Дело № 11-О07-62СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Галиуллин Зямиль Фаррахович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-О07-62СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 12 декабря 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.
судей Валюшкина В.А. и Ахметова Р.Ф.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании от 12 декабря 2007 года кассационные жалобы осужденных Саляхова А.А., Еременко Ю.Л., Федорова В.И., Сафина И.И., Бобровского А.Ю., Федянова А.А., Лазарева И.А., Гарипова Э.А., Салахиева М.Р., Салахиева А.Р., Байтамирова Р.Р., Югрина Э.А., Костюкова Ю.М., Горошко А.А., Галиева И.С, Долбилова Д.В., Сухомлина Р.А., Карасева СВ., Ребика В.А., Хисамутдинова Ф.Г., Першина В.А., Хасьянова Р.Э., Беленко А.А., Бульбы Д.Ю., Гильметдинова Р.А., Буртасова И.Д., Миронова СП., Гусева В.В., Ромахина И.Е., Ибраева А.А., адвокатов Туктарова А.М., Хисматова Д.А., Когана А.Е., Панасеня Н.М., Майоровой И.Р., Рыбака А.С, Аширова М.И., Пикуля В.Г., Александрова В.А., Якупова Т.Х., Петрова А.О., Ахметова Г.С, Бардиной Л.Г., Кропотова А.В., Катаевой М.В., Пивоварова П.П., потерпевших М , М ., Ш на приговор суда присяжных Верховного суда Республики Татарстан от 17 июля 2006 года, которым Саляхов А А , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.1 УК РФ на 15 лет, по ст. 209 ч.1 УК РФ на 15 лет, по ст. 105 ч.2 п. «ж,з» УК РФ на 15 лет, по ст.ст. 30 ч.1 и 105 ч.2 п.п. «б,ж,з» УК РФ на 8 лет, по ст. 163 ч.З п. «а» УК РФ на 9 лет, по ст. 159 ч.4 УК РФ на 10 лет, по ст. 174 ч.З УК РФ на 9 лет, по ст. 17 ч.4, 102 п.п. «а,н» УК РСФСР на 13 лет. На основании ст. 40 ч.З УК РСФСР и ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Еременко Ю Л , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.1 УК РФ на 14 лет, по ст. 209 ч.1 УК РФ на 15 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ к пожизненному лишению свободы, по ст. 30 чЛ и 105 ч.2 п.п. «б,ж,з» УК РФ на 8 лет, по ст. 163 ч.4 УК РФ на 7 лет, по ст. 159 ч.4 УК РФ на 8 лет, по ст. 174 ч.З УК РФ на 7 лет, по ст. 160 ч.4 УК РФ на 7 лет, по ст.ст. 17 ч.4 и 102 п.п. «а,н» УК РСФСР на 13 лет. На основании ст. 40 ч.З УК РСФСР и ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

Федоров В И осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 7 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «а,д,ж,з» УК РФ на 18 лет, по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а,ж,з» УК РФ на 8 лет, по ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ на 8 лет, по ст. 163 ч.З п. «а» УК РФ на 8 лет, по ст. 158 ч.4 п. «а» УК РФ на 6 лет по ст. 222 ч.З УК РФ на 5 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Сафин И И , осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п.п. «е,з» УК РФ на 14 лет, по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а,ж,з» УК РФ на 8 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Бобровский А Ю , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ на 8 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Федянов А А , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ на 8 лет. На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Лазарев И А , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ на 8 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Гарипов Э Г , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ на 8 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Салахиев М Р , , судим 31.01.2000 г.

по ст. 330 ч.2 УК РФ на 1 год лишения свободы; 16.06.2000 г. по ст. 163 ч.З п. «б», 213 ч.2 п.п. «а,б» УК РФ на 8 лет лишения свободы, осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «а,д,ж,з» УК РФ к 20 годам лишения свободы, по ст. 210 ч.2 УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 158 ч.4 п.

«а» УК РФ к 6 годам лишения свободы. В силу ст. 69 ч.З УК РФ к 22 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Салахиев А Р , , судим 17.06.96 г. по ст.ст. 147 ч.З, 224 ч.З УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, освобожден 03.04.97 г. условно-досрочно на 10 месяцев 15 дней; 31.01.2000 г. по ст. 330 ч.2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы; 16.06.2000 г. по ст. 163 ч.З п. «б», 213 ч.2 п.п. «а,б» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч.2 п. «а,д,ж,з» УК РФ на 20 лет, по ст. 158 ч.4 п. «а» УК РФ на 6 лет. В силу ст. 69 ч.З УК РФ к 22 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Байтамиров Р Р , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ на 9 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Югрин Э А , судим 10.09.2001 г. по ст.ст. 213 ч.1, 112 ч.2 п.п. «б,д» УК РФ к 1 году 1 месяцу лишения свободы условно с испытательным сроком в 6 месяцев, осужден к лишению свободы: по ст.210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ на 11 лет, по ст. 222 ч.З УК РФ на 5 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 год лишения свободы, а в силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Костюков Ю М , осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Горошко А А , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Галиев И С , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ на 13 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 17 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Долбилов Д В , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Сухомлин Р А , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 14 лет, по ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а,ж,з» УК РФ на 8 лет, по ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ на 9 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Карасев С В , , осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ребик В А , , судим 28.03.96 г.

по ст. 145 ч.ч. 2,3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожден в сентябре 1997 г., осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Хисамутдинов Ф Г , , судимый 30.06.97 г. по ст. 222 ч.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы; 17.06.98 г. по ст. 212 ч.2 УК РФ к 2 годам лишения свободы; 28.01.2000 г. по ст.ст. 105 ч.2 п.п. «а,з», 162 ч.З п. «в», 30 ч.З, 167 ч.2 УК РФ к 25 годам лишения свободы, осужден к лишению свободы: по ст. 102 п. «а» УК РСФСР на 15 лет, по ст. 210 ч.2 УК РФ на 8 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ на 10 лет, по ст. 30 ч.1, 105 ч.2 п.п. «б,ж,з» УК РФ на 9 лет. В силу ст. 40 ч.З УК РСФСР, ст. 69 ч.З УК РФ назначено 20 лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч.5 УК РФ окончательно назначено 25 лет лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима.

Першин В А , судим 09.11.95 г. по ст. 148 ч.4, 200 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, освобожден 30.10.96 г. условно- досрочно на 1 год 4 месяца 9 дней; 10.07.2000 г. по ст. 213 ч.2 п. «а» УК РФ на 3 года 2 месяца лишения свободы, освобожден 03.09.2001 г.

условно-досрочно на 1 год 2 месяца 12 дней, осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ на 10 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 14 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Хасьянов Р Э , осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч.2 УК РФ на 12 лет, по ст. 210 ч.2 УК РФ на 8 лет, по ст. 102 п. «а,г,з,н» УК РСФСР на 15 лет. На основании ст. 40 ч.З УК РСФСР и ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Беленко А А , осужден к лишению свободы: по ст. 102 п.п. «а,г,з,н» УК РСФСР на 15 лет, по ст. 210 ч.2 УК РФ на 8 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ на 15 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 20 лет. На основании ст. 40 ч.З УК РСФСР и ст. 69 ч.З УК РФ окончательно назначено 25 лет лишения свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, а остального срока наказания в исправительной колонии строгого режима.

Бульба Д Ю осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 11 лет, а на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений на 12 лет в исправительной колонии строгого режима.

Гильметдинов Р А , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 6 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ на 12 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 17 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Буртасов И Д , осужден к лишению свободы: по ст. 17 ч.б, 102 п. «а» УК РСФСР на 8 лет, по ст. 210 ч.2 УК РФ на 9 лет, по ст. 209 ч.2 УК РФ на 13 лет, по ст. 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ на 18 лет. На основании ст. 40 ч.З УК РСФСР и ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Миронов С П , , судим 19.02.2004 г. по ст. 159 ч.З УК РФ на 3 года лишения свободы, осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 9 лет, по ст. 159 ч.4 УК РФ на 10 лет, по ст. 174 ч.З УК РФ/в редакции закона до 1.02.2002 г./ на 10 лет, по ст. 160 ч.4 УК РФ на 8 лет. В силу ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч.5 УК РФ окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Гусев В В , , осужден по ст. 160 ч.4 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года..

Ромахин И Е , осужден по ст. 159 ч.4 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 174 ч.З УК РФ/в редакции закона до 1 февраля 2002 г./ к 7 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено с применением ст. 73 УК РФ 8 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года.

Ибраев А А , , осужден к лишению свободы: по ст. 210 ч.2 УК РФ на 4 года, по ст. 159 ч.4 УК РФ на 6 лет, по ст. 174 ч.З УК РФ/в редакции закона до 1 февраля 2002 г./ на 7 лет. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено с применением ст. 73 УК РФ 8 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года.

В совершении некоторых преступлений, а также по ряду вмененных эпизодов осужденные оправданы в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Постановлено взыскать с осужденных в пользу потерпевших в счет возмещения материального ущерба и в счет компенсации морального вреда указанные в приговоре суммы, а также судебные издержки в доход государства.

По делу также осуждены Владимиров А.Л. и Беленко М.А., в отношении которых кассационные жалобы и представление не внесены.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденных Саляхова А.А., Еременко Ю.Л., Гильметдинова Р.А., Байтамирова Р.Р., Салахиева М.Р., Салахиева А.Р., Беленко А.А., Миронова СП., Першина В.А., Галиева И.С. Сухомлина Р.А., Хисамутдинова Ф.Г., Гусева В.В., адвокатов Рубахина С.А., Чиглинцевой Л.А., Морозовой М.Н., Бицаева В.М., Петрова А.О., Когана А.Е. Аширова М.И., потерпевшего Ш ., поддержавших доводы жалоб, а также потерпевшей Б ., полагавшей по существу приговор оставить без изменения, и мнение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей внести в приговор изменения в части переквалификации действий осужденных на закон, действовавший на момент совершения преступлений, исключения из приговора ссылку на одно из отягчающих обстоятельств в отношении осужденных Буртасова, Миронова, Беленко А., Федорова В.И., а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

судом присяжных признаны виновными: Саляхов А.А. и Еременко Ю.Л. в создании устойчивой вооруженной группы/банды/ и руководстве этой бандой, а также в создании преступного сообщества/преступной организации/ и в руководстве таким сообществом.

Буртасов И.Д., Хасьянов Р.Э., Беленко А.А., Хисамутдинов Ф.Г., Гильметдинов Р.А., Байтамиров Р.Р., Першин В.А., Галиев И.С. Горошко А.А., Долбилов Д.В. в участии в устойчивой вооруженной группе/банде/. Они же, а также Федоров В.И., Миронов СП., Бульба Д.Ю., Салахиев А.Р., Салахиев М.Р., Сухомлин Р.А., Бобровский А.Ю., Федянов А.А., Гарипов Э.Г., Лазарев И.А., Югрин Э.А., Ибраев А.А. в участии в преступном сообществе/преступной организации/. Кроме того, вердиктом признаны виновными: - Саляхов А.А. в организации убийства Л ., Х ., в убийстве Н ., в вымогательстве имущества у предпринимателей , в организации приготовления к убийству И ., в организации убийства Л ., в вымогательстве имущества С . и С ., в завладении путем мошенничества акциями ЗАО « » на сумму . рублей и на сумму . рублей, в хищении путем мошенничества вексельных средств ЗАО « » на сумму неденоминированных рублей и на сумму .

неденоминированных рублей, в легализации вексельных средств, похищенных с ЗАО « » на сумму .

неденоминированных рублей, в хищении путем мошенничества денежных средств ГУП « » в сумме рублей и легализации (отмывании) этих денежных средств, в легализации (отмывании) ранее похищенных акций ЗАО « » на сумму рублей; - Еременко Ю.Л. в организации убийства Л ., в убийстве организованной группой В , Н ., в вымогательстве имущества у предпринимателей , в организации приготовления к убийству И ., в организации убийства Л , в убийстве организованной группой М ., в убийстве организованной группой Г ., в убийстве организованной группой К ., в вымогательстве имущества С . и С ., в завладении путем мошенничества акциями ЗАО на сумму .

рублей и на сумму . рублей, в хищении путем мошенничества вексельных средств ЗАО на сумму неденоминированных рублей и на сумму неденоминированных рублей, в легализации вексельных средств, похищенных с ЗАО « » на сумму .

. неденоминированных рублей, в хищении путем растраты денежных средств ЗАО « » в сумме рублей, в легализации ранее похищенных акций ЗАО « » на сумму . рублей; - Буртасов И.Д. в соучастии в убийстве Л ., в убийстве В ., в убийстве Г в составе организованной группы; - Хисамутдинов Ф.Г. в убийстве Л ., в убийстве Х . из корыстных побуждений, в приготовлении к убийству И ., совершенном организованной группой, по найму, сопряженном с бандитизмом; - ГалиевИ.С, ГорошкоА.А., ДолбиловД.В., Карасев СВ., Ребик В.А., КостюковЮ.М. в убийстве В . в составе организованной группы; - Гильметдинов Р.А. в убийстве В ., М , Г - всех в составе организованной группы; - Першин В.А. в убийстве Н . в составе организованной группы; - Федоров В.И. в убийстве Г . и Г , совершенном из корыстных побуждений, организованной группой, с особой жестокостью, в краже автомашины этих потерпевших, в вымогательстве имущества у предпринимателей , в похищении Ш ., М М ., С М ., в убийстве Г ., в покушении на убийство троих не установленных лиц, в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном организованной группой; - Салахиев М.Р. и Салахиев А.Р. в убийстве Г . и Г , в краже автомашины этих потерпевших; - Хасьянов Р.Э. в убийстве Л . и еще 7/семи/ лиц - БеленкоА.А. в убийстве Л . и еще 7/семи/ лиц в убийстве в составе организованной группы М . и Г ., - Бульба Д.Ю. в убийстве К . из корыстных побуждений, организованной группой; - Югрин Э.А. в убийстве Н организованной группой, а также в незаконном приобретении, перевозке, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных организованной группой; - Сухомлин Р.А. в убийстве Г ., в покушении на убийство троих не установленных следствием лиц, в похищении Ш ., М М ., С ., М ., в угоне автомашины Г .

- Гарипов Э.Г. в похищении Ш .; - Бобровский А.Ю., Федянов А.А., Лазарев И.А. в похищении С . и М - Сафин И.И. в убийстве Ф . из корыстных побуждений, общеопасным способом, и в покушении на убийство двух и более не установленных лиц; - Миронов СП. в завладении путем мошенничества акциями ЗАО « » на сумму рублей и на сумму . рублей, в хищении путем мошенничества вексельных средств ЗАО « » на сумму неденоминированных рублей и на сумму . неденоминированных рублей, в легализации вексельных средств, похищенных с ЗАО « » на сумму . неденоминированных рублей, в хищении путем мошенничества денежными средствами ГУЛ « » в сумме рублей и легализации этих денежных средств, в легализации ранее похищенных акций ЗАО « » на сумму рублей, в растрате денежных средств ЗАО « в сумме тыс. рублей; - Ибраев А.А. в завладении путем' мошенничества акциями ЗАО « » на сумму . рублей, в хищении путем мошенничества вексельных средств ЗАО на сумму неденоминированных рублей и на сумму неденоминированных рублей, в легализации вексельных средств, похищенных с ЗАО « » на сумму .

. неденоминированных рублей; - Ромахин И.Е. в завладении путем мошенничества акциями ЗАО « » на сумму . рублей, в хищении путем мошенничества вексельных средств ЗАО на сумму неденоминированных рублей и на сумму . неденоминированных рублей, в легализации вексельных средств, похищенных с ЗАО на сумму .

неденоминированных рублей; - Гусев В.В. в растрате денежных средств ЗАО « » в сумме . рублей.

Преступления совершены в период и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: осужденный Горошко А.А. указывает, что приговор суда является несправедливым вследствие его суровости. По всем трем статьям уголовного закона он был признан заслуживающим снисхождения и суд назначил ему наказание с применением ст. 65 УК РФ. Кроме того суд назначил ему наказание с применением ст. 64 УК РФ по ст.ст. 209 ч.2, 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ, хотя должен был назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ и по ст. 210 ч.2 УК РФ. Просит смягчить наказание, а также освободить его от уплаты судебных издержек согласно ст. 132 ч.6 УПК РФ, так как ему не разъяснили, что он должен возместить расходы за работу адвоката по назначению. Утверждает также, что в суде были допрошены ряд работников милиции, которые не являлись очевидцами совершенных преступлений, а дали показания из оперативных источников, что повлияло на вывод присяжных заседателей о его виновности. В вопросном листе имеются противоречия, так как в вопросе №38 раздела 17 и №90 указано, что за участие в группе он получал вознаграждение, а по эпизоду убийства В присяжные не признали, что он получал вознаграждение за это. Просит приговор суда изменить или отменить и дело направить на новое судебное разбирательство; адвокат Якупов Т.Х. просит приговор суда в отношении Горошко отменить и дело прекратить, так как данных о его причастности к банде, преступному сообществу, а также к убийству В в деле не имеется; осужденный Костюков Ю.М. просит смягчить ему наказание до отбытого с учетом его роли в содеянном и плохого состояния здоровья, а также освободить его от уплаты судебных издержек, выплаченных адвокату за участие в деле по назначению, так как ему никто не объяснил его права в этой части. В дополнительной жалобе он указывает, что присяжные заседатели признали недоказанным то, что он получил вознаграждение за убийство В то есть отсутствует мотив преступления. Государственный обвинитель также просил признать его виновным только по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, а суд еще квалифицировал его действия дополнительно по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ. Просит приговор отменить и его полностью оправдать; осужденный Карасев СВ. указывает, что он не знал о подготовке к убийству В и его вина в этом не доказана. При назначении наказания суд не учел, что он сам явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления. С 2002 года устроился на работу, женился, имеет малолетнего ребенка, никаких правонарушений не совершал, на его иждивении находится мать-инвалид 2 группы. Просит учесть все эти обстоятельства и применить к нему условное осуждение. В силу ст. 132 ч.б УПК РФ просит освободить его от уплаты судебных издержек; адвокат Ахметов Г.С. просит приговор в отношении Карасева отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, так как Карасев не знал для чего они находятся в подвале дома; осужденный Ребик В.А. указывает, что он, находясь в подвале дома, не знал о подготовке к убийству В , и в суде никто об этом не говорил. Просит разобраться, учесть его способствование раскрытию преступления, нахождение на его иждивении 2-х малолетних детей, и смягчить наказание до отбытого или применить условное осуждение, а также освободить его от уплаты судебных издержек, выплаченных адвокату, в силу ст. 132 ч.б УПК РФ; осужденный Гильметдинов Р.А. утверждает, что он ни в банде, ни в преступном сообществе не состоял, не причастен к убийству В , М и Г . Подробно анализируя доказательства по всем эпизодам обвинения указывает, что его вина в совершении этих преступлений не доказана. Ссылается на то, что стороной обвинения в суде исследовались недопустимые доказательства, в частности, протокол его допроса на предварительном следствии/ л.д. 47-52 т.31/, а его и адвоката ходатайство о признании этого доказательства недопустимым суд необоснованно оставил без удовлетворения. Свидетель Г его оговорил, а показания свидетеля З противоречивы. По эпизоду убийства Г с достоверностью не установлено его ли труп был обнаружен, а в допросе участвовавших в ходе осмотра места происшествия понятых им было отказано. В момент убийства М он, Г , находился на что было подтверждено и другими доказательствами по делу. Однако, в нарушение ст. 340 ч.З п.З УПК РФ председательствующий в напутственном слове не привел доказательства, опровергающие предъявленное ему обвинение, и подтверждающие его алиби. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное разбирательство и в силу ст. 132 п. 6 УПК РФ освободить его от уплаты судебных издержек; адвокат Петров А.О. просит приговор в отношении Гильметдинова отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Указывает, что сторона защиты при отборе присяжных заседателей была поставлена в неравное положение со стороной обвинения, чем были нарушены требования ст. 244 УПК РФ, так как государственный обвинитель заранее знал все данные о кандидатах в присяжные заседатели.. Несмотря на ходатайства защиты о признании протокола допроса Гильметдинова на предварительном следствии/ л.д.47-52 т.З 1/, а также протокола осмотра места происшествия от 25 марта 2002 г., когда был обнаружен труп, принадлежавший, по мнению обвинения, потерпевшему Г недопустимыми, суд необоснованно отказал им в этом и исследовал в суде недопустимые доказательства, одновременно отказал в вызове и допросе указанных в протоколе осмотра места происшествия понятых, которые фактически не участвовали при этом следственном действии. В нарушение ст. 340 ч.З п.З УПК РФ председательствующий в напутственном слове полностью привел доказательства, на которые ссылался государственный обвинитель, а доказательства, оправдывающие Гильметдинова и перечисленные защитой, были приведены неполно и выборочно. Кроме того, судья в напутственном слове упомянул, что свидетель З показал место захоронения трупа Г и присяжным заседателям демонстрировалась видеозапись данного следственного действия/т. 255 л.д. 256/, хотя эта видеозапись присяжным не демонстрировалась. В вопросном листе/№10 л.д. 70/ имеются исправления в результатах голосования, не подписанные старшиной, а в протоколе судебного заседания не отражено время удаления и возвращения присяжных в зал судебного заседания во втором случае/ л.д. 166-167 т. 256/. Все эти нарушения УПК РФ повлияли на мнение присяжных заседателей о виновности Гильметдинова. По эпизоду убийства М исходя из вердикта действия Гильметдинова следовало квалифицировать по ст. 316 УК РФ и назначить более мягкое наказание; осужденный Долбилов Д.В., подробно анализируя доказательства по делу, исследованные в судебном заседании, утверждает, что его вина в участии в банде и преступном сообществе не доказана. В нарушение ст. 338 ч.1 УПК РФ в вопросном листе вопросы № 1, 53 раздела 17 составлены без учета результатов судебного следствия и прения сторон.

Полагает, что приговор постановлен на основании противоречивого вердикта. Так, в разделе 3 вопросного листа по эпизоду убийства В одна часть вопроса № 11 противоречит другой части, вопрос №42 и часть вопроса №11 противоречит вопросу №23. В ответе на вопрос №11 раздела 3 присяжные не признали факт получения осужденным Долбиловым вознаграждения/убийство В /, а в ответах на вопросы 50 и 102 раздела 17 они признали факт получения им вознаграждения за совершенные преступления. Поскольку по эпизоду убийства В присяжные признали недоказанным получение им денежного вознаграждения, тем самым отпал мотив преступления по найму/ то есть корысть/. Несмотря на просьбу государственного обвинителя об исключении из обвинения мотива совершения преступления - по найму, суд осудил его, Долбилова, и по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. Или приговор в части осуждения его по ст.ст. 209 ч.2, 210 ч.2 УК РФ отменить и дело прекратить, а по ст. 105 ч.2 УК РФ смягчить наказание до отбытого, а также освободить его от выплаты судебных издержек в силу ст. 132 ч.б УПК РФ; адвокат Александров В.А. просит приговор в части осуждения Долбилова по ст. 209 ч.2, 210 ч.2, 105 ч.2 УК РФ отменить и дело прекратить за его непричастностью к совершенным преступлениям.

Переквалифицировать его действия со ст. 222 ч.З УК РФ на ст. 222 ч.1 УК РФ и смягчить наказание до отбытого; осужденный Югрин Э.А. просит учесть, что он написал явку с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, его роль в совершении преступления в результате оказанного воздействия на него и его семью, на его иждивении находятся двое несовершеннолетних детей и больная мать, которая является инвалидом, мнение присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения, а также государственного обвинителя о назначении ему наказания с применением ст. 64 УК РФ, и смягчить ему наказание, а также уменьшить сумму взысканных с него судебных издержек исходя из роли адвоката в оказании ему юридической помощи; осужденный Бульба Д.Ю. просит учесть его явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, нахождение на его иждивении малолетней дочери и родителей-пенсионеров, что его жена больна и нуждается в лечении, в настоящее время он возместил материальный ущерб потерпевшей , и смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ до 7 лет лишения свободы, как предлагал государственный обвинитель. Одновременно отмечает, что суд неправильно квалифицировал его действия как соисполнительство в убийстве К вопреки вердикту присяжных заседателей, установивших, что он добровольно отказался от доведения убийства до конца. Ссылается также на то, что эпизод по его обвинению суд рассматривал только один день, поэтому полагает, что судом завышена сумма, взысканная с него в качестве судебных издержек, которую он не в состоянии выплатить; адвокат Кропотов А.В. просит приговор в части осуждения Бульбы по ст. 105 ч.2 УК РФ отменить и дело прекратить за его непричастностью к совершенному преступлению. Указывает, что вердиктом присяжных заседателей признан тот факт, что Бульба добровольного отказался от непосредственного лишения жизни К , которого задушило другое лицо, не являющееся членом организованной группы. При таких обстоятельствах Бульба необоснованно признан виновным в соисполнительстве убийства, а вопрос о совершении заранее обещанного сокрытия особо тяжкого преступления перед присяжными заседателями не ставился; осужденный Саляхов А.А. и в его защиту адвокат Туктаров А.М. указывают, что в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства были нарушены нормы уголовно-процессуального закона, которые повлекли вынесение ошибочного вердикта. В частности, в ходе предварительного следствия Саляхову отказали в проведении очных ставок с обвиняемыми по делу Беленко А., Беленко М , и Хасьяновым; отказали в удовлетворении ходатайства об отводе следователя З незаконно содержали под стражей, в том числе в ИВС, необоснованно ограничили срок ознакомления с материалами уголовного дела, а также не ознакомили с документами выделенного дела, незаконно отказали в просмотре учебного фильма о процедуре прохождения суда присяжных. В ходе судебного разбирательства были допущены следующие нарушения требований УПК РФ: отказали в ходатайстве об оглашении показаний свидетеля Б , данных им на предварительном следствии, перед присяжными были допрошены в качестве свидетелей работники милиции и другие лица/всего 9 лиц/, которые не были очевидцами преступлений, а давали показания, известные из оперативных источников, что является недопустимым, в то же время суд отказал в ходатайстве о вызове и допросе свидетелей, названных адвокатом Панасеня, а также о признании недопустимым доказательством показания осужденного Беленко М./ л.д. 135 т. 21/ на предварительном следствии.

Председательствующий необоснованно прервал речь адвоката Туктарова в прениях, в то же время не делал замечания государственному обвинителю, когда тот обвинял Саляхова в убийствах других лиц, которые ему не предъявлялись, и не разъяснил присяжным не принимать это во внимание.

В нарушение ст. 340 п.п. 3,4 УПК РФ председательствующий в напутственном слове не напомнил об исследованных в суде доказательствах, оправдывающих Саляхова, и не полностью была изложена позиция защиты. Председательствующий не принял во внимание замечания к вопросному листу со стороны защиты и соответственно не изменил вопросы. В ходе предварительного следствия и судебного разбирательства в средствах массовой информации широко освещался данный процесс, что привело к негативному отношению ко всем осужденным, в том числе и к Саляхову. Была нарушена тайна совещания присяжных заседателей/ ст.341 УПК РФ/, так как фактически в общем помещении находились и государственные обвинители и состав суда. В действиях Саляхова отсутствуют признаки преступления по хищению рублей, так как в период хищения этих денег Саляхов уже находился под стражей. Считают, что по эпизодам убийств Л Х , Л и еще 7 лиц, совершенных в период с 1993 по 1996 год, истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, поэтому приговор в этой части подлежит отмене, а дело прекращению. При назначении наказания Саляхову суд не учел, что он ранее не судим, характеризуется положительно, является инвалидом 2 группы, и на его иждивении находятся мать и тетя, инвалиды 1 группы. Просят приговор суда отменить или изменить, в том числе смягчить наказание; осужденный Федоров В.И. указывает, что приговор суда в нарушение требований ст. 351 УПК РФ не основан на вердикте присяжных заседателей. Согласно ответа на дополнительный вопрос № 2а он, Федоров, остановил дальнейшее избиение потерпевших, то есть фактически добровольно отказался от доведения убийства потерпевших Г и Г до конца. Поэтому приговор в этой части подлежит отмене, а дело прекращению производством в силу ст. 31 УК РФ. Более того, в деле имеется постановление следователя об отказе в возбуждении в отношении него уголовного дела по этому эпизоду обвинения за отсутствием в его действиях составов преступлений/ том 26 л.д. 202-204/. По этому эпизоду обвинения следователем были нарушены требования ст. 220 УПК РФ, так как в обвинительном заключении не были приведены доказательства, опровергающие предъявленное обвинение, а председательствующий в напутственном слове также не упомянул эти доказательства. По эпизоду похищения людей ответы на вопросы № 14, 24, 38, 60, 79 противоречат ответу № 89 в части разработки им предварительного плана с другими лицами на похищение людей, а также заранее разработанный план на убийство Г и трех неустановленных лиц/ противоречия в вопросах № 95 и 100, 106 и ПО/.

Утверждает, что в 1995 г. не было ответственности за преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, поэтому он по этой статье осужден необоснованно. Поскольку преступление, предусмотренное ст. 222 ч.З УК РФ, он совершил в начале 1997 г., просит освободить его от уголовной ответственности за истечением сроков давности. Просит разобраться и учесть, что он более 5 лет содержится в тюрьме, за это время умер отец, а мать является инвалидом; адвокат Коган А.Е. просит приговор в части осуждения Федорова по ст. 105 ч.2 п.п. «а,д,ж,з» УК РФ/ по эпизоду убийства Г и Г / отменить и дело производством прекратить. Указывает, что исходя из вердикта присяжных заседателей о том, что Федоров остановил избиение потерпевших у родника, следует, что Федоров фактически добровольно отказался от совершения преступления/ответ на вопрос №2а/; осужденный Байтамиров Р.Р. указывает, что его незаконно задержали 7 сентября 2002 г., то есть без судебного решения, а в постановлении исправили дату с 7 на 9.09.2002 г. Без законных оснований ему продлевали сроки содержания под стражей, а также предъявили обвинение. В ходе следствия с нарушением норм УПК РФ провели обыск в гараже, где было обнаружено оружие, однако судья необоснованно оставил ходатайство о признании этого доказательства недопустимым без удовлетворения. В нарушение ст. 243, 244 УПК РФ ему не дали возможности задавать вопросы подсудимому Буртасову. В прениях государственный обвинитель перед присяжными неоднократно говорил о том, что он, Байтамиров, находился в розыске и скрывался от следствия, а председательствующий не остановил обвинителя и не напомнил присяжным заседателям не учитывать это. В нарушение ст.ст. 338, 339 УПК РФ председательствующий не учел их замечания и предложения по вопросному листу, в частности, не поставил отдельно вопрос по хранению оружия им, Байтамировым. В напутственном слове председательствующий не привел доказательства, оправдывающие его. При назначении наказания суд не учел его положительные характеристики, наличие малолетнего ребенка, а также мнение присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения и необоснованно не применил ст. 64 УК РФ. Срок отбытия наказания ему должны исчислять с 7.09.2002 г. На основании ст. 132 ч.4 УПК РФ он должен быть освобожден от судебных издержек, так как на предварительном слушании он отказывался от защитника, однако суд не согласился с ним. Просит приговор отменить и оправдать его полностью, или дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания; адвокат Александров В.А. просит приговор в отношении Байтамирова отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Указывает, что сам осужденный категорически отрицал свое участие в этих преступлениях и его вина в суде не доказана.

В ходе следствия с нарушением норм УПК РФ был произведен обыск в гараже , где было обнаружено оружие. Однако суд необоснованно оставил без удовлетворения их ходатайство о признании этого доказательства недопустимым. Перед присяжными заседателями не ставился отдельно вопрос о виновности Байтамирова в хранении оружия, хотя такое обвинение ему предъявлялось; осужденный Хисамутдинов Ф.Г. и в его защиту адвокат Ахметов Г.С, анализируя исследованные в суде доказательства, указывают, что Хисамутдинов никаких преступлений не совершал, его вина не доказана.

Адвокат утверждает, что в силу ст. 348 ч.5 УПК РФ председательствующий должен был распустить коллегию присяжных заседателей, а дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Осужденный ссылается на то, что в суде исследовались недопустимые доказательства, в частности, протокол опознания свидетелем С осужденного Хисамутдинова/л.д.63 т.8/. Просят приговор отменить и дело прекратить или направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Осужденный также просит сократить срок отбывания им наказания в тюрьме до 5 лет; осужденный Сухомлин Р.А. указывает, что он в преступном сообществе не состоял, автомашину Г не угонял и вина его не доказана. Убийство Г совершил в состоянии необходимой обороны. В судебном заседании в нарушение ст. 75 УПК РФ исследовались недопустимые доказательства. В частности, протоколы его допроса от 01.11.01 г./ л.д. 176-178 т. 32/, а также свидетеля З / л.д. 25,27, 34, 36, 43, 44 том 33/, протокол следственного эксперимента с его участием, судебно-баллистическая экспертиза ружья «Сайга 410», а также бокового зеркала заднего вида, которые получены с нарушением норм УПК РФ. В нарушение ст. ст. 276, 281 УПК РФ в суде оглашались показания осужденных и свидетелей, данных на предварительном следствии. Вопросный лист содержит противоречия, по ходатайству защиты председательствующим был поставлен дополнительный вопрос, но не в той редакции, которая была предложена им и его адвокатом. Суд признал, что в преступное сообщество он вступил в 1995 году и осудил его по ст. 210 ч.2 УК РФ, которая была введена в действие с 1 января 1997 г.

Суд признал его виновным по ст. 166 ч.З УК РФ, однако наказание не назначил. При назначении наказания суд не принял во внимание смягчающие обстоятельства - его явку с повинной и нахождение на его иждивении малолетнего ребенка. Дело рассмотрено с участием присяжных заседателей вопреки его желанию. Просит приговор в части осуждения его по ст. 210 ч.2 УК РФ отменить и дело прекратить за его непричастностью к преступлению, по ст. 166 ч.З УК РФ - за отсутствием события преступления. Приговор в части осуждения его по ст.ст. 105 ч.2, 30 ч.З и 105 ч.2 УК РФ отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение; адвокат Петров А.О. в защиту Сухомлина просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Отмечает, что сторона защиты при отборе присяжных заседателей была поставлена в неравное положение со стороной обвинения, которая располагала полной информацией о каждом присяжном заседателе, что является нарушением ст. 244 УПК РФ. Председательствующий по делу в нарушение ст. 340 ч.З п.З УПК РФ в напутственном слове полностью привел доказательства обвинения, а доказательства, оправдывающие осужденного, привел неполно и выборочно. В вопросном листе в нарушение ст. 339 ч.1 УПК РФ председательствующий при идеальной совокупности преступлений поставил три отдельных вопроса, а не один по содеянному в целом.

Присяжные заседатели дважды возвращались в совещательную комнату, однако время удаления и возвращения в протоколе не указано/ л.д. 166- 167 т. 256/. Кроме того, Сухомлин по ст. 126 ч.З УК РФ осужден необоснованно, так как согласно вердикту присяжных заседателей потерпевшие были освобождены лицами, похитившими их, добровольно и в силу примечания к этой статье они освобождаются от уголовной ответственности; осужденный Еременко Ю.Л. и в его защиту адвокат Хисматова Д.А. указывают, что Еременко был экстрадирован в Российскую Федерацию для привлечения к уголовной ответственности по ст. 210 ч.1 и 105 ч.2 п.п. «в,ж,н» УК РФ/ за организацию и руководство преступным сообществом, а также за совершение убийств М и Г . В нарушение ст. 461 ч.1 УПК РФ Еременко было предъявлено обвинение и в совершении множества других преступлений и он незаконно был осужден за эти преступления. Разбирательство по делу проходило незаконным составом суда присяжных, так как отведенная прокурором кандидат в присяжные заседатели под № Б , осталась в основном списке присяжных уже под № В ходе судебного разбирательства исследовались недопустимые доказательства, добытые с нарушением закона: протокол осмотра места происшествия от 25.03.2002 г./ л.д. 101-109 т. 30/, протоколы явки с повинной и другие следственные действия со свидетелем З З ./. Осужденному Еременко суд не дал возможности дать показания по эпизоду вымогательства % уставного капитала ТК « », тем самым было нарушено его право на защиту. Государственный обвинитель в прениях неоднократно обвинял подсудимых в совершении преступлений, в которых они не обвинялись, а председательствующий по делу не прервал его и не сделал замечаний. Перед присяжными заседателями были поставлены крайне громоздкие вопросы, что не могло не повлиять на их ответы. Кроме того, председательствующий не принял во внимание замечания стороны защиты об исключении из вопросов ряда формулировок и постановке дополнительных вопросов, опровергающих предъявленное обвинение и исключающих уголовную ответственность. В напутственном слове председательствующий полностью привел доказательства стороны обвинения, в то же время неполно и выборочно привел доказательства, оправдывающие осужденного Еременко. Сам осужденный Еременко утверждает, что по эпизодам убийств Л , Н В , К приготовление к убийству И убийство в деревне стороной обвинения представлено ни ельства его виновности.

Председательствующий согласно ст. 348 ч.5 УПК РФ должен был распустить коллегию присяжных заседателей и направить дело на новое рассмотрение. Однако это не было сделано. При вынесении вердикта была нарушена процедура голосования, так как в ответах на вопросы №.№ 29, 30, 31 раздела 3 имеются исправления, свидетельствующие о двух взаимоисключающих ответах по одному вопросу. Утверждают, что суд незаконно назначил Еременко пожизненное лишение свободы, так как согласно ст. 57 ч.1 УК РФ в редакции закона от 13.06.96 г. такое наказание могло быть назначено только как альтернатива смертной казни.

Суд не мотивировал невозможность применения смертной казни.

Осужденный Еременко также указывает, что до постановления приговора в средствах массовой информации были опубликованы многочисленные статьи, где их считали преступниками, что не могло не повлиять на вердикт присяжных заседателей о виновности осужденных. Утверждает, что он в силу ст. 132 п. 6 УПК РФ подлежит освобождению от уплаты судебных издержек. Ссылается на нарушение тайны совещания присяжных заседателей, так как комнаты обвинителей, председательствующего и присяжных заседателей располагались за одной общей дверью. Просят приговор в части осуждения Еременко по ст. 210 чЛ, 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ/по эпизодам убийств М и Г отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, а в остальной части приговор отменить и дело прекратить; осужденный Беленко А.А. также просит приговор в части осуждения его по ст. 210 ч.2, 105 ч.2 п.п. «ж,з» УК РФ/по эпизодам убийства М и Г отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, а в остальной части приговор отменить и дело прекратить. В жалобах приводятся аналогичные доводы, что и в жалобах осужденных Саляхова, Еременко и адвокатов Туктарова, Хисматовой; адвокат Бардина Л.Г. просит оправдать осужденного Беленко А.А., ссылаясь на то, что его вина в совершенных преступлениях не доказана.

Кроме того, до 20.06.2006 г. со стороны не было получено разрешение на привлечение Беленко к уголовной ответственности и осуждению; осужденный Бобровский А.Ю. указывает, что приговор суда является незаконным, необоснованным и несправедливым. В суде были исследованы недопустимые доказательства, в том числе все следственные действия с потерпевшей М / л.д. 2-4, 14-16,23-24, 26-27,124, 135- 136, 163, 166 т.З7/, а также с потерпевшим М / т.З7/, так как они проведены до возбуждения уголовного дела, а показания потерпевшего С государственным обвинителем оглашены с нарушением ст. 281 УПК РФ, в частности, без учета мнения осужденных и защиты.

Вопросный лист составлен без учета фактических обстоятельств, установленных в суде, не в соответствии с предъявленным обвинением, а также позиции обвинения и защиты. Кроме того, вопросный лист составлен не в отношении каждого подсудимого, в нем не содержится мотив преступления/похищение людей/. В напутственном слове председательствующий в нарушение ст. 340 УПК РФ не довел до сведения присяжных заседателей все предъявленное ему обвинение, а также привел содержание обвинения и доказательства всех подсудимых одновременно, а не в отношении каждого из них, не разъяснил полностью содержание уголовного закона, то есть состав преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, в том числе объективную и субъективную сторону. Установив, что в суде не была доказана его вина в похищении С , судья должен был на основании ст. 348 ч.5 УПК РФ распустить коллегию присяжных заседателей и направить дело на новое рассмотрение. Согласно вердикту присяжных заседателей осужденные добровольно отпустили потерпевших, поэтому судья должен был освободить их от уголовной ответственности согласно примечанию к ст. 126 УК РФ. Поскольку вердиктом присяжных заседателей не доказано его участие в похищении Ш суд должен был его оправдать, а не исключать из обвинения. Просит приговор по эпизодам похищения М и С отменить и дело направить на новое судебное разбирательство или применить примечание к ст. 126 УК РФ; осужденный Федянов А.А. просит приговор отменить и дело прекратить или направить на новое судебное разбирательство.

Одновременно ставит вопрос об освобождении от уголовной ответственности согласно примечанию к ст. 126 УК РФ и смягчить наказание. В жалобе приводятся аналогичные доводы, что и в кассационной жалобе осужденного Бобровского. Кроме того, Федянов указывает, что он признан виновным во вступлении в преступное сообщество в 1995 г., когда не было уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ. Поэтому полагает, что он по этой статье закона осужден необоснованно. Перед его допросом судья не разъяснил ему требования ст. 51 Конституции РФ. Поскольку присяжные признали, что он заслуживает снисхождения по всем эпизодам, то суд должен был назначить ему наказание и с применением ст. 64 УК РФ. Просит учесть эти обстоятельства, мнение потерпевшей М изложенной в кассационной жалобе, его участие в урегулировании межнациональных отношений в период службы в Вооруженных силах, нахождение под стражей более 5 лет и смягчить наказание, а также освободить его от уплаты судебных издержек в силу ст. 132 УПК РФ; осужденный Лазарев И.А. отмечает, что в стадии предварительного слушания им было заявлено ходатайство/ л.д. 386-388 т.

236/, которое председательствующим оставлено без рассмотрения. В этом ходатайстве утверждалось о нарушении норм УПК РФ при возбуждении уголовных дел по заявлениям потерпевших С и М о добытых доказательствах с нарушением УПК РФ и признании их недопустимыми, которые нельзя было использовать в судебном заседании.

В ходе судебного разбирательства он был лишен возможности довести до сведения присяжных заседателей свое алиби о том, что в начале 1995 г. он не мог вступить в преступное сообщество, так как был судим и в это время отбывал наказание в местах лишения свободы, поскольку председательствующий по делу предупреждал подсудимых о том, что нельзя говорить о прежних судимостях. В прениях сторон государственный обвинитель неоднократно говорил о совершении им, Лазаревым, других преступлений, в которых он не обвинялся/ л.д. 304 т. 251/. Председательствующий не только не остановил обвинителя и не разъяснил присяжным заседателям, что указанные обстоятельства они не должны принимать во внимание, но и сам в напутственном слове/ л.д. 258 т. 255/ упомянул его как участника похищения Ш хотя такое обвинение ему не предъявлялось. В напутственном слове председательствующий не полностью разъяснил присяжным заседателям содержание ст. 126 УК РФ, в частности, примечание к этой статье. В вопросном листе в нарушение ст. 339 УПК РФ были поставлены вопросы с использованием юридических терминов, а именно «похищение» людей.

Поскольку он признан заслуживающим снисхождения по всем эпизодам обвинения, судья должен был назначить ему наказание и с применением ст. 64 УК РФ, что не было сделано. При этом судья не учел также мнение потерпевшей М которая к нему не имела никаких претензий.

Полагает, что он должен быть освобожден от взыскания судебных издержек в силу ст. 132 УПК РФ. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение или смягчить наказание; адвокаты Майорова И.Р. и Рыбак Б.С. просят приговор суда в отношении Бобровского, Федянова и Лазарева отменить и дело прекратить за отсутствием в действиях осужденных составов преступлений.

Указывают, что вопреки ходатайствам осужденных о рассмотрении уголовного дела с участием трех профессиональных судей, оно было рассмотрено судом с участием присяжных заседателей, что лишило их права на обжалование приговора по другим основаниям. Вердиктом присяжных заседателей установлено, что осужденные отпустили потерпевших добровольно, поэтому они согласно примечанию к ст. 126 УК РФ должным были освобождены от уголовной ответственности.

Приговором признано, что осужденные участвовали в преступном сообществе, хотя ст. 210 УК РФ была введена в действие только с 1 января 1997 г. Наказание осужденным назначено явно несправедливое и несоразмерное содеянному; осужденный Гарипов Э.Г. указывает, что согласно вердикту присяжных заседателей он не являлся участником преступного сообщества, поэтому просит приговор в части осуждения его по ст. 210 ч.2 УК РФ отменить и дело прекратить. В части осуждения его по ст. 126 ч.З УК РФ по факту похищения Ш просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство из-за многочисленных нарушений требований УПК РФ. Вопросный лист составлен с нарушением закона, не в соответствии с доказательствами, добытыми в судебном заседании, с указанием юридического термина «похищение», а также без учета мнения сторон. В напутственном слове председательствующий изменил предъявленное ему обвинение в части мотива и цели совершенного преступления. Вердикт присяжных заседателей неясен и противоречив, в том числе в части ответов на вопросы 5,6,7 раздела 13, в которые внесены кем-то изменения, несмотря на то, что суд дважды возвращал присяжных в совещательную комнату. Несмотря на то, что в суде не была доказана его вина в совершенных преступлениях, судья не принял решение в соответствии со ст. 348 УПК РФ. Вопреки вердикту присяжных заседателей о том, что он заслуживает снисхождения, судья при назначении наказания не применил ст. 64 УК РФ, а также необоснованно взыскал с него судебные издержки; адвокат Аширов М.И. в защиту осужденного Гарипова просит приговор суда отменить и дело прекратить или направить на новое судебное разбирательство приводя аналогичные доводы, что и сам осужденный; осужденный Хасьянов Р.Э. указывает, что в ходе судебного разбирательства был нарушен принцип состязательности и равноправия сторон. Им было отказано в оглашении показаний умершего свидетеля Б , а обвинителю разрешили огласить показания больного свидетеля А , несмотря на возражения стороны защиты.

Председательствующий запретил осужденным Беленко объяснить причины оговора ими на предварительном следствии его, Хасьянова. В суде исследовалось недопустимое доказательство - заключение эксперта К . Вопросы перед присяжными заседателями были поставлены с нарушением ст.ст. 339, 354 УПК РФ, в результате чего вердикт оказался неясным и противоречивым/ в обоснование этого довода в жалобе не приведены конкретные данные/. Было нарушено его право на защиту, так как суд необоснованно отвел его защитника, пригласив адвоката по назначению несмотря на его возражения. По эпизоду убийства от 17 мая 1996 г. суд незаконно не применил сроки давности уголовного преследования. Суд должен был назначить ему наказание по совокупности преступлений только на основании ст. 40 УК РСФСР, то есть не более 15 лет лишения свободы, а не по правилам ст. 69 ч.З УК РФ. Просит приговор суда отменить и оправдать его на основании ч.4 ст. 348 УПК РФ, или освободить его от наказания по ст. 102 п.п. <:а,г,з,н» УК РСФСР; адвокат Панасеня Н.М., подробно анализируя доказательства по делу, утверждает, что осужденный Хасьянов свою вину не признавал и в ходе судебного заседания не было добыто доказательств его вины в совершении преступлений, в которых он признан виновным. В приговоре суда не приведены доводы адвоката в защиту осужденного. Просит приговор суда отменить и дело производством прекратить за несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела; осужденный Сафин И.И. указывает, что он не причастен к преступному сообществу, однако его дело рассматривали вместе с этими лицами, что повлияло на назначение ему сурового наказания. Просит учесть, что он ранее не судим, не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности, на его иждивении находятся несовершеннолетний сын и престарелая мать, совершению преступления способствовало противоправное поведение потерпевшего и смягчить наказание; адвокат Панасеня Н.М. в защиту осужденного Сафина указывает, что он совершил убийство Ф при превышении пределов необходимой обороны. На жизнь других лиц не покушался и это не доказано. Просит приговор суда отменить или переквалифицировать действия Сафина на ст. 108 ч.1 УК РФ; осужденные Салахиев М.Р. и Салахиев А.Р. указывают, что органами следствия без достаточных оснований было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 105 ч.2 п.п. «а,ж» УК РФ. В последующем органами следствия необоснованно им было предъявлено окончательное обвинение, а прокурором было утверждено обвинительное заключение и дел направлено в суд. При отборе присяжных заседателей сторона обвинения, в отличие от осужденных и их защитников, располагала полной информацией о них, что является нарушением ст. 244 УПК РФ. В ходе судебного разбирательства председательствующий необоснованно отказал в ходатайстве об исследовании перед присяжными видеокассеты с записью показаний свидетеля И , отказал задавать вопросы свидетелю М , исследовали показания специалиста П хотя они являются недопустимыми. В то же время судья оставил без внимания их ходатайство о вызове и допросе свидетелей О , Ч , В , указанных в обвинительном заключении/ том 235/. Допрошены свидетели - оперативные работники, которые не были очевидцами преступлений и не могли назвать источники информации. В прениях сторон государственный обвинитель ссылался на доказательства, не исследованные в суде, а также не отказался от обвинения его по ст. 210 ч.2 УК РФ, которое не нашло подтверждение в суде. При постановке вопросов председательствующий не учел все замечания и дополнительные вопросы со стороны защиты. В напутственном слове председательствующий не привел все доказательства, оправдывающие осужденных, в то же время перечислил все доказательства обвинения. Согласно вердикту присяжных заседателей осужденные добровольно отказались от доведения убийства Г и Г до конца, поэтому суд неправильно к ировал их действия. Судья в приговоре не отразил ходатайство адвоката о применении требований ст. 348 ч.5 УПК РФ. Им неправильно указан срок отбытия наказания с 22 января 2002 г., хотя они содержатся под стражей с 16 декабря 1998 г. Просят приговор суда в части осуждения их по ст.ст. 210 ч.2, 158 ч.4 п. «а» УК РФ отменить и оправдать их, переквалифицировать их действия со ст. 105 ч.2 п.п. «а,д,ж,з» УК РФ на ст. 111 ч.4 УК РФ, назначить более мягкое наказание и срок наказания исчислять с 16.12.98 г.. Осужденный Салахиев М., кроме того, утверждает, что исходя из вердикта присяжных заседателей его действия суд неправильно квалифицировал как убийство организованной группой, с особой жестокостью, из корыстных побуждений/ п.п. «д,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ/, а наказание назначил максимальное, то есть без учета его положительных характеристик, менее активной роли. Просит также освободить его от взыскания судебных издержек согласно ст. 132 УПК РФ; адвокат Пикуль В.Г. в защиту осужденного Салахиева М указывает, что вердиктом присяжных заседателей установлено, что осужденные не довели свой умысел на убийство потерпевших до конца.

Поскольку вердиктом присяжных заседателей не установлено какие именно телесные повреждения причинены потерпевшим в результате их избиения осужденными, в том числе Салахиевым М., поэтому и нельзя применить конкретный уголовный закон. Просит приговор в отношении Салахиева М. отменить и дело прекратить; осужденный Миронов СП. указывает, что на его иждивении находятся малолетний ребенок и одинокая больная мать, он осужден за преступления в сфере экономики и по делу отсутствует ущерб, необоснованно на основании ст. 69 ч.5 УК РФ ему добавили 3 года лишения свободы, которые он уже отбыл. Просит учесть все эти обстоятельства и смягчить ему наказание; адвокат Пивоваров П.П. в защиту осужденного Миронова указывает, что приговор постановлен с нарушением норм УК и УПК РФ.

При постановке вопросов/ №,№ 133, 134, 164, 173/ в нарушение ст. 339 п.5 УПК РФ в вопросном листе применены юридические термины/ «легализация» - отмывание/, о причинении материального ущерба, вопросный лист составлен не по результатам судебного следствия и прения сторон, а на основании обвинительного заключения. Так же было произнесено напутственное слово. Наказание Миронову назначено чрезмерно суровое, без учета его положительных характеристик, частичного признания вины, наличия на иждивении несовершеннолетнего сына и престарелой матери, совершил преступления не против личности, а экономической направленности и ущерб по делу отсутствует. Эти смягчающие обстоятельства являются основанием для назначения ему наказания с применением ст. 64 УК РФ. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение; осужденный Першин В.А. просит также приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что в ходе предварительного следствия были допущены нарушения норм УПК РФ при возбуждении, соединении уголовных дел, при предъявлении ему обвинения, отказе в удовлетворении его ходатайств, что привело к нарушению его прав на защиту. В ходе судебного разбирательства исследовались недопустимые доказательства, в то же время не исследовались доказательства, оправдывающие его. Государственный обвинитель в нарушение ст. 336 УПК РФ в прениях сторон неоднократно ссылался на обстоятельства, которые не исследовались в судебном заседании, в том числе на совершенные другие преступления, которые им не вменялись, а были совершены другими лицами, а также на доказательства, которые были признаны недопустимыми. Однако председательствующий по делу ни разу не остановил государственного обвинителя и не напомнил присяжным заседателям не принимать это во внимание. В то же время председательствующий неоднократно прерывал защитников/ т.250, 253/. Считает, что такая информация, доведенная государственным обвинителем до сведения присяжных заседателей, повлияла на вынесение ими обвинительного вердикта. Такие же ошибки допустил председательствующий в напутственном слове. В вопросном листе не приведен мотив убийства Н , а предъявленный мотив убийства органами следствия полностью противоречил собранным доказательствам по делу. При недоказанности предъявленного ему обвинения судья должен был руководствоваться требованиями ст. 348 ч.4 УПК РФ. При назначении наказания суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства нахождение на его иждивении 2-х малолетних детей.

Кроме того, суд в нарушение требований ст. ст. 51, 132 УПК РФ и ст. 48 Конституции РФ взыскал с него судебные издержки, выплаченные адвокату, который участвовал в деле по назначению суда; адвокат Пикуль В.Г. просит приговор в отношении Першина отменить и дело прекратить. Указывает, что согласно вердикту присяжных заседателей потерпевшего Н задушил осужденный Беленко М.

Поскольку этим же вердиктом установлено, что Першин принимал участие в сокрытии трупа потерпевшего, но заранее не обещал этого, его действия могут быть квалифицированы только по ст. 316 УК РФ. В ходе судебного разбирательства были допущены нарушения норм УПК РФ. В частности, в суд не были вызваны свидетели Ш и К хотя ходатайство об их допросе судом было удовлетворено, отказано в ходатайстве о приобщении к делу в качестве вещественного доказательства и осмотре видеокассеты. Вопросный лист, переданный присяжным заседателям, отличается от вопросного листа, переданного стороне защиты. В нем поставлены вопросы без учета результатов судебного следствия, а также без учета предъявленного Першину обвинения; осужденный Буртасов И.Д. и в его защиту адвокат Катаева М.В. просят приговор суда отменить. Осужденный просит дело прекратить, а адвокат - направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывают, что приговор постановлен с нарушением УПК РФ.

По их ходатайству явка с повинной Буртасова и протокол его допроса от 11 декабря 2002 г. были исключены из числа допустимых доказательств.

Однако в последующем, на основании проведенной по ходатайству государственного обвинителя нарколого-психиатрической экспертизы, которая была проведена без учета многих материалов дела, эти доказательства вновь были признаны допустимыми. Суд необоснованно отказал в их ходатайстве о признании недопустимыми доказательствами протоколов допросов Л Эти нарушения не могли не повлиять на мнение присяжных заседателей о его виновности. Наказание ему назначено без учета наличия на его иждивении 3-х малолетних детей, неработающей супруги, матери - пенсионерки, брата-инвалида, а также положительных характеристик; осужденный Галиев И.С. указывает, что судебное разбирательство по делу было проведено с нарушением норм УПК РФ.

Председательствующий по делу систематически нарушал принцип равноправия и состязательности сторон, по всем вопросам занимал сторону обвинения. Осужденным и их защитникам запрещал исследовать доказательства, задавать вопросы, ограничивал в прениях и по всем другим вопроса, а государственного обвинителя ни в чем не ограничивал, оказывал воздействие на присяжных заседателей. Все эти нарушения, допущенные председательствующим по делу, в протокол судебного заседания не вносились. Подробно анализируя напутственное слово председательствующего по делу, осужденный Галиев утверждает, что оно не основано на материалах дела и доказательствах, исследованных в судебном заседании, содержит множество неточностей, искажений фактических обстоятельств дела, в том числе показаний осужденных, свидетелей. Считает, что он в суде доказал свою непричастность к совершенным преступлениям, однако председательствующий по делу своими высказываниями, незаконным напутственным словом убедил присяжных заседателей к принятию обвинительного вердикта в отношении него. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение; осужденный Ибраев А.А. просит приговор изменить, с учетом его пенсионного возраста, состояния здоровья, отсутствия заработной платы освободить его от уплаты судебных издержек в доход государства в сумме рублей; осужденный Ромахин И.Е. просит приговор изменить, с учетом нахождения на его иждивении дочери - студентки, его материального положения и занятости адвоката в деле снизить сумму взысканных с него судебных издержек; осужденный Гусев В.В. указывает, что в напутственном слове председательствующий по делу полностью привел доказательства /на 9 страницах/, представленные обвинением, а доказательствам защиты посвятил один абзац/ том 256 л.д. 102-112, 113/. У него не было умысла на хищение имущества и никому ущерб не причинен, поэтому в его действиях нет состава преступления. Просит приговор суда отменить и дело прекратить, освободить его от взыскания судебных издержек; потерпевшие М и М указывают, что осужденный Федоров в отношении них преступлений не совершал.

Потерпевшая М ссылается также на то, что к Бобровскому, Федянову и Лазареву у нее нет претензий и они осуждены необоснованно. Потерпевший Ш . указывает, что Федоров, Сухомлин и Гарипов не принимали участие в его похищении и просит их оправдать.

В возражении на кассационные жалобы государственные обвинители Колчурин И.И. и Нуриев М.М. просят приговор оставить без изменения. Потерпевшая Г просит также приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Саляхова А.А. Хасьянова Р.Э., Беленко А.А. - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности всех осужденных в совершенных преступлениях, основанном на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела с соблюдением требований состязательности сторон, поэтому судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора по доводам, изложенным в них.

Вопреки утверждениям в жалобах некоторых осужденных и защитников в ходе предварительного следствия нарушений требований УПК РФ при возбуждении уголовных дел, их соединении, избрании меры пресечения, продлении сроков содержания под стражей, предъявлении обвинения, ознакомлении с материалами уголовного дела и составлении обвинительного заключения не допущено.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, в том числе юридические последствия вердикта и порядок его обжалования, осужденным были разъяснены.

Поскольку некоторые осужденные заявили ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, то они судом обоснованно были удовлетворены с учетом требований ст. 325 ч. 2 УПК РФ. В ходе предварительного следствия следователем было вынесено мотивированное постановление о невозможности выделения уголовного дела в отдельное производство в отношении Федорова В.И. и других обвиняемых. Данное постановление было обжаловано в судебном порядке, и оно признано законным и обоснованным.

При таких обстоятельствах доводы жалоб о том, что большинство осужденных заявили ходатайство о рассмотрении уголовного дела в составе трех профессиональных судей, а дело рассмотрено с участием коллегии присяжных заседателей, тем самым было нарушено право осужденных, предусмотренных ст. 47 Конституции РФ, на рассмотрение дела теми судьями, к подсудности которых оно отнесено законом, нельзя признать состоятельными.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. С доводами жалобы осужденного Еременко о том, что в рассмотрении уголовного дела незаконно участвовала отведенная государственным обвинителем присяжный заседатель под № Б согласиться нельзя, так как была отведена кандидат в присяжные заседатели под № Б , а кандидату в присяжные заседатели Б . никто отводов не заявлял.

Что же касается доводов жалоб о том, что государственный обвинитель заранее знал все данные о личности каждого кандидата в присяжные заседатели, тем самым были нарушены требования ст. 244 УПК РФ, то их нельзя признать убедительными. Сторонам были представлены равные возможности по заявлению мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели, которыми они воспользовались.

Более того, после окончания отбора присяжных заседателей стороны никаких замечаний по этому составу не высказали. Осужденные и их защитники не воспользовались своим правом, предусмотренным ст. 330 УПК РФ, о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности его состава. В ходе дальнейшего судебного разбирательства стороны также не заявили отвод ни одному из присяжных заседателей.

Судебное разбирательство по делу проведено достаточно полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных, с соблюдением принципа состязательности, в частности показаниях самих осужденных по предъявленным обвинениям, потерпевших, свидетелей, заключениях экспертов.

Ссылки в кассационных жалобах на то, что до присяжных заседателей доводились сведения, которые в суде фактически не исследовались, являются необоснованными.

Председательствующий делал своевременно замечания сторонам при попытке довести до присяжных заседателей сведения, которые не подлежали исследованию с их участием, и разъяснял, что они не должны принимать это во внимание.

Что касается обстоятельств создания и деятельности преступного сообщества « », а также входящих в преступное сообщество организованных группировок, то они исследовались лишь в рамках предъявленного осужденным обвинения с учетом замечаний со стороны осужденных и их адвокатов, а также того, что уголовная ответственность за преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, была предусмотрена с 1 января 1997 г.

Доводы жалоб о том, что в суде исследовались недопустимые доказательства, являются не состоятельными. Вопросы о допустимости доказательств разрешались по каждому протоколу следственных действий, а председательствующий выносил соответствующие постановления, подробно и правильно их мотивировав. При этом ряд доказательств как со стороны обвинения, так и со стороны защиты были исключены из числа допустимых доказательств, в частности, явка с повинной Буртасова и протокол его допроса от 11 декабря 2002 г. Поскольку в силу ст. 235 ч.7 УПК РФ при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым, то суд по ходатайству обвинителя, с учетом проведенной психолого-психиатрической экспертизы, обоснованно признал показания осужденного Буртасова на предварительном следствии допустимыми доказательствами. Не соглашаться с такими выводами председательствующего по делу оснований не имеется.

Вопреки утверждениям в жалобах каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, не имеется. Права осужденных и их адвокатов по предоставлению и исследованию доказательств, председательствующий не нарушал. Необоснованных отказов в исследовании представленных стороной защиты доказательств не было.

Доводы осужденных и их защитников о том, что при присяжных заседателях упоминались фамилии, имена лиц, не находящихся на скамье подсудимых и в отношении которых дело не рассматривалось, тем самым были нарушены требования ст. 252 УПК РФ, являются несостоятельными, поскольку осужденным по этому делу было предъявлено обвинение в совершении преступлений с указанными лицами, в отношении которых органами предварительного следствия уголовные дела были прекращены по не реабилитирующим основаниям, а некоторые из них объявлены в розыск.

Как стороной обвинения, так и стороной защиты, с участием присяжных заседателей исследовались только доказательства, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемому делу и признанные судом допустимыми. Поэтому судья обоснованно отказал в оглашении показаний свидетеля Б на предварительном следствии, который к этому делу отношения не имел.

Вопреки утверждениям в жалобах в суде были обоснованно допрошены в качестве свидетелей сотрудники правоохранительных органов, а также другие свидетели/Г А З и другие/, которые непосредственно не являлись очевидцами преступлений, так как они в суде изложили источники своей осведомленности о совершенных преступлениях.

Показания умерших лиц оглашались и исследовались в судебном заседании в строгом соответствии со ст. 281 ч.2 УПК РФ, поскольку закон прямо предусматривает возможность оглашения показаний свидетелей и потерпевших в случае их смерти. Показания потерпевшего С оглашены в силу обстоятельств, препятствующих его явки в суд.

Исследование при присяжных заседателях фототаблиц не является нарушением норм УПК РФ, поскольку они, в соответствии со ст. 166 ч.8 УПК РФ, являются приложением к протоколам осмотров мест происшествий. Поскольку фотографии с изображениями осужденных были изъяты и приобщены к материалам дела в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, то они обоснованно были демонстрированы перед присяжными заседателями.

Установление фактических обстоятельств преступления и оценка исследованных в судебном заседании доказательств, на основании ст. 334 УПК РФ, относятся к исключительной компетенции коллегии присяжных заседателей, в связи с чем доводы некоторых осужденных и адвокатов, изложенные в жалобах о непричастности осужденных к совершенным преступлениям, а также о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, в качестве кассационного повода, в силу ст. 379 ч.2 УПК РФ, рассмотрению не подлежат .

Речь государственного обвинителя в прениях сторон не противоречит требованиям ст. 336 УПК РФ. При ссылке сторон, в том числе государственного обвинителя, осужденных и их защитников, на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании или на которые они не были вправе ссылаться в обоснование своей позиции, речь сторон судьей прерывалась и разъяснялось присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем объективно отражены доказательства, на которые ссылалась как сторона обвинения, так и сторона защиты. В силу ч.б ст. 340 УПК РФ сторонам была предоставлена возможность заявить возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности. Этим правом некоторые осужденные и защитники воспользовались, доведя до сведения присяжных заседателей, в частности, доказательства, опровергающие предъявленное им обвинение, которые не были доведены до сведения присяжных заседателей в напутственном слове председательствующего. Председательствующий также довел до сведения присяжных заседателей свое мнение по поводу этих возражений и замечаний/ л.д. 125-165 т. 256/.

Вопреки утверждениям в жалобах вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ с учетом предъявленного и поддержанного государственным обвинителем объема обвинения, а также с учетом позиции осужденных и их защитников.

Нельзя признать состоятельными доводы жалоб о том, что вопросы перед присяжными заседателями поставлены громоздкие, противоречивые и содержит много неясностей.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст.ст. 338, 339 УПК РФ с учетом предъявленного и поддержанного государственным обвинителем объема обвинения, а также с учетом позиции защиты, в частности, позиции осужденного Федорова о том, что он остановил дальнейшее избиение потерпевших Г и Г .

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными, сформулированы председательствующим в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ, в рамках предъявленного обвинения, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон.

Постановка одного вопроса о доказанности деяния по созданию банд и их объединения в одну преступную организацию, не противоречит требованиям ст. 339 УПК РФ.

Замечания и поправки к вопросному листу, в том числе о постановке новых или дополнительных вопросов, судьей частично удовлетворены, поэтому нарушений требований ст. 338 ч.2 УПК РФ при их рассмотрении судом допущено не было.

Содержание вопросов присяжным заседателям соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ, вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, поставлены в отношении каждого из подсудимых, в понятных присяжным заседателям выражениях и формулировках. С доводами жалоб о том, что вердикт коллегии присяжных заседателей противоречив и неясен, содержит много исправлений, согласиться нельзя.

После напутственного слова председательствующего 27 апреля 2006 г. присяжные заседатели удалились в совещательную комнату для вынесения вердикта, и возвратились в зал судебного заседания 25 мая 2006 г. В связи с имеющимися некоторыми неясностями и противоречиями председательствующий действительно дважды возвращал присяжных заседателей в совещательную комнату. Старшина присяжных заседателей провозглашал вердикт с 29 мая по 31 мая 2006 г. Отсутствие в протоколе судебного заседания времени выхода присяжных заседателей из совещательной комнаты после устранения противоречий в вердикте не свидетельствует о существенном нарушении уголовно-процессуального закона.

В соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ вопросный лист подписан старшиной, в нем отражены результаты голосования, а внесенные в него изменения и уточнения, отмеченные в кассационных жалобах, заверены подписью старшины. Вопреки утверждениям в жалобах каких-либо неясностей и противоречий вопросный лист и ответы на них не содержат.

Изложенные в кассационных жалобах доводы о том, что имевшие место до постановления приговора ряд публикаций в средствах массовой информации о существовании и деятельности преступной организации «29 комплекс» оказали давление на мнение присяжных заседателей являются несостоятельными. С момента начала судебного разбирательства с участием коллегии присяжных заседателей председательствующий по делу обращал внимание присяжных на необходимость не принимать во внимание любую информацию по делу, полученную вне рамок судебного следствия, особенно опубликованную в печати либо показанную по телевидению.

Доводы жалоб осужденных Еременко Ю.Л., Саляхова А.А., адвокатов Хисматовой Д.А., Туктарова А.М. о том, что нарушена тайна совещания коллегии присяжных заседателей, нельзя признать убедительными, так как они являются только предположением, поскольку ни присяжные заседатели, ни участники процесса не сделали никаких заявлений по этому вопросу.

Квалификация действий осужденных, в том числе и по ст. 210 УК РФ, судом в основном определена верно, в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, который является обязательным для председательствующего. Доводы жалоб осужденных и адвокатов о том, что в 1993-1995 г.г. не существовала уголовная ответственность за создание, организацию и участие в преступном сообществе, предусмотренная ст. 210 УК РФ, которая была введена в действие с 1 января 1997 г., поэтому они осуждены за это преступление незаконно, нельзя признать убедительными, так как эти преступления были пресечены окончательно только 10 июня 2002 г.

Доводы жалоб о том, что осужденные добровольно освободили потерпевших после похищения, поэтому они должны быть освобождены от уголовной ответственности согласно примечанию к ст. 126 УК РФ, являются необоснованными, так как вердиктом присяжных заседателей установлено, что потерпевший Ш , опасаясь за свою жизнь, выпрыгнул из окна, после чего потерпевший М был освобожден, так как похитители сами покинули место его содержания, боясь быть задержанными. Другие потерпевшие были отпущены лишь после того, как осужденные добились цели похищения.

С доводами жалоб о неправильной квалификации действий осужденных по некоторым эпизодам предъявленного обвинения также согласиться нельзя. По каждому эпизоду предъявленного осужденным обвинения и признанного доказанным вердиктом коллегии присяжных заседателей, свой вывод о юридической квалификации действий осужденных суд в приговоре мотивировал, не согласившись с предложениями осужденных и их адвокатов. Вопреки утверждениям в жалобах судом установлен в том числе мотив совершенных убийств по каждому эпизоду предъявленного обвинения.

Вопросы об освобождении осужденных от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности за преступления, наказуемые смертной казнью, разрешены судом в соответствии с требованиями ст. 48 ч.4 УК РСФСР/ ст.78 ч.4 УК РФ/, подробно мотивированы в приговоре и оснований не соглашаться с таким выводом суда первой инстанции судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами жалоб о том, что осужденные Еременко Ю.Л. и Беленко А.А. были экстрадированы для привлечения к уголовной ответственности только по ст. 210 ч. 1,2 и 105 ч.2 п.п. «в,ж,н» УК РФ/ по эпизодам убийств М и Г а фактически были осуждены и за другие преступления, так как свой вывод в этой части суд также мотивировал с достаточной полнотой.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, влекущих отмену приговора, при рассмотрении уголовного дела не допущено. Вместе с тем в приговор следует внести некоторые изменения по следующим основаниям.

В силу ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Поэтому действия некоторых осужденных необходимо переквалифицировать со ст.ст. 158 ч.4 п. «а», 159 ч.4, 160 ч.4 УК РФ/ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г./ соответственно на ст. 158 ч.З п. «а», 159 ч.З п.п. «а,б», 160 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/ в редакции Федерального закона от 13.06.96 г./, так как новый закон не улучшает положение осужденных. Кроме того, Еременко признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 163 ч.З п. «а» УК РФ, а в резолютивной части ошибочно ему назначено наказание по ст. 163 ч.4 УК РФ. В этой части в приговор следует внести уточнение.

Вердиктом присяжных заседателей признано недоказанным совершение убийства В осужденными Горошко, Долбиловым, Гильметдиновым, Карасевым, Ребиком, Костюковым за вознаграждение, то есть «по найму», поэтому этот квалифицирующий признак подлежит исключению из приговора в отношении этих осужденных.

Из приговора необходимо исключить ссылку как на обстоятельство, отягчающее наказание осужденных Буртасова, Миронова, Беленко А.А. и Федорова В.И., их «наиболее активная роль в преступном сообществе и банде», так как в силу ст. 63 УК РФ отягчающим обстоятельством признается «особо активная роль в совершении преступления».

С учетом того, что Миронов осужден в основном за экономические преступления, а также исключения из приговора в отношении него отягчающего обстоятельства, судебная коллегия считает необходимым смягчить назначенное ему наказание.

Поскольку суд признал, что осужденным Горошко и Долбилову необходимо назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ, а фактически по ст. 210 ч.2 УК РФ назначено наказание без применения ст. 64 УК РФ, то судебная коллегия считает необходимым эту ошибку исправить.

Учитывая незначительную роль осужденных Бобровского, Федянова, Лазарева и Гарипова в совершении преступления, предусмотренного ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ, а также мнение потерпевших по этому эпизоду обвинения, судебная коллегия считает необходимым смягчить им наказание с применением ст. 64 УК РФ. Наказание остальным осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновных, в том числе обстоятельств, смягчающих наказание, а некоторым осужденным с учетом положений ст. 65 УК РФ, которое является справедливым и соразмерным. При назначении наказания некоторым осужденным по совокупности преступлений суд правильно руководствовался как ст. 40 УК РСФСР, так и ст. 69 ч.З УК РФ, поскольку ряд преступлений были совершены в период действия УК РСФСР, а также УК РФ, введенного в действие с 1 января 1997 г. Назначение Еременко Ю.Л. наказания в виде пожизненного лишения свободы судом в приговоре мотивировано с достаточной полнотой. С таким выводом суда оснований не соглашаться не имеется.

Доводы жалобы осужденного Сухомлина о том, что суд признал его виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 166 ч.З УК РФ, в то же время не назначил ему наказание, соответствует действительности. Однако кассационная инстанция лишена возможности исправить эту ошибку суда первой инстанции.

Вопреки утверждениям в жалобах сроки наказания всем осужденным исчислены правильно в соответствии с имеющимися в деле документами..

Суд обоснованно взыскал с осужденных судебные издержки, выплаченные адвокатам за участие в уголовном судопроизводстве по назначению. Такое решение суда не противоречит требованиям закона.

Поэтому судебная коллегия не находит оснований для освобождения осужденных от выплаты судебных издержек, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 17 июля 2006 года изменить: исключить осуждение Карасева С В , Ребика В А , Костюкова Ю М по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ/ по эпизоду убийства В /, а у Горошко А А , Долбилова Д В , Гильметдинова Р А квалифицирующий признак убийства - «по найму». Смягчить назначенное Горошко А.А. и Долбилову Д.В. наказание по ст. 210 ч.2 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ до 2 лет 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 210 ч.2, 209 ч.2, 105 ч.2 п. «ж» УК РФ окончательно Горошко А.А. и Долбилову Д.В. назначить 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима каждому.

По эпизоду хищения/растраты/ действия осужденных Миронова С П , Еременко Ю Л и Гусева В В переквалифицировать со ст. 160 ч.4 УК РФ/в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г./ на ст. 160 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/ в редакции Федерального закона от 13.06.96 г./, по которой назначить наказание: Миронову СП. 8 лет лишения свободы, Еременко Ю.Л. 7 лет лишения свободы, Гусеву В.В. с применением ст. 73 УК РФ 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года.

По эпизоду мошенничества действия осужденных Еременко Ю.Л., Саляхова А А , Миронова СП., Ибраева А А , Ромахина И Е переквалифицировать со ст. 159 ч.4 УК РФ/ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г./ на ст. 159 ч.З п.п. «а,б» УК РФ/ в редакции Федерального закона от 13.06.96 г./, по которой назначить наказание в виде лишения свободы: Еременко Ю.Л. 8 лет, Саляхову А.А. 10 лет, Миронову СП. 10 лет, Ибраеву А.А. 6 лет, Ромахину И.Е. 5 лет.

Переквалифицировать действия осужденных Федорова В И и Салахиева М Р со ст. 158 ч.4 п. «а» УК РФ/ в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г./ на ст. 158 ч.З п. «а» УК РФ/ в редакции Федерального закона от 13.06.96 г./, по которой назначить наказание Федорову В.И. 6 лет лишения свободы, Салахиеву М.Р. 6 лет лишения свободы.

Смягчить назначенное по ст. 126 ч.З п. «а» УК РФ наказание с применением ст. 64 УК РФ: Бобровскому А Ю , Федянову А А Лазареву И А и Гарипову Э Г до 6 лет лишения свободы каждому.

Исключить из приговора ссылку как на обстоятельство, отягчающее наказание Буртасова И Д , Миронова СП. Беленко А А и Федорова В.И., - «наиболее активная и организующая роль в преступном сообществе и банде».

Смягчить назначенное Миронову СП. по ст. 174 ч.З УК РФ наказание до 8 лет лишения свободы.

По совокупности преступлений окончательное наказание назначить: Еременко Ю.Л. по ст.ст. 210 чЛ, 209 ч.1, 105 ч.2 п.п. «ж,з», 30 ч.1 и 105 ч.2 п.п. «б,ж,з», 163 ч.З п. «а», 159 ч.З п.п. «а,б», 174 ч.З, 160 ч.З п.п. «а,б» УК РФ, 17 ч.4 и 102 п.п. «а,и» УК РСФСР - пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима; Саляхову А.А. по ст.ст. 210 чЛ, 209 ч.1, 105 ч.2 п.п. «ж,з», 30 ч.1 и 105 ч.2 п.п. «б,ж,з», 163 ч.З п. «а», 159 ч.З п.п. «а,б» УК РФ, 17 ч.4 и 102 п.п. «а,и» УК РСФСР - 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Федорову В.И. по ст.ст. 210 ч.2, 105 ч.2 п.п. «а,д,ж,з», 30 ч.З и 105 ч.2 п.п. «а,ж,з», 126 ч.З п. «а», 163 ч.З п. «а», 158 ч.З п. «а», 222 ч.З УК РФ - 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Салахиеву М.Р. по ст.ст. 210 ч.2, 105 ч.2 п.п. «а,д,ж,з», 158 ч.З п.

«а» УК РФ - 22 года лишения свободы, а на основании ст. 69 ч.5 УК РФ - 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Миронову СП. по ст.ст. 210 ч.2, 159 ч.З п.п. «а,б», 174 ч.З, 160 ч.З п.п. «а,б» УК РФ 11 лет лишения свободы, а на основании ст. 69 ч.5 УК РФ 14 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Зачесть ему наказание в виде 3-х лет лишения свободы, отбытое по приговору от 19 февраля 2004 года; Бобровскому А.Ю., Федянову А.А., Лазареву И.А. и Гарипову Э.Г. по ст.ст. 210 ч.2, 126 ч.З п. «а» УК РФ по 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима каждому; Ромахину И.Е. по ст.ст. 159 ч.З п. «а», 174 ч.З УК РФ с применением ст. 73 УК РФ 8 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года; Ибраеву А.А. по ст.ст. 210 ч.2, 159 ч.З п. «а,б», 174 ч.З УК РФ с применением ст. 73 УК РФ 8 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года; В остальном приговор о них, а также в отношении Сафина И И , Салахиева А Р , Байтамирова Р Р , Югрина Э А , Галиева И С , Сухомлина Р А , Хисамутдинова Ф Г , Першина В А Хасьянова Р Э , Бульбы Д Ю оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 11-О07-62СП

УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 31. Добровольный отказ от преступления
УК РФ Статья 57. Пожизненное лишение свободы
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 160. Присвоение или растрата
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 212. Массовые беспорядки
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 330. Самоуправство
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 244. Равенство прав сторон
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 341. Тайна совещания присяжных заседателей
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УПК РФ Статья 461. Пределы уголовной ответственности лица, выданного Российской Федерации
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх