Дело № 12-АПУ13-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 июня 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Кулябин Владимир Модестович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 12-АПУ13-2

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 18 июня 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коваля В .С, судей Кулябина В.М. и Воронова А.В. при секретаре Цепалиной Л.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Мамонова А.И., Чепакова О.А., Нальгиева Б.Ю., Ларченкова С.Н., Бушкова О.И., Степанова А.В., Овдина Д.Г., защитников Апатеева А.Л., Архипова А.В., Копыловой Ю.Б., Головенкина О.Ю., Шамакова Л.Б. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 6 февраля 2013 года, которым Мамонов А И , судимый 3 марта 1997 года Звениговским районным судом Республики Марий Эл по п. «а» ч.2 ст. 126, п. «б» ч.2 ст. 131 УК РФ, ст. 40 УК РСФСР, к 10 годам лишения свободы. Освобожден по отбытию срока наказания 10 мая 2006 года, осужден: 2 - по п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003 года) - к лишению свободы на 7 лет 6 месяцев со штрафом в размере 100000 рублей; - по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) - к лишению свободы на 6 лет со штрафом в размере 100000 рублей, без ограничения свободы; - по ч.З ст.ЗЗ, п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 5 лет со штрафом в размере 50000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150000 рублей.

Он же оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст. 33, ч.1 ст. 30, ч.4 ст. 159 УК РФ - на основании п. 3 ч.

2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления с признанием права на реабилитацию; Б а т ы р ов З М осужден: - по п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003 года) к лишению свободы на 7 лет со штрафом в размере 100000 рублей; - по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 5 лет 6 месяцев со штрафом в размере 100000 рублей; - по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 2 года 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 8 лет лишения свободы со штрафом в размере 150000 рублей с отбыванием в исправительной колонии строгого режима; Овдин Д Г осужден: - по п. «б» ч.З ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 08.12.2003 года) к лишению свободы на 7 лет со штрафом в размере 100000 рублей; 3 - по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 5 лет 6 месяцев со штрафом в размере 100000 рублей; - по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) по эпизоду в отношении К к лишению свободы на 4 года 6 месяцев со штрафом в размере 10000 рублей; - по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) - по эпизоду в отношении К к лишению свободы на 4 года со штрафом в размере 10000 рублей; - по ч. 2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 2 года 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 9 лет лишения свободы со штрафом в размере 150000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ по эпизоду в отношении И на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления, с признанием права на реабилитацию Че п а к ов О А судимый: - 11 июля 2001 года Мари-Турекским районным судом Республики Марий Эл по п. «а» ч.2 ст. 163 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

Освобожден по отбытию срока наказания 03 сентября 2004 года; - 1 ноября 2006 года Мари-Турекским районным судом Республики Марий Эл по ч.2 ст.ЗЗО, ч.1 ст. 139 УК РФ, с применением ч.2 ст.69 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы. Освобожден по отбытию наказания 4 марта 2009 года, осужден: - по ч.5 ст.ЗЗ, п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на Згода 6 месяцев со штрафом в размере 40000 рублей; - по п.п. «в», «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 6 лет со штрафом в размере 75000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 90000 рублей.

Л а р ч е н к ов С Н судимый: 4 - 5 декабря 2000 года Козьмодемьянским городским судом Республики Марий Эл по п.п. «б,в» ч.2 ст. 213, п.п. «а,б,в» ч.2 ст. 158, ч. 3 ст. 69, ст. 74, 70 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобожден по отбытию наказания 6 мая 2005 года; - 1 августа 2006 года Козьмодемьянским городским судом Республики Марий Эл по ч.2 ст. 162 УК РФ, с применением ст.64 УК РФ, к 1 году лишения свободы; освобожден по отбытию наказания 26 сентября 2006 года, осужден: - по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) по эпизоду в отношении В к лишению свободы на 5 лет со штрафом в размере 10000 рублей; - по ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) по эпизоду в отношении Г к лишению свободы на 5 лет со штрафом в размере 10000 рублей; - по п.п. «а», «г» ч.2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на срок 4 года 6 месяцев со штрафом в размере 75000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 80000 рублей.

На л ь г и ев Б Ю судимый: - 15 февраля 1999 года Преображенским межмуниципальным районным судом ВАО г. Москвы по п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, к лишению свободы на 7 лет. Освобожден по отбытию наказания 13 октября 2005 года, - 17 марта 2010 года Иошкар-Олинским городским судом Республики Мари Эл с учетом изменений, внесенных постановлением Иошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 15.09.2011 года по ч. 2 ст. 330, п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163, ч.З ст. 69 УК РФ на 7 лет 11 месяцев лишения свободы со штрафом 100 000 рублей. Наказание не отбыто; - осужден по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 6 лет со штрафом в размере 80000 рублей; - по ч.1 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 2 года 10 месяцев со штрафом в размере 10000 рублей. 5 На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 85000.

В соответствии с ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 17 марта 2010 года окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 150000 рублей.

Степанов А В несудимый, осужден по п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 3 года 6 месяцев со штрафом в размере 50000 рублей.

На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года с возложением соответствующих обязанностей; Б ушк ов О И несудимый, - осужден п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) к лишению свободы на 4 года со штрафом в размере 50000 рублей, без ограничения свободы. На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком в 3 года с возложением соответствующих обязанностей.

Взыскано: - с Мамонова А И а и Батырова З М в пользу Ф в счет возмещения материального ущерба рублей солидарно; - с Мамонова А И Батырова З М и Овдина Д Г в пользу О в счет возмещения материального ущерба рублей солидарно; - с Овдина Д Г в пользу Н в счет возмещения материального ущерба рублей и в пользу Л в счет возмещения материального ущерба рублей.

По этому же делу осужден Васенев О А приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Кулябина В.М., выступления осужденных Мамонова А.И., , Батырова 3. М., Овдина Д.Г., Чепакова О. А., Степанова А.

В., Бушкова О. И., Ларченкова С. Н., Нальгиева Б. Ю., адвокатов Архипова А.В., Головенкина О.Ю., Башкирова В.Л., Копыловой Ю.Б., Усанова В.И., Чиглинцевой Л.А., Поддубного С В ., поддержавших доводы апелляционных 6 жалоб, мнение прокурора Филимоновой С Р. об изменении приговора, Судебная коллегия

установила:

осужденные признаны виновными: - Мамонов А.И., Б а т ы р ов З.М. и Овдин Д.Г. - в вымогательстве имущества потерпевшего О под угрозой применения насилия, с целью получения имущества в особо крупном размере, по предварительному сговору; - Мамонов А.И. и Б а т ы р ов З.М. - в хищении имущества потерпевшего Ф в особо крупном размере, путем обмана, по предварительному сговору; - Б а т ы р ов З.М. - в хищении путем обмана имущества О с причинением ему значительного ущерба; Степанов А.В. и Б ушк ов О.И. в вымогательстве денег Т по предварительному сговору в крупном размере под угрозой применения насилия, Мамонов А.И. в организации этого вымогательства, Че п а к ов О.А. - в пособничестве вымогательству; Че п а к ов О.А. - в вымогательстве имущества потерпевшего С с применением насилия, в крупном размере; На л ь г и ев Б.Ю. и Васенев О.А. - в приготовлении к хищению путем обмана имущества Ш в крупном размере по предварительному сговору; Л а р ч е н к ов С.Н. - в хищении путем обмана имущества В в крупном размере, а также в хищении имущества Г в крупном размере; На л ь г и ев Б.Ю. и Л а р ч е н к ов С.Н. - в вымогательстве имущества Г под угрозой применения насилия, в крупном размере, по предварительному сговору; Овдин Д.Г. - в хищении имущества Л и приобретение права на квартиру Л путем обмана и злоупотребления доверием, в особо крупном размере; в приобретении права на комнату К путем обмана и злоупотребления доверием, в крупном размере; в хищении денежных средств К путем обмана, в крупном размере; в хищении денежных средств Н путем обмана, с причинением ей значительного ущерба.

В апелляционных жалобах (основных и дополнительных): -адвокат Архипов А.В. в защиту осужденного Мамонова А.И. указывает, что выводы суда противоречат материалам дела. Мамонов преступления в отношении О не совершал, в его квартире никогда не 7 был. О оговорил его в совершении преступления, хотя сам же к нему обращался с просьбой помочь продать машину для срочного возврата долгов.

Мамонов согласился и купил ее, а впоследствии еще вынужден был уплатить рублей в счет возврата кредита, который О обещал выплатить сам, но обманул. Эти обстоятельства подтвердили свидетели Н и Ш , а также В и Б , но суд их необоснованно отверг.

Хозяином машины является Б . Ему Мамонов и передал деньги за погашение кредита, а Б подтвердил, что Мамонов после этого стал собственником машины. Из показании свидетеля О следует, что О добровольно передал Мамонову квартиру в счет возмещения ущерба, причиненного отобранием у него машины в 2000 году. Отношения к продаже квартиры О Мамонов не имеет. О выдал доверенность на ее продажу О при этом Мамонов не присутствовал, а находился в ресторане. Также Мамонов не совершал хищения золотых украшений у О которых у него никогда не было. Очевидцев этого преступления не имеется, а все свидетели, это друзья или родственники потерпевшего, которые заинтересованы ему помочь. Свидетели Е и С не указали источника своей осведомленности, поэтому их показания являются недопустимым доказательством. По эпизоду хищения автомашины у Ф Мамонов вину не признал. Автомобиль принадлежит Ю который его никому не доверял. Когда он находился в следственном изоляторе, то попросил Мамонова и Б заплатить рублей и забрать машину из тюнинг - сервиса, переставив ее в другое место. Суд не выяснил, какую часть от стоимости автомобиля при его покупке в автосалоне вносил Г а какую Ф Свидетели П и Н также не назвали источник своей осведомленности, поэтому их показания следовало признать недопустимыми. Суд не выяснил, куда делась автомашина . По эпизоду вымогательства у Т Мамонов вину не признал и дал правдивые показания, подтвержденные показаниями других осужденных. П последовательно показывал, что с него требовали только возмещения долга и угроз не высказывали.

Большинство свидетелей отказались от своих показаний, данных в ходе расследования. Показания свидетеля В являются недопустимым доказательством, поскольку он, являясь оперативным сотрудником, не указал источник осведомленности. Личное дело Т суд не запросил и не исследовал, не выяснил, находился ли он ере с Ч не допросил ни Т ни А Из разговора по телефону а и А нельзя акой- вывод. Следовательно, Мамонов не мог организовать это преступление, а Ч участвовать в нем. Образцы голоса для фонографической экспертизы изъяты негласно оперативными сотрудниками без какого-либо поручения, что является нарушением.

Описание поступивших на экспертизу пакетов, в том числе и в части указания печатей на пакетах, не соответствует фактическим данным (т. 77 л.д.145). Все фонографические экспертизы следует признать незаконными. В 8 нарушение закона об ОРД произведенные записи разговоров подлежат уничтожению по окончанию 6-месячного срока, чего сделано не было. В основу приговора суд положил противоречивые доказательства. Просит в отношении Мамонова А.И. вынести оправдательный приговор; -осужденный Мамонов приводит эти же доводы, просит вынести оправдательный приговор. В дополнительных жалобах указывает, что по эпизоду с О не был допрошен свидетель П , наличие телефонных разговоров между Батыровым и О не подтверждено доказательствами. Свидетель Т дал ложные показания, за что его досрочно освободили, а в судебное заседание суд отказался его вызывать. Из показаний О ясно, что О с ним рассчитался за причиненный ущерб квартирой; -адвокат Копылова Ю.Б. в защиту осужденного Ларченкова С.Н. указывает, что выводы суда в отношении его подзащитного противоречат материалам дела и основаны только на предположениях. Передача денег К Ларченкову не доказана. К в суде неоднократно показывал, что деньги он передал В В продавал квартиру по своей воле.

Ларченков действовал только в его интересах. Судом не установлено, какими конкретными действиями Ларченков совершил обман и что именно он похитил деньги. По эпизоду в отношении потерпевших Г приговор не конкретизирован, в нем не указаны конкретные действия Ларченкова.

Вопрос - из каких денег производилась уплата задолженности, не выяснен.

Заключения эксперта по идентификации голоса Ларченкова в деле не имеется. Г оговаривает Ларченкова с целью оправдать себя за свои действия по продаже квартиры Г В суде Г подтвердил, что претензии к Ларченкову не имеет. Просит приговор в отношении Ларченкова С.Н. отменить, дела направить на новое судебное рассмотрение; -осужденный Ларченков С.Н. указывает, что суд необоснованно отверг его доводы о невиновности. Необоснованно принял часть показаний К другую их часть признал критическими. Не выяснено время составления документа у нотариуса К Покупатели Щ показали, что именно они обращались к К по объявлению о продаже. К показал, что его возил на машине для оформления документов Ларченков, но это опровергается отсутствием у него, Ларченкова, водительских прав. Вывод суда, что именно Ларченков завладел деньгами в сумме рублей, не доказан и является предположением.

Г показал суду, что все продавал он сам и к Ларченкову никаких претензии не имеет. Не проверено, подавал ли Г заявление в МВД.

По эпизоду в отношении Г факт нахождения у него автомашины не установлен, документов на это не имеется.

Фоноскопической экспертизы не проводилось. Необоснованно применен 9 особо опасный рецидив, а режим отбывания наказания определен неверно. В дополнениях осужденный Ларченков С.Н. указывает, что суд не учел показаний семьи Щ , купивших квартиру у К о том, что все долги по квартире они оплатили сами из средств, полученных по кредиту в банке, и из этих же денег произвели ее ремонт. К своими противоречивыми показаниями ввел суд в заблуждение; -адвокат Головенкин О.Ю. в защиту осужденного Батырова З.М. указывает, что показания потерпевшего О являются противоречивыми и непоследовательными, показания ряда свидетелей суд в одних случаях признает допустимыми, а свидетелей Л Л М и других, подтвердивших алиби осужденного, безосновательно отвергает. Также суд не принял показания свидетелей защиты, сославшись, что они родственники и в то же время показания потерпевшего О и его сына О под сомнение не ставит. В приговоре не указано, где, когда и при каких обстоятельствах у осужденных возник умысел на вымогательство у О место предъявления требований о передаче ювелирных изделий. Все обвинение в вымогательстве у О состоит из нескольких самостоятельных эпизодов, все они совершены в разное время разными участниками, что свидетельствует, что квалификация этих деяний как одного преступления, связанного с завладением имуществом в особо крупном размере является неправильной, неправильно и был определен совокупный размер материального ущерба, отдельный по каждому деянию. В приговоре указано, что Д передал деньги добровольно. Он же суду показал, что Мамонова не знает и с ним не встречался. Не определена фактическая стоимость автомобиля Ф который на момент хищения находился в эксплуатации 2,5 года и имел соответствующий износ. Суд не учел, что собственником автомобиля является Ю , что подтверждено материалами дела. При этом Ю потерпевшим себя не считает и в суде заявил, что претензии к осужденным не имеет. Суд не мотивировал, что Мамонов и Батыров достоверно знали, что Ф внес за машину рублей.

Вывод суда о том, что Мамонов и Батыров совершили хищение денежных средств Ф противоречит его же выводам о том, что ими был похищен автомобиль. Поэтому Батырова З.М. по данному обвинению следует оправдать. По эпизоду хищения у О золотых украшений суд не указал размер и вес похищенного, не произвел его оценку. Показания свидетеля Е основаны на предположениях. Описывая состояние здоровья Батырова, суд неправильно применил нормы права, уклонился от рассмотрения вопроса о возможности освобождения его от наказания в связи с наличием болезней, входящих в Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания. Ходатайство о признании ряда доказательств недопустимыми, в том числе все заключения фоноскопических экспертиз, суд отклонил необоснованно. Необоснованно были отклонены часть 10 поданных защитником замечаний на протокол судебного заседания, хотя они были подтверждены содержанием аудиозаписи судебного заседания.

Носитель этой аудиозаписи был приобщен к поданным замечаниям, однако к материалам дела он приобщен не был. Просит приговор отменить, дело возвратить прокурору для устранения препятствий по его рассмотрению или вынести оправдательный приговор, признать недопустимыми доказательствами заключения экспертов №№ 2-530, 2-928, 959, 2-966, 2-1041, 2-865, 2-929, 2-979, 2-1016, 2-1042, 2-866, 2-958, 2-995, 2-1040, 2-1043; акты наблюдения, диски с №№ 1 по 4 с записями разговоров, материалы прослушивания телефонных разговоров, постановление судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания от 15.03.2013 года в части отклонения поданных замечаний и удостоверить их правильность.

- осужденный Бушков О.И. просит приговор отменить, как незаконный и необоснованный, указывает, что он каких-либо противоправных деяний не совершал; - осужденный Степанов А.В. просит приговор отменить как незаконный и необоснованный, указывает, что он каких-либо противоправных деяний не совершал. Доказательств его вины не имеется.

Кроме того, суд не зачел в срок наказания период содержания его под стражей с июня 2010 года по март 2012 года; - адвокат Шамаков Л.Б. в защиту осужденного Овдина Д.Г. указывает, что выводы суда не соответствуют материалам дела. По эпизоду вымогательства у О суд квалифицировал как одно преступление несколько разных действии, совершенных разными людьми в разное время и в разных местах. Не установлено как были потрачены средства, полученные от продажи квартиры О , какое отношение имеет Овдин к автомобилю который, как указал суд, принадлежит О Однако из материалов дела видно, что его собственником является Богаевский, а сам автомобиль находится в залоге у банка. О том, что кредит выплачивал О , документальных данных не имеется. Суд отверг показания Мамонова о том, что он платил за автомобиль и поверил таким же показаниям О По стоимости однокомнатная квартира и автомобиль соответствуют друг другу. По эпизоду в отношении Л суд не учел, что все сделки были совершены в предусмотренной законом форме, при этом потерпевшая является дееспособным лицом и полностью отдает отчет своим действиям. Также были правильно оформлены все юридические действия с комнатой К а сама она подписала лично все документы в органах госрегистрации, работники которого проверяют добровольность 11 совершения сторонами каждой сделки. В суде было установлено, что К знала реальную стоимость своей квартиры и не высказывала каких-либо претензии Овдину. Вывод суда о том, что она была обманута, противоречит этим обстоятельствам. По эпизоду с Н доказательств получения Овдиным суммы в рублей не имеется.

Просит приговор в отношении Овдина Д.Г. отменить, производство по делу прекратить; -осужденный Овдин Д.Г. приводит эти же доводы, дополнительно указывает, что материалами дела не доказана передача денег О в сумме рублей. О свою квартиру передал ему добровольно по генеральной доверенности и никаких претензии не имел. Назначенное ему наказание является чрезмерно суровым. Просит приговор в отношении него отменить, производство по делу прекратить; -осужденный Нальгиев Б.Ю. указывает, что доказательств его вины не имеется, в приговор неверно были внесены данные о его личности, в том числе данные о судимости. В суд были направлены материалы уголовного дела, с которыми он был ознакомлен только частично. Судом были использованы доказательства, добытые с нарушением закона. Потерпевший Г в ходе опознания не назвал признаков, по которым опознал Нальгиева, а статисты, предъявленные ему для опознания не были похожи на Нальгиева и были в отличии от него без очков. Суд необоснованно принял показания оперативного работника Д отбывающего в настоящее время уголовное наказание за пытки задержанных и находящегося с Нальгиевым в неприязненных отношениях. Потерпевшие Р , П К также заявляли о применении к ним насилия и угроз со стороны Д Показания потерпевшего Г ничем не подтверждены, в том числе и о наличии у него в собственности автомашины. Он подал заявление только через два года и физически не мог помнить номера телефонов Нальгиева. Кроме этих показаний других доказательств вины не имеется. Время преступления указано только предположительно.

Утверждение стороны обвинения о том, что голос записи разговора принадлежит Нальгиеву, тоже является предположением. Потерпевшему Ш оказывал только помощь и преступления в отношении него не совершал. В суде Ш заявил, что никаких претензии не имеет.

Потерпевшая Ш заявила об этом же и показала, что в ходе расследования подписывала все документы, не читая их. Свидетель Л отказалась от дачи показаний, а суд необоснованно в ее отсутствие огласил 12 показания, данные ею в ходе расследования, не выяснив, действительно ли она давала такие показания и подписывала ли их. Суд необоснованно принял показания свидетеля Г , которая показала, что представленный ей для прослушивания телефонный разговор она опознает лишь только как похожий на ее разговор с Нальгиевым, но в этом не уверена. В приговоре же указано, что она уверенно опознает голос Нальгиева. Не дана оценка показаниям Г о том, что она не знакома с Г и абонентский номер сотового телефона ей не принадлежит. Назначенное ему наказание является более строгим, чем просил государственный обвинитель, что противоречит судебной практике. Просит приговор в отношении него отменить и направить дело на новое рассмотрение; - адвокат Апатеев А. Л. в защиту осужденного Нальгиева Б.Ю. указывает, что обвинительный приговор в отношении его подзащитного основан на предположениях и его вина не доказана. Показания потерпевшего Г противоречивы. Опознание Нальгиева потерпевшим Г проводилось с нарушением закона, поскольку до этого ему показали фото Нальгиева, при этом опознающий не указал признаков, по которым он опознал осужденного. Личности статистов не были удостоверены.

Потерпевшая Ш показала суду, что претензии к Нальгиеву и Васеневу не имеет и не считает их действия преступлением. Запись телефонных разговоров не может считаться доказательством, поскольку голоса не идентифицированы. Огласив показания свидетеля Л суд не проверил, давала ли она такие показания и правильно ли они были записаны в протокол. Просит приговор отменить, вынести в отношении Нальгиева Б.Ю. оправдательный приговор; - осужденный Чепаков О.А. указывает, что показания Т и П а также еще ряда свидетелей, изложенные в приговоре не соответствуют их показаниям в суде. Выводы суда о его виновности противоречат имеющимся в деле доказательствам. Суд необоснованно признал допустимыми показания оперативных работников Е и В , которые не указали суду источник своей осведомленности.

Судом не установлен факт, а также время и место его разговора с Т Ходатайство о повторном допросе свидетеля Т суд отклонил, что явилось нарушением. В суде В показал, что не знает Ч и не встречался с ним, очевидцем преступления не был. В приговоре его показания изложены по другому. Т суду показала, что ее сын Т на нее давления не оказывал, однако суд необоснованно отдал 13 предпочтение ее показаниям на следствии. Также судом искажены показания свидетеля С , а вывод о том, что Чепаков и А это одно лицо, не основан на материалах дела. Также суд необоснованно отклонил ходатайство о запросе из мест лишения свободы личного дела Т чтобы доказать, что они вместе нигде не содержались. Таким образом, вывод, что он, Чепаков, оказывал на Т давление основан только на слухах и предположениях. При прослушивании телефонных разговоров сотрудники милиции Е и В давали по ним пояснения о том, кому принадлежат голоса и о чем смысл разговора. Однако тот же В суду показывал, что Чепакова он не знает. Таких нарушений суд при исследовании доказательств обвинения допустил множество, а к доказательствам стороны защиты отнесся с пренебрежением. Однако содержание телефонных разговоров не свидетельствует о вымогательстве у Т Образцы голоса были изъяты незаконно, без постановления следователя. В судебном заседании было установлено, что он, Чепаков, не мог совершить вымогательство у С поскольку находился под стражей. В нарушение принципа состязательности суд критически отнесся к его доводам о невиновности и показаниям свидетелей защиты, а также не учел, что потерпевшие и свидетели обвинения дали противоречивые показания. В приговоре суд их исказил, в том числе показания свидетеля С В суде он показал, что К знает и в ресторане 10.02.12 года его не видел. Это же показал и свидетель Х . Не видели К и свидетели С Х , С Одежда потерпевшего и вилка, которой якобы наносились удары, суду представлены не были.

Телесных повреждений на следующий день у потерпевшего свидетели Ю и Х не видели. То, что потерпевший брал деньги взаймы, не доказывает его, Чепакова, вину в вымогательстве. Все выводы суда построены только на догадках и предположениях, а также на искаженных показаниях свидетелей и потерпевших. Необходимо учесть, что его, Чепакова О.А., показания подтверждены показаниями потерпевших Т С ., свидетелей П В , С Х и других. Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников потерпевшие С О Г и государственный обвинитель Габдуллин Р.Р. просят приговор суда оставить без изменения. 14 Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражения на них, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Судом было установлено, что в октябре 2005 года Ю Г и Ф приобрели автомашину общей стоимостью рублей. При этом Ф при покупке указанной автомашины было уплачено рублей. Поэтому в результате ее хищения потерпевшему Ф был причинен ущерб в особо крупном размере в сумме рублей. Однако вывод о размере ущерба потерпевшему Ф судом был сделан без учета стоимости автомобиля на момент его хищения которая, согласно справке об оценке рыночной стоимости транспортного средства, представленной Судебной коллегии стороной обвинения, составляет рублей. Оснований не доверять представленному документу не имеется. Оценка автомобиля произведена на основе всех данных о похищенном транспортном средстве, включая его стоимость на момент приобретения, марку, срок эксплуатации модель двигателя специализированным предприятием - «Республиканский центр оценки и технической экспертизы имеющим соответствующую лицензию. Поэтому стоимость автомобиля следует уменьшить до указанной суммы, а ущерб, причиненный потерпевшему Ф также подлежит пропорциональному снижению и составит рубля. Сумма в рублей составляет долю в от общей стоимости автомобиля равной рублям. Соответственно размер этой же доли от суммы в рублей составляет рубля. Данный размер, согласно примечанию 4 к ст. 158 УК РФ является крупным. В связи с этим, действия осужденных Мамонова и Батырова следует переквалифицировать на ч.З ст. 159 УК РФ - мошенничество в крупном размере, по которой назначить им наказание с учетом характера и степени общественной опасности данного преступления, а также всех данных о личности каждого из осужденных и иных обстоятельств, учтенных судом первой инстанции при назначении им наказания.

Кроме того, назначая осужденному Нальгиеву Б.Ю. наказание на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, установленных настоящим приговором и приговором Иошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 17 марта 2010 года, суд не учел, что согласно постановлению Иошкар-Олинского городского суда от 15 сентября 2011 года, наказание осужденному Нальгиеву Б.Ю. было смягчено с 8 лет до 7 лет 15 И месяцев лишения свободы. В связи с этим основное наказание, назначенное Нальгиеву Б.Ю. на основании ч.5 ст.69 УК РФ также подлежит смягчению.

Кроме того, следует исключить из приговора показания свидетелей Е Д В , С как основанных на результатах оперативно - розыскных мероприятий и поэтому как не отвечающих требованиям допустимости, закрепленном уголовно- процессуальным законом.

Так, статья 75 УПК Российской Федерации закрепляет правило о недопустимости доказательств, полученных с нарушением требований этого Кодекса, и относит к недопустимым доказательствам, в частности, показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В нарушение этих требований суд принял в подтверждение виновности осужденных показания свидетелей Е Д В С которые показали в суде, что они, являясь работниками правоохранительных органов, в ходе проведения оперативно - розыскных мероприятии установили конкретные факты преступной деятельности осужденных.

В остальной части Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Вина осужденных в установленных судом деяниях подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, анализ и существо которых подробно изложены в приговоре, в том числе показаниями потерпевших и свидетелей, заключениями экспертов, протоколами следственных действии, официальными документами и другими доказательствами, анализ и существо которых подробно приведены в приговоре. Исключение из этой совокупности показаний свидетелей Е Д В С никак не сказалось на обоснованности выводов о виновности кого - либо из осужденных.

В частности, вина Батырова З.М., Мамонова А.И. и Овдина Д.Г. подтверждена показаниями потерпевшего О о том, что Батыров и Овдин в августе 2008 года требовали с него рублей, Батыров З.М. угрожал ему физической расправой, замахивался на него палкой, говорил, что изобьет, прострелит ему ногу. Он воспринял угрозы реально, занял у отца деньги и передал Овдину Д.Г. эту сумму. Примерно через неделю, около 12 16 часов к нему приехали Овдин Д.Г., Батыров З.М. и Мамонов А.И., потребовали долларов США, угрожали физической расправой. Так как денег не было, они решили, что он должен отдать квартиру. Батыров увидел у него золотые изделия - цепь с иконой и браслет общей стоимостью рублей. По указанию Мамонова Батыров забрал их. В этот же день он оформил на Овдина доверенность на право продажи его квартиры, но через несколько дней отменил её. Примерно через неделю Мамонов вновь стал требовать оформить на Овдина Д.Г. доверенность, при этом угрожал ему расправой. Он снова подписал на Овдина Д.Г. доверенность на продажу квартиры. Овдин продал его квартиру В деньги ему не отдавали за нее. В начале 2008 года он приобрел автомашину « 2007 года выпуска. В качестве первоначального взноса внес свою машину « » по цене рублей. Так как он не имел официального дохода, то на остальную сумму на Б с его согласия был оформлен кредит, поэтому все документы на машину были оформлены на Б Но кредит выплачивал он сам. В конце сентября 2008 года Овдин и Мамонов потребовали передать им эту машину. Мамонов высказывал угрозы физической расправой, Овдин Д.Г. поддерживал Мамонова А.И. Он, О , попросил П отогнать машину на стоянку, а ключи и документы отнести Мамонову А.И. После этого Мамонов сказал, что он должен гасить кредит. Примерно полгода он гасил кредит, а потом перестал.

В октябре 2008 года Д по телефону сообщил, что к нему пришли Овдин и Мамонов, требуют с него деньги в сумме рублей, которые он давал взаймы. Он сказал Д отдать им эти деньги. Д передал Овдину и Мамонову деньги в сумме рублей.

Достоверность показаний потерпевшего подтверждена целым рядом доказательств, полученных в полном соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона. Так из исследованного судом акта наблюдения от 3 августа 2009 года и прослушанной аудиозаписи, следует, что в ходе встречи с О Мамонов А.И. на жалобы О что у него забрали машину Мамонов А.И. отвечал ему, что за эту машину он привез в г.

и отдал ворам, А с В живые деньги - рублей (том 1 л.д. 91- 98). Также в ходе разговора Мамонов А.И. предъявляет О претензии по поводу того, что последний не платит кредит за машину, из-за чего у него возникают проблемы, и требует от О погашать кредит за машину (том 1 л.д. 91 -98), что объективно подтверждает показания потерпевшего О В этом же разговоре О сообщает об отсутствии у него денег на погашение кредита, Мамонов А.И. отвечает, что 17 тогда ему придется предпринять какие-то действия. На это О говорит Мамонову А.И., что у него и забрать уже нечего, что все уже забрали. На что Мамонов А.И. отвечал, что он ничего не будет забирать и не забирал, что ему было неприятно в том процессе участвовать, что там за него уже все решили, а он только выполнил процесс. Когда квартира продалась, все деньги ушли, а он получил только рублей (том 1 л.д. 91-98).

Согласно аудиозаписи телефонных переговоров от 27 сентября 2008 года собеседник Мамонова А.И. говорит ему, что с «О нормально сделали, вообще по красоте. На это Мамонов А.И. отвечает: «Собаке собачья смерть» (том 24 л.д. 144-145). Достоверность показаний потерпевшего О подтверждена показаниями свидетелей О К Б В Б М ., документами, подтверждающими выдачу потерпевшим доверенностей Овдину на право продажи его квартиры, а также ее продажу Овдиным, документами о предоставлении Б кредита и приобретении им автомашины, заключениями экспертов и иными, анализ и существо которых подробно изложены в приговоре. Всем этим доказательствам, совокупность которых неопровержимо свидетельствует о виновности осужденных в совершении установленных судом деяний, была дана надлежащая оценка.

Кроме того, суд тщательно проверил показания осужденных Мамонова, Батырова и Овдина о своей невиновности по данному обвинению, а также показания свидетелей Ш Н М С , А К В Этим показаниям также была дана правильная оценка. Мотивы, по которым суд отверг доводы осужденных о своей невиновности, а также показания перечисленных свидетелей подробно были изложены в приговоре.

Они полностью соответствуют материалам дела. Судом неоднократно принимались меры для допроса в качестве свидетеля Л и П в том числе и путем принудительных приводов в судебное заседание, однако сделать это не представилось возможным в связи с неустановлением их местонахождения (т.74, л.д. 12,45,50,70,99,174, т.75 л.д.50-51) Доводы о невозможности правильно установить обстоятельства дела без их показаний опровергаются материалами дела. Из показаний потерпевшего О следует, что ни Л ни П очевидцами совершенных в отношении О преступлений не являлись, водитель П привозил его к Мамонову и оставался в машине, затем по его просьбе перегнал автомашину на автостоянку и передал ключи и документы Мамонову. Факт получения от О его 18 автомашины Мамоновым не отрицается, а в суде апелляционной инстанции осужденные не указали, какие новые обстоятельства могут быть установлены в результате допросов Л и П В суде первой инстанции все осужденные и их защитники заявляли свое согласие об окончании судебного следствия без допросов этих лиц в качестве свидетелей.

Из показаний потерпевшего Ф следует, что осенью 2005 года по просьбе Г он внес в качестве оплаты рублей за покупку автомашины 5 стоимостью около рублей. Остальную сумму оплатили Ю и Г Еще был заказан тюннинг на сумму около рублей, который оплачивал Г Все документы были оформлены на его имя, поскольку это было его условием для участия в приобретении данного имущества. Предполагалось, что после того, как с ним полностью рассчитаются, машину он переоформит на Г или на Ю Машиной пользовался Г потом Ю расплатился с Г и сам стал ею пользоваться. В 2008 году узнал, что у Г и Ю возникли проблемы с лицами из криминала, и автомашины них не стало. Г ему говорил, что Мамонов А.И. - « », его избил, отобрал машину, часы. Г неоднократно просил его написать заявление. В дальнейшем по поводу переоформления автомашины ему звонил мужчина по имени С который назвался прозвищем « », сказал, что или купил данную автомашину у Г или хочет ее купить, и просил снять автомашину с учета, чтобы переоформить ее. Также один раз Мамонов А.И. приезжал к нему по поводу переоформления автомашины. Он сказал Мамонову, что за машину ему должны рублей, предложил приехать вместе с Г и Ю чтобы решить денежные вопросы и после того, как с ним расплатятся, он переоформит машину. После этого к нему обращался Мамонов А.И. по поводу снятия с учета автомашины В августе 2008 года он узнал, что автомашина по доверенности, выписанной нотариусом В была снята с учета Л Однако с Л он знаком не был и доверенности на его имя не выписывал. Позднее он приезжал к Л думал, что машина находится у него, однако Л сказал, чтобы обращался в суд и разбирался. Он пытался узнать про машину у Г и Ю , но они находились в следственном изоляторе.

Также звонил Мамонову по поводу снятия с учета автомашины. Тот сказал, что данный вопрос решит, машина находится в ремонте в г. как ее 19 сделают, привезут. Автомобиль ему не возвращен и его местонахождение ему не известно.

Хотя между Ф и Ю в настоящее время имеется спор о праве собственности на данный автомобиль, суд пришел к обоснованному выводу о наличии такого права у Ф . Данный вывод подтвержден не только его показаниями, но и соответствующими документами, в том числе правоустанавливающими, которым суд дал надлежащую оценку.

Свидетель Ю суду пояснил, что приобретенную им и оформленную на Ф автомашину в июле 2007 года отправил на ремонт в Вскоре после этого он был заключен под стражу. Зимой 2008 года попросил Л пригнать автомашину из Помочь ей в этом должны были осужденные Мамонов и Батыров. Л рассказала, что когда они возвращались на автомобиле, сотрудники ГИБДД забрали его в виду каких-то юридических проблем. Местонахождение автомашины в настоящее время ему не известно.

Свидетель Л суду показала, что Ю увез автомашину в автосервис в г. а потом его арестовали. В 2008 году Ю попросил пригнать эту машину, сказал, что его друзья - осужденные Мамонов и Батыров помогут ей. Она поехала в вместе с С Там встретились с Мамоновым А.И. и Батыровым З.М.. Пока сидели в кафе, приехал Батыров З.М. на автомашине Ю и они все вместе поехали домой. По дороге их остановили сотрудники ГАИ. Оказалось, что какие-то документы на машину не в порядке и сотрудники ГАИ ее забирают. Батыров на автомашине Ю поехал с сотрудниками ГАИ, а они остались в кафе. Через некоторое время Батыров вернулся без машины. После этого ее уже не видела.

Анализируя содержание телефонных переговоров Мамонова от 28 февраля 2008 года с Батыровым З.М. и другими лицами, в совокупности с показаниями свидетеля Л суд обоснованно пришел к выводу, что именно в этот день Батыров забирал автомашину из сервиса в При этом Батыровым и Мамоновым перед Л и С была разыграна ситуация, в ходе которой данная автомашина, якобы была изъята сотрудниками ГИБДД.

Так, проанализировав телефонный разговор, состоявшийся между Мамоновым А.И. и Батыровым З.М. 28 февраля 2008 года в 14.35, в совокупности с показаниями свидетеля Л суд установил, что во время разговора Мамонов А.И. находился вместе с Л и С при этом Батыров З.М. просил Мамонова А.И. поторопиться, так как они могут не успеть и тогда все сорвется, потому что люди через 10-15 20 минут уезжают, а Батырову З.М. еще нужно их, то есть Л и С пересадить к себе в машину. Также Батыров З.М. просит Мамонова А.И. сказать им, что он уже поехал забирать машину. При этом Батыров З.М. принимает меры конспирации - просит Мамонова А.И. не вести разговоры при Ш - С которого не надо принимать за подельника, так как он все может понять (том 22 л.д. 24-25).

В ходе телефонного разговора 28 февраля 2008 года в 15.02, одним из собеседников которого является Мамонов А.И., ему сообщают план действий при реализации совместно с Батыровым З.М., в соответствии с которым перед Л и С будет разыграна ситуация по изъятию автомашины зарегистрированной на Ф сотрудниками ГИБДД. В частности, Мамонову А.И. сообщают, что когда З (Батырова З.М.) догонят сотрудники ДПС, ему (Мамонову А.И.) нужно будет проехать и остановиться через 100 метров, после чего ему позвонит З (Батыров З.М.), который подъедет с «генералкой», и ему скажут, что она фальшивая, после чего З (Батыров З.М.) скажет, что его схватили сотрудники милиции и надо делать доверенность. После этого Мамонов А.И. должен всех забрать, оставить З (Батырова З.М.) одного, а также оставить у них «генералку» (том 22 л.д. 25-26).

Согласно телефонному разговору от 28 февраля 2008 года в 15.26, Батыров З.М. просит Мамонова А.И. подыграть ему в разговоре по поводу «генералки» и его задержания, что впоследствии и происходит (том 22 л.д. 28).

Судом установлено, что другие телефонные переговоры от 28 февраля 2008 года, состоявшиеся между Мамоновым А.И., Батыровым З.М. и лицом по имени Р ( достоверно свидетельствуют о реализации указанного сценария.

Об этом же свидетельствуют показания свидетелей Л и С Указанный вывод суда объективно подтверждается показаниями подсудимого Батырова З.М. о том, что доверенность, по которой он забрал из тюннинг-салона автомашину и управлял ею, они выписали сами, что устанавливает факт обмана, так как Ф на имя которого была зарегистрирована данная автомашина, не выдавал таких доверенностей ни Батырову З.М., ни Мамонову А.И. При этом анализ исследованных в судебном заседании аудиозаписей телефонных переговоров также свидетельствует о том, что Мамонов А.И. и Батыров З.М. пытались скрыть и от Ю информацию по поводу машины и ее местонахождении. 21 Так, согласно аудиозаписи телефонного разговора от 10 марта 2008 года в 15.13 (диск № 85) Мамонов А.И. и Батыров З.М. договариваются ничего не говорить Ю (в разговоре указано «К ), при этом опасаются, что Л (в разговоре указано «Ж ») может что-то ему рассказать (том 22 л.д. 32-33).

Судом были исследованы показания свидетеля Ла данные в ходе предварительного следствия, из которых следует, что со слов Д « » вопрос о его встрече в г. был решен им (Д ») и « », которые между собой поддерживали отношения. Ему известно только то, что « из Республики Когда он приехал в г.

он доехал до проспекта, где на автомашине г.н. . его ждал чеченец, по имени Р , но имя он точно не помнит (том 6 л.д. 44-47).

Согласно заключению почерковедческой экспертизы в доверенности на право пользования транспортным средством от 11 июня 2008 года подписей от имени Ф не обнаружено (том 27 л.д.135-139).

Судом были осмотрены и исследованы документы о снятии с учета автомашины г.н. - заявление от 23 июля 2008 года о снятии с учета автомашины г.н. собственником которой является Ф составленное Л действующим на основании доверенности, выданной 11.06.2008 года нотариусом В - акт технического осмотра транспортного средства - автомашины г.н. владельцем которой является Ф Акт составлен сотрудниками отд. МОТОТ РЭР В акте указано, что осмотр произведен в присутствии доверенного лица - Л действующего на основании доверенности, выданной 11.06.2008 года нотариусом В - копия ПТС на автомашину г.н. года выпуска, идентификационный номер двигатель № кузов № собственником которой указан Ф - свидетельство о регистрации автомобиля г.н. года выпуска, идентификационный номер двигатель № кузов № собственником которой указан Ф22 - две квитанции от имени Ф об оплате государственной пошлины за государственную регистрацию ТС и об оплате услуг ГИБДД МВД РТ по реализации спецпродукции.

Потерпевший Ф Г. суду показал, что заявление он не заполнял и указанные документы не подписывал.

Также на обозрение потерпевшего Ф была представлена копия доверенности от 11 июня 2008 года на право пользования и распоряжения транспортным средством от имени Ф (том 6 л.д. 28), осмотрев которую потерпевший Ф пояснил, что такую доверенность он не выдавал.

Согласно заключению эксперта, рукописный текст, выполненный на всей лицевой стороне, на оборотной стороне заявления о снятии с учета автомашины в строке «Подпись заявителя в получении» и дата под данной строкой, выполнены Л Подписи в заявлении о снятии с учета автомашины две подписи в двух квитанциях от имени Ф подпись в акте технического осмотра транспортного средства, выполнены Л (том 29 л.д. 64- 66).

В ходе судебного заседания указанные выше документы о снятии с учета автомашины г.н. были представлены свидетелю Л который подтвердил, что подписи в заявлении о снятии автомобиля с учета, акте технического осмотра и двух заявлениях, принадлежат ему. Заявление о снятии автомобиля с учета составлено им.

Из копии приговора Советского районного суда Республики Марий Эл от 13 сентября 2011 года, следует, что нотариус В был признан виновным в том, что, злоупотребляя своими полномочиями, удостоверил от имени Ф и в его отсутствие подложную доверенность от 11 июня 2008 года на право пользования и распоряжения Л автомобилем г.н. Приговором Советского районного суда Республики Марий Эл от 13 сентября 2011 года установлено, что доверенность от 11 июня 2008 года, выданная от имени Ф Л на право пользования и распоряжения автомобилем г.н. является подложной.

Таким образом, судом был обоснованно сделан вывод, что автомашина , принадлежащая Ф снята с регистрации с использованием подложной доверенности, которая собственником машины не выдавалась. 23 Согласно аудиозаписям телефонных переговоров в марте 2008 года (том 22 л.д. 38-39, 40-41, 46-47) Мамонов А.И. и Батыров З.М. обсуждают вопросы оформления документов на машину - техпаспорта и страховки, которые необходимы для Р . При этом Батыров З.М. говорит, что сам займется их оформлением, и просит Мамонова А.И. лишнего не говорить. Также Мамонов А.И. и Батыров З.М. обсуждают вопросы уплаты транспортного налога и сбора документов, необходимых для регистрации автомашины в сумме рублей. Эта сумма соответствует сумме транспортного налога, которую, согласно представленным Ф документам, ему начисляли за автомашину Кроме того, из прослушанных аудиозаписей телефонных переговоров следует, что Мамонов А.И. с помощью других лиц решал вопросы по удалению из базы данных ГАИ Республики сведений, препятствующих производству регистрационных действий с машиной. Также Мамонов А.И. сообщает парню по имени Р о совершаемых им действиях по сбору документов и снятию машины с учета.

Согласно записям телефонных переговоров от 11 марта 2009 года лицо по имени В сообщает Батырову З.М. о том, что появился хозяин автомашины - Н который приехал к Д на которого была оформлена доверенность и через которого по доверенности продавали машину. Н выясняет, кто продавал машину. Батыров З.М. советует все отрицать. Также В сообщает Батырову о том, что Н сказал Ж что ему не отдали какие-то деньги, что через неделю приедут «менты». На это Батыров З.М. отвечает, что Н ничего не сможет сделать, так как машина в недосягаемости, она уже несколько раз переделана. В ходе разговора В высказывает опасения в том, что у него засветился Д и его могут закрыть. На это Батыров советует говорить о том, что он ничего не знает, что потерял паспорт, а самому потеряться. В ходе разговора Батыров З.М. передает трубку Мамонову А.И., который сообщает, что они находятся в просит В не переживать, заверяет, что, как приедут, то решат эту проблему (том 21 л.д. 66-70).

Сведения, сообщенные Батыровым З.М. о том, что машина находится в недосягаемости, так как уже несколько раз все переделано, подтверждается исследованными судом документами, из которых видно, что после снятия с учета автомашины Ф она в дальнейшем неоднократно перепродавалась третьим лицам.

В ходе предварительного следствия в МОТОТ РЭР ГИБДД УВД по г. изъяты регистрационные документы на автомашину г.н. 24 года выпуска, идентификационный номер (УГМ) двигатель № кузов № (том 6 л.д. 98-101, 117-120, 121). Из них следует, что 23.07.2008 года автомашина потерпевшего Ф зарегистрирована на А . 17 марта 2009 года на основании заявления А автомашина снята с учета в связи с продажей, номера сданы.

24.03.2009 года автомашина зарегистрирована на Т 23 апреля 2009 года на основании заявления Т автомашина снята с учета в связи с продажей, номера сданы.

23 апреля 2009 года зарегистрирована на У 11 мая 2009 года на основании заявления У автомашина снята с учета в связи с продажей, номера сданы.

С учетом изложенного доводы осужденных о том, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции Ю приезжал в суд для дачи показаний на той же автомашине которая у него и была ранее, опровергаются не только показаниями потерпевшего Ф и свидетеля Ю но и изложенными документами. При таких обстоятельствах оснований для повторного допроса свидетеля Ю не имеется. В случае истребования автомашины после вступления приговора в законную силу потерпевшим у ее нового приобретателя, осужденные вправе в порядке гражданского судопроизводства поставить вопрос об изменении порядка и способа исполнения судебного решения.

Потерпевший О показал суду, что в середине мая 2009 года вечером в кафе Батыров З.М. попросил у него посмотреть золотую цепь стоимостью рублей. Он передал ее Батырову, который сказал, что отдаст ее после того, как он организует ему встречу с М После этого он трижды организовывал встречи Батырова с М , но Батыров на них не приходил, до настоящего времени цепь ему не вернул, чем ему причинен значительный материальный ущерб в сумме рублей.

Достоверность показаний потерпевшего об этом подтверждена показаниями свидетелей О и М Выводы суда о виновности осужденных Степанова А.В., Бушкова О.И. в вымогательстве денег у Т Мамонова А.И. в организации этого вымогательства, Чепакова О.А. - в пособничестве вымогательству 25 подтверждены показаниями потерпевшей Т о том, что с сентября по ноябрь 2007 года ее сын П работал в игровом салоне и проиграл в нем деньги, которые самовольно доставал из автоматов. Б С и М стали требовать у него возврата долга. В общей сложности с сентября до ноября 2007 года она передала сыну для этого рублей. Ей известно, что И полностью погасил задолженность. В начале января 2008 года Б С и М вновь потребовали у нее рублей, пояснив, что И должен им данную сумму денег. Парни говорили, чтобы она не забывала, что у нее есть еще дети, что они их достанут, и все равно получат с нее деньги.

При этом Б С и М оказывали на нее психологическое воздействие, чтобы она отдала им деньги, были агрессивно настроены, вели себя вызывающе, требовали деньги в грубой форме. Угрозу она восприняла реально, испугалась за своих детей. Её сын Т в то время отбывал наказание в колонии в п. по телефону сказал, что М Б и С находятся в подчинении у Мамонова А.И., что с него тоже начали требовать деньги за брата И В конце января 2008 года Б С и М вновь потребовали у нее деньги, при этом были агрессивно настроены, требовали у нее в грубой форме, говорили, что любой ценой добьются своего, достанут И напоминали, что у нее еще есть дети, просили подумать о семье.

Высказанные угрозы она воспринимала реально, боялась за своих детей и поэтому обещала найти деньги. На тот момент она уже всего боялась и поэтому никуда не обращалась. В последующем она обратилась в милицию с заявлением.

В связи со смертью судом были оглашены показания свидетеля И , допрошенного в ходе предварительного следствия под псевдонимом «С », из которых следует, что после освобождения « - Мамонова А.И. из мест лишения свободы рядом с ним стали находиться жители г. по кличкам « », « », « по фамилиям М Б С Известно, что данные лица выполняли поручения « », в том числе вымогали денежные средства у жителя г.

Т « », », » были полностью зависимы от », выполняя его указания (том 11л.д. 43-45).

Из показаний свидетеля «С » следует, что в конце 2007 или начале 2008 года Мамонов А.И., », М С и Б вымогали у Т деньги за то, что ее сын П проиграл деньги в игровые автоматы, а сам не мог рассчитаться, поэтому его поставили на счетчик. Руководство осуществлял Мамонов А.И., а М ., С и Б непосредственно требовали деньги, оказывали давление. В тот период брат П отбывал наказание в одной колонии с « », через которого пытались надавить на брата П чтобы он воздействовал на свою семью. 26 В ходе телефонного разговора 23 января 2008 года (том 22 л.д. 143- 144), Чепаков О.А. сообщил Мамонову А.И. о В (М с которым Чепаков О.А. ранее знаком не был, который должен был встретиться с матерью (Т Указанные пояснения полностью согласуются с показаниями Т Также из записи телефонных переговоров Мамонова А.И. и Чепакова О.А. следует, что Чепаков О.А. был в курсе событий, происходящих в колонии, при этом подтверждал факт личного общения с Т (том 22 л.д. 127-128). Кроме того, из указанных разговоров следует, что на Т оказывают воздействие и другие лица, о чем было известно Чепакову О.А., который сообщил Мамонову А.И. о том, что его (Т нормально напрягают в отряде (том 22 л.д. 130-134). Мамонов А.И. сообщил Чепакову О.А. о ситуации, сложившейся с П назвал фамилию его старшего брата - Т , который отбывал наказание с Чепаковым О.А., при этом настоял на необходимости получения денежных средств, несмотря на неплатежеспособность П и заверил Чепакова О.А. в том, что после получения денег часть из них направит Чепакову О.А.. После этого Мамонов А.И. попросил Чепакова О.А. поговорить с Т чтобы тот убедил маму и брата отдать деньги, в том числе оформив кредит. Чепаков О.А. дал свое согласие заняться этим делом и довести его до конца. Мамонов А.И. активно интересовался тем, состоялся ли разговор, при этом Чепаков О.А. отчитывался перед Мамоновым А.И., сообщал ему о состоявшихся разговорах, говорил о том, что брата (Т «напрягают» в отряде и тот обещал поговорить с мамой и братом. Позже Чепаков О.А. сообщил Мамонову А.И., что Т разговаривал с матерью и она согласна отдать деньги, сказал, что В должен быть в курсе. После того как Т отказалась платить деньги, указывая на то, что это вымогательство, Мамонов А.И. вновь дал Чепакову О.А. указание поговорить с братом (Т чтобы тот позвонил матери и убедил ее отдать деньги, при этом указывал на возможность применения насилия как к Т , так и к П В ходе разговора Чепакову О.А. было сообщено, что у Т есть дом и с них есть что взять. После этого Чепаков О.А. довел до Мамонова информацию о состоявшемся с Т разговоре, в ходе которого он потребовал от Т решить проблему и никуда не обращаться (том 22 л.д. 112-152, 45). Кроме того, из содержания телефонных переговоров следует, что разговоры между Мамоновым А.И. и Чепаковым О.А. велись в законспирированной форме.

При этом Чепаков О.А. просил Мамонова А.И. быть аккуратнее и много не говорить, предупреждал Т о том, чтобы он никуда обращался.

Из записи телефонного разговора от 23 января 2008 года в 21.36, следует, что Мамонов А.И. интересуется у М о том, встречался ли он с Т после чего сообщает ему о том, что с К надавили, и 27 Т собралась отдавать деньги, после чего дает указание о необходимости встретиться с Т и все обговорить (том 22 л.д. 145).

Судом установлено, что приведенный выше разговор имел место сразу же после разговора Мамонова А.И. с Чепаковым О.А. (23 января 2008 года в 21.33 - том 22 л.д. 143-144), в ходе которого Чепаков О.А. сообщил Мамонову А.И. о том, что Т согласна отдать деньги, что свидетельствует о роли Мамонова А.И. как организатора рассматриваемого преступления.

Из телефонного разговора от 24 января 2008 года в 16.38, следует, что М отчитывается перед Мамоновым А.И. в том, что они ходили к Т и разговаривали с ней. Сообщает Мамонову А.И. о том, что Т сказала, что может отдавать по в месяц, говорит, что тогда придется так забирать. На это Мамонов А.И. выражает свое недовольство и просит поговорить с Т чтобы по возможности она отдавала суммы в большем размере (том 22 л.д. 145-146). Проанализировав содержание приведенного выше телефонного разговора, суд обоснованно установил, что М сообщая Мамонову А.И. о посещении Т и разговоре с ней, использует слова во множественном числе: «мы», «ходили», «общались», что полностью согласуется с показаниями потерпевшей Т о том, что к ней подходили и требовали деньги не один человек, а трое - М С Б Кроме того, данный телефонный разговор подтверждает показания Т о том, что после оказанного на ее давления она была согласна отдавать деньги частями.

В ходе телефонного разговора, состоявшегося 12 февраля 2008 года в 16.33, М сообщил Мамонову А.И. о том, что Т отказывается отдавать деньги, утверждает, что это вымогательство (том 22 л.д. 230). Как установлено судом, после данного разговора Мамонов А.И. сообщил Чепакову О.А. об отказе Т отдавать деньги (разговор от 12 февраля 2008 года в 21.46 - том 22 л.д. 231-236) и дал ему указание воздействовать на Т чтобы он уговорил мать отдать им деньги, что также подтверждает выводы суда о руководящей и координирующей роли Мамонова А.И. при совершении вымогательства денежных средств у Т Вина осужденного Чепакова О.А. в вымогательстве у потерпевшего С подтверждена показаниями потерпевшего о том, что 10 февраля 2010 года в кафе Чепаков потребовал у него рублей за неоказание ему помощи при отбывании наказания в местах лишения свободы и избил его, ударяя, в том числе и вилкой по лицу, говорил, что убьет его и его 28 семью. Он, С попросил К позвонить М и одолжить у того денег, чтобы отдать их Чепакову. Через некоторое время К принес деньги. Чепаков пересчитал их, положил себе в карман, сказав, что ежемесячно он должен отдавать ему по рублей. О случившемся сообщил в милицию, а также отцу Чепакова О.А., который сказал, что поговорит с сыном и пообещал вернуть деньги. 12 февраля 2010 года сотрудники принадлежащей ему газовой заправки сказали, что приходили 2 парня и передали рублей, пояснив, что от Чепака.

Факт применения 10 февраля 2010 года в отношении С насилия нашел свое объективное подтверждение заключением судебно- медицинского эксперта, согласно которому у С обнаружены телесные повреждения, давность и механизм причинения которых соответствуют его показаниям, показаниями свидетелей С С М а также другими доказательствами, анализ и существо которых подробно изложены в приговоре. Вопреки доводам жалобы осужденного Чепакова О.А. существо показаний свидетеля С в приговоре изложены без искажений. Свидетели М и М подтвердили факт передачи денег в сумме рублей К из которых затем рублей вернул сам К а через несколько дней 5 тыс. рублей отдал С пояснив, что 10.02.2010 года Чепаков требовал эти деньги у него в ресторане, при этом избил его. Оба этих свидетеля были допрошены с соблюдением всех требований процессуального закона, оснований для их повторного допроса Судебная коллегия не усматривает.

Из материалов дела также следует, что в ходе предварительного расследования был допрошен в качестве свидетеля К который согласно протоколу допроса (т.8 л.д. 129-130) отказался от дачи показаний, сославшись на ст. 51 Конституции Российской Федерации. При таких обстоятельствах оснований для его вызова в судебное заседание не имеется.

Вина осужденных Нальгиева Б.Ю. и Васенева О.А. в приготовлении к хищению путем обмана имущества Ш подтверждена показаниями потерпевшей Ш о том, что летом 2008 года к ней пришел парень, представился Д Впоследствии узнала его как В Он сказал, что является другом ее сына И передал от него привет. Она знала друзей сына, и среди них В не было. В последующем В продолжал заходить к ней, передавал от сына приветы, давал ей немного денег. Ближе к осени вместе с В пришел Нальгиев Б.Ю., который представился Т . Нальгиев также стал 29 заходить к ней, приносил продукты, спиртное. Однажды Васенев привез небольшой телевизор, но вскоре сам и забрал его. Потом Нальгиев и Васенев заговорили с ней о продаже ее квартиры. Она квартиру продавать не собиралась и не хотела ничего решать без сына. Васенев взял у нее ордер на квартиру и свидетельство о смерти мужа. Они предложили ей продать квартиру, а самой переехать в квартиру в п. сказали, что разницу от продажи квартиры отдадут ей, обещали погасить все долги за квартиру. Об этом она написала сыну письмо, на которое тот ответил, чтобы она посмотрела квартиру в п. и если понравится, то занималась с Васеневым О.А. и Нальгиевым Б.Ю. продажей квартиры и переезжала в п.

Она просила показать ей квартиру в п. но ее так и не показали.

Цену ее квартиры с ней не обсуждали. К ней приходили смотреть квартиру, чему она была удивлена. Нальгиев Б.Ю. говорил ей, что все будет нормально.

Нальгиев предлагал ей переехать в барак, но она отказалась. В декабре 2008 года Васенев О.А. возил ее к нотариусу, где она на Л оформила доверенность на оформление документов и приватизацию квартиры. Услуги нотариуса оплачивал Васенев. В начале 2009 года Васенев и Нальгиев приехали к ней с адвокатом Б которая на листе бумаги написала доверенность на представление ее интересов в суде. Однако данная доверенность осталась у нее. Она была в суде, но чем все закончилось, не знает, так как ушла. С весны 2009 года Нальгиев и Васенев перестали приходить к ней (том 15 л.д.212-215).

Из показаний свидетеля Л оглашенных в судом в связи с ее отказом от дачи показаний в суде следует, что в конце 2008 года Нальгиев Б.Ю. попросил оказать ему помощь в подготовке документов и продаже одной квартиры, сказал, что хозяйка злоупотребляет спиртным, ее сын сидит, а дочь куда-то пропала. К ней подъехал О по кличке « и привез показать квитанцию по квартплате на квартиру, за которой числился долг около рублей. Для участия в продаже квартиры Нальгиев попросил оформить на ее имя нотариальную доверенность на право продажи квартиры и распоряжения денежными средствами. Она пояснила, что ее данные есть у нотариуса Б и они могут оформить доверенность. Ближе к концу года О « » привез ей от Нальгиева Б.Ю нотариальную доверенность от хозяйки квартиры, заявление ее сына из колонии об отказе от участия в приватизации квартиры. Но оно не было действительно, так как паспорт сына был просрочен. В конце 2008 года она сказала Нальгиеву, что в данной квартире прописана еще дочь хозяйки, и очень сложно продать квартиру без ее согласия. Нальгиев говорил, что он советовался и узнал что выписать дочь 30 можно через суд. Тогда она обратилась к адвокату Б Нальгиев сказал, что квартиру он собирается продать за рублей.

Дополнительно покупатель должен был оплатить долги за квартиру. На вопрос, что будет с хозяйкой и ее сыном, Нальгиев сказал неопределенно, что переселит их куда-нибудь в район. Вариантов размена она не подбирала, и об этом ее Нальгиев Б.Ю. и « не просили. Из разговоров слышала, что Нальгиев Б.Ю. собирался переселить хозяйку и ее сына куда-нибудь в деревню, подальше, говоря об этом как-то пренебрежительно. В начале 2009 года нашла покупателя, с которым ходила смотреть квартиру. Она показала квартиру, при этом хозяйка говорила, что она ничего не продает. Она сообщила Нальгиеву, что хозяйка не дает осматривать квартиру и говорит, что не собирается ее продавать. Нальгиев сказал, что все будет нормально.

Покупателей она найти не могла и Нальгиев сказал, что нужно продать квартиру подешевле, так как нужны деньги. Он снизил цену до рублей, хотя по ценам на осень 2008 года квартира с учетом всех долгов и ее состояния стоила около рублей. Примерно в начале января 2009 года она свела Нальгиева и О с Б по выписке из квартиры дочери хозяйки. В середине января 2009 года Нальгиев и О отдали О рублей за ее работу: подготовку документов в суд и участие в суде.

Она прекратила заниматься данной квартирой, поскольку заподозрила Нальгиева в нечестности его действий, а, скорее всего, и в том, что он пытался совершить мошенничество - продать квартиру и обмануть ее собственников. О имел к этому непосредственное отношение и выполнял все указания Нальгиева Б.Ю. (том 16 л.д.49-54).

Проанализировав содержание показаний свидетеля Л в совокупности с показаниями потерпевшей Ш суд обоснованнопришел к выводу, что инициаторами написания доверенности на Л были Нальгиев Б.Ю. и Васенев О.А.. Они же определяли и ее содержание. Оснований считать, что данные показания были получены с нарушением уголовно-процессуального закона не имеется, а доводы жалоб об этом являются надуманными.

Из показаний потерпевшей Ш следует, что доверенность она давала на оформление документов и приватизацию квартиры. При этом в тот период времени она никуда не уезжала, что также подтвердил свидетель Ш Изложенное свидетельствует, что Ш могла принять личное участие в подписании документов по купле-продаже квартир и лично получить следуемые от продажи квартиры деньги. 31 Несмотря на это, по инициативе Нальгиева Б.Ю. и Васенева О.А. была оформлена доверенность как на осуществление купли-продажи квартиры с правом подписания соответствующих документов, так и на получение следуемых от ее продажи денег, что подтверждает их умысел на хищение денежных средств Ш вырученных от продажи ее квартиры.

Из прослушанных судом телефонных переговоров Нальгиева и Васенева следует, что они обсуждаюли между собой вопросы продажи квартиры Ш В них Нальгиев Б.Ю. давал Васеневу О.А. указания, и последний отчитывается об их исполнении. Они обсуждали необходимость ускорения выписки дочери Ш из квартиры, вопросы продажи квартиры и ее цену, результаты осмотра квартиры покупателями.

Аналогичные вопросы Нальгиев Б.Ю. обсуждал с Л в ходе разговоров, которые состоялись 9, 11, 13, 28 февраля, 17 марта, 1 апреля 2009 года (том 23 л.д. 42-111). Факт ведения Нальгиевым Б.Ю. указанных переговоров с Л подтверждается показаниями свидетеля Л данными ею в ходе предварительного следствия, которые были правомерно оглашены в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ (том 16 л.д. 49-54).

Абонентские номера, которыми в указанных разговорах пользовался второй собеседник - , зарегистрированы на Л (том 23 л.д. 223-224).

Также, из содержания телефонных переговоров Нальгиева Б.Ю. с Л следует об осведомленности « » (Васенева О.А.) о совершаемых Нальгиевым Б.Ю. действиях и об их совместном характере.

Кроме того, в ходе указанных разговоров Нальгиев Б.Ю. и Л обсуждают вопросы поиска юриста для участия в суде по выписке дочери Ш возможность в кратчайшие сроки получить задаток и продать квартиру, обсуждают цену, вопросы поиска покупателей и показа им квартиры. При этом, из телефонных разговоров следует, что Нальгиев Б.Ю. фактически распоряжается денежными средствами, которые могут быть выручены от продажи квартиры (том 23 л.д. 42-111).

В ходе других телефонных переговоров Нальгиев Б.Ю. также выясняет вопрос о возможности производства выписки дочери Ш из квартиры с целью последующей ее продажи (разговоры от 10.01.2009 г. в 15.06, от 11.01.2009 г. в 18-00).

При этом суд, исследовав телефонных переговоров Нальгиева в совокупности с другими доказательствами, пришел к обоснованному выводу, что они полностью опровергают доводы защиты о том, что потерпевшая 32 Ш и ее сын Ш сами изъявили желание продать квартиру, в связи с чем обратились к Васеневу и Нальгиеву за помощью. В частности, согласно записям телефонных разговоров, а также показаниям свидетелей О Г и Л вопросы об отказе сына Ш от участия в приватизации квартиры с целью последующей ее продажи стали обсуждаться в конце 2008 - начале 2009 года.

Однако по показаниям потерпевшей Ш Васенев О.А. стал посещать ее с лета 2008 года, а Нальгиев с осени 2008 года, и с этого времени они склоняли ее к продаже квартиры.

В ходе телефонного разговора от 13 февраля 2009 года Нальгиев сообщает Васеневу, что Ш заявила покупателям, что не знает, будет ли продавать квартиру. В связи с этим Нальгиев дает Васеневу указание: « Заехать к Ш домой и поправить ей мозги» (том 23 л.д. 79-80). Кроме того, из этого разговора следует, что тогда вопрос о продаже квартиры еще не обсуждался Ш с ее сыном, так как она ждала от него ответа на ее письмо по вопросу продажи квартиры, что также опровергает доводы стороны защиты о том, что на момент обращения за помощью к Васеневу и Нальгиеву вопрос о продаже квартиры уже был согласован между Ш и ее сыном.

Также о нежелании Ш продавать квартиру Нальгиеву сообщила Л в ходе телефонного разговора, состоявшегося 13 февраля 2009 года, пояснив при этом, что со слов Ш ее заставляют продавать квартиру (том 23 л.д. 80-81).

Из аудиозаписей телефонных переговоров следует, что Васенев и Нальгиев сообщали Ш и Ш недостоверные сведения, с целью их убеждения в необходимости продажи квартиры. В частности из содержания разговора от 14 февраля 2009 года (том 23 л.д. 81- 82), следует, что Васенев с целью устранения препятствий со стороны Ш и ее убеждения в необходимости продажи квартиры, сообщил ей о том, что он действует «от организации, что потратил на нее рублей, выкупил ее документы».

В ходе телефонных разговоров от 22 февраля 2009 года (том 23 л.д. 83- 85) и 24 февраля 2009 года (том 23 л.д. 87-88), Нальгиев и Васенев договариваются о необходимости сообщения Ш с целью его убедить в необходимости продажи квартиры, недостоверных сведений о том, что они уже полтора года осуществляют уход за его матерью, помогают ей, прибираются у нее в квартире, вкладывают в нее свои деньги: купили ей в 33 кредит телевизор, телефон, ОУО, которые у нее украли, выкупили документы, которые также украли.

Потерпевшая Ш в суде отрицала указанные обстоятельства.

При этом ее посещение осужденными началось за полгода до этого разговора и не осуществлялось в течение полутора лет, о чем Нальгиев Б.Ю. просит сообщить Ш Кроме того, исходя из указанного разговора, Ш не знал, что Васенев О.А. и Нальгиев Б.Ю. ходят к его матери и помогают ей, что опровергает показания подсудимого Васенева О.А. о том, что он навещал Ш и приносил ей еду именно по просьбе ее сына - Ш Таким образом на основании совокупности приведенных в приговоре доказательств суд обоснованно пришел к выводу о том, что инициатива в продаже квартиры Ш исходила от осужденных Нальгиева Б.Ю. и Васенева О.А., действовавших с целью хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием. Однако, создав условия для совершения преступления, они не смогли довести свой преступный умысел до конца по независящим от них обстоятельствам.

Доводы жалобы Нальгиева о том, что голос в исследованных судом аудиозаписях ему не принадлежит противоречит материалам дела. Так, согласно постановлениям судьи Верховного Суда Республики Марий Эл от 23 сентября 2008 года и 26 марта 2009 года было дано разрешение на прослушивание телефонных переговоров Нальгиева Б.Ю., которые ведутся с сотового телефона, имеющего ГМЕ1 а также с использованием абонентских номеров и Потерпевший Г подтвердил, что Нальгиев Б.Ю. периодически звонил ему с номера (том 35 л.д. 26-31).

Из показаний свидетелей Г Б С и Л следует, что в рассматриваемых аудиозаписях, голос лица, телефонные переговоры которого прослушивались, принадлежит Нальгиеву Б.Ю. Кроме того, исследовав протокол прослушивания телефонных переговоров (том 23 л.д.42-111) и прослушав их аудиозаписи, суд установил, что собеседники обращаются к лицу, телефонные переговоры которого прослушивались, по имени Б (разговоры от 05.01.2009 в 09-19, от 09.01.2009 в 13-09, от 10.01.2009 в 15-02, 15-06, от 11.01.2009 в 14-09, 18-00, от 12.01.2009 в 14-06, от 13.01.2009 в 19-16, от 19.01.09 в 17-00, от 13.02.2009 в 17-08 и другие). Данное имя принадлежит Нальгиеву Б.Ю.. 34 Таким образом, оценив и проанализировав приведенные выше доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу, что в исследованных аудиозаписях телефонных переговоров голос лица, телефонные переговоры которого прослушивались, принадлежит осужденному Нальгиеву Б.Ю. Вина осужденного Ларченкова С Н. в хищении путем обмана имущества В и Г подтверждена показаниями потерпевшего В о том, что ранее он проживал в двухкомнатной квартире. В конце лета 2007 года к нему на работу пришли Ларченков С Н. по прозвищу « и К Ларченков предложил ему помочь продать квартиру, при этом пояснил, что из-за имеющейся задолженности его могут выселить. Ларченков должен был оформить документы, а после продажи квартиры отдать ему деньги или купить однокомнатную квартиру, вернув разницу в цене. При этом условия продажи и цену, не обговаривали и о стоимости его работы не договаривались. В октябре 2007 года с Ларченковым поехали в г. где в нотариальной конторе по предложению Ларченкова он подписал на К доверенность с правом продажи своей квартиры. С К знаком не был и не просил его представлять свои интересы при продаже квартиры. К видел один раз при оформлении доверенности. В ноябре 2007 года по просьбе Ларченкова С Н. переехал в квартиру М Ларченков пояснил, что он будет заниматься продажей квартиры, показывать ее покупателям. В январе 2008 года Ларченков С Н. возил его в паспортный стол, чтобы выписаться из квартиры. В тот день он чувствовал себя плохо, поэтому все документы оформлял Ларченков С.Н., а он лишь расписывался. В последующем свои документы из паспортного стола он не забирал, так как понял, что его обманули, и ему стало все равно. Через некоторое время узнал, что его квартира была продана, но кому и за какую сумму, он не знает. После продажи квартиры Ларченков С Н. другую квартиру ему не предоставил.

Когда он проживал на квартире М туда пришли Ларченков С Н.

и К Ларченков передал ему рублей, сказал, что остальные деньги будет выплачивать частями. Он неоднократно пытался выяснить у Ларченкова, когда он вернет оставшуюся сумму, но тот все откладывал, а потом пропал. Он интересовался у К о том, когда ему вернут деньги за проданную квартиру, но К сказал, чтобы он обращался к Ларченкову. Больше он денег не получал. 35 Приведенными выше доказательствами полностью опровергаются доводы подсудимого Ларченкова С Н. о том, что К по доверенности оформил на себя квартиру В и получил свидетельство о праве собственности от 31 октября 2007 года.

Кроме того, возможность оформления К по доверенности, выданной В квартиры В на себя, исключается положениями ч.З ст. 182 ГК РФ, в соответствии с которыми представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Проанализировав показания потерпевшего В в совокупности с показаниями свидетеля К суд обоснованно установил, что оформление В доверенности на К на продажу своей квартиры, было произведено по инициативе Ларченкова С.Н.. При этом оформление доверенности на К было вызвано желанием Ларченкова С Н. скрыть свое участие в совершении преступления, так как все последующие действия по оформлению документов на квартиру В и ее продаже осуществлялись под контролем Ларченкова С Н.

и с его ведома, что подтверждает выводы суда о виновности подсудимого Ларченкова С Н. в совершении рассматриваемого преступления.

Кроме того, как пояснил потерпевший В в период оформления документов и продажи его квартиры он никуда не уезжал и сам мог присутствовать при подписании договора купли-продажи и получении денежных средств, следуемых от продажи квартиры. Несмотря на это, как следует из приведенных выше доказательств, В по инициативе Ларченкова С.Н., на имя К была оформлена доверенность на осуществление всех указанных выше действий, в том числе и на получение денежных средств. Изложенное также свидетельствует об умысле Ларченкова С Н. на сокрытие от В всей процедуры продажи его квартиры и получения денежных средств с целью последующего их хищения.

Потерпевший В полностью отрицал факт получения от К каких-либо денежных средств, пояснив, что видел его один раз при оформлении доверенности, при этом показал, что деньги за проданную квартиру в сумме рублей были переданы ему Ларченковым С.Н.. Из показаний свидетелей М и К данных в ходе предварительного следствия, которые были признаны судом достоверными, следует, что именно Ларченков С Н. передал В рублей, 36 при этом свидетель Ме пояснил, что это были деньги за проданную квартиру В (том 36 л.д. 61-63, 64-66).

Подсудимый Ларченков С Н. не отрицал, что передавал В рублей, при этом пояснил, что их ему передал К для того, чтобы передать В сказав, что это задаток за квартиру.

Однако эти доводы о невиновности осужденного опровергаются как показаниями свидетеля К так и показаниями свидетелей Щ и Щ о том, что при покупке квартиры задаток не передавался, а сразу была передана вся сумма, что также было установлено судом при исследовании договора купли-продажи квартиры.

Таким образом, проанализировав приведенные выше доказательства в их совокупности, суд обоснованно установил, что денежные средства в сумме рублей, полученные от продажи квартиры В К передал Ларченкову С.Н.. При этом Ларченков С Н. из полученных им от продажи квартиры В денежных средств в сумме рублей, предал В лишь рублей, а остальные рублей путем обмана похитил у В Также судом была дана надлежащая оценка и показаниям Ларченкова о нахождении его осенью 2007 года в больнице. Согласно медицинской карте больного (том 44 л.д. 101-115) и справок, представленных суду вместе с материалом административного производства, Ларченков С Н. проходил лечение в условиях дневного стационара с 8 до 11 часов, что не исключает возможности осуществления поездки в г. и участия в оформлении документов по продаже квартиры В Потерпевшая Г показала суду, что весной 2008 года к ним домой пришел Ларченков С.Н., сказал, что он из фирмы по обмену и продаже жилья, пояснил, что из-за большого долга их могут выселить из квартиры, и предложил помочь продать ее, погасить долги и приобрести им благоустроенную квартиру меньшей площади или дом с участком. Ларченков неоднократно приезжал и убеждал их продать квартиру. Для этого он помог заменить ей и ее дочери просроченные паспорта, муж попросил приватизировать квартиру на него, чтобы не платить много денег. Муж сказал, что после продажи квартиры приобретет им другое жилье на сумму рублей, о чем была предоставлена расписка. Она считает, что Ларченков контактировал с ее мужем по поводу продажи квартиры, так как сам муж этого бы не сделал. Ранее муж отказывался от квартиры, говорил, что ему ничего не надо, он все оставит детям. Затем Ларченков отвез их в домоуправление, где они отказались от участия в приватизации в пользу 37 мужа. После этого Ларченков С Н. к ним не приезжал. В сентябре 2008 года она легла в больницу, где находилась до ноября 2008 года, поэтому она не знает, как происходила продажа квартиры. Когда ее выписали, то квартира была уже продана Г а вещи их перевезли в квартиру в двухэтажном деревянном доме с печным отоплением, без удобств, которая принадлежит постороннему человеку. От продажи квартиры ни денег, ни жилья она не получила.

Свидетель Г показала, В 2008 году Ларченков СН предложил им отказаться от приватизации в пользу отца, пояснив, что так будет проще продать квартиру и погасить долги. Для того, чтобы они удостоверились в том, что их без квартиры не оставят, им было представлено обязательство, подписанное отцом, в том, что он обязуется предоставить жилье стоимостью до рублей. Ларченков С Н. также обещал им после продажи их квартиры предоставить другое жилье меньшей площади со всеми удобствами. После этого они отказались от приватизации в пользу отца. При этом она надеялась, что им будет предоставлено другое жилье.

Через некоторое время Г сказал им собирать вещи и уезжать, так как их квартира была продана. При этом Г как будто бы предоставил им другую квартиру, но потом оказалось, что квартира чужая.

Из показаний свидетеля Г следует, что весной 2008 года к нему пришел Ларченков С Н. и сказал о возможном выселении из квартиры в связи с наличием задолженности по квартплате. При этом Ларченков С Н.

предложил продать квартиру, приобрести другое жилье, получить часть денег от продажи и уплатить задолженность. Он согласился с предложением Ларченкова С Н. при условии, что после продажи квартиры Ларченков С Н.

погасит задолженность, купит жене и детям другое жилье, а ему отдаст рублей. По данному поводу Ларченков С Н. вместе с ним разговаривал с женой и детьми, которые согласись на продажу квартиры на предложенных условиях. После этого квартира была приватизирована на него, при этом Ларченков помогал ему заниматься вопросами приватизации.

Через некоторое время Ларченков нашел покупателя на квартиру - Г .. После этого Ларченков С Н. отвез его к нотариусу, где он просьбе Ларченкова С Н. написал на покупателя квартиры - Г доверенность на ее продажу. За какую сумму была продана квартира, ему не известно. После продажи квартиры ему отдали рублей. В машине около дома он подписал какую-то расписку, но о чем она была и на какую сумму, он не помнит. При этом присутствовала М О том, выполнил ли Ларченков С Н. свои обязательства перед его супругой и детьми 38 и предоставил ли им другое жилье, ему не известно, так как он не общается с ними.

Кроме того, согласно протоколу допроса от 10 сентября 2010 года, в ходе предварительного следствия свидетель Г пояснял о том, что лично от Г либо Ларченкова С Н. он деньги не получал. Деньги в сумме рублей фактически получила М она же и написала расписку, но на сумму рублей, так как это нужно было Г .. Деньги в сумме рублей забрал себе Ларченков С П .. При этом Ларченков С Н. не предоставил жилья жене и детям. В настоящее время они проживают у матери жены (том 34 л.д. 240-243).

При этом, как следует из показаний свидетеля М Ларченков С.Н., забирая часть денежных средств от продажи квартиры Г пояснил, что они нужны ему для погашения долгов. Однако, как следует из показаний потерпевшего Г и свидетеля Г которые подтверждаются и другими материалами уголовного дела, все долги по квартире Г были оплачены ими. Г также отрицали факт наличия какой-либо задолженности перед Ларченковым С.Н., что не опровергалось последним. Изложенное достоверно подтверждает факт хищения Ларченковым С Н. путем обмана части денежных средств, вырученных от продажи квартиры Г и прямо свидетельствует о том, что инициатором продажи квартиры Г был Ларченков С.Н., который обманул Г , сообщив им о том, что он является представителем фирмы по обмену и продаже жилья, и ввел их в заблуждение относительно своих истинных намерений о предоставлении им после продажи квартиры другого благоустроенного жилья, изначально не собираясь исполнять своих обещаний. Ларченков С Н. подыскал покупателя на квартиру - Г ., при этом сам установил и довел до Г цену продажи квартиры в размере рублей, не согласовав этот вопрос с Г После оформления доверенности Г заплатил за квартиру оговоренную сумму в размере рублей. Однако Ларченков С Н. своих обещаний не выполнил и другого жилья Г не предоставил. При этом, из полученных от продажи квартиры Г денежных средств в сумме рублей, Г было передано рублей, а остальные рублей Ларченков С Н. путем обмана похитил у Г распорядившись ими по своему усмотрению. Изложенное объективно подтверждает выводы суда о виновности Ларченкова С Н. в совершении инкриминируемого ему преступления. 39 Исследованными в ходе судебного заседания расписками объективно подтверждаются показания свидетелей М Г Га и Г что свидетельствует об их достоверности и соответствии фактическим обстоятельствам дела.

Вина осужденных Нальгиева Б.Ю. и Ларченкова С Н. в вымогательстве имущества Г подтверждена показаниями потерпевшего Г о том, что в сентябре 2008 года у Г он приобрел квартиру за рублей. Квартиру ему предложил Ларченков С.Н., который также и назвал цену. Вскоре после этого ему позвонил незнакомый мужчина, и сказал, что им надо встретиться, так как есть серьезный разговор.

Потом ему позвонил Ларченков С.Н., который, как ему известно, является лидером криминальной среды г. , и сказал, что ему дали команду организовать встречу с серьезными людьми из г.

у которых есть к нему серьезный разговор. После этого в баре он встретился с Ларченковым и тремя незнакомыми ему молодыми людьми, в том числе и Нальгиевым Б.Ю., который при встрече сначала представился С а потом Р Другой парень представился племянником Г по имени И Парни сказали, что они являются представителями криминальной среды г. называли прозвища, как он понял, криминальных авторитетов. Парни сразу же начали разговаривать с ним на повышенных тонах, обвинять, что он обманул Г - родственников И и должен доплатить еще рублей. При этом в его адрес и адрес его семьи были высказаны угрозы физической расправы. Парни говорили ему, что в случае отказа, они могут забрать квартиру, расправиться с семьей, что знают место их жительства и могут достать любого из них. И кидался на него с кулаками, при этом другие парни, якобы, сдерживали Ив Нальгиев Б.Ю. протягивал ему телефон и предлагал поговорить с кем-то из авторитетов. Также парни сказали, что они приехали не одни, что помимо них в городе еще есть люди, и поэтому что-либо делать бессмысленно.

Ларченков С Н. говорил, что он «попал» и ему придется искать деньги - что- то продавать, либо занимать. При этом Ларченков С Н. преподнес все так, что он тоже должен отдать деньги за то, что в городе, в котором он является «смотрящим», происходит беспредел. В ходе разговора ему удалось снизить требуемую сумму до рублей. В связи с тем, что он воспринимал высказанные угрозы реально и опасался за свои жизнь и здоровье, а также жизнь и здоровье членов своей семьи, он сказал парням, что дома у него лежит рублей. Парни сказали привезти им эти деньги, при этом отправили вместе с ним Ларченкова С.Н.. Он поехал домой и взял деньги, 40 после чего вернулся к бару, где отдал Нальгиеву Б.Ю. рублей. После этого Нальгиев Б.Ю. отозвал Ларченкова С Н. в сторону, и что-то передал ему. Затем Нальгиев Б.Ю. сказал, что он должен вместе с ними поехать в пояснив, что там тоже хотят задать ему вопросы в связи с создавшейся ситуацией. Он согласился и вместе с Нальгиевым и И на своей автомашине « поехал в г. В дороге Нальгиев угрожал ему, спрашивал, когда он будет возвращать оставшуюся сумму, потом сказал, что завтра они переоформят его, Г машину и спишут с него рублей. Они привезли его на съемную квартиру.

Вскоре Нальгиев Б.Ю. ушел из квартиры, потом вернулся вместе с девушкой, забрал ключи и документы от его машины и снова ушел до утра. Ночь он провел в этой квартире, где также находились другие незнакомые ему парни.

Утром пришел Нальгиев Б.Ю. и сказал И что нашел человека, на которого можно переоформить машину. После этого они поехали в ГИБДД переоформлять машину. По дороге ему позвонила супруга и сказала, что она обратилась в милицию. Об этом он сообщил Нальгиеву Б.Ю. После этого Нальгиев Б.Ю. и И вышли из машины, при этом сказали, что ничего еще не закончено, чтобы он искал деньги, они скоро приедут за ними.

Впоследствии Г сказала, что никаких претензий к нему не имеет, она к нему никого не посылала и никаких родственников в г.

у них нет. Также он разговаривал с Ларченковым С.Н., который сказал, что это очень серьезные люди, в любом случае ему придется платить деньги и никуда он не денется. Впоследующем Нальгиев Б.Ю. продолжал по телефону требовать деньги, высказывал угрозы физической расправы. Также приезжал Ларченков С.Н., спрашивал о том, что он надумал по поводу передачи денег, торопил его. Ларченков С Н. передавал трубку, чтобы поговорить с Нальгиевым Б.Ю., включал громкую связь, по которой Нальгиев Б.Ю. говорил: «Сломайте ему хребет, чего он там выделывается!».

Он понимал, что Ларченков С Н. был вместе с Нальгиевым Б.Ю. и воспринимал их действия, как совместные. После этого был вынужден уехать из г. искать другое место жительства. В результате произо л причинен значительный материальный ущерб в сумме рублей .

Согласно протоколу предъявления лица для опознания от 14 сентября 2011 года Г уверенно опознал Нальгиева Б.Ю., как мужчину, который осенью 2008 года в г. , представившись Р , вымогал у него деньги в сумме рублей, при этом он передал Нальгиеву Б.Ю. рублей (том 35 л.д. 53-56). Оснований для 41 исключения его из числа доказательств обвинения, не имеется. Судом были тщательно проверены доводы об исключении этого доказательства, как добытого с нарушением уголовно - процессуального закона. Все они судом правомерно были признаны необоснованными. Мотивы такого решения были подробно приведены в приговоре, они полностью основаны на материалах дела.

Таким образом, на основании совокупности приведенных выше доказательств, суд пришел к обоснованному выводу, что Ларченков С Н. и Нальгиев Б.Ю. действовали в соответствии с распределенными между ними ролями по предварительному сговору.

Вина осужденного Овдина Д.Г. в хищении имущества Л и приобретение права на квартиру Л в приобретении права на комнату К путем обмана и злоупотребления доверием, в хищении денежных средств К путем обмана, в крупном размере; в хищении денежных средств Н подтверждена следующими доказательствами.

Потерпевшая Л показала, что она решила поменять свою квартиру на квартиру меньшей площади. Овдин Д.Г. обещал ей помочь, а разницу от обмена отдать ей. При этом договоренности об оплате услуг Овдина Д.Г. не было. По предложению Овдина Д.Г. она оформила на него доверенность. После этого он занимался сбором и оформлением документов, необходимых для продажи квартиры. Когда квартира была приватизирована Овдин Д.Г. погасил задолженность по коммунальным платежам в сумме рублей и стал заниматься продажей ее квартиры. Кому он ее продал и за какую сумму, ей не известно. Деньги от покупателей квартиры она не получала.

Также Овдин Д.Г. приобрел для нее однокомнатную квартиру и передал ей разницу от продажи в сумме рублей. Однако, по требованию Овдина Д.Г. она выдала ему расписку о получении от него рублей. В новой квартире Овдин Д.Г. стал приносить ей спиртные напитки. Когда она находилась в состоянии алкогольного опьянения давал подписывать ей какие- то документы, при этом говорил, что в документах все нормально, и ей нечего бояться. Каким образом она подписала договор дарения на квартиру д.

по ул. г. она не знает. Думает, что в момент подписания этого договора она находилась в состоянии алкогольного опьянения, и, не глядя, подписала его. Она считала, что данная квартира находится в ее собственности, а Овдин убеждал ее в этом. Квартиру Овдину Д.Г. не дарила и не намеревалась, так как у нее есть сын, с которым она находится в хороших отношениях. Сын никогда не высказывал намерения 42 продать квартиру. Позже узнала, что купленная квартира является собственностью Овдина Д.Г. Из показаний свидетеля Н следует, что к ней пришел Овдин Д.Г., сказал, что хочет купить ее квартиру для Л за рублей. 12 декабря 2006 года она продала квартиру Л за рублей.

Л она впервые увидела в госрегистратуре при оформлении сделки.

Для того, чтобы не платить дополнительные платежи, риэлтор посоветовала указать в договоре купли-продажи сумму рублей. В этот же день она приобретала двухкомнатную квартиру. Деньги были переданы продавцу двухкомнатной квартиры. Она только доплатила недостающую сумму. По просьбе Овдина Д.Г. была написана расписка о получении за проданную квартиру рублей. Это он объяснил необходимостью представления данной расписки в банк.

Судом обоснованно сделан вывод, что просьбы Овдина Д.Г. об указании в расписках недостоверных сведений о сумме денежных средств, полученных Н за квартиру, проданную Л и сумме, полученной Л от разницы в цене, свидетельствуют о его желании скрыть от потерпевшей Л размер полученных и затраченных денежных средств, с целью последующего хищения части их разницы.

Судом достоверно установлено, что Овдин Д.Г., продав квартиру Л за рублей, оплатил задолженность за коммунальные услуги в сумме рублей, приобрел для нее квартиру за рублей и передал ей рублей, то есть произвел расходы на сумму рублей.

Оставшуюся сумму в размере рублей Овдин Д.Г. похитил у Л путем обмана и злоупотребления доверием.

Согласно заключению почерковедческой экспертизы подписи от имени Овдина Д.Г. в деле правоустанавливающих документов на объект недвижимости расположенный по адресу: г. ул.

д , кв. , выполнены Овдиным Д.Г. (том 27 л.д. 89) Обнаружение в ходе обыска на квартире Овдина Д.Г. трех экземпляров договора дарения указывают на то, что Овдин Д.Г. пытался скрыть от Л факт заключения с ней указанного договора. Так в ходе осмотра дела правоустанавливающих документов установлено, что после регистрации всего было выдано три экземпляра договора дарения квартиры, и все они были обнаружены в квартире Овдина Д.Г. Об этом же свидетельствуют пояснения потерпевшей Л Н.А. о том, что ей не принадлежит подпись в расписке о получении после государственной регистрации документов, в том числе и договора дарения 43 квартиры по адресу: г. ул. д. кв. от 02.03.2007 года.

Из показаний потерпевшей К следует, что Овдин ей обещал, что после продажи комнаты разницу в деньгах он положит ей на сберегательную книжку, купит в деревне хороший дом, который зарегистрирует на нее, будет за ней ухаживать и помогать. Она согласилась.

После этого Овдин забрал у нее документы на комнату, ее личные документы и начал оформление. При оформлении документов она всегда находилась в стороне, Овдин приносил ей документы, которые она подписывала, не читая их, так как Овдин документы ей в руки не давал, и у нее не было очков. Она доверяла Овдину, который говорил, что все нормально, документы в порядке и просил подписать их. Впоследствии узнала, что таким образом подписала на Овдина дарственную на комнату, в которой проживала. Затем отвез ее в деревню района и поселил в доме, котором никто не жил несколько лет, сказал, что это ее дом, и она будет в нем жить. Все документы, в том числе и паспорт, остались у Овдина Д.Г.., который изредка приезжал к ней, привозил продукты, оставлял деньги - по рублей. Чтобы получать пенсию, Овдин прописал ее в другом доме, после чего отдал ей паспорт.

Потом узнала, что ее комнату Овдин продал за рублей, однако деньги от ее продажи ей не передал. В результате Овдиным Д.Г. ей был причинен ущерб в сумме рублей, который является для нее значительным Свидетель Т в судебном заседании показала, что в 2008 году через агентство недвижимости она нашла комнату в коммунальной квартире, расположенной по адресу: гор.

ком. которую решила приобрести. Данную комнату продавал Овдин Д.Г. за рублей. Все документы на комнату были в порядке. 2 июня 2008 года был оформлен договор купли-продажи на комнату. Передала Овдину задаток в рублей, после чего через банк ему перечислила рублей.

К долго не выписывалась, в связи с чем она обратилась в суд, но потом Овдин Д.Г. сам ее выписал, говорил, что приобрел для нее дом.

Суд, оценив и проанализировав эти доказательства в их совокупности, правомерно установил, что Овдин Д.Г. путем обмана и злоупотребления доверием К приобрел право собственности на принадлежащую ей комнату в коммунальной квартире которую впоследующем продал за рублей, то есть похитил, причинив К крупный материальный ущерб. 44 Доводы стороны защиты о невиновности Овдина Д.Г. оценены судом и признаны несостоятельными, так как полностью опровергаются совокупностью приведенных выше доказательств.

Потерпевшая К показала суду, что ее брат А предложил продать квартиру и познакомил ее с Овдиным Д.Г. По предложению Овдина она оформила на него доверенность на продажу квартиры. Оформлением необходимых документов занимался Овдин. В июле 2009 года квартира была продана. Она не знает, кто купил их квартиру и по какой цене, и с покупателями не общалась. Всем этим занимался Овдин Д.Г. В договоре купли-продажи была указана цена рублей, и Овдин Д.Г. подтвердил это и передал ей рублей, из которых она по его просьбе вернула ему рублей за работу. Овдин сказал, что вернет их, когда покупатели отдадут оставшуюся часть суммы за квартиру. Через 2 недели Овдин отдал еще рублей, при этом сказал, что рублей он вернул покупателям, так как квартира была в аварийном состоянии, показал блокнот с записью расходов. Также сказал, что заплатил рублей за долг по квартплате, а рублей он отдал некому К , якобы, по договоренности с братом С , который к этому моменту уже умер. К она не знает и брат о нем никогда не говорил. Таким образом, за квартиру от Овдина получила всего рублей, но по его настоянию выдала ему расписку о получении рублей. Овдин пояснил, что расписка пишется на сумму, указанную в договоре купли-продажи. Поняла, что Овдин Д.Г. обманул ее на рублей, которые не отдал ей после продажи квартиры.

Брат А ей не говорил о том, что у него были долги и не просил после продажи квартиры отдать кому-то его долю в счет погашения долга.

Указанные обстоятельства подтверждаются и другими доказательствами, исследованными судом, в том числе показаниями свидетелей Е и Е С свидетеля П данными в ходе предварительного следствия, соответствующими документами о продаже квартиры и другими доказательствами, анализ и существо которых изложены в приговоре.

Суд, оценив их совокупности, обоснованно сделал вывод, что Овдин Д.Г., продав квартиру К за рублей, передал ей рублей, оплатил задолженность за коммунальные услуги в сумме рубля копеек, взял в счет оплаты своих услуг и понесенных расходов рублей, то есть всего на общую сумму рубля копеек. Оставшуюся сумму в размере рублей копеек Овдин Д.Г. похитил, сообщив потерпевшей недостоверные сведения об обстоятельствах распоряжения ими. 45 Потерпевшая Н показала суду, что она злоупотребляла спиртным, за ее квартиру накопились долги. Овдин предложил продать ее и купить меньшей площадью. По предложению Овдина оформила на него доверенность на продажу квартиры. После этого квартира была продана Г . Кто подписывал договор купли-продажи, не помнит. Деньги после продажи квартиры не получила, пыталась об этом узнать у Г ей сказали, что квартира продана за рублей. Позже узнала, что квартира была продана за рублей. Овдин купил ей квартиру за рублей и сам рассчитывался, а также оплатил долг по коммунальным платежам и другие понесенные им расходы, которые были у него записаны. Все затраты были вычтены из 1 рублей. После представленных Овдиным расчетов, оказалось, что от продажи квартиры осталось рублей, которые положили ей на сберкнижку. Узнала, что Овдин продал ее квартиру за рублей, а ее обманул, убедив, что продал за рублей. В результате чего ей причинен материальный ущерб в сумме рублей, который является для нее значительным.

Указанные обстоятельства были подтверждены показаниями свидетелей Ал Г К заключением эксперта и другими, анализ и существо которых изложены в приговоре.

Этими доказательствами полностью опровергаются показания подсудимого Овдина Д.Г. о том, что квартира Н была продана за рублей.

Вопреки доводам жалоб осужденных и их защитников, судом правильно установлены фактические обстоятельства дела. Имеющиеся в деле доказательства надлежаще проанализированы. В приговоре указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Установленные обстоятельства полностью соответствуют материалам дела относительно деятельности каждого осужденного по конкретным фактам преступных действий. В преступлениях, совершенных группой лиц, судом установлена роль каждого из участников преступлений, этим действиям дана надлежащая юридическая оценка.

Все принятые судом доказательства согласуются между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняют друг друга, не содержат противоречий, в связи с чем правильно признаны судом достоверными и взяты за основу при постановлении приговора, как не вызывающие сомнений в своей допустимости и 46 достоверности. Все они получены с соблюдением требований уголовно - процессуального закона.

Вопреки доводам жалоб, все заключения экспертов произведены компетентными в своей области специалистами, обладающими необходимыми познаниями и квалификацией. Их выводы соответствующим образом мотивированы, аргументированы, основаны на достоверных материалах дела, полученных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Заключения экспертов согласуются с другими доказательствами и подтверждаются ими. Все аудиозаписи телефонных переговоров осужденных были получены органом, уполномоченным на осуществление оперативно- розыскной деятельности (п. 1 ст. 13 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности»), при проведении оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных п. 10 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» - прослушивание телефонных переговоров.

При проведении указанных оперативно-розыскных мероприятий были полностью соблюдены требования ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», предусматривающие необходимость получения судебного решения. Материалы об этом были судом исследованы.

Согласно положениям ст. 5 ФЗ «Об Оперативно-розыскной деятельности» возможность сохранения материалов, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, к которым также относятся и фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных переговоров, сверх установленных сроков, если служебные интересы или правосудие не требуют иного, законом предусмотрена.

Поэтому суд обоснованно пришел к выводу, что хранение фонограмм и иных материалов, полученных в результате прослушивания телефонных переговоров Мамонова А.И., Батырова З.М., Нальгиева Б.Ю., были обусловлены служебными интересами, заключающими в выполнении задач ОРД.

Кроме этого, прослушивание телефонных переговоров Мамонова А.И. и Батырова З.М. не прекращалось до возбуждения в отношении них уголовного дела и продолжалось в ходе его расследования, о чем свидетельствуют постановления Верховного Суда РМЭ от 11 марта 2009 года, 18 мая 2009 года, 05 октября 2009 года, 13 ноября 2009 года о разрешении производства прослушивания телефонных переговоров Мамонова А.И. и Батырова З.М., поэтому сроки уничтожения фонограмм и иных материалов, полученных в 47 результате прослушивания телефонных переговоров, на момент возбуждения уголовного дела не истекли, в связи с чем фонограммы не подлежали уничтожению и могли быть использованы в процессе доказывания даже в том случае, когда полученные сведения не относятся к обстоятельствам, по которым было дано разрешение на прослушивание телефонных переговоров.

В ходе предварительного следствия материалы оперативно-розыскной деятельности - компакт-диски с фонограммами телефонных переговоров Мамонова А.И., Батырова З.М., Овдина Д.Г., Чепакова О.А., Нальгиева Б.Ю. были осмотрены и прослушаны, после чего признаны вещественными доказательствами и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (том 2 л.д. 55-100, 101, том 19 л.д.74-128, 129- 147, 147-186, том 19 л.д. 199-том 20 л.д. 84, том 21 л.д. 72-93, том 21 л.д. 97 - том 22 л.д. 14, том 22 л.д. 67-104, 153-188, том 22 л.д. 246 - том 23 л.д. 37, том 23 л.д. 112-164, том 23 л.д. 240 - том 24 л.д. 47, том 24 л.д. 103-139, 201- 243, том 25 л.д. 98-119).

Судом аудиозаписи телефонных переговоров также были осмотрены и прослушаны, при этом было установлено, что их содержание соответствует содержанию представленных протоколов прослушивания телефонных переговоров и протоколов их осмотров.

Судебная коллегия не усматривает нарушений требований уголовно- процессуального закона, которые бы свидетельствовали о недопустимости и недостоверности аудиозаписей телефонных переговоров Мамонова А.И., Батырова З.М., Овдина Д.Г., Чепакова О.А., Нальгиева Б.Ю. Они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ, следовательно, в соответствии со ст. 89 УПК РФ могут быть использованы в процессе доказывания.

Не свидетельствует о недопустимости рассматриваемых доказательств и доводы стороны защиты о том, что, согласно сопроводительному письму, следователю был направлен материал проверки на 121 листе, а фактически в уголовном деле этот материал состоит из большего количества листов.

Судом установлено, что вывод о несоответствии количества листов стороной защиты сделан на основании того, что после сопроводительного письма о направлении материала проверки на 121 листе (том 1 л.д. 4), первый документ о проведении следственного действия содержится на л.д. 139.

Однако, изложенное не может свидетельствовать о том, что содержащиеся в материалах уголовного дела акты наблюдений от 24.06.2009 года, от 03.08.2009 года, от 22.09.2009 года с аудио- и видеокассетами, протоколы 48 прослушивания телефонных переговоров с компакт-дисками № 1,2,3,4 были представлены следователю с нарушением требований Закона.

Судом установлено, что оспариваемые стороной защиты акты наблюдения с аудио- и видеокассетами, а также протоколы прослушивания телефонных переговоров с компакт-дисками № 1,2,3,4 на основании постановления от 25 ноября 2010 года были представлены для приобщения к материалу проверки по заявлению О Изложенное свидетельствует о том, что все материалы оперативно-розыскной деятельности присутствовали в материале проверки, представленном органу расследования.

В ходе предварительного следствия аудиозаписи телефонных переговоров Мамонова А.И., Батырова З.М., Овдина Д.Г., Чепакова О.А., полученные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, были использованы и исследованы при проведении фоноскопических экспертиз.

Суд обоснованно признал эти доказательства отвечающими требованиям допустимости.

Так, судом было установлено, что следователем принимались меры к получению от Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г. образцов их голосов в порядке, предусмотренном ст. 202 УПК РФ, о чем свидетельствуют соответствующие постановления (том 5 л.д. 151, 154, 157). Однако, как следует из протоколов получения образцов для сравнительного исследования, Мамонов А.И., Батыров З.М. и Овдин Д.Г. отказались от проведения указанного следственного действия и не дали образцы своих голосов в порядке ст. 202 УПК РФ (том 5 л.д. 152-153, 155-156, 158-159).

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности», при осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводится сбор образцов для сравнительного исследования.

В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен дать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, отдельных следственных действий.

Согласно ч.З ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» одним из оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий является поручение следователя по уголовному делу, находящемуся в его производстве.

Судом установлено, что при наличии отказа подсудимых от дачи образцов голоса, следователем в рамках своих полномочий были даны поручения, адресованные начальнику ОРЧ МВД по о 49 проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на получение образцов голоса у Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г. для проведения фоноскопических экспертиз (том 6, л.д. 216).

При этом, проанализировав исследованные в ходе судебного заседания доказательства, суд пришел к выводу, что само проведение фоноскопических экспертиз, для чего были необходимы образцы голосов Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г. было обусловлено необходимостью сбора доказательств для раскрытия преступлений, выявления и установления лиц, их совершивших, что полностью согласуется с задачами оперативно- розыскной деятельности (ст. 2 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

В материалах уголовного дела имеется поручение следователя от 7 мая 2010 года, согласно которому органу дознания было поручено получить образцы голосов Мамонова А.И., Батырова З.М., Овдина Д.Г. для проведения фоноскопической экспертизы (том 6 л.д. 216).

Во исполнение указанного поручения, следователю, согласно сопроводительному письму от 12 мая 2010 года, был представлен диск № 541 с видеозаписью бесед с Мамоновым А.И., Батыровым З.М., Овдиным Д.Г. от 05 и 06 декабря 2009 года (том 6 л.д. 217, 218, 219).

14 мая 2010 года следователем было вынесено постановление о назначении фоноскопической экспертизы, согласно которому эксперту в качестве образцов голосов Мамонова А.И., Батырова З.М., Овдина Д.Г. был представлен ОУО-диск № 541 с видеозаписью бесед с Мамоновым А.И., Батыровым З.М., Овдиным Д.Г. от 5 и 6 декабря 2009 года (том 27 л.д. 179- 181).

18 мая 2010 года во исполнение этого же поручения следователя от 07 мая 2010 года органом дознания были проведены оперативно-розыскные мероприятия, в ходе которых осуществлялась негласная видеозапись бесед с Мамоновым А.И., Батыровым З.М. и Овдиным Д.Г.. Согласно сопроводительному письму от 20 мая 2010 года кассеты № 233, 234 с видеозаписями проведенных бесед, были представлены следователю (том 6 л.д. 220, 221, 222).

28 июля 2010 года экспертом было заявлено ходатайство о предоставлении дополнительных образцов голоса Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г., необходимых для дальнейшего производства фоноскопической экспертизы (том 15 л.д. 83, 84).

В этот же день, то есть 28 июля 2010 года, следователем эксперту в качестве дополнительных образцов были направленные видеокассеты № 233, 50 234 с видеозаписью бесед с Мамоновым А.И., Батыровым З.М. и Овдиным Д.Г. (том 15 л.д. 85).

При этом нарушений требований УПК РФ в том, что образцы голосов на видеокассетах №№ 233 и 234 были представлены следователю 20 мая 2010 года, а переданы эксперту 28 июля 2010 года не имелось, а данные видеокассеты были направлены эксперту сразу же после получения следователем соответствующего ходатайства.

Из показаний следователя М допрошенного в суде в качестве свидетеля, следует, что, действительно, первоначально для проведения фоноскопической экспертизы в качестве образцов голосов он предоставил диск № 541, однако, записанные на нем образцы оказались непригодны. После этого по ходатайству эксперта дополнительно были представлены видеокассеты № 233 и 234 с записями бесед с Мамоновым А.И., Батыровым З.М. и Овдиным Д.Г.. Допрошенный в ходе судебного заседания эксперт Н подтвердил, что первоначально для проведения фоноскопической экспертизы был представлен диск № 541, однако записанные на нем образцы голосов оказались непригодны для проведения фоноскопической экспертизы, поэтому были запрошены дополнительные образцы голосов, которые были представлены следователем на видеокассетах и именно эти образцы голосов были использованы при проведении всех фоноскопических экспертиз.

Исследовав в ходе судебного заседания заключения всех фоноскопических экспертиз суд установил, что при их производстве в качестве образцов голосов Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г. были использованы видеокассеты № 233 и 234 с записями бесед, проведенных с указанными лицами (том 27 л.д. 182-250-том 28 л.д. 1-66, том 29 л.д. 113-157, 195-219, том 30 л.д. 7-50, 92-109, 151-209, том 31 л.д. 4-64, 106-123, 166-210, том 31 л.д. 240-250 - т ом 32 л.д. 1-8, 50-72, 201-230, том 33 л.д. 22-65, 106-145, 186-212).

Таким образом, судом правомерно установлено, что при проведении всех фоноскопических экспертиз в качестве образцов голосов Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г. были использованы видеозаписи их бесед, представленные на видеокассетах № 233 и 234, при получении которых каких-либо нарушений требований УПК РФ судом установлено не было.

Доводы стороны защиты о том, что образцы голоса Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г., содержащиеся на видеокассетах № 233 и 234, получены без соответствующего поручения следователя, оценены судом и признаны несостоятельными, так как опровергаются совокупностью 51 приведенных выше доказательств, а также следующими материалами уголовного дела.

Свидетель М подтвердил, что он, являясь следователем, давал одно поручение на получение образцов голосов Мамонова А.И., Батырова З.М. и Овдина Д.Г., по результатам исполнения которого сначала был представлен диск № 541, а затем видеокассеты с записями бесед, проведенных с указанными лицами.

Приведенные выше выводы суда согласуются с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной им в частности в определениях № 448-0 от 16.12.2004 года и № 123-О от 18.04.2006 года, в которых указано, что право не свидетельствовать против себя самого не исключает возможности проведения в отношении этих лиц действий, направленных на получение у них и использование в уголовном процессе помимо их воли других существующих объективно материалов, например, образцов голоса, которые могут иметь доказательственное значение. Подобные действия, при условии соблюдения уголовно-процессуальным законом процедуры и обеспечении последующих судебной проверки и оценки доказательств - не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного ч.1 ст. 51 Конституции РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей.

Исходя из приведенных выше доказательств, а также просмотрев видеокассеты № 233 и 234, суд пришел к выводу, что на них записаны беседы, проведенные с Мамоновым А.И., Батыровым З.М., Овдиным Д.Г. и данный вывод не вызывает сомнений.

Из исследованных в ходе судебного заседания доказательств, в частности показаний свидетеля М и эксперта Н постановлений о назначении фоноскопических экспертиз (том 27 л.д. 179- 181, том 29 л.д. 108-111, 192-193, том 30 л.д. 3-6, 89-90, 147-149, том 31 л.д. 247-250-том31 л.д. 1-3, том 31 л.д. 103-104, 162-164, 237-238, том 32 л.д. 147- 148, 197-199) и их заключений (том 27 л.д. 182-250-том 28 л.д. 1-66, том 29 л.д. 113-157, 195-219, том 30 л.д. 7-50, 92-109, 151-209, том 31 л.д. 4-64, 106- 123, 166-210, том 31 л.д. 240-250 - том 32 л.д. 1-8, 50-72, 201-230, том 33 л.д. 22-65, 106-145, 186-212), суд объективно установил, что именно эти видеокассеты (№ 233 и 234) были представлены и использовались при проведении фоноскопических экспертиз.

Как установлено судом, аудиозаписи телефонных переговоров Чепакова О.А. были получены органом, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности (п. 1 ст. 13 Федерального закона «Об 52 оперативно-розыскной деятельности»), при проведении оперативно- розыскных мероприятий, предусмотренных п. 10 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» - прослушивание телефонных переговоров.

При проведении указанных оперативно-розыскных мероприятий были полностью соблюдены требования ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», предусматривающие необходимость получения судебного решения. В ходе судебного заседания государственным обвинителем представлены постановления судей Верховного Суда Республики Марий Эл от 05.05.2009 года и 03.11.2009 года, на основании которых проводилось прослушивание телефонных переговоров Чепакова О.А., которые были исследованы в ходе судебного заседания и приобщены к материалам уголовного дела.

Полученные в ходе проведенных оперативно-розыскных мероприятий - прослушивания телефонных переговоров результаты были документированы, рассекречены и переданы в орган, уполномоченный осуществлять предварительное расследование, в полном соответствии с требованиями Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» и Инструкции «О порядке преставления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд» (том 8 л.д. 168, 169, 170-171, том 23 л.д. 166, 167-168).

В ходе предварительного следствия материалы оперативно-розыскной деятельности - компакт-диск с фонограммами телефонных переговоров Чепакова О.А. были осмотрены и прослушаны, после чего признаны вещественными доказательствами и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств (том 23 л.д. 240 - том 24 л.д. 47).

Судом аудиозаписи телефонных переговоров также были осмотрены и прослушаны, при этом судом установлено, что их содержание полностью соответствует содержанию представленных протоколов прослушивания телефонных переговоров и протоколов их осмотров.

Судебная коллегия не усматривает нарушений уголовно- процессуального закона, которые бы свидетельствовали о недопустимости и недостоверности аудиозаписей телефонных переговоров Чепакова О.А., они полностью отвечают требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам, следовательно, в соответствии со ст. 89 УПК РФ могут быть использованы в процессе доказывания. 53 Судом было установлено, что органом расследования принимались меры к получению от Чепакова О.А. образцов его голоса в порядке, предусмотренном ст. 202 УПК РФ, о чем свидетельствует соответствующее постановление (том 10 л.д. 50). Однако, как следует из протокола получения образцов для сравнительного исследования, Чепаков О.А. отказался от проведения указанного следственного действия и не предоставил образцы своего голоса в порядке ст. 202 УПК РФ (том 10 л.д. 51-52), после чего следователем в рамках своих полномочий было дано поручение начальнику ОРЧ-4 МВД по Марий Эл, о проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на получение образцов голоса Чепакова О.А. для проведения фоноскопических экспертиз (том 10 л.д. 53-54).

Проведение фоноскопических экспертиз, для чего были необходимы образцы голоса Чепакова О.А., было обусловлено необходимостью сбора доказательств для раскрытия преступлений, выявления и установления лиц, их совершивших, что полностью согласуется с задачами оперативно- розыскной деятельности (ст. 2 Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

В материалах уголовного дела имеется поручение следователя от 22 июня 2010 года, согласно которому органу дознания было поручено получить образцы голоса Чепакова О.А. для проведения фоноскопической экспертизы (том 10 л.д. 53-54).

Как установлено судом, оперативно-розыскное мероприятие, направленное на получение образцов голоса Чепакова О.А., было проведено оперативным сотрудником ОРЧ МВД по П который подтвердил, что указанное мероприятие он проводил на основании поручения следователя. Изложенное опровергает доводы защиты о проведении оперативно-розыскного мероприятия, а именно записи беседы, проведенной с Чепаковым О.А., без поручения следователя.

Во исполнение поручения, на основании постановления о передаче следователю результатов оперативно-розыскной деятельности от 24 июня 2010 года, следователю, согласно сопроводительному письму от 24 июня 2010 года, была представлена видеокассета № 232 с образцами голоса Чепакова О.А., полученными оперативным путем (том 10 л.д. 55, 56). При этом суд не усматривает нарушений требований Закона РФ «Об оперативно- розыскной деятельности» при оформлении полученных результатов оперативно-розыскной деятельности и их предоставлении следователю.

Само оперативно-розыскное мероприятие, в ходе которого для сравнительного исследования были получены образцы голоса Чепакова О.А., 54 проведено органом, уполномоченным на его осуществление, в полном соответствии с требованиями Закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Исследовав в судебном заседании заключения фоноскопических экспертиз суд установил, что при их производстве в качестве образцов голоса Чепакова О.А. была использована видеокассета № 232 с записью проведенной с ним беседы (том 27 л.д. 182-250 - том 28 л.д. 1-66, том 29 л.д. 113-157, 195-219, том 30 л.д. 7-50, 92-109, 151-209, том 31 л.д. 4-64, 106-123, 166-210, том 31 л.д. 240-250 - том 32 л.д. 1-8, 50-72, 201-230, том 33 л.д. 22- 65, 106-145, 186-212). При этом судом не установлено каких-либо нарушений требований уголовно - процессуального закона при их получении.

Из постановлений о назначении фоноскопических экспертиз (том 27 л.д. 179-181, том 29 л.д. 108-111, 192-193, том 30 л.д. 3-6, 89-90, 147-149, том 31 л.д. 247-250-том31 л.д. 1-3, том 31 л.д. 103-104, 162-164, 237-238, том 32 л.д. 147-148, 197-199) и их заключений (том 27 л.д. 182-250-том 28 л.д. 1-66, том 29 л.д. 113-157, 195-219, том 30 л.д. 7-50, 92-109, 151-209, том 31 л.д. 4-64, 106-123, 166-210, том 31 л.д. 240-250 - том 32 л.д. 1-8, 50-72, 201-230, том 33 л.д. 22-65, 106-145, 186-212), суд объективно установил, что именно эта видеокассета за № 232 была представлена и использовалась при проведении фоноскопических экспертиз.

Суд пришел к обоснованному выводу, что все фоноскопические экспертизы проведены по надлежащим и достоверным образцам голоса Чепакова О.А., полученным в полном соответствии с требованиями Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и УПК РФ. Каких-либо нарушений Закона, которые бы влекли признание полученных образцов голоса недопустимыми доказательствами, судом установлено не было, поэтому оснований для их исключения из числа доказательств нет. В связи с изложенным, полученные образцы голоса Чепакова О.А. могли быть использованы при проведении всех фоноскопических экспертиз, и их использование не влечет недопустимость данных экспертиз и исключение их из числа доказательств.

Судом были обоснованно приняты в подтверждение вины осужденных показания свидетелей «П С.» и «Н », а также свидетеля «С » Указанные свидетели были допрошены в судебном заседании в полном соответствии с требованиями УПК РФ, в присутствии сторон. Возможность допроса свидетелей в условиях, исключающих их визуальное наблюдение, предусмотрена ч.5 ст. 278 УПК 55 РФ для обеспечения безопасности свидетеля его родственников и близких лиц. Личности указанных свидетелей были установлены председательствующим, и им были разъяснены их права, обязанности и ответственность, о чем получена подписка. Свидетели «П » и «Н » в суде полностью подтвердили свои показания, данные на предварительном следствии. Из содержания показаний свидетеля «С » следует, что он являлся непосредственным очевидцем событий, о которых он сообщал. Его показания полностью подтверждаются другими принятыми судом доказательствами и согласуются с ними. Поэтому суд обоснованно отверг доводы осужденных об исключении его показаний, как полученных с нарушением закона. При таких обстоятельствах, отсутствие в материалах дела показаний другого очевидца совершенного преступления - Т местонахождение которого судом не было установлено, не ставит под сомнение выводы суда о виновности осужденных Мамонова и Чепакова. Само по себе отсутствие в личном деле осужденного, отбывающего наказание в исправительном учреждении, сведений о возможности общения с другими осужденными, содержащимися в этом же учреждении, не может свидетельствовать о виновности или невиновности осужденных Чепакова и Мамонова по данному делу. В связи с чем указанный довод апелляционной жалобы следует признать безосновательным.

Все действия осужденных с учетом внесенных изменений получили надлежащую правовую оценку, в том числе и по преступлению, связанному с вымогательством имущества у потерпевшего О его квартиры, денежных средств, ювелирных изделий, автомашины, которое было совершено осужденными Мамоновым А.И., Батыровым З.М. и Овдиным Д.Г. по предварительному сговору, в отношении одного и того же лица в несколько приемов за относительно небольшой период времени с августа по октябрь 2008 года. При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что все эти действия являлись продолжаемыми, они охватывались единым умыслом и составляли единое преступление, направленное на завладение чужим имуществом в особо крупном размере, превышающим рублей. Поэтому доводы жалоб об обратном противоречат материалам дела.

Наказание осужденным, в том числе и Нальгиеву Б.Ю., назначено в полном соответствии со ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым из них, их роли и степени 56 участия, всех данных о личности каждого, в том числе смягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление каждого осужденного, условия жизни их семей. Все эти обстоятельства применительно к каждому из осужденных подробно изложены и мотивированы в приговоре. Довод жалобы Нальгиева о назначении ему наказания без учета мнения государственного обвинителя не основан на законе.

Вопреки доводам осужденного Ларченкова режим отбывания наказания определен ему в соответствии с требованиями п. «г» ч.1 ст.58 УК РФ, поскольку он ранее дважды судим за тяжкие преступления и вновь осужден за совершение особо тяжкого преступления. Из материалов дела следует (т.64 л.д.67-72), что приговором от 5 декабря 2000 года он был судим в том числе и за кражу с проникновением в жилище, наказание за которое отбыл 6 мая 2005 года. До настоящего времени данное преступление отнесено к категории тяжких. После этого вновь совершил тяжкое преступление, предусмотренное ч.2 ст. 162 УК РФ, наказание за которое отбыл 26.09.2006 года. На момент совершения им особо тяжкого преступления эти судимости являлись непогашенными.

Поскольку наказание осужденному Степанову А.В. в виде лишения свободы назначено с применением ст. 73 УК РФ, то зачет времени его предварительного содержания под стражей может быть произведен только в случае отмены условного осуждения и направлении осужденного для реального отбытия наказания.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора судом не допущено. Председательствующим были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон.

Из протокола судебного заседания следует, что стороны принимали равное участие в обсуждении всех возникающих в рассмотрении дела вопросов и исследовании представленных суду доказательств. Каких либо ограничений осужденному в реализации его прав, предусмотренных уголовно- процессуальным законом, не допускалось.

Протокол судебного заседания полностью соответствует требованиям ст.259 УПК РФ, поданные замечания рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ и приобщены к протоколу судебного заседания. Согласно ст. 260 УПК РФ замечания на протокол судебного заседания рассматриваются председательствующим судьей. По результатам 57 рассмотрения председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. По данному делу указанные требования закона выполнены. Сущность поданных замечаний в постановлении судьи не искажена, все они рассмотрены в полном объеме.

Отклоняя поданные замечания на протокол судебного заседания, судья надлежаще мотивировал данное решение. При таких обстоятельствах законность и обоснованность постановления судьи о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания сомнений не вызывает, в связи с чем доводы жалоб об обратном следует признать несостоятельными.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 6 февраля 2013 года в отношении Мамонова А И Нальгиева Б Ю и Батырова З М изменить.

Действия Мамонова А И и Б а тыр о ва З М по эпизоду хищения автомобиля у Ф переквалифицировать с ч.4 ст. 159 УК РФ на ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 07.03.2011 года) по которой назначить наказание в виде лишения свободы: Мамонову А.И. сроком на 4 года 6 месяцев со штрафом в размере 10 тысяч рублей, Б а тыр о ву З.М. сроком на 3 года со штрафом в размере 10 тысяч рублей.

По совокупности преступлений, предусмотренных п. «б» ч.З ст. 163,ч.З ст. 159, ч.З ст.ЗЗ, п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК путем частичного сложения наказаний Мамонову А.И. окончательно назначить 8 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 105 000 рублей.

По совокупности преступлений, предусмотренных ч.З ст. 159, п. «б» ч.З ст. 163, ч. 2 ст. 159 УК РФ путем частичного сложения наказаний Ба тырову З.М. окончательно назначить 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 105 000 рублей.

Назначенное осужденному Наль гие ву Б. Ю. на основании ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 330, п.п. «а, в, г» ч. 2 ст. 163 УК РФ и п.п. «а», «г» ч. 2 ст. 163, ч.1 ст. 30, ч .З ст. 159 УК РФ наказание в виде лишения свободы смягчить до 8 лет 11 месяцев. 58 Этот же приговор изменить в части гражданского иска. Размер взыскания с Мамонова А И и Батырова З М в пользу Ф в счет возмещения материального ущерба снизить до рубля.

Исключить из приговора ссылку на показания свидетелей Е ., Д В С как на доказательства вины осужденных в установленных судом деяниях.

В остальной части приговор в отношении Мамонова А И , Нальгиева Б Ю и Батырова З М и этот же приговор в оIношении осужденных Чепакова О А Ларченкова С Н , Бушкова О И , Степанова А В Овдина Д Г оставить без изменения, апелляционные

Статьи законов по Делу № 12-АПУ13-2

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
ГК РФ Статья 182. Представительство
УК РФ Статья 131. Изнасилование
УК РФ Статья 139. Нарушение неприкосновенности жилища
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УПК РФ Статья 38. Следователь
УПК РФ Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности
УПК РФ Статья 202. Получение образцов для сравнительного исследования
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх