубедительными по основаниям, изложенным в приговоре.

Доводы всех осужденных и их адвокатов о том, что никакой договоренности между ними на причинение тяжкого вреда здоровью [скрыто] не существо-

вало, Хаялутдинов поехал за компанию, а Зайцев с тем, чтобы поговорить с [скрыто] - [скрыто] по поводу его отношений с [скрыто] что Зайцев вообще не причастен к нанесению телесных повреждений, а удары [скрыто] наносились Хаялутди-

новым и Евсеевым исключительно по телу или конечностям, но никак не по голове, опровергаются доказательствами, приведенными в приговоре.

Так, Евсеев в ходе предварительного следствия прямо указал, что перед тем

как ехать в [скрыто] рмежду ним и остальными была достигнута договорённость

об избиении [скрыто] и [скрыто]

Из показаний свидетеля [скрыто] на предварительном следствии видно, что на следующий день после избиения, к нему пришли Евсеев, Зайцев, [скрыто] и

[скрыто]. Последний предложил съездить и «разобраться» по поводу указанного выше избиения. Все были настроены агрессивно, поддержали предложение [скрыто] - [скрыто] и решили ехать совместно в пос. [скрыто] - Часа через полтора к нему вер-

нулись Зайцев и [скрыто], которые сказали, что руками и ногами избили [скрыто] и [скрыто]. У них на кистях он заметил синяки. Позднее, [скрыто], Евсеев и

Хаялутдинов говорили ему, что отомстили [скрыто] и [скрыто].

Свидетель [скрыто], сожительница [скрыто] подтвердила, что собравшиеся у них лица обсуждали ночное избиение и решили съездить, разобраться и поговорить. В ходе следствия [скрыто] показала, что они были настроены агрессивно и собирались избить обидчиков.

Как следует из показаний свидетеля Торопова на следствии, подтвержденных им в суде, вечером в квартиру [скрыто] пришли [скрыто] Зайцев и Хаялутдинов,

которые от Евсеева и [скрыто] узнали о том, что [скрыто] избил его, [скрыто]

и других. Зайцев, Евсеев, Хаялутдинов, а также [скрыто] сразу же решили пого-

ворить и «разобраться» с [скрыто] и [скрыто] и собрались ехать в

Зайцев и Евсеев попросили его показать место жительства

и [скрыто]. Затем [скрыто], Зайцев и Хаялутдинов вышли на улицу, что-

бы найти «такси», но вскоре вернулись. Хаялутдинов был самый агрессивный в этой компании и, держа в руках деревянную биту, размахивал ею и говорил, что

«размажет» голову [скрыто] Всё это происходило в присутствии Зайцева,

и Евсеева, которые также хотели «проучить»

сильно

избив последнего. Поскольку все были пьяны, решили ехать утром следующего дня. 15 мая утром пришли Л

------- ~ ~I и

[скрыто], Зайцев, Евсеев и Хаялутдинов. Он ушел. Позже ему позвонил Зайцев и попросил показать местожительства О

М

. Он согласился, боясь угроз Зайцева в свой адрес. [скрыто], которыми управлял Хаялутдинов, там же находились [скрыто]

он под-

сел в

Зайцев и Евсеев, и поехали в [скрыто]. Между передними сиденьями он увидел

деревянную биту. В пути следования распили спиртное. Хаялутдинов говорил Евсееву, чтобы тот также беспощадно бил [скрыто] поскольку пострадал от него. По прибытии Зайцев позвал на улицу Оландера, и во время разговора с последним, ударил того в лицо. [скрыто] из окна дома крикнул, чтобы не трогал [скрыто] и вышел на улицу. Хаялутдинов сказал, что им нужен [скрыто], и когда последний подошел к Оландеру, Евсеев указал на него, как на лицо, избившее его. Подойдя к [скрыто], оскорбляя его нецензурно, Хаялутдинов ударил того кулаком в лицо, а когда М I пытался ответить, удар перехватил [скрыто] I, и Хаялутдинов ударил [скрыто] кулаком в нос. Хаялутдинов крикнул, чтобы ему дали биту из машины, что Зайцев и сделал. Этой битой Хаялутдинов, Л I, Евсеев, Зайцев поочередно нанесли лежащему М I "П по несколько ударов, в том числе, и по голове. М_ ~~I стонал, но был в сознании. На спине, плечах, боках М~ I были следы от ударов битой. Крови на голове М__I он не увидел. Когда возвращались назад, Хаялутдинов сказал, что М^ I получил «по заслугам».

По показаниям ЛЩ щна следствии, когда он пришел к [скрыто] там уже

находились Евсеев и незнакомый парень. Позже пришли Хаялутдинов и Зайцев. В ходе распития спиртного у кого-то возникла идея поехать в [скрыто] отомстить за избиение Евсеева и других. Когда ехали в

томашине биту. Он также принимал участие в избиении [скрыто] тому два удара битой по голове.

[скрыто] чтобы он видел в ав-I нанеся

В своих показаниях на следствии и в суде свидетель [скрыто] указала на Хая-лутдинова, Евсеева, Зайцева, а также на [скрыто], как на лиц, которые в разной

последовательности наносили [скрыто] удары битой по различным частям

тела, а также по голове. После того, как избивавшие уехали, увидела сидевшего на скамейке [скрыто] которому она и [скрыто] обработали кровоточа-

щую рану на голове. Когда М (снял с себя футболку, она увидела, что

всё его тело было синим от ударов. Минут через двадцать [скрыто] завёл МД

[скрыто] в квартиру, но тот сказал, что ему плохо.

Согласно показаниям на следствии свидетеля [скрыто], действия парней, ко-

были чётко спланированы, исходя из того, он

торые избили его и [скрыто] был отведён от дома в сторону, и затем ему было нанесено несколько ударов,

вследствие которых он уже не мог подняться, чтобы помочь [скрыто] Приехавшие, учитывая характер их действий, были настроены агрессивно.

Кроме того, с ним никто из приехавших ребят не пытался заговорить о его отношениях с супругой [скрыто], а сразу же стали избивать его.

Последнее обстоятельство, тем самым опровергает доводы в защиту Зайцева о том, что его поездка в [скрыто] была обусловлена необходимостью выяснить у

о [скрыто] причины его неправомерного поведения по отношению к у [скрыто]

Из показаний потерпевшей Гадиуллиной следует, что после того, как ей со-

общили об избиении мужа, [скрыто] она позвонила знакомым, попросив от-

Статьи законов по Делу № 11-АПУ13-17

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 116. Побои

Производство по делу

Загрузка
Наверх