Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 11-Г08-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 апреля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, кассация
Категория Административные дела
Докладчик Хаменков Владимир Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

верховный суд российской федерации

23 апреля 2008 г. № 11-Г08-2

г. Москва

председательствующего В.Б.Хаменкова,

судей                                     Г.В. Макарова и Т.И. Ерёменко

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе Азизовой Р.Г. на решение Верховного суда Республики Татарстан от 19 декабря 2007 года, которым отказано в удовлетворении её заявления о признании недействующим постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 2 августа 2007 года № 366 «О дальнейших мерах по реализации Закона Республики Татарстан от 27 декабря 2004 года № 69-ЗРТ «О государственной поддержке развития жилищного строительства в Республике Татарстан» и совершенствованию порядка предоставления жилья в рамках республиканской государственной поддержки»

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения представителя Азизовой Р.Г. - Азизова Л.Р., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения против жалобы представителей Кабинета Министров Республики Татарстан и Государственного жилищного фонда при Президенте Республики Татарстан Лопатиной Е.В. и Ахтямова Г.И., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Засеевой Э.С., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

Азизова Р.Г. обратилась в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением о признании недействующим постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 2 августа 2007 года № 366 «О дальнейших мерах по реализации Закона Республики Татарстан от 27 декабря 2004 года № 69-ЗРТ «О государственной поддержке развития жилищного строительства в Республике Татарстан» и совершенствованию порядка предоставления жилья в рамках республиканской государственной поддержки» (в редакции постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 08 октября 2007 года № 543), ссылаясь на его противоречие положениям ст. 8, ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 34, ч. 2 ст. 35 Конституции РФ, п. 1 и 2 ст. 1, п. 1 ст. 3, п. 1 и 4 ст. 421 Гражданского кодекса РФ, ст. 41 Трудового кодекса РФ и п. 2 ст. 3 Закона РФ от 25 июня 1993 года № 5241-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации».

В обоснование требований заявительница ссылалась на то, что правовое регулирование отношений, связанных с предоставлением жилья по социальной ипотеке исполнительным органом государственной власти республики осуществлено с превышением полномочий, с нарушением норм гражданского, трудового и жилищного законодательства, поскольку устанавливает предписывающие нормы, регулирующие приобретение гражданами жилья на договорной основе у Государственного жилищного фонда при Президенте Республики Татарстан, являющегося некоммерческой организацией.

В судебном заседании представитель Азизовой Р.Г. - Азизов Л.Р., уточнив заявление, просил суд признать недействующим оспариваемое постановление в целом, ссылаясь на несоответствие закону его отдельных положений.

В частности, по его мнению, пункт 1 постановления, которым утвержден Порядок предоставления гражданам жилых помещений по социальной ипотеке и Порядок определения условий и сроков рассрочки платежей граждан для приобретения жилья по социальной ипотеке, нарушает права Азизовой Р.Г. на свободу договора, сторонами которого являются самостоятельные субъекты гражданских правоотношений.

Пункт 1.2 Порядка предоставления, в соответствии с которым предоставление жилья по социальной ипотеке отдельным категориям гражданам происходит в рамках квот, устанавливаемых Кабинетом Министров Республики Татарстан, по мнению представителя заявительницы, ограничивает объем реализуемого жилья некоммерческой организацией и ведет к ущемлению прав и законных интересов других граждан.

Пункты 1.3, 1.4, 1.5 указанного Порядка, устанавливающие порядок предоставления жилья по социальной ипотеке в порядке участия в выборе квартиры (по результатам конкурса) и в порядке очередности постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в системе социальной ипотеки для работников бюджетной сферы, по мнению представителя, также нарушают жилищные права Азизовой Р.Г., поскольку таким образом законодатель необоснованно предоставил преимущества в получении жилья одной категории граждан перед другими.

Пункт 1.7 Порядка предоставления, предписывающий предприятиям, участвующим в финансировании социальной ипотеки, учитывать в коллективных и трудовых соглашениях льготные условия приобретения жилья при социальной ипотеке, по мнению представителя заявительницы, противоречит положениям статьи 41 Трудового кодекса РФ, согласно которым содержание и структура трудовых договоров определяются непосредственно сторонами.

Пункт 1.9 Порядка предоставления, устанавливающий право Попечительского совета Государственного жилищного фонда при Президенте Республики Татарстан утверждать форму договора социальной ипотеки, а также разделы 2 и 3 Порядка приобретения жилья по социальной ипотеке, как полагала заявительница, нарушают ее права на свободу договора и определения его условий непосредственно с Жилищным фондом без вмешательства исполнительного органа государственной власти республики.

По этим же мотивам заявительница просила признать недействующими положения пунктов 2 и 4 оспариваемого постановления, согласно которым установлены квоты предоставляемого жилья с государственной поддержкой отдельным категориям граждан и утверждены нормативы общей площади жилых помещений, предоставляемых гражданам по договорам социальной ипотеки.

Решением Верховного суда Республики Татарстан от 19 декабря 2007 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Азизова Р.Г. просит решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

Как следует из материалов дела, 2 августа 2007 года Кабинетом Министров Республики Татарстан принято постановление № 366 «О дальнейших мерах по реализации Закона Республики Татарстан от 27 декабря 2004 года № 69-ЗРТ «О государственной поддержке развития жилищного строительства в Республике Татарстан» и совершенствованию порядка предоставления жилья в рамках республиканской государственной поддержки» (в редакции постановления Кабинета Министров Республики Татарстан от 08 октября 2007 года № 543).

Пунктом 1 постановления утверждены Порядок предоставления гражданам жилых помещений по социальной ипотеке (далее - Порядок предоставления) и Порядок определения условий и сроков рассрочки платежей граждан для приобретения жилья по социальной ипотеке (далее - Порядок приобретения).

7 марта 2007 года Азизова Р.Г. заключила с потребительским кооперативом «Строим будущее», действующим от имени специализированной организации - Государственного жилищного фонда при Президенте Республики Татарстан, договор социальной ипотеки.

Во исполнение условий данного договора 23 мая 2007 года заявительницей внесено на расчетный счет кооператива 3.000 рублей, что было достаточным для участия в конкурсе жилья, предоставляемого в рамках социальной ипотеки.

Не соглашаясь с доводами заявительницы о том, что вышеуказанное постановление противоречит требованиям закона, нарушает ее права и законные интересы, суд обоснованно исходил из следующего.

В соответствии со статьей 72 Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина, жилищное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 102, статьи 103 Конституции Республики Татарстан Кабинет Министров Республики Татарстан обладает полномочиями по изданию нормативных правовых актов, направленных на реализацию указанных полномочий.

В силу статей 1, 12, 13 Жилищного кодекса Российской Федерации органы государственной власти субъектов Российской Федерации обеспечивают условия для осуществления гражданами права на жилище, в том числе, обеспечивают защиту прав и законных интересов граждан, приобретающих жилые помещения.

Как следует из преамбулы оспариваемого постановления, оно принято исполнительным органом государственной власти республики во исполнение Закона Республики Татарстан «О государственной поддержке развития жилищного строительства в Республике Татарстан» от 27 декабря 2004 года № 69-ЗРТ (далее - Закон Республики Татарстан), который направлен на реализацию конституционного права граждан на жилище, объединение усилий государственных органов, органов местного самоуправления и организаций всех форм собственности по развитию жилищного строительства и формированию рынка доступного жилья в Республике Татарстан.

Согласно статье 3 названного Закона Республики Татарстан под социальной ипотекой понимается предоставление гражданам жилья в рассрочку в соответствии с основными требованиями, предъявляемыми к государственной поддержке развития жилищного строительства.

Под основными требованиями, предъявляемыми к государственной поддержке развития жилищного строительства в системе социальной ипотеки, понимаются определяемые в соответствии с настоящим Законом требования к условиям предоставления жилья в рассрочку, порядку заключения и существенным условиям договоров, регулирующих отношения между участниками системы социальной ипотеки.

В соответствии со статьей 4 Закона Республики Татарстан государственная поддержка развития жилищного строительства в Республике Татарстан осуществляется на основе принципов доступности, обеспечения содействия органов государственной власти и органов местного самоуправления в Республике Татарстан реализации жителями Республики Татарстан конституционного права на жилище, платности, срочности, возвратности, адресности государственной поддержки с учетом доходов граждан, обеспечения защиты прав граждан и инвесторов.

Полномочия Кабинета Министров Республики Татарстан в данной сфере отношений также регламентированы Законом Республики Татарстан.

В частности, к компетенции исполнительного органа власти республики отнесено установление порядка реализации основных требований, предъявляемых к государственной поддержке развития в системе социальной ипотеки, в том числе: установление правил и порядка постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в системе социальной ипотеки; регулирование норматива общей площади жилых помещений, предоставляемых на принципах социальной ипотеки; введение требований к занятости и размеру дохода; установление правил и порядка зачета принимаемой в счет оплаты собственности, а также порядка определения ее стоимости; регулирование периода рассрочки платежей и размеров первоначального взноса; установление размеров и порядка индексации стоимости невыкупленной части площади жилых помещений. Не ограничиваясь только этой компетенцией, республиканский законодатель определил, что Кабинет Министров республики в области развития жилищного строительства вправе осуществлять и иные полномочия в соответствии с федеральным законодательством и законодательством Республики Татарстан (часть 3 статьи 7, часть 1 статьи 11 Закона Республики Татарстан).

Из анализа приведённых правовых норм суд сделал правильный вывод о том, что Кабинет Министров Республики Татарстан, принимая оспариваемое постановление в целом, действовал в пределах компетенции, определенной законодательством, не нарушая права и законные интересы заявительницы, участвующей в системе социальной ипотеки. Данное постановление непосредственно направлено на урегулирование правоотношений, возникающих в рамках республиканской государственной поддержки, предоставляемой гражданам, нуждающимся в улучшении жилищных условий.

При этом суд правомерно отметил, что осуществление нормативного правового регулирования вопросов в области социальной ипотеки, как меры государственной поддержки, является не только правом, но и обязанностью исполнительного органа государственной власти республики, поскольку конституционный принцип равенства всех перед законом может быть реализован именно путем нормативного закрепления единого для всех порядка получения такой государственной поддержки.

В связи с этим доводы заявительницы о превышении полномочий органом исполнительной власти республики при принятии оспариваемого постановления и утверждении правовых норм, регулирующих порядок и условия приобретения жилья в рамках социальной ипотеки, суд обоснованно посчитал несостоятельными, указав на то, что регулирование данных вопросов в рамках только договорных отношений между специализированной организацией и гражданином нарушало бы указанный конституционный принцип.

Правильно признаны судом необоснованными и утверждения заявительницы о противоречии закону и нарушении ее прав отдельными положениями оспариваемого постановления.

Так пунктом 2 постановления установлено, что жилые помещения, предназначенные для предоставления в рамках государственной поддержки, строительство которых проинвестировано специализированной организацией по социальной ипотеке в объеме средств, безвозвратно переданных государственным заказчиком по соглашению, распределяются для работников бюджетной сферы - 45% объема построенного жилья; для работников организаций, участвующих в финансировании социальной ипотеки, - 45% объема фактического участия в финансировании государственной поддержки накопительным итогом, начиная с 2005 года; для граждан, нуждающихся в неотложной поддержке, - 10% объема построенного жилья.

Суд обоснованно посчитал, что данные правовые положения не нарушают права заявительницы, в том числе и права других лиц, участвующих в реализации приведенных выше законоположений, поскольку они по существу регулируют вопросы целевого использования средств, переданных на договорной основе государственным заказчиком специализированной организации в рамках республиканской государственной поддержки в системе социальной ипотеки.

В соответствии со статьей 5 Закона Республики Татарстан специализированные организации относятся к субъектам, принимающим участие в реализации программы развития жилищного строительства в Республике Татарстан.

Указом Президента Республики Татарстан от 23 июня 2005 года № УП-265 Государственный жилищный фонд при Президенте Республики Татарстан определен в качестве специализированной организации, осуществляющей реализацию вышеупомянутого Закона Республики Татарстан.

Из чего суд сделал правильное заключение, что, устанавливая порядок распределения жилья, построенного Жилищным фондом за счет средств государственного заказчика, Кабинет Министров Республики Татарстан действовал в пределах предоставленных ему полномочий, обеспечивая соблюдение принципов государственной поддержки развития жилищного строительства, закрепленных статьей 4 Закона Республики Татарстан.

По этим же основаниям суд не согласился с доводами заявительницы о нарушении ее имущественных прав введением Кабинетом Министров Республики Татарстан определенных ограничений в отношении размера жилых помещений, предоставляемых гражданам с государственной поддержкой.

Пунктом 4 постановления установлены нормативы при предоставлении жилых помещений с государственной поддержкой: для одиноко проживающего гражданина - 33 кв. метра; для семьи численностью 2 человека - 42 кв. метра; для семьи численностью 3 и более человек - по 18 кв. метров на одного человека. Превышение норматива при предоставлении жилых помещений с государственной поддержкой по установленной льготной цене не должно составлять 20 процентов.

Суд обоснованно счёл данные правовые положения не противоречащими закону, принятыми Кабинетом Министров республики в пределах своей компетенции, указав, что правоотношения в рамках социальной ипотеки носят административный характер, и исполнительный орган власти вправе устанавливать нормативы жилых помещений, предоставляемых гражданам в рамках государственной поддержки. Каких-либо препятствий для получения жилого помещения, нормативы которого превышают установленные ограничения, у заявительницы с учетом имеющегося права на льготное приобретение жилья не имеется.

Эти обстоятельства не оспаривались и в заседании Судебной коллегии.

Правомерно признаны необоснованными и доводы заявления о противоречии отдельных положений Порядка предоставления и Порядка приобретения жилья по социальной ипотеке требованиям федеральных законов и нарушении права на свободу договора.

Согласно пунктам 1.3, 1.4, 1.5 Порядка предоставления распределение жилья по социальной ипотеке осуществляется: в порядке участия в выборе квартиры (по результатам конкурса); в порядке очередности постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в системе социальной ипотеки и в порядке оказания неотложной помощи.

В порядке участия в выборе квартиры по конкурсу предоставляются жилые помещения: работникам предприятий, работникам бюджетной сферы в пределах 50% общего количества квартир по бюджетной квоте.

В порядке очередности постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в системе социальной ипотеки предоставляются жилые помещения работникам бюджетной сферы в пределах 50% общего количества квартир по бюджетной квоте, оставшихся после распределения квартир по конкурсу.

Поскольку к полномочиям Кабинета Министров Республики Татарстан, как отмечалось выше, отнесено установление порядка реализации основных требований, предъявляемых к государственной поддержке развития жилищного строительства, суд правильно посчитал, что исполнительный орган государственной власти республики, регламентируя порядок и условия предоставления жилья в рамках социальной ипотеки для отдельных категорий граждан, также действовал в рамках своих полномочий.

Не соглашаясь с утверждениями заявительницы о нарушении её права на свободу договора при приобретении жилья в рамках социальной ипотеки, суд обоснованно исходил из положений статей 421, 422 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Учитывая, что Жилищный фонд, является специализированной организацией, осуществляющей реализацию законодательства в области развития жилищного строительства и предоставления республиканской государственной поддержки, заключаемые им договоры с гражданами должны соответствовать обязательным требованиям, установленным законодательством в этой области отношений.

Следовательно, соблюдение сторонами при заключении договора социальной ипотеки императивных норм, содержащихся в оспариваемом нормативном правовом акте, не является для участников этих соглашений ограничением права на свободу договора.

Пунктом 1.7 Порядка предоставления предприятиям, участвующим в финансировании социальной ипотеки, бюджетным организациям предложено учитывать в коллективных и/или трудовых договорах, а специализированной организации - в договорах социальной ипотеки условия, направленные на соблюдение работниками условий льготного порядка приобретения жилья.

Мнение суда, посчитавшего, что данные правовые положения носят рекомендательный характер для участников правоотношений в сфере социальной ипотеки и не нарушают права заявительницы и реализуются другими участниками трудовых соглашений по своему усмотрению, что в целом отвечают принципу свободы договора и требованиям, установленным гражданским законодательством, является правильным.

Не противоречат требованиям закона и не нарушают права заявительницы и положения пункта 1.9 Порядка предоставления жилья, в соответствии с которыми форма договора социальной ипотеки утверждается Попечительским советом Государственного жилищного фонда при Президенте Республики Татарстан. Данное правовое положение по существу констатирует лишь право надзорного органа некоммерческой организации разработать форму договора, а не его содержание. В связи с чем довод представителя заявительницы о превышении компетенции органом исполнительной власти республики при принятии указанной нормы суд правомерно признал необоснованным.

Поскольку оспариваемое постановление соответствует действующему законодательству, издано Кабинетом Министров Республики Татарстан в пределах полномочий и не нарушает права граждан, имеющих право на предоставление жилья в рамках социальной ипотеки, суд принял правильное решение об отказе в удовлетворении заявления Азизовой Р.Г.

Доводы кассационной жалобы заявительницы направлены на иное, неправильное толкование норм материального права и переоценку обстоятельств, установленных и исследованных судом в полном соответствии с правилами статей 12, 56, 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене его законного и обоснованного решения.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360, 361 ГПК РФ,

 

определила:

решение Верховного суда Республики Татарстан от 19 декабря 2007 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Азизовой Р.Г. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 11-Г08-2

Статья 35. Право частной собственности охраняется законом
Статья 72. В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:
ГК РФ Статья 421. Свобода договора
ЖК РФ Статья 1. Основные начала жилищного законодательства
ЖК РФ Статья 12. Полномочия органов государственной власти Российской Федерации в области жилищных отношений
ЖК РФ Статья 13. Полномочия органов государственной власти субъекта Российской Федерации в области жилищных отношений
ТК РФ Статья 41. Содержание и структура коллективного договора

Производство по делу

Загрузка
Наверх