Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 11-О09-39СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 июня 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-О09-39СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 18 июня 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,
судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.
при секретаре Миненковой В.С.

рассмотрела в судебном заседании 18 июня 2009 года кассационные жалобы осужденных Курицына Ю.Н., Сабитова Э.Д., Смаглюка А.С, Лебедева М.Ю., Курицына АН., Бокова В.П., Хтупанкина А.В., Гроссмана ЮГ., адвокатов Сабирова Б.Р., Суражской ЛИ., Сафиной Э.А., Древель ЮН., Давлетова Л.Р. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 15 октября 2008 года, которым Курицын Ю Н осужден к лишению свободы: - по чЛ ст. 209 УК РФ на 12 лет; - по ч.З ст. 222 УК РФ на 5 лет; - по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ на 7 лет; - по ч.З ст. 126 УК РФ с применением ч.1ст. 65 УК РФ на 8 лет; - по ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет; - по ч.4 ст. 111 УК РФ на 9 лет, и на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст. 159 УК РФ, за не установлением события преступления в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта по данному эпизоду; Гроссман Ю Г , осужден к лишению свободы: - по ч.2 ст. 209 УК РФ на 10 лет; - по ч.З ст. 222 УК РФ на 5 лет; - по п. «а» ч.З ст. 111 УК РФ на 6 лет; - по ч.З ст. 126 УК РФ на 9 лет; - по п.п. «в, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 13 лет, и на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Курицын А Н осужден к лишению свободы по ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Сабитов Э Д осужден к лишению свободы: - по ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 8 лет; - по ч.4 ст. 111 УК РФ с применением ч.1 ст. 65 УК РФ на 6 лет, и на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Лебедев М Ю , осужден к лишению свободы: - по ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 8 лет; - по ч.4 ст. 111 УК РФ с применением чЛ ст. 65 УК РФ на 6 лет, и на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, на 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Смаглюк А С осужден к лишению свободы по ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Боков В П , осужден к лишению свободы по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Хтупанкин А В осужден к лишению свободы по ч.4 ст. 111 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 6 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Ворошилов А А осужден к лишению свободы по ч.4 ст. 111 УК РФ с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 6 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены Заводинский Э.В., Ихсанов РФ., Кузьмин В.Н., в отношении которых приговор обжалован не был.

Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационных жалоб, объяснения осужденного Смаглюка А.С, поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Козусевой НА., полагавшей приговор в отношении Курицына Ю.Н. в части осуждения по ч.З ст.222 УК РФ отменить, а дело прекратить в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, этот же приговор в отношении Смаглюка А.С. в части его осуждения по ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ изменить, заменить квалифицирующий признак «организованная группа», предусмотренный п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, на квалифицирующий признак «группа лиц по предварительному сговору», в остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными: - Курицын Ю.Н. в создании устойчивой вооруженной группы (банды), руководстве ею, и совершенных в ее составе: незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью Г , а также А и Ч ., повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, похищения К ., покушения на убийство Н .; - Гроссман ЮГ. в участии в свершаемых устойчивой вооруженной группой (бандой) нападениях, в убийстве К , сопряженном с похищением человека и бандитизмом, а также в совершенных организованной группой: незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью Г похищении К ., с применением оружия; - Курицын А.Н., Сабитов Э.Д., Лебедев М.Ю., Смаглюк А.С. в покушении на убийство Н , совершенное организованной группой, из корыстных побуждений, а Сабитов Э.Д. и Лебедев М.Ю. еще и в причинении тяжкого вреда здоровью А , повлекшего смерть потерпевшего, совершенное организованной группой; - Боков В.П. в пособничестве в покушении на убийство Н , совершенном организованной группой из корыстных побуждений; - Хтупанкин А.В. и Ворошилов А.А. в причинении тяжкого вреда здоровью А , повлекшего смерть потерпевшего, совершенном организованной группой.

Преступления совершены в период с января 1997 года по июль 2000 года в городах и Республики при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационных жалобах: осужденные Курицын ЮН., Гроссман ЮГ., Хтупанкин А.В., адвокаты Сабиров Б.Р. и Давлетов Л.Р., выражая несогласие с приговором, полагают, что в ходе судебного разбирательства были допущены многочисленные уголовно-процессуальные нарушения. Так, в жалобах полагают, что показания свидетелей Г , Г и Г протокол обыска от 15 октября 1997 года в садовом домике № с\о « , исследованные с участием присяжных заседателей, являются недопустимыми доказательствами. Утверждают, что обстоятельства настоящего уголовного дела широко освещались в средствах массовой информации, что привело к тенденциозности коллегии присяжных заседателей и повлияло на исход дела. Оспаривают квалификацию действий Курицына Ю.Н. и Гроссмана ЮГ. по ст. 209 УК РФ, считая ее противоречащей вынесенному присяжными вердикту. Полагают, что приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.

Кроме того, в кассационных жалобах (основных и дополнительных): - осужденный Курицын Ю.Н. указывает, что следователем его право ходатайствовать о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей не разъяснялось, а право на защиту было нарушено, поскольку он не был готов к предварительному слушанию из-за нарушения сроков уведомления о вызове сторон в судебное заседание. Суд нарушил требования ч.ч.5, 8 ст. 339 УПК РФ, поставив вопрос № 1 раздела № 2 (эпизод по похищению К ) в вопросном листе, требующий от присяжных заседателей юридической оценки при вынесении вердикта, а вопросы № 1 и № 2 раздела № 8 (эпизод по банде) поставлены в громоздких формулировках, что затруднило восприятие вопроса присяжными заседателями и повлекло наличие противоречивого вердикта. Утверждает, что при формулировании вопросов раздела № 8 (эпизод банда) нарушена ч.З ст. 338 УПК РФ, поскольку перед присяжными не ставились вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, вопросы сформулированы без учета позиции защиты. Считает, что председательствующий нарушил ст. 252 УПК РФ, поскольку в вопросах № 1 и № 2 раздела № 2 (эпизод по похищению К ) исказил мотив совершения действий, направленный на похищение К Полагает, что вопросы № 1 и№ 2 в разделе № 2, касающиеся действий 11 октября и 12 октября 1997 года, дублированы, что повлекло неясность вердикта и обусловило в нем исправления в вопросах №№ 5, 8, 11. Утверждает, что председательствующий в напутственном слове не разъяснил присяжным, что понимается в уголовном законе под «похищением человека». Считает, что показания осужденного Ихсакова являются недопустимыми доказательствами, в связи с тем, что ему перед допросом права, предусмотренные ст. 51 Конституцией РФ и ст. 47 УПК не разъяснялись.

Ссылается на плохие условия содержания в следственном изоляторе, из-за которых он не был ознакомлен с материалами дела в полном объеме.

Председательствующий не исследовал все его замечания на протокол судебного заседания; - адвокат Сабиров Б.Р. в защиту Курицына Ю.Н. полагает, что квалификация действий его подзащитного по эпизоду причинения вреда здоровью Ч по ч.4 ст. 111 УК противоречит вердикту, установившему факт дачи им указаний лишь на избиение потерпевшего.

Считает, что по эпизоду в отношении Н необоснованно квалифицированы его действия по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, как покушение на убийство, сопряженное с бандитизмом, поскольку его подзащитный согласно вердикту был признан виновным в создании устойчивой вооруженной группы, а не банды. Просит прекратить уголовное преследование Курицына по ч.З ст. 222 УК РФ за истечением сроков давности; - осужденный Гроссман ЮГ. считает, что уголовное дело в отношении него сфабриковано, обвинительное заключение не утверждено прокурором, следователь не разъяснил ему особенностей процедуры судебного разбирательства с участием присяжных заседателей, в связи с чем, уголовное дело подлежало возвращению прокурору. Утверждает, что его право на защиту в ходе предварительного следствия было нарушено, поскольку адвокаты осуществляли свои обязанности ненадлежащим образом, а замена адвокатов осуществлялась с нарушением уголовно-процессуального закона. Кроме того, полагает, что его право на защиту, было нарушено судом, поскольку потерпевшие Г и К в судебных прениях не участвовали. Подробно излагая ход судебного заседания, указывает на наличие обвинительного уклона при рассмотрении дела в отношении него, нарушение принципа состязательности сторон. Утверждает, что запасные присяжные заседатели № не приняли присягу, а замена присяжного заседателя № на запасного произведена с нарушением закона, поскольку присяжный заседатель заявила о невозможности своего участия путем подачи заявления, а не непосредственно в судебном процессе. Считает, что отдельные присяжные заседатели были лишены возможности вести записи для использования их при вынесении вердикта, поскольку их блокноты для записей лежали на коленях, а данное обстоятельство могло повлиять на вердикт. Указывает на необъективность показаний свидетелей Г Х , Г испытывавших к нему неприязненные отношения и повлиявших, по его мнению, на обвинительный вердикт. Полагает, что показания свидетелей П С , К давались не свободной форме и являются недопустимыми доказательствами. Утверждает, что с участием присяжных заседателей в нарушении ч.ч. 7, 8 ст. 335 УПК РФ, в ходе допросов В , З , Р , В исследовались обстоятельства, не имеющие отношение к предъявленному обвинению, которые могли вызвать негативное предубеждение у присяжных.

Утверждает, что разрешение ходатайства государственного обвинителя в присутствии присяжных заседателей об исследовании показаний З явки с повинной Кузьмина, справки о перемене фамилии «Г » на «Гроссман», повлияло на вынесение обвинительного вердикта.

Считает, что председательствующий необоснованно отказал в вызове свидетелей защиты, экспертов и прокурора Б отказал в повторном допросе свидетелей Г и К . Считает, что поставленный вопрос в вопросном листе, содержащий термин «похищение», требует юридической оценки, а вопрос № 5 раздела № 3 (эпизод по оружию) в вопросном листе не соответствует результатам судебного следствия, предъявленному обвинению и противоречит вопросам № 14 и № 15 раздела № 2 (эпизод по убийству К ), формулировка вопроса № 14 этого же раздела отличается от предъявленного ему обвинения, поскольку смерть К наступила не на месте совершения преступления, а в БСМП г.        , что ухудшает его положение. Считает, что председательствующий необоснованно отказал в постановке вопроса № 5 раздела № 2 в его редакции. Указывает, что в напутственном слове председательствующий не разъяснил присяжным заседателям юридические термины «банда», «убийство», «похищение человека». Утверждает, что в приговоре неверно установлен период его участия в банде с 1997 года по июль 2000 года, поскольку данных о совершении им преступлений в составе банды с октября 1997 года не имеется. Оспаривает квалификацию своих действий по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ по эпизоду убийства К , при этом указывает, что его действия признаны «эксцессом исполнения», в этой связи квалифицирующий признак «сопряженность с бандитизмом», как он полагает, отсутствует. Оспаривает квалификацию своих действий по ст. 126 УК РФ по эпизоду похищения К ссылаясь на то, что потерпевший не удерживался в неволе, как того предусматривает норма, а был перемещен в другое место на автомобиле, и затем лишен жизни. Оспаривает свое осуждение по ч.З ст. 222 УК РФ по автомату Калашникова, полагая, что суд должен был прекратить уголовное дело в этой части в связи с истечением сроков давности, так как данное оружие не применялось после 15 октября 1997 года, найдено не было, а срок давности истек в 2007 году. Полагает, что поскольку понятие «банда» предусматривает признак «вооруженности», то его осуждение по ч.З ст. 222 УК РФ является излишним. Ссылаясь на ст. 17 УК РФ, утверждает, что убийство, сопряженное с похищением человека и бандитизмом необходимо квалифицировать только по п.п. «в, з» ч.2 ст. 105 УК РФ без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за похищение человека и бандитизм. Полагает, что председательствующий нарушил ч. 7 ст. 343, ч.2 ст. 345 УПК РФ, предложив возвратиться присяжным в совещательную комнату для устранения замечаний к вопросному листу по вопросу № 2 раздела № 3. Указывает, что при возвращении присяжных заседателей в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист по вопросу № 11 раздела № 8 (эпизод по банде) ответ на данный вопрос был принят путем голосования. Однако присяжные заседатели провели в совещательной комнате 20 минут, председательствующий не возвратил их обратно, чем нарушил требования закона, запрещающего до истечения 3-х часов принимать решения путем голосования. Считает, что суд в нарушении закона, не признал в качестве смягчающего обстоятельства наличие у него малолетних детей. Утверждает, что условия для ознакомления с материалами дела были ненадлежащими, суд ограничил его право на ознакомление, адвокат для совместного ознакомления в следственный изолятор не являлся, поэтому он не в полном объеме был с ними ознакомлен. Указывает, что ему не предоставили возможность ознакомиться с вещественными доказательствами и с материалами прокурорских проверок, проведенных по его жалобам.

Оспаривает вид режима, назначенный судом.

- адвокат Давлетов Л.Р. в защиту Гроссмана ЮГ. считает назначенное наказание несправедливым, указывает, что его подзащитный имеет на иждивении двоих несовершеннолетних детей, однако суд данное обстоятельство не принял во внимание; - осужденный Смаглюк А.С оспаривает квалификацию своих действий. Ссылаясь на вердикт, указывает, что присяжные заседатели при ответе на вопрос № 33 разделе № 4 исключили указание о том, что он являлся участником сплоченной группы лиц, однако при квалификации данное обстоятельство не нашло отражения. Просит смягчить назначенное наказание; - адвокат Суражская ЛИ. в защиту Смаглюка А.С. считает, что суд фактически не учел активного способствования ее подзащитного в раскрытии преступления и изобличению других участников преступления, признание им вины, публичного принесения извинений потерпевшему Н , а также не учел его положительные характеристики, наличие семьи и малолетней дочери. Просит применить положения ст. 64 УК РФ и смягчить наказание; - осужденный Боков В.П. утверждает, что доказательств его виновности в инкриминируемом ему преступлении не добыто, обвинение построено на недопустимых доказательствах, просит уголовное преследование в отношении него прекратить, в то же время оспаривает квалификацию своих действий, просит переквалифицировать их с ч.5 ст. 33, ч.З ст.ЗО, п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, ч.1 ст. 105 УК РФ, смягчить наказание до 5 лет и применить ст. 73 УК РФ об условном осуждении; - адвокат Древель Ю.Н. в защиту Бокова В.П. указывает на смягчающие наказание ее подзащитному обстоятельства, просит применить ст.64 УК РФ; - осужденный Хтупанкин А.В. оспаривает гражданский иск, заявленный потерпевшей Н . Считает, что суд фактически не учел наличие у него серьезного заболевания; - осужденные Сабитов Э.Д., Лебедев М.Ю. и Курицын АН считают приговор чрезмерно суровым. Раскаиваются в содеянном, ссылаются на свои признательные показания и активное способствование раскрытию преступления. Просят применить положения ст. 64 и ст. 73 УК РФ; - адвокат Сафина Э.А. в защиту Ворошилова А.А. указывает, что суд не применил положения ст. 64 УК РФ вопреки требованиям закона ст. 349 УПК РФ. Указывает, что на протяжении всего следствия и в суде ее подзащитный давал правдивые показания, активно содействовал раскрытию преступлений, страдает гепатитом и ВИЧ-инфекцией.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Галиханова А.Ф. просит оставить приговор без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор постановленным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности всех осужденных в инкриминируемых им преступлениях, основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела с соблюдением требований состязательности сторон.

Оснований к отмене приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, не имеется.

Ходатайства осужденных Курицына Ю и Гроссмана о возвращении уголовного дела прокурору на том основании, что им не было разъяснено право ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, а также особенности рассмотрения уголовного дела этим судом и порядок обжалования итогового решения, а также то, что они не были ознакомлены с материалами уголовного дела в полном объеме в связи с ненадлежащими условиями в следственном изоляторе, были рассмотрены судом в ходе проведения предварительного слушания и обоснованно отклонены.

Так, как следует из материалов уголовного дела, требования ст. 217 УПК РФ органом следствия выполнены в полном объеме, право обвиняемого ходатайствовать о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, предусмотренное п.1 ч.5 ст. 217 УПК РФ, особенности его рассмотрения, а также порядок обжалования судебного решения, всем осужденным были разъяснены.

Об этом свидетельствуют записи в протоколах ознакомления обвиняемых и их защитников с дополнительными материалами уголовного дела. При этом Гроссман заявил о своем желании воспользоваться правом, предусмотренным п.1 ч.5 ст. 217 УПК РФ, а Курицын Ю изъявил желание заявить о нем на предварительном слушании (т.34, л.д. 49-51, 253- 255).

В ходе предварительного слушания всем подсудимым также были разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок обжалования приговора, после чего Курицын Ю заявил ходатайство, а Гроссман подтвердил ранее заявленное им ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей.

Согласно графикам ознакомления обвиняемых с материалами уголовного дела, Курицын Ю и Гроссман были ознакомлены как с основными, так и с дополнительными материалами уголовного дела, а установление в отношении них сроков для ознакомления с материалами дела связано с их явным затягиванием времени ознакомления.

Кроме того, на предварительном слушании судом было предоставлено время для дополнительного ознакомления Курицына Ю и Гроссмана с материалами дела в разумные сроки по их ходатайству.

Почти все вещественные доказательства по делу были приобщены к материалам дела, за исключением огнестрельного оружия, ознакомление с которым в условиях следственного изолятора не представлялось возможным.

Доводы осужденных об отсутствии надлежащих условий для ознакомления с материалами дела проверялись органом прокуратуры, в удовлетворении жалоб им было обоснованно отказано, с результатами проведенных прокурорских проверок Гроссман ознакомлен.

Вопреки доводам Гроссмана обвинительное заключение, копия которого была получена осужденным, утверждено надлежащим лицом - первым заместителем прокурора Республики (т.ЗО л.д. 1).

Доводы осужденного Курицына Ю относительно нарушения сроков уведомления о вызове сторон в судебное заседание опровергаются материалами дела, согласно которым, в соответствии с требованиями ч.2 ст. 234 УПК РФ, он был заранее извещен о дне проведения предварительного слушания, при этом расписку об ознакомлении с постановлением суда не возвратил, о чем в материалах дела имеется соответствующая отметка (т. 37 л.д. 47).

Доводы осужденного Бокова относительно отсутствия доказательств его виновности в инкриминируемом ему преступлении и доводы осужденного Гроссмана относительно сфабрикованности уголовного дела, не могут быть рассмотрены при проверке приговора, постановленного с участием коллегии присяжных заседателей.

Доводы осужденного Гроссмана относительно нарушения его права на защиту, ненадлежащего исполнения адвокатами своих обязанностей по защите его интересов материалами дела не подтверждаются. С момента задержания, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании он был обеспечен профессиональным защитником по назначению согласно требованиям ст. 51 УПК РФ. Назначение и замена защитников производилась в соответствии со ст. ст. 50, 51 УПК РФ.

Нельзя согласиться с доводом, указанным в кассационных жалобах, относительно того, что освещение обстоятельств настоящего уголовного дела в средствах массовой информации привело к тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей и повлияло на принятие обвинительного вердикта.

Так, на стадии формирования коллегии присяжных заседателей на заданный председательствующим вопрос, известно ли из средств массовой информации или иных источников что-либо об обстоятельствах рассматриваемого уголовного дела, от кандидатов в присяжные заседатели заявлений не поступало.

Доводы осужденного Гроссмана о том, что запасные присяжные заседатели присягу не принимали, не соответствуют действительности.

В соответствии со ст. 332 УПК РФ после избрания старшины председательствующий обратился ко всему составу сформированной коллегии присяжных заседателей с предложением принять присягу, огласил ее текст, после чего каждый из присяжных заседателей, в том числе и запасные, приняли присягу, о чем в протоколе судебного заседания имеется соответствующая отметка (т.36 л.д. 154). Заявлений об отказе в принятии присяги при слушании дела не поступало, не поступало также иных заявлений от участников процесса по результатам формирования коллегии присяжных заседателей.

После принятия присяги председательствующий разъяснил присяжным заседателям их права и обязанности, в том числе право вести собственные записи и пользоваться ими в совещательной комнате при подготовке ответов на поставленные вопросы. Более того, как видно из протокола судебного заседания, председательствующий рекомендовал присяжным заседателям вести такие записи, учитывая большой объем уголовного дела и длительность срока его рассмотрения судом. Таким образом, доводы Гроссмана о нарушении прав присяжных заседателей со стороны суда, выраженные в лишении их возможности вести собственные записи, не соответствуют действительности.

Вопреки доводам Гроссмана замена присяжного заседателя запасным в связи с невозможностью участия в судебном заседании по семейным обстоятельствам присяжного заседателя № - В на запасного присяжного заседателя № - С была произведена в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 329 УПК РФ.

Законом не предусматривается непосредственное участие в процедуре доукомплектования коллегии заменяемого присяжного заседателя.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ, замечаний по проведенному отбору коллегии, а также заявлений относительно тенденциозности ее состава, от участников процесса не поступало.

Судебное разбирательство по делу проведено достаточно полно и всесторонне, с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Нарушений принципа состязательности сторон, ограничения защиты на представление доказательств судом, вопреки доводам, указанным в кассационных жалобах, не допущено.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

В судебном заседании были непосредственно допрошены свидетели, как стороны обвинения, так и стороны защиты, исследованы все собранные по делу допустимые доказательства, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, при этом стороны обвинения и защиты были равноправными перед судом. Доказательства, предъявленные сторонами, исследовались в присутствии коллегии присяжных заседателей, при разрешении процессуальных вопросов, председательствующий в соответствии с требованиями закона удалял коллегию присяжных заседателей из зала судебного заседания.

Нельзя согласиться с доводом Гроссмана о том, что разрешение ходатайства государственного обвинителя об исследовании в присутствии коллегии присяжных заседателей показаний З , данных в ходе предварительного следствия, в части имеющихся существенных противоречий, явки с повинной Кузьмина и справки о перемене фамилии «Г на «Гроссман» могло повлиять на вынесение обвинительного вердикта. Как следует из протокола судебного заседания при обсуждении данного ходатайства государственного обвинителя все подсудимые, за исключением Гроссмана, в части исследования справки о перемене его фамилии, и их защитники, возражений не высказывали, вопрос о недопустимости указанных доказательств сторонами не ставился. Справку о перемене фамилии нельзя отнести к сведениям, характеризующим личность подсудимого.

Председательствующий своевременно делал замечания сторонам при попытке довести до присяжных заседателей сведения, которые не подлежали исследованию с их участием, и разъяснял, что они не должны принимать это во внимание.

Перед началом каждого судебного заседания председательствующий задавал присяжным заседателям вопросы, относительно того, общались ли они во время перерыва в судебном заседании с кем-либо из участников процесса, оказывалось ли на них какое-либо воздействие, сохранили ли они объективность, на которые присяжные сообщали, что какого-либо давления на них со стороны обвинения и защиты не оказывалось.

Доводы в кассационных жалобах осужденных Курицына Ю Гроссмана, Хтупанкина и Бокова, адвокатов Сабирова и Давлетова на то, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, не соответствуют положениям ч.2 ст.75 УК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, свидетели Г и Г . - работники милиции, а также свидетели П ., С ., К ., Г , В ., В , Р ., Г потерпевшая З допрашивались в судебном заседании с участием сторон, при этом сторона защиты воспользовались своим правом задать указанным свидетелям необходимые вопросы.

Свидетель Х . допрашивалась в судебном заседании в связи предъявленным обвинением Курицыну Ю по эпизоду мошенничества, совершенном в особо крупном размере в отношении , по которому в связи с отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения в этой части уголовное преследование Курицына Ю было прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления.

Свидетель Г в судебном заседании не участвовал.

Вопреки доводам осужденного Гроссмана Ю , как следует из протокола судебного заседания, его ходатайство в части вызова свидетелей, экспертов и прокурора для допроса в судебное заседание с участием присяжных заседателей было рассмотрено в соответствии с уголовно- процессуальным законом и частично удовлетворено, а стороне защиты было предоставлено право вызвать заявленных свидетелей.

Судом были направлены заявленным стороной защиты свидетелям извещения о явке в суд, а также разъяснено право сторон обратиться к суду с обоснованным ходатайством об оказании содействия по обеспечению доставки свидетелей в судебное заседание (т.37 л.д. 178-179).

Все ходатайства стороны защиты о недопустимости доказательств, о которых указывается в кассационных жалобах, были рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона.

Так, председательствующий обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства Гроссмана о признании недопустимым доказательством протокол обыска от 15 октября 1997 года, в ходе которого у садового домика № садового общества « » г. был изъят револьвер с 6 патронами.

Как следует из материалов дела обыск в указанном помещении проведен с участием понятых, в соответствии с требованиями ст. 169 УПК РСФСР, действующей на момент проведения следственного действия, согласно которой, в случае невозможности присутствия лица, у которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи, приглашаются представители жилищно-эксплуатационной организации, исполнительного комитета поселкового или сельского Совета народных депутатов. За невозможностью присутствия владельца садового домика для проведения следственного мероприятия был приглашен представитель администрации садового общества, которому вручили копию постановления о производстве обыска, понятым были разъяснены их права и каких-либо заявлений либо замечаний от участников следственного действия не поступало. Согласно протоколу обыска, револьвер был обнаружен возле входной двери в предбанник, упакован в пакет, перевязан ниткой и снабжен биркой с подписью участников следственного мероприятия.

Доводы осужденного Курицына Ю о недопустимости показаний Ихсанова, данных на предварительном следствии, являются несостоятельными. Как следует из материалов дела, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Галяутдиновой Л.Г. о признании протоколов допросов Ихсанова в качестве недопустимых доказательств, поскольку допросы обвиняемого были проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, с участием защитника, разъяснением Ихсанову положений ст. ст. 46, 47 УПК РФ, а также права обвиняемого давать показания, либо отказаться от дачи показаний. Заявлений и замечаний от Ихсанова и его адвоката в ходе допросов не поступало.

Доводы Гроссмана относительно нарушения его права на защиту в связи с неучастием потерпевших в судебных прениях, являются надуманными. Из материалов дела следует, что потерпевшие письменно заявили о своем отказе участвовать в судебных прениях, выразив согласие с позицией государственного обвинителя и передав ему свои полномочия (т. 39 л.д. 224-228), отказавшись, таким образом, от предоставленного им законом права выступать в судебных прениях.

Вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы председательствующим в соответствии с требованиями ст.ст. 338, 339 УПК РФ, в рамках предъявленного обвинения, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон.

Доводы осужденных Курицына Ю и Гроссмана, указанные в их кассационных жалобах, относительно того, что вопросный лист сформулирован без учета позиции защиты, а сформулированные вопросы требовали от присяжных заседателей юридической квалификации и юридической оценки при вынесении вердикта, не соответствуют действительности.

Как видно из протокола судебного заседания, сформулировав вопросный лист, председательствующий в соответствии с ч.5 ст. 338 УПК РФ огласил его, передал сторонам копии вопросного лица для более детального ознакомления, предложив сторонам внести поправки, замечания или предоставить свои варианты вопросного листа. Замечаний от подсудимого Курицына Ю по содержанию и формулировке вопросов или предложений, а также о постановке новых вопросов не поступало.

Поданные в письменном виде замечания от государственного обвинителя, подсудимого Гроссмана, адвокатов Сухорукова А.Ю. и Суражской Л.И. были приобщены к протоколу судебного заседания и учтены председательствующим при формулировании вопросного листа в окончательной редакции. Замечаний по вопросу № 5 раздела № 3 (эпизод по оружию), вопроса № 14 раздела № 2 (эпизод по убийству К ), о которых идет речь в кассационной жалобе, подсудимый Гроссман не имел.

Предложений о постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление, от сторон не поступало.

Председательствующий огласил вопросный лист, сформулированный в окончательном виде, и передал старшине присяжных заседателей, разъяснив им право получить разъяснения по возникшим у них неясностям в связи с поставленными вопросами. Заявлений от присяжных заседателей о том, что им неясны какие-либо вопросы, и они нуждаются в каких-либо дополнительных разъяснениях, не поступало.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ, в нем объективно отражены доказательства, как стороны обвинения, так и стороны защиты. Содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяний, в которых обвинялись подсудимые, было разъяснено, в том числе понятия «банда», «похищение человека» и другие.

Завершая напутственное слово, председательствующий акцентировал внимание присяжных заседателей на необходимость принятия во внимание всех рассмотренных в судебном заседании доказательств, как уличающих подсудимых, так и оправдывающих их, разрешить уголовное дело по своему внутреннему убеждению и совести.

Как видно из протокола судебного заседания, после напутственного слова со стороны защиты были высказаны дополнения, которые председательствующим были обращены к присяжным заседателям с просьбой принять их к сведению. Возражений и замечаний к напутственному слову председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности от сторон не поступало.

Вопреки доводам осужденных Курицына Ю и Гроссмана вынесенный коллегией присяжных заседателей вердикт нельзя признать противоречивым и неясным, уточнения в вопросный лист коллегией присяжных заседателей вносились в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 345 УПК РФ. Количество внесенных уточнений в вопросный лист коллегией присяжных заседателей уголовно-процессуальный закон не ограничивает.

С доводом осужденного Гроссмана о том, что присяжные заседатели находились в совещательной комнате менее трех часов, хотя принимали решение путем голосования, согласиться нельзя.

В протоколе судебного заседания отражено точное время удаления присяжных заседателей и время их возвращения в зал судебного заседания, а также время их повторных возвращений в совещательную комнату при неясном вердикте.

Так, согласно протоколу судебного заседания, 25 сентября 2008 года в 10 часов 02 минуты председательствующий разъяснил сторонам, что в связи с заменой присяжного заседателя и значительным объемом вопросного листа, коллегия присяжных заседателей не может выйти из совещательной комнаты ранее, чем через 3 часа, в связи с чем, удалил присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения окончательного вердикта и объявил перерыв до 14 часов 25 сентября 2008 года. В этот же день 14 часов 02 минуты присяжные заседатели возвратились в зал судебного заседания. Председательствующий, проверив вердикт и найдя его не ясным и содержащим противоречия, возвратил коллегию присяжных заседателей, объявив перерыв до 10 часов 29 сентября 2008 года. В 10 часов 12 минут 29 сентября 2008 года присяжные заседатели возвратились в зал судебного заседания. Председательствующий, проверив вердикт, обратил внимание присяжных заседателей на противоречия вердикта, и, выяснив у них, нуждаются ли они в дополнительных разъяснениях, вновь возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату. В этот же день 14 часов 10 минут присяжные заседатели возвратились в зал судебного заседания и после проверки вердикта председательствующим в 14 часов 20 минут повторно удалились в совещательную комнату. В 14 часов 40 минут председательствующий, найдя вердикта ясным и не содержащим противоречий, передал его старшине для провозглашения.

Закон не содержит ограничений на количество удалений коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения окончательного вердикта.

В соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ вердикт подписан старшиной, в нем отражены результаты голосования, а внесенные в него уточнения также заверены подписью старшины.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст. ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

Квалификация действий осужденных Курицына Ю и Гроссмана по ст. 209 УК РФ является верной, время создания банды и участия в ней судом определено в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, который является обязательным для председательствующего и доводы защиты об исключении данной статьи из обвинения, не основаны на законе.

Так, как следует из принятого коллегией присяжных заседателей вердикта, указанная группа, созданная для контроля за деятельностью рынка , характеризовалась сплоченностью, стабильным составом, была вооружена огнестрельным оружием и боеприпасами, использованными при совершении нападений, а также отличалась четким распределением ролей, при котором решающий голос при принятии основных решений, касающихся деятельности группы, приема новых и исключения из состава участников, подбор объектов нападения и их организация, обеспечение финансирования и вооруженности принадлежали руководителю.

Исключение присяжными заседателями из вопросного листа по эпизоду банды слов - «заранее объединившись для совершения нападений на граждан», не исключает наличие устойчивой вооруженной группы (банды).

С доводами жалоб адвоката Сабирова Б.Р., осужденного Гроссмана о неправильной квалификации действий осужденных Курицына Ю и Гроссмана по некоторым эпизодам предъявленного обвинения также согласиться нельзя. По каждому эпизоду предъявленного осужденным обвинения и признанного доказанным вердиктом коллегии присяжных заседателей, свой вывод о юридической квалификации действий осужденных суд в приговоре мотивировал, не согласившись с предложениями осужденных и их адвокатов. Вопреки утверждениям в жалобах судом установлен, в том числе, мотив совершенных преступлений по каждому эпизоду предъявленного обвинения.

С доводами о необходимости квалифицировать убийство, сопряженное с похищением человека и бандитизмом только по п.п. «в, з» ч.2 ст. 105 УК РФ без совокупности со статьями, предусматривающими ответственность за похищение человека и бандитизм, согласиться нельзя.

По смыслу уголовного закона убийство, совершенное в процессе совершения похищения человека и бандитизма должно квалифицироваться по п.п. «в, з» ч.2 ст. 105 УК РФ и по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст.ст. 126, 209 УК РФ. Положение ст. 17 УК РФ, в части исключения совокупности преступлений, указанное в жалобе осужденного Гроссмана, не может быть применимо к данной ситуации, поскольку состав преступления - «убийство» не охватывает признаки объективной стороны составов преступлений - «похищение человека» и «бандитизм», уголовная ответственность за совершение которых содержится в отдельных нормах уголовного закона.

Суд обоснованно квалифицировал действия Гроссмана по ст. 126 УК РФ по эпизоду похищения К поскольку согласно вердикту присяжных заседателей Гроссман принял участие в преступлении, совершенном бандой, - похищении К , а затем для поднятия авторитета своей группы, не желая возвращать К противоборствующей группе, а также для ее устрашения, вывел К из автомобиля и лишил жизни, выстрелив из автомата АК-74 в область живота.

Как правильно указано судом в приговоре, наличие временного промежутка между причинением огнестрельного ранения и смертью потерпевшего не влияет на квалификацию действий Гроссмана как убийство, сопряженное с похищением человека и бандитизмом.

Исключение осуждения Гроссмана по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в связи с принятым присяжными заседателями вердиктом по эпизоду убийства К , не влечет одновременного исключения его осуждения по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку действия Гроссмана, направленные на лишение жизни К , были сопряжены с бандитизмом.

Вопреки доводам Гроссмана, криминообразующий признак бандитизма - «вооруженность» не охватывает всех действий, связанных с незаконным оборотом огнестрельного оружия и боеприпасов, в том числе, в его незаконном приобретении, хранении, перевозке и ношении, в совершении которых он был признан виновным коллегией присяжных заседателей.

Доводы осужденного Гроссмана относительно истечения сроков давности по эпизодам обвинения в незаконном обороте оружия, были предметом рассмотрения в судебном заседании и опровергнуты в приговоре, с приведением убедительных мотивов принятого судом решения.

Так, как следует из материалов дела Гроссман, совершив 12 октября 1997 года незаконные действия с оружием, скрылся от правоохранительных органов и был задержан лишь 17 декабря 1999 года. Кроме того, сам Гроссман в ходе его допроса на предварительном следствии, признавался, что в течение двух лет скрывался от следствия.

Квалификация действий осужденного Бокова по ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30, п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ соответствует вердикту коллегии присяжных заседателей, а доводы его о переквалификации его действий на ч.5 ст. 33, ч.З ст. 30 ч.1 ст. 105 УК РФ в части пособничества группе, организованной для лишения жизни Н , являются несостоятельными.

В то же время доводы относительно необоснованной квалификации действий Курицына Ю по ч.З ст. 222 УК РФ заслуживают внимание.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Курицын Ю признан виновным в приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов для вооружения созданной им организованной группы и одобрении действий участниками группы по их применению, за исключением его совместных действий с Ихсановым по передаче, перевозке, ношению и хранению оружия и боеприпасов.

Как следует из вердикта коллегии присяжных заседателей, указанные предметы были приобретены до 12 октября 1997 года, когда Ихсанов, выполняя ответственную ему роль, подготовил указанное огнестрельное оружия и боеприпасы для совершения преступления.

Одобрение действий участников организованной группы по хранению, передаче, перевозке и ношению огнестрельного оружия и боеприпасов не влечет уголовной ответственности по ст. 222 УК РФ.

Таким образом, согласно вердикту Курицын Ю совершил незаконные действия по приобретению указанных предметов, сроки уголовного преследования по которым, в соответствии с п. «в» ч.1 ст. 78 УК РФ истекли в 2007 году.

В этой связи, приговор в отношении Курицына Ю.Н. в части его осуждения по ч.З ст. 222 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу в этой части прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования, поскольку сроки давности по данному преступлению истекли до направления следователем уголовного дела в суд.

Кроме того, нельзя согласиться с выводом суда о квалификации действий Смаглюка в отношении Н как покушение на убийство, совершенное организованной группой, из корыстных побуждений.

Согласно вердикту, участие Смаглюка в организованной группе коллегией присяжных заседателей было исключено. Смаглюк был признан виновным в том, что заранее договорившись с Курицыным А совместно с Лебедевым и Сабитовым, получив необходимую информацию, разработал план нападения на Н и лишения его жизни с применением имевшегося на вооружении группы огнестрельного оружия, выполняя отведенную ему роль, подбежав к Н , произвел в него не менее 5 выстрелов из револьвера модели «Ьи§ег М 90 С 8", после чего бросил револьвер на месте происшествия, и скрылся.

Таким образом, вывод суда о том, что Смаглюк совершил преступление в составе организованной группы, не основан на вердикте коллегии присяжных заседателей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым квалифицирующий признак «организованная группа», предусмотренный п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ в части осуждения Смаглюка по ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ, изменить на квалифицирующий признак «группа лиц по предварительному сговору».

Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз Курицын Ю , Гроссман, Курицын А , Сабитов, Лебедев, Смаглюк каким-либо психическим расстройство не страдали, во время совершения противоправных действий каждый из них осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и могли руководить ими.

Как следует из актов судебных экспертиз Боков страдает хроническим алкоголизмом, Хтупанкин обнаруживает признаки героиновой наркомании, а Ворошилов - признаки опийной наркомании, однако каждый из них во время совершения противоправных действий осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и могли руководить ими.

Суд обоснованно признал их вменяемыми.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, требований ст.ст. 6, 60 УК РФ, наличия смягчающих наказание обстоятельств, а именно: наличия у Курицына Ю Курицына А Лебедева, Смаглюка малолетних детей, активного способствования Сабитовым, Лебедевым, Хтупанкиным, Ворошиловым и Смаглюком раскрытию преступлений, наличие у Хтупанкина и Ворошилова заболеваний, а также наличия отягчающих наказание обстоятельств в виде особо активной роли Курицына Ю при совершении преступлений и Гроссмана при совершении нападения на Г и похищении К Назначая наказание осужденным, суд учел их данные о личности, характеристики, заболевание Курицына Ю возраст Бокова, вердикт присяжных заседателей о снисхождении в отношении Курицына А Сабитова, Лебедева, Смаглюка, Бокова, Хтупанкина, Ворошилова, а также Курицына Ю по эпизоду похищения К Доводы Гроссмана об учете в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие на его иждивении детей, были предметом рассмотрения судом и обоснованно отвергнуты по мотивам, указанным в приговоре.

Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление и положений ст. 73 УК РФ об условном осуждении в отношении Бокова, Сабитова, Лебедева, Ворошилова и Курицына А о чем просят в жалобах осужденные и их адвокаты, не имеется.

Назначенное им наказание является справедливым и смягчению не подлежит.

Доводы адвоката Сафиной о нарушении ч.2 ст. 349 УПКРФ не основаны на законе. Содержание ч.2 ст. 349 УПК РФ в целом предусматривает право, а не обязанность суда при признании подсудимого присяжными заседателями заслуживающим снисхождения, назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

Вместе с тем, внесенное изменение в приговор в отношении Смаглюка, уменьшающее объем предъявленного ему обвинения, совокупность смягчающих наказание обстоятельств: наличие на его иждивении малолетнего ребенка и активное способствование раскрытию преступления, признанных судом, и учтенных при назначении наказания в минимальном размере санкции статьи, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств и данные о личности Смаглюка, могут быть расценены, учитывая наличие вердикта коллегии присяжных заседателей о снисхождении, как исключительные обстоятельства, позволяющие применить положения ст. 64 УК РФ о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

Режим отбывания наказания Гроссману, вопреки его доводам, в исправительной колонии строгого режима назначен в соответствии с требованиями п. «г» ч.1 ст. 58 УК РФ.

Решение суда в части гражданского иска потерпевшей Н соответствует требованиям закона и в полной мере обоснованно в приговоре.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии с УПК РФ, с вынесением отдельных постановлений.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 15 октября 2008 года в части осуждения Курицына Ю Н по ч.З ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 25.06.1998 года) отменить и производство по делу в этой части прекратить на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных чЛ ст. 209, п. «а» ч.З ст. 111, ч.З ст. 126, ч.З ст. 30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105, ч.4 ст. 111 УК РФ, назначить Курицыну Ю.Н. 17 лет (семнадцать лет) лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении Смаглюка А С изменить, вместо квалификации по признаку - «организованная группа» квалифицировать его действия по признаку - «группа лиц по предварительному сговору», смягчить Смаглюку А.С. наказание, назначенное по ч.З ст.30 и п.п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, до 7 лет 6 месяцев (семь лет шесть месяцев) лишения свободы.

В остальном приговор в отношении Курицына ЮН., Смаглюка А.С, а также в отношении Гроссмана Ю Г , Курицына А Н , Сабитова Э Д Лебедева М Ю , Бокова В П , Хтупанкина А В и Ворошилова А А оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 11-О09-39СП

УК РФ Статья 24. Формы вины
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 234. Порядок проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным
УПК РФ Статья 332. Принятие присяжными заседателями присяги
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 349. Правовые последствия признания подсудимого заслуживающим снисхождения
УПК РФ Статья 350. Виды решений, принимаемых председательствующим
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 17. Совокупность преступлений
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 75. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх