Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 11-О09-72

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 июля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Батхиев Рашид Хусейнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 11-О09-72

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 14 июля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ботина А.Г.
судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.
при секретаре Миненковой В.С.

рассмотрела 14 июля 2009 года в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Замалиева Р.К., Вавилова С.Н. и адвокатов Валетовой М.В., Прытковой Ю.Е. в защиту соответственно Замалиева Р.К. и Вавилова С.Н. на приговор Верховного суда Республики Татарстан от 24 ноября 2006 года, которым с учётом внесённых изменений, Замалиев Р К , судимый 21 сентября 2004 г. по ч. 2 ст. 159 УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года на основании ст. 73 УК РФ, осужден к лишению свободы: по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 18 ноября 2004 г.) на 10 лет, по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 21 ноября 2004 г.) на 8 лет, по п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 25 декабря 2004 г.) на 10 лет, по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 25 декабря 2004 г.) на 15 лет, по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 30 2 декабря 2004 г.) на 10 лет, по п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.) на 10 лет, по п.п. «д, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.) на 18 лет, по ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 16 января 2005 г.) на 8 лет, по п.п. «а, в» ч.4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 17 января 2005 г.) на 10 лет, по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 17 января 2005 г.) к пожизненному лишению свободы, а на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности этих преступлений назначено пожизненное лишение свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 21 сентября 2004 г. и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено пожизненное лишение свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Вавилов С Н , , осужден к лишению свободы: по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 18 ноября 2004 г.) на 10 лет, по п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ (по эпизоду от 21 ноября 2004 г.) на 8 лет, по п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 25 декабря 2004 г.) на 10 лет, по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 25 декабря 2004 г.) на 15 лет, по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 30 декабря 2004 г.) на 10 лет, по п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.) на 10 лет, по п.п. «д, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.) к пожизненному лишению свободы, по п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 17 января 2005 г.) на 10 лет, по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 17 января 2005 г.) на 15 лет, а по совокупности этих преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

По этому приговору осуждён Снегирёв О В , дело отношении которого уже рассмотрено в кассационном порядке.

Гражданские иски в уголовном деле рассмотрены.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2007 г. приговор в части осуждения Замалиева Р.К. и Вавилова С.Н. по ч. 2 ст. 325 УК РФ отменен с прекращением дела за истечением срока давности, Замалиеву Р.К. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 18 ноября 2004 г.), п. «а» ч. 3 ст. 161, п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду 3 от 25 декабря 2004 г.), п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 25 декабря г.), п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 30 декабря 2004 г.), п.п. «д, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.), п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.), ч. 2 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 16 января 2005 г.), по п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 17 января г.), п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 17 января 2005 г.), назначено пожизненное лишение свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров также назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Вавилову С.Н. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности пре­ ступлений, предусмотренных п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 18 но­ ября 2004 г.), п. «а» ч. 3 ст. 161, п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 25 декабря 2004 г.), п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 25 декабря 2004 г.), п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 30 декабря 2004 г.), п.п. «д, ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.), п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 8 января 2005 г.), п.п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду от 17 января 2005 г.), п.п. «а, в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду от 17 января 2005 г.), назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

В остальной части приговор о них и в отношении Снегирёва О.В. оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 2009 года кассационное определение Верховного Суда Российской Федерации от 24 мая 2007 года в отношении Замалиева Р.К. и Вавилова С.Н. отменено за исключением решения об отмене приговора в части осуждения по ч.2 ст. 325 УК РФ и прекращения производства по делу в связи с истечением срока давности и в этой части, дело передано на новое кассационное рассмотрение, а в отношении Снегирёва О.В. кассационное определение от 24 мая 2007 года оставлено без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Батхиева Р.Х. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, объяснения осужденных Замалиева Р.К., Вавилова С.Н. и адвокатов Романова СВ., Карпухина СВ. в их защиту, поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Замалиев и Вавилов, с учетом внесённых в приговор изменений, осуждены за совершение в составе организованной группы ряда ограблений, 4 разбойных нападений и убийства трёх лиц, сопряжённых с разбоем, и одного убийства с особой жестокостью в 2004-2005 годах при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Замалиев признал себя виновным только в ограблениях и разбойных нападениях на Х М , М К , М , а Вавилов - в ограблениях и разбойных нападениях на указанных потерпевших, отрицая причастность к совершению других преступлений, вменяемых ему в вину.

В кассационных жалобах и дополнениях: Замалиев, излагая несогласие с выводами суда, считает, что приговор не отвечает требованиям «законности, обоснованности и мотивированности», является несправедливым. Полагает, что нарушено принцип равенства сторон, право на защиту, требования УПК РФ, ст. 123 ч.З Конституции РФ и нормы Международного права. Указывает, что был лишён возможности «полноценно» отстаивать свою позицию, адвокат М.В. Валетова отсутствовала на последнем слове Снегирёва, при провозглашении приговора и при дополнительном ознакомлении с материалами дела.

Считает, что обстоятельства дела проверены не в полной мере, что в судебном заседании допрошены не все свидетели, что доказательства искажались, вывод о том, что молоток и нож были приготовлены заранее, сделан при отсутствии доказательств. Анализируя показания осуждённых Вавилова, Снегирёва и другие доказательства, считает, что в приговоре их изложили непоследовательно и неверно (эпизод по нападению на Разрывина с особой жестокостью). Указывает, что наличие организованной группы и совершение преступлений по предварительному сговору также ничем не подтверждается и включено в обвинение необоснованно. Ссылается на то, что показаниям Вавилова и Снегирёва, оговорившим его, не дана критическая оценка, что их показания противоречат другим доказательствам, а его показания о своей непричастности к изъятию у Р вещей, служебного удостоверения не опровергнуты. Утверждает, что по эпизоду с М у него не было корыстного мотива, себе он ничего из вещей не взял, что показания Вавилова и Снегирева о его причастности к нападению и убийству не соответствуют действительности, противоречат другим доказательствам. Не оспаривая совершение разбойного нападения на неизвестного мужчину, утверждает, что он сомневается в том, что потерпевшим был именно Я , что эти действия следовало квалифицировать по ст. 111 ч.4 УК РФ, а в отношении Р исключить квалифицирующий признак - убийство с особой же ю. Утверждает, что Х ударов не наносил, показания на следствии давал под давлением следователя, объясне­ ния потерпевшей о его роли в ограблении противоречивы. Полагает, что в 5 его действиях отсутствует состав грабежа. Ссылаясь на то, что в ограблении К не участвовал, на следствии Снегирев оговорил его в нанесении ударов потерпевшему, считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Не оспаривая нанесение удара М считает, что обстоятельства преступления выяснены не в полной мере. Утверждает, что не было организованной группы, а вывод о том, что он был инициатором преступлений не подтверждается доказательствами. Считает, что неправильно проведена судебно-психиатрическая экспертиза, что его психическое состояние надлежащим образом не проверено и выводам экспертизы оценка дана односторонне. Полагает, что не конкретизирована его особо активная роль по конкретным преступлениям. Считает, что при назначении наказания суд мог применить положения ст. 62 УК РФ, что имеются обстоятельства, смягчающие ответственность, предусмотренные ст. 61 ч.1 п. «и» УК РФ, что суд не учел признание им вины, оказание помощи следствию, наличие дочери. Просит приговор отменить, направив дело на новое рассмотрение, или смягчить наказание с учётом его доводов; адвокат Валетова М.В. в защиту Замалиева считает, что материалами дела не подтверждено совершение преступлений в составе организованной группы под руководством её подзащитного. Полагает, что показания осужденных о том, что преступления совершались спонтанно и к ним они не готовились, не опровергнуты. Указывает, что доводы Замалиева о непричастности к убийствам не могли быть опровергнуты показаниями Вавилова и С , которые заинтересованы в исходе дела, что их показания не согласуются с другими доказательствами. Считает, что действия по эпизодам убийства Я и М следует квалифицировать по ст. 111 ч.4 УК РФ, а в отношении К , М и М по ст. 161 ч.2 УК РФ. Просит приговор по эпизодам преступлений в отношении М К и М переквалифицировать на ст. 161 ч.2 п. «г» УК РФ, а в отношении Я и М - на ст. 111 ч.4 УК РФ, осуждённый Вавилов утверждает, что наличие организованной группы не доказано и не согласуется с требованиями ст. 35 УК РФ. В дополнениях к жалобе указывает, что из приговора следует исключить также слова «особо дерзкий характер», «особая жестокость при убийстве Р ». Считает также, что оценку доказательств в приговоре не правильной, что не мотивировано почему отвергаются показания Вавилова, данные в качестве подозреваемого и приняты во внимание показания Замалиева. Оспаривает признание его особо активной роли при совершении преступлений в отношении Р и М . Полагает, что по эпизоду преступлений в от и Я его действия следует переквалифицировать со ст. 105 ч.2 УК РФ на ст. 111 ч.4 УК РФ, поскольку он был жив продолжительное время после причинения вреда здоровью. 6 Считает, что при назначении наказания не в полной мере учтены сведения о наличии у него двоих малолетних детей, отсутствие судимости, молодой возраст, положительные характеристики, явка с повинной, раскаяние в содеянном. Просит приговор изменить, правильно квалифицировать его действия и смягчить наказание; адвокат Прыткова Ю.Е. в защиту Вавилова, приводя аналогичные доводы, утверждает, что состав группы не был постоянным, преступления совершались в состоянии алкогольного опьянения, исключающем возможность адекватно воспринимать происходящее. Считает, что не установлены действия, направленные на согласование, объединение вокруг конкретного лица, координацию и порядок распределения между осуждёнными собой ролей, кто являлся руководителем организованной группы. Указывает, что при назначении наказания не учтено, что Вавилов искренне раскаялся, чистосердечно обо всем подробно рассказывал на следствии об обстоятельствах совершения преступлений и показывал при выходе на место совершения преступлений, давал правдивые, исчерпывающие показания, не пытался избежать ответственности, имеет на иждивении двоих малолетних детей, не судим. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия, связанные с нападениями, лишениями жизни потерпевших и смягчить наказание.

В письменных возражениях на доводы жалоб в защиту Замалиева и Вавилова, потерпевший Р просит кассационные жалобы оставить без удовлетворения, потерпевший М в возражениях на жалобу Замалиева и осуждённый Вавилов в возражениях на дополнения к жалобе Замалиева считают, что доводы, указанные в них, являются неубедительными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на эти доводы потерпевших Р и М , осуждённого Вавилова, судебная коллегия находит приговор в отношении Замалиева и Вавилова, с учётом внесённых изменений, законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Как установлено приговором осужденные Замалиев, Вавилов организовали группу для нападения ночью на граждан с целью хищения чужого имущества в и совершили - - 18 ноября 2004 года, примерно в 21 час, вступили в сговор для нападения на граждан и завладения имуществом с лицом, в отношении которого материалы дела выделены в отдельное производство. Заранее приготовили топор для использования в качестве орудия преступления и в тот же день, примерно в 22 часа, напали на М в подъезде дома.

Замалиев нанес удар топором по голове и, пока соучастник удерживал, нанес 7 еще 3 удара, причинив тяжкий вред её здоровью, завладели её имуществом на сумму рублей; - 21 ноября 2004 года, примерно в 2 часа, увидев возле остановки ранее не знакомую Х ., проследовали за ней в подъезд дома, напали и нанесли удар ногой в голову. Затем схватили за руки, вывели во двор дома, прижали к земле и похитили мобильный телефон, стоимостью рублей; - 25 ноября 2004 г., примерно в 2 часа ночи, во дворе дома напали на Я , при этом Замалиев ударил Я . ногой в спину, отчего потерпевший упал. Затем оба нанесли Я удары ногами в голову и завладели его деньгами в сумме рублей. Я скончался в тот же день в нейрохирургическом отделении КНИЦ «ВТО» не приходя в сознание; - 30 декабря 2004 года, примерно в 1 час ночи, напали на М ., Замалиев ударил его ногой в спину, затем оба нанесли удары по голове и завладели имуществом на сумму рублей.

М был причинен вред здоровью средней тяжести; - 8 января 2005 года, примерно в 2 часа 30 минут ночи, напали на Р , Вавилов ударил его заранее приготовленным молотком по голове, затем оба затащили во двор дома, нанесли в голову множество ударов палками и молотком. Замалиев и Вавилов, действуя с особой жестокостью, нанесли Р не менее 16 ударов в шею заранее приготовленным многофункциональным ножом и убили, а затем похитили его имущество на сумму рублей; - 16 января 2005 г., примерно в 5 часов, увидев К ., направлявшегося в сторону центрального стадиона, напали на него вместе с осужденным Снегиревым. Замалиев нанес удар ногой в голову, отчего потерпевший упал. Затем Замалиев и Снегирев нанесли К .

удары по голове, причинив легкий вред здоровью. Когда К .

потерял сознание, завладели его имуществом на сумму рублей; - 16 января 2005 года, примерно в 2 часа 30 минут, по предварительному сговору со Снегиревым напали на улице на М ., Замалиев схватил его сзади за шею, повалил на землю и удерживал, Вавилов и Снегирев нанесли удары ногами по голове, затем затащили во двор дома. Замалиев, Снегирев душили потерпевшего, используя палку, втроем поочередно наносили удары палкой по голове и похитили его имущество на сумму рубля. Смерть М . наступила на месте происшествия.

Как следует из кассационных жалоб в защиту осуждённых, вина в нападениях на Х М , Я М Р , К , М не оспаривается Вавиловым и адвокатом Прытковой Ю.Е.. 8 Вывод суда о виновности Замалиева и Вавилова в инкриминируемых им преступлениях, соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности доказательств, анализ которых дан в приговоре.

Из содержания кассационных жалоб в защиту Замалиева также видно, что нападения на Х М , М К , М и, Р и его убийство также не оспаривается.

Замалиев в судебном заседании своё нахождение на месте совершения всех преступлений не отрицал, утверждая, что действия, запрещенные уголовным законом, в отношении потерпевших не совершал.

Эти доводы Замалиева и его адвоката при рассмотрении дела судом первой инстанции были проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

Вина Вавилова и Замалиева в совершении преступлений в отношении Х , М , Я М Р , М , К при обстоятельствах, изложенных в приговоре, подтверждается показаниями их самих и осужденного Снегирёва, данных на предварительном следствии, а также показаниями потерпевших, свидетелей, сведениями, содержащимися в протоколах следственных действий, актах экспертиз и другими письменными источниками.

В частности, в приговоре полно и правильно приведены показания потерпевших Х , М Я М Р М , К , свидетелей Ю («Б »), Б которые согласуются с показаниями осуждённых в части, признанных в приговоре достоверными.

Сведениями, содержащимися в протоколах осмотра места происшествия, очных ставок, опознания осуждённых, выдачи похищенных предметов, других следственных действий и актах экспертиз, выяснены причины незначительных расхождений в показаниях допрошенных лиц.

Согласно актам судебно-медицинских, судебно-биологических экспертиз, смерть М , Я и Р наступила от открытых черепно-мозговых травм, телесные повреждения образовались от действия тупого предмета, механизм образования повреждений - удар, с давление, трение.

На трупе Р имелось множество (31) колото-резаных ранений, образовавшихся от ударного воздействия колюще-режущим предметом типа ножа, обнаружены и другие повреждения в различных частях тела, не находящиеся в связи с его смертью. Колото-резаные 9 повреждения Р причинены ножом, изъятым с места происшествия, у Вавилова изъяты ботинки Р .

На фрагментах штакетника, кроссовках Вавилова, изъятых с места происшествия, а также спортивных брюках Замалиева и Вавилова обнаружена кровь Р .

Доводы в защиту Замалиева об отсутствии доказательств о причастности к преступлениям против Р неубедительны.

Отсутствие в ранах Р следов дерева не ставит под сомнение обоснованность осуждения Замалиева за содеянное в отношении него.

Вопреки доводам жалоб в защиту Вавилова, правильность вывода суда первой инстанции о совершении убийства Р с особой жестокостью, по изложенным в приговоре основаниям, сомнений не вызывает.

Оснований говорить о неполном выяснении судом обстоятельств совершения преступлений в отношении Р , не имеется.

Из показаний Замалиева на предварительном следствии по факту нападения на Я и убийства его следует, что во дворе дома они с Вавиловым проследили и напали на пьяного мужчину, которого он ударил ногой в спину, затем вместе с Вавиловым нанесли лежащему несколько ударов ногами по голове и забрали деньги.

Аналогичные показания в ходе следствия давал и Вавилов.

На месте нападения на Я что следует из протокола осмотра, обнаружены следы крови и документы на имя Я .

Согласно акту экспертизы смерть Я последовала от закрытой черепно-мозговой травмы, образовавшейся от пятикратного воздействия тупого твердого предмета, причинившего тяжкий вред здоровью.

Доводы в защиту Замалиева и Вавилова об отсутствии у них умысла на убийство, что Я скончался спустя некоторое время после избиения, являются несостоятельными. Установлено, что Замалиев и Вавилов наносили удары потерпевшему со значительной силой ногами в голову.

Имеющиеся у Замалиева сомнения относительно того, что является ли Я лицом, на которого они напали, опровергаются материалами дела.

Из показаний Вавилова, данных на предварительном следствии по факту нападения на М . и убийства его, видно, что он, Замалиев и Снегирев после употребления спиртного ночью 17 января 2005 год обговорили план, согласно которому Замалиев первым должен был нанести удар жертве и удерживать за руки, а Снегирев добить. Замалиев схватил М руками за шею, повалил и удерживал на земле, а подбежавший Снегирёв нанёс удары. 10 Снегирев и Замалиев подтверждали, что втроем избивали потерпевшего.

Смерть М наступила от открытой черепно-мозговой травмы, на теле обнаружено множество телесных повреждений.

В механизме образования повреждений имели место удар, сдавление и трение, что согласуется с показаниями осуждённых на предварительном следствии.

Как видно из актов экспертиз на одежде осужденных Вавилова и Замалиева обнаружена кровь М .

Доводы в защиту Замалиева о том, что у него отсутствовал корыстный мотив, опровергаются показаниями осужденных о том, что они совершили нападение с целью завладения имуществом М .

То, что Замалиев из похищенного имущества ничего не имел, его от уголовной ответственности не освобождает. Разбой считается оконченным преступлением с момента нападения.

По эпизоду нападения на М Замалиев на предварительно следствии рассказывал, что ночью в конце декабря 2004 года, когда они с Вавиловым выискивали жертву, увидели М Когда он зашел во двор, ударом ноги сбил потерпевшего на землю и навалился на него, а Вавилов ногами бил по голове. Затем он нанес несколько ударов ногой по голове. Когда М потерял сознание, вытащили из кармана деньги и три сотовых телефона.

Аналогичные показания на следствии давал и Вавилов.

Как видно из акта экспертизы, у М обнаружены открытый перелом нижней челюсти, сколы коронок, причинившие вред средней тяжести его здоровью.

Образовались указанные повреждения в результате удара (давления тупого твердого предмета), кровь, на месте происшествия принадлежит М Доводы в защиту Замалиева о том, что он должен нести ответственность за грабеж, являются несостоятельными, поскольку им и Вавиловым при нападении на М применено насилие, опасное для его жизни и здоровья.

По поводу нападения на М на следствии Замалиев давал показания о том, что он с Вавиловым и Б , предварительно договорившись, напали на женщину, он нанёс удары по затылку приготовленным топором. После чего забрали у нее имущество, деньги, сотовый телефон.

На предварительном следствии аналогичные показания давал и осужденный Вавилов. 11 Согласно акту экспертизы у М _обнаружена травма головы от воздействия (не менее четырех) тупого твердого предмета, причинившая тяжкий вред ее здоровью.

Из показаний М усматривается, что вечером 18 ноября 2004 года на нее в подъезде дома напали трое. Замалиев несколько раз ударил чем-то тяжелым, забрали пакет сумку с косметичкой, деньгами, сотовым телефоном, разными документами.

Она опознала Замалиева, как одного из нападавших, а отец её опознал Замалиева и Вавилова как лиц, которых он видел у дома, где проживают.

На жевательной резинке и окурке «Золотой Явы», изъятым с места происшествия, обнаружена слюна, происхождение которой не исключается от Замалиева и Вавилова.

Как усматривается из показаний Замалиева по факту ограбления Х он с Вавиловым договорились совершить нападение, ночью увидели девушку, когда она зашла в подъезд, Вавилов ударил ее ногой в лицо, затем вытащили на улицу и забрали телефон.

На следствии Вавилов дал аналогичные показания.

Х рассказала, что Вавилов нанёс удар, затем Вавилов и Замалиев вытащили ее на улицу и забрали телефон. В результате насилия, у неё были повреждены губы, образовался кровоподтек под глазом.

Впоследствии она опознала Замалиева.

Как видно из протокола изъятия вещественного доказательства, у Ю (Б ) был изъят похищенный у Х телефон, проданный ему Вавиловым и Замалиевым.

Доводы Замалиева, что он не может нести ответственность за ограбление Х поскольку ударов потерпевшей не наносил, опровергаются приведенными выше и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Из показаний Замалиева и Снегирева, данных на разных стадиях производства по делу по факту нападения на К видно, что 16 января 2005 года все трое договорились завладеть чужим имуществом. На центральном стадионе догнали К , ударом ноги в спину Замалиев сбил его с ног, Снегирев ударил ногой в лицо, затем все трое нанесли ему еще удары и забрали деньги. После вернулись и забрали куртку, свитер, ботинки и кольцо у лежавшего без сознания потерпевшего.

Согласно показаниям потерпевшего К на Центральном стадионе ему сзади нанесли удар, он пытался подняться, но его начали 12 избивать. Очнувшись, обнаружил пропажу кожаной куртки свитера, ботинок, кольца, денег, ключей от квартиры.

Согласно акту экспертизы, у К обнаружены телесные повреждения в области лица, причинившие легкий вред с расстройством здоровья.

После задержания осужденных были изъяты похищенные у К вещи: черная кожаная куртка у Замалиева, свитер у Снегирева.

Доводы о том, что Замалиев должен нести ответственность за грабеж, а не за разбой, являются несостоятельными, поскольку в процессе нападения на К применено опасное для жизни и здоровья потерпевшего насилие.

Оснований для оговора Снегиревым осужденного Замалиева не имеется, поэтому доводы о том, что Замалиев не избивал К , следует признать неубедительными.

Что касается доводов, содержащихся в кассационных жалобах, о том, что преступления совершались спонтанно, без всякой предварительной подготовки и сговора, то они опровергаются материалами дела.

Аналогичные доводы об отсутствии организованной группы, проверялись в судебном заседании и обоснованно отвергнуты.

Как установлено материалами дела, Замалиев и Вавилов, проживая вместе, не имея доходы, объединились для совершения корыстных преступлений, заранее планировали каждое преступление в ночное время, распределяли роли и нападали на потерпевших.

Объектами преступлений становились одинокие прохожие, чаще всего находящиеся в состоянии опьянения. Как правило, Замалиев первым наносил потерпевшему удар, а затем с Вавиловым избивали его до потери сознания либо до смерти.

За короткий промежуток времени ими было совершено несколько особо тяжких преступлений, в том числе, 3 умышленных убийства при разбое.

Похищенное имущество, денежные средства ими использовались на личные нужды, для приобретения спиртного и продуктов питания.

Следовательно, нельзя согласиться с тем, что признаки организованной группы и совершение преступлений по предварительному сговору группой лиц Замалиев и Вавилов осуждены необоснованно.

Что касается преступления в отношении К то обоснованно исключено совершение его в составе организованной группы, поскольку 13 участвовавший вместе с Замалиевым осуждённый Снегирев не являлся в ней не состоящий.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в защиту Замалиева и Вавилова о том, что приговор постановлен на порочных доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в основу тех или иных выводов суда.

Ссылка в защиту Замалиева о том, что он, Вавилов и Снегирев на следствии вынуждены были оговорить себя и других в результате применения незаконных методов, является несостоятельной.

Показания Замалиева, Вавилова и Снегирева по конкретным эпизодам их преступной деятельности, согласуются между собой, и с другими добытыми доказательствами, не только в части их конкретных действий, но и в деталях, которые могли быть известны только лицам, причастным к совершению конкретных преступлений.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, оценив имеющиеся доказательства в их совокупности, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув часть из них, выяснив причины имеющихся противоречий и дав им оценку, сделан обоснованный вывод о виновности Замалиева, Вавилова в инкриминируемых им преступлениях.

То, что в судебном заседании были допрошены не все свидетели, не ставят под сомнение обоснованность осуждения.

Отсутствие адвоката при провозглашении приговора не является безусловным основанием для отмены приговора, а что касается ознакомления Замалиева с материалами дела после направления дела в суд, уголовно-процессуальный закон не предусматривает такое ознакомление с участием адвоката.

Кроме того, согласно протоколу судебного заседания, замечания на его содержание Замалиевым в суд первой инстанции не подавались.

Что касается довода Замалиева о том, что его психическое состояние во время совершения преступлений надлежащим образом не проверено, то оно не основано на материалах дела.

Анализ материалов дела свидетельствует, что суд первой инстанции обсуждал аналогичное ходатайство о психическом состоянии Замалиева, не нашёл оснований для назначения повторной судебно-психиатрической экспертизы. 14 Фактические обстоятельства совершения преступлений и данные о личностях осуждённых Замалиева и Вавилова установлены правильно.

В деле нет данных, свидетельствующих о том, что Замалиев совершал преступления в результате психического заболевания, которое лишало бы его возможности руководить своими действиями.

Нет данных и о том, что Замалиев и Вавилов страдали или страдают в настоящее время каким-либо хроническим психическим расстройством.

При тщательном анализе материалов уголовного дела видно, что в момент инкриминируемых деяний у них не обнаруживались также и признаки какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности. На момент проведения обследования и в последующем они могли правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Независимо от органического поражения центрально й нервной системы с психопатизацией личности, интеллект у Замалиева достаточный, кругозор широкий, понимает противоправность и наказуемость содеянного, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В принудительных мерах медицинского характера Замалиев не нуждается.

В судебном заседании непосредственно и тщательно исследованы все доказательства и им дана в приговоре надлежащая оценка, как каждому в отдельности, так и в совокупности.

Органами предварительного расследования и судом нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Действия Замалиева и Вавилова квалифицированы правильно, основания для иной их квалификации, как об этом просят в кассационных жалобах, отсутствуют.

При назначении осуждённым Замалиеву и Вавилову наказания в полной мере учтены в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 ч.З РФ характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личностях, другие обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, включая и те, на которые содержатся ссылки в жалобах.

Вывод суда об особо активной роли Вавилова при убийстве Р и Замалиева при нападении на М и других, основан на материалах дела и оснований для его исключения из отягчающих наказание обстоятельств, судебная коллегия не находит. 15 Назначенное наказание, вопреки доводам в защиту осуждённых Замалиева и Вавилова, содержащихся в кассационных жалобах, является справедливым и оснований для смягчения с применением ст. 62 УК РФ, как об этом просят в кассационных жалобах и дополнениях к ним, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Татарстан от 24 ноября 2006 года в отношении Замалиева Р К и Вавилова С Н оставить без изменения, а кассационные жалобы в их защиту - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 11-О09-72

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу

Загрузка
Наверх