Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 11-АПУ13-28СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 октября 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №11-АПУ13-28СП

от 2 октября 2013 года

 

председательствующего Галиуллина З.Ф., судей Ламинцевой CA. и Кондратова П.Е.

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление государственных обвинителей Якунина СС, Камалетдинова Н.И., а также апелляционную жалобу потерпевшего [скрыто] на приговор Верховного

Суда Республики Татарстан от 3 апреля 2013 г., по которому

в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта:

Юсупов [скрыто]

несудимый, [скрыто]

оправдан по ч. 1 ст. 209 УК РФ на основании пп. 1,4, ч.2 ст. 302 УПК РФ за неустановлением события преступления; по ч.З ст. 222 УК РФ на основании пп. 3,4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступления; по пп. «а» «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений;

Лукоянов В [скрыто]

[скрыто] несудимый,

оправдан по ч.1 ст. 209 УК РФ на основании пп. 1, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за неустановлением события преступления; по ч.З ст. 222 УК РФ (эпизод с пистолетом ПСМ) на основании пп. 3, 4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступления; по ч.З ст. 222 УК РФ (эпизод с пистолетом ПМ) на основании пп. 3,4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступления; по ч.1 ст. 30, пп. «а», «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на основании пп. 2,4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений;

Сардаев [скрыто] М

[скрыто], несудимый,

оправдан по ч.2 ст. 209 УК РФ на основании пп.1, 4 ч.2 ст. 302 УПК

РФ за не установлением события преступления; по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на основании пп. 2,4 ч.2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

За Юсуповым Ф.Х., Лукояновым В.Г. и Сардаевым СМ. признано право на реабилитацию.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Гражданских исков по делу не заявлено.

Юсупов, Лукоянов и Сардаев после вынесения коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта освобождены из-под стражи в зале суда. Мера пресечения в виде заключения под стражу отменена.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения государственного обвинителя Камалетдинова Н.И. и прокурора Филимоновой СР., поддержавших апелляционное представление по его доводам, а также доводы жалобы потерпевшего [скрыто] объяснения оправданного

Лукоянова В.Г. и адвоката Маслова Б.В. в его защиту; объяснения оправданного Юсупова Ф.Х. и адвокатов Акмаева А.Т. и Хикматуллина А.И. в защиту интересов оправданного Юсупова, объяснения адвоката Кабалоевой В.М. в защиту интересов оправданного Сардаева СМ., Судебная коллегия

 

установила:

 

28 марта 2013 г. коллегией присяжных заседателей Верховного Суда Республики Татарстан постановлен оправдательный вердикт в отношении Юсупова Ф.Х., Лукоянова В.Г. и Сардаева СМ.

Приговором, постановленным на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, Юсупов, Лукоянов и Сардаев оправданы по предъявленным им обвинениям, изложенным в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении:

Юсупов и Лукоянов - в создании и руководстве бандой [скрыто]» в период с октября 1997 г. по 2001 г. включительно, а Сардаев в участии в этой банде в этот же период.

Юсупов - в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, а также в лишении жизни [скрыто] и [скрыто]

Лукоянов - в совершении дважды незаконного приобретения, передачи, хранения, перевозки, ношения огнестрельного оружия и боеприпасов, в приготовлении к лишению жизни [скрыто] Т

а также в лишении жизни и

Сардаев - в лишении жизни [скрыто]

Потерпевший /щ [скрыто] принес апелляционную жалобу на

приговор, в которой просит его отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В апелляционном представлении (основном и дополнительном)

государственные обвинители Якунин СС и Камалетдинов Н.И. ставят вопрос об отмене оправдательного приговора в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и о направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Авторы представления находят, что оправдательный приговор явился результатом неправильного и незаконного воздействия стороны защиты на присяжных заседателей, причём, по мнению авторов представления, такое воздействие имело место, несмотря на замечания председательствующего.

В представлении указывается на то, что по делу не соблюдена процедура судопроизводства с участием присяжных заседателей, что повлияло на вынесение законного и обоснованного вердикта.

В представлении имеется ссылка на то, что по делу исследовались

фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых не устанавливается в судебном заседании с участием присяжных заседателей, и на то, что нарушались пределы судебного разбирательства в суде с участием присяжных заседателей.

В представлении есть ссылка на то, что некоторые кандидаты в присяжные заседатели по делу поддерживают знакомство или состоят в родственных связях с лицами, ранее судимыми или привлекаемыми к уголовной ответственности.

О предрешённости присяжными заседателями вопроса о невиновности подсудимых, по мнению авторов представления, свидетельствует «дружное» голосование по событиям длительного периода преступной деятельности, о которой идёт речь по делу.

Прокуроры считают, что по настоящему делу была сформирована коллегия присяжных заседателей, не способная вынести объективный вердикт.

Конкретно авторы представления делают следующие ссылки.

Кандидатам в присяжные заседатели был задан вопрос, располагают ли они информацией о деле из средств массовой информации или иных источников. Кандидат в присяжные заседатели № 21- [скрыто] ответил утвердительно и

пояснил, что располагает такой информацией, в частности являлся очевидцем митинга в поддержку [скрыто]» и [скрыто]». При таком ответе государственным обвинителем, как указывается в апелляционном представлении, был заявлен мотивированный отвод названному кандидату со ссылкой на то, что этот кандидат не может быть достаточно объективным в такой ситуации. Потерпевший [скрыто] также заявил об отводе этого кандидата.

Мотивированный отвод, заявленный этому кандидату в присяжные заседатели, оставлен председательствующим без удовлетворения, что, как далее указывают авторы представления, привело к нарушению установленных законом норм судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Далее авторы представления указывают на то, что в целях заявления последующего мотивированного отвода кандидату в присяжные заседатели государственный обвинитель задал кандидатам в присяжные

заседатели вопрос о том, имеются ли среди них лица, которые ранее привлекались к уголовной ответственности, но уголовное дело прекращено либо судимость была погашена. Этот вопрос, как пишут авторы представления, был снят председательствующим, что лишило сторону обвинения возможности мотивированно отвести от участия в деле [скрыто], ранее привлекавшегося к

уголовной ответственности и в силу этого имеющего негативное отношение к правоохранительным органам. В результате, как пишут авторы представления, сторона обвинения вынужденно потратила на отвод [скрыто] немотивированный отвод, что в итоге не позволило отвести от участия в деле кандидата в присяжные заседатели [скрыто] путём заявления ему

немотивированного отвода.

В итоге в апелляционном представлении указывается на то, что сторона обвинения была лишена возможности установить все значимые для формирования коллегии присяжных заседателей обстоятельства, что ограничило её права как участника судебного разбирательства и повлияло на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Авторы представления обращают внимание и на то, что некоторые кандидаты в присяжные заседатели умышленно скрыли информацию о том, что они поддерживают знакомство или состоят в родстве с ранее судимыми и привлекаемыми к уголовной ответственности лицами, указывая в этой связи на некоторых кандидатов в присяжные заседатели (Т [скрыто] - запасной заседатель,

- одна из присяжных заседателей.)

Кроме того, в апелляционном представлении имеется ссылка авторов на то, что стороной защиты в период проведения судебного разбирательства осуществлялись действия по дискредитации обвинения через средства массовой информации - по разным вопросам, рассматриваемым в судебном заседании, вплоть до публикации заявления об отводе председательствующего.

В заключении авторы апелляционного представления делают вывод о том, что изложенные ими нарушения повлияли на содержание ответов присяжных заседателей, что является основанием для отмены оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта.

Адвокаты Хикматуллин А.И., Маслов Б.В. и Акмаев А.Т. в защиту оправданных Юсупова и Лукоянова принесли возражения на апелляционное представление, в которых просят оставить его без удовлетворения.

На апелляционную жалобу потерпевшего [скрыто] принесли

возражения адвокаты Хикматуллин А.И., Маслов Б.В. и Акмаев А.Т. в защиту интересов оправданных Юсупова и Лукоянова, в которых они просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных представления и жалобы, а также возражения на них, Судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ч.7 ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в суде присяжных в присутствии присяжных заседателей исследованию подлежат те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

По настоящему делу эти требования закона нарушены стороной защиты.

Как усматривается из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства в нарушение требований ст. 252, 335 УПК РФ адвокатом

Акмаевым А.Т., защищавшим Юсупова Ф. X., допускались систематические нарушения уголовно - процессуального закона, выразившиеся в доведении до присяжных заседателей сведений, не относящихся к фактическим обстоятельствам уголовного дела, опорочивании представленных стороной обвинения доказательств, которые не признавались судом недопустимыми доказательствами.

Так, своё вступительное заявление перед присяжными заседателями адвокат Акмаев начал с того, что стал по своему усмотрению разъяснять роли участников процесса.

Председательствующий прервал защитника Акмаева и попросил его придерживаться порядка выступления, предусмотренного уголовно-процессуальным законом.

Несмотря на это обращение председательствующего, адвокат Акмаев продолжил, сообщив присяжным заседателям, что не всё так просто, сухо и прагматично, как указано в законе относительно их роли, чем адвокат Акмаев вступил в пререкание с председательствующим.

Председательствующий ещё раз прервал адвоката Акмаева и просил выступить его со вступительным заявлением.

Адвокат Акмаев, не реагируя на обращения председательствующего, заявляет о том, что у него имеется вопрос юридического характера.

Председательствующий просит присяжных заседателей пройти в комнату отдыха, а адвокат Акмаев продолжает пререкаться с председательствующим, утверждая, что «у него нет возможности не пререкаться с председательствующим» (т. 44, л.д. 1424 протокола судебного заседания).

После возвращения присяжных заседателей в судебное заседание адвокат Акмаев продолжает своё выступление, и, обращаясь к присяжным заседателям, заявляет, что он и другие защитники придерживаются активной позиции и намерены представлять улики, опровергающие доводы обвинения. «Мы считаем, что преступления были совершены, но при других обстоятельствах, при другом мотиве, с другими целями и другими лицами. Мы попытаемся представить Вам действительную историю преступления, Я попросил бы Вас предельно внимательно отнестись к мотиву и цели, указанным в обвинении, к мотиву в совокупности с другими данными о поведении и характере Юсупова. Конечно, личностные качества подсудимых в данном процессе мы не вправе обсуждать. Но понять, какой человек сидит перед нами, можно, не заглядывая в его характеристику с места работы и жительства. О человеке, прежде всего, говорят его поступки, его отношение к тем или иным событиям».

Председательствующий вновь прерывает адвоката Акмаева А. Т. и обращается к присяжным заседателям с разъяснением о том, что в суде присяжных заседателей не исследуются данные о личности подсудимых, а присяжные заседатели являются судьями факта.

Председательствующий делает адвокату Акмаеву замечание в связи с неоднократными нарушениями уголовно-процессуальной процедуры в суде присяжных заседателей.

Адвокат Акмаев после этого замечания заявляет: «он, как защитник

Юсупова, до глубины сознания душой и сердцем верит в невиновность Юсупова в том, в чём его обвиняют. И, защищая Юсупова, единственное чего боится, что правда скрыта за обвинением» (т.44, л.д. 1426 протокола судебного заседания).

Председательствующий вновь прерывает адвоката Акмаева и просит его не вводить присяжных заседателей в заблуждение, поскольку его задача на данный момент заключается в том, что он должен высказать согласованную с подзащитным позицию.

Приведённые данные, по мнению Судебной коллегии, далеки от соблюдения процедуры судопроизводства с участием присяжных заседателей.

В ходе судебного следствия сторона защиты, как это следует из протокола судебного заседания, грубо нарушала пределы судебного разбирательства, установленные ст. 252 УПК РФ.

Так, адвокат Маслов Б.В., защищавший интересы Лукоянова, задал свидетелю 1Щ Щ. вопрос следующего содержания: «Помимо убийства

[скрыто] поступало ли вам предложение убить /щ [скрыто]?» (т.44, л.д.

1481 протокола судебного заседания).

Председательствующий не сделал замечания, однако вопрос о причастности свидетеля к убийству В Щ является выходом за пределы предъявленного обвинения.

В ходе судебного заседания, как это следует из протокола судебного заседания, сторона защиты активно выясняла вопросы, связанные с мотивами действий и причастность иных лиц к убийству потерпевших, указанных в обвинении.

Так, адвокат Хикматуллин при допросе свидетеля [скрыто] по существу, выяснял причастность помимо обвиняемых иных лиц к убийству потерпевшего [скрыто], в частности сотрудников компании [скрыто]».

В т. 44 на л.д. 1552 протокола судебного заседания отражено сразу несколько вопросов защиты, суть которых сводилась к деятельности фирмы <Щ Щ, то есть сторона защиты вела речь о причастности к убийству иных

лиц, которым такое обвинение не предъявлялось.

При продолжении допроса свидетеля [скрыто] адвокат Хикматуллин

А.И. продолжал выяснять мотив убийства А Щ, а подсудимый Лукоянов

прямо спросил у свидетеля [скрыто]: «За что вы убили задавая перед этим вопросы по фирме [скрыто]».

Таким образом, и адвокат, и подсудимый совершенно определённо в суде присяжных заседателей исследовали вопросы о причастности к совершённым преступлениям иных лиц, не указанных в обвинении.

Председательствующий по этому поводу сделал замечание и разъяснение для присяжных заседателей, пояснив, что оно не является первым.

В т.44 на л.д. 1601 протокола судебного заседания также зафиксирован вопрос адвоката Маслова о причастности иных лиц, в частности « и [скрыто] к убийству потерпевших по настоящему делу.

Вопрос адвоката Акмаева к свидетелю [скрыто] о взаимоотношениях отца [скрыто] ^ с « Щ» был снят председательствующим, так как

исследование этих взаимоотношений «не являлось предметом данного судебного следствия» (т.44, л.д. 1603 протокола судебного заседания.).

Статьи законов по Делу № 11-АПУ13-28СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу

Загрузка
Наверх