Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 13-О10-17

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Воронов Александр Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №13-О10-17

от 24 июня 2010 года

 

председательствующего Журавлева В.А.

при секретаре Прохоровой Е.А.

Десятое [скрыто] в [скрыто]

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г.) на срок 9 лет 6 месяцев без штрафа; по ст. 105 ч.2 п.п. «д, ж, з» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004 г.) на срок 16 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Костин [скрыто]

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г.) на срок 9 лет без штрафа; по ст. 105 ч.2 п.п. «д, ж, з» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21.07.2004 г.) на срок 15 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С Десятова СВ. и Костина A.A. взыскано в пользу потерпевшей [скрыто] рублей солидарно в возмещение материального ущерба

и по [скрыто] рублей с каждого в порядке компенсации морального вреда.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова A.B., выступление осужденного Десятова СВ. в обоснование кассационной жалобы, выступление адвоката Сачковской Е.А. в поддержку доводов осужденного Десятова СВ., выступление адвоката Вишняковой Н.В. в поддержку жалобы осужденного Костина A.A., мнение прокурора Шиховой Н.В. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Десятов СВ. и Костин A.A. признаны виновными и осуждены за разбой в отношении [скрыто] совершенный группой лиц по предварительному

сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и его убийство с особой жестокостью, группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены 21 сентября 2009 года в селе [скрыто]

при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

В суде Десятов СВ. и Костин A.A. вину признали частично.

В кассационной жалобе осужденный Десятов СВ. просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение. По мнению осужденного, приговор является незаконным, необоснованным, изложенные в приговоре выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на предположениях. Подробно излагая свою оценку

обстоятельствам дела, Десятов утверждает, что квалификация его действий по ст. ст. 105 ч.2 п.п. «д, ж, з» и 162 ч.4 п. «в» УК РФ ошибочна. Умысел на

совершение разбоя в отношении [скрыто] и на его убийство, у него отсутствовал, его действия суду следовало квалифицировать по ст. ст. Ill, 163 УК РФ. Показания им и Костиным даны под физическим и психологическим воздействием сотрудников милиции. Необоснованным является и решение суда по гражданскому иску потерпевшей [скрыто] которой моральный

вред не причинен.

В кассационной жалобе осужденный Костин A.A. также просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение. Приводя аналогичные доводы, осужденный считает, что судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела. Умысла на совершение разбоя в отношении Воронина и на его убийство у него не было, им совершено вымогательство и причинение тяжкого вреда здоровью. Подробно анализируя исследованные в суде доказательства, Костин утверждает, что судом неверно установлен механизм причинения смерти потерпевшему. Не учтено также, что смерть

потерпевшего наступила 22 сентября 2009 года в больнице. Поэтому его действия следовало квалифицировать по ст. ст. 111, 163 УК РФ. Не согласен Костин и с присужденными суммами гражданских исков, просит снизить размер возмещения.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Станкевич Е.В. считает их несостоятельными, подлежащими отклонению, а приговор оставлению без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод о доказанности вины Десятова и Костина в преступлениях, за совершение которых они осуждены, суд сделал в результате всестороннего и полного исследования собранных по делу доказательств, объективно проанализированных в приговоре. Выводы суда не содержат каких - либо предположений, в том числе относительно конкретных действий, на которые имеются ссылки в жалобах.

Судом исследованы доводы стороны защиты о том, что действия Десятова и Костина не были связаны убийством и разбоем, а содержали только признаки вымогательства и причинения умышленного тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Правильно расценивая данные утверждения, содержащиеся и в кассационных жалобах осужденных, как несостоятельные, суд обоснованно исходил из того, что они противоречат материалам дела и самой картине реально произошедших событий.

Вина осужденных Десятова и Костина подтверждена следующими доказательствами.

Согласно протоколу явки с повинной от 23 сентября 2009 года, Костин добровольно сообщил о совершенных им совместно с Десятовым

насильственных действиях в отношении В с целью завладения

имуществом потерпевшего из его дома.

Явка с повинной Костиным выполнена собственноручно, подписана им и принявшим ее должностным лицом. Ее оформление и закрепление в деле в качестве доказательства соответствуют требованиям ст. ст. 141, 142 УПК РФ.

Содержащиеся в явке с повинной сведения Костин подтвердил при его неоднократных допросах.

Так, из показаний Костина в допросе в качестве обвиняемого 12 февраля 2010 года, оглашенных в судебном заседании в соответствии с п.З ч.1 ст. 276 УПК РФ, следует, что вечером 21 сентября 2009 года они с Десятовым договорились похитить деньги у [скрыто], которого он, Костин, незадолго до этого увидел спящим на улице. Реализуя задуманное, они подошли к [скрыто], обыскали его, но денег не нашли. В кармане брюк потерпевшего оказался

сотовый телефон, который они похитили. Зная, что дома у [скрыто] хранятся

денежные средства, они тогда договорились убить его, чтобы завладеть деньгами. С этой целью они раздели [скрыто], подтащили к заброшенному

колодцу глубиной около 3 метров и бросили в колодец, подвергнув перед этим потерпевшего избиению. Заглянув в колодец, он Костин, увидел, что [скрыто] стоит по пояс в воде. Они потребовали у него сообщить место хранения денег, и в ответ на отказ стали по очереди кидать в голову [скрыто] саманные блоки, весом не менее 7 килограммов каждый, продолжая выдвигать эти же требования. От получаемых ударов [скрыто] кричал, просил вытащить его из колодца, а затем был вынужден рассказать, где хранятся деньги. Получив от В- [скрыто] такую информацию, они, оставив его в колодце, проникли в дом потерпевшего, откуда похитили деньги в сумме [скрыто] рублей, зарядное устройство и аккумуляторную батарею от сотового телефона.

Костин также не отрицал того, что после совершения хищения они с Десятовым вернулись к колодцу, где находился [скрыто], и, обнаружив, что тот продолжает подавать признаки жизни, каждый вновь бросил в голову потерпевшего по саманному блоку, чтобы лишить его жизни.

Затем они скрылись с места происшествия, одежду потерпевшего сожгли.

Обстоятельства содеянного Костин подтвердил при проверке его показаний на месте. Он указал, где произошло событие преступления, дал подробные пояснения о своих действиях и действиях Десятова при совершении убийства [скрыто] и похищении имущества из дома потерпевшего. В частности, Костин показал, откуда они с Десятовым брали саманные блоки, какого размера они были, а также продемонстрировал, как он и Десятов бросали эти блоки в находящегося в колодце [скрыто]

Что касается Десятова, то в ходе допроса в качестве обвиняемого 15 февраля 2010 года он дал показания, в которых не отрицал изложенные Костиным обстоятельства убийства [скрыто] с целью хищения денег и свою роль в этом, выразившуюся в том, что, как и Костин, он также бросал в находящегося в колодце [скрыто] саманные блоки, требуя от потерпевшего

сообщить места хранения денег. Подробно пояснял Десятов и об обстоятельствах их с Костиным проникновения в дом [скрыто] и похищения

имущества потерпевшего. Признавал Десятов и то, что, после совершения хищения он и Костин возвратились к тому же колодцу, где в еще живого потерпевшего были вновь брошены блоки.

Поскольку данные показания Костина и Десятова согласовывались между собой и совпадали в деталях, суд обоснованно учел их в приговоре в качестве доказательств вины осужденных, выяснив и правильно оценив все имевшиеся между ними несущественные противоречия.

Не согласиться с такой оценкой у Судебной коллегии нет оснований, поскольку показания осужденных подтверждаются другими доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

В частности, из показаний свидетеля [скрыто] на следствии,

подтвержденных им в судебном заседании, усматривается, что ночью 21 сентября 2009 года его сын - Костин [скрыто] вернулся домой и сообщил об убийстве [скрыто], которого, со слов сына, сбросили в колодец, и в этом участвовал Десятов Сергей. При проверке этого сообщения он обнаружил в колодце еще живого [скрыто], который вскоре скончался в больнице.

Согласно заключениям судебно - медицинского эксперта при исследовании трупа [скрыто] выявлены телесные повреждения, в том числе,

открытая черепно - мозговая травма, ушиблено - рваные раны лба, левой теменной области, ссадины правой половины лба, перлом костей и хрящей носа, кровоподтеки мягких тканей глаз, ссадины верхней и нижней губы, кровоизлияния в кожный лоскут волосистой части головы и под оболочки головного мозга в лобно - теменных областях обоих полушарий головного мозга и боковые желудочки. Данные повреждения, относящиеся к категории тяжких, вопреки мнению осужденного Костина, могли образоваться от

неоднократного воздействия саманных блоков, брошенных в [скрыто] с

высоты 2-3 метров. Смерть потерпевшего наступила 22 сентября 2009 года в результате массивной открытой тупой черепно - мозговой травмы с кровоизлияниями под оболочки головного мозга. [скрыто] также имелись

ссадины на различных частях тела, которые образовались от действия твердого, тупого предмета (предметов).

Как видно из протокола осмотра места происшествия - жилища потерпевшего [скрыто], у шкафа, расположенного в одной из комнат, выдвинуто два ящика, разбито стекло в окне, осколки стекла разбросаны по комнате. На деревянной раме, где отсутствует остекление, обнаружены следы пальцев рук.

В соответствии с заключением дактилоскопической судебной экспертизы, отпечаток пальца, обнаруженный в доме потерпевшего В Щ, оставлен

Костиным.

В ходе расследования, как усматривается из протокола проверки показаний на месте Десятова и протоколов выемок, в местах, на которые указал Десятое, изъята часть похищенных у [скрыто] денежных средств, а также принадлежавшие потерпевшему зарядное устройство и аккумуляторная батарея от сотового телефона.

Вина Десятова и Костина подтверждалась также показаниями потерпевшей [скрыто]., свидетелей [скрыто]

[скрыто] и других, протоколами осмотра места происшествия,

предметов, протоколами следственного эксперимента и иных следственных действий, заключениями товароведческой экспертизы, другими данными.

Все эти доказательства полно и подробно изложены в приговоре. Они получены с соблюдением уголовно - процессуального закона, согласуются между собой и с другими материалами дела по фактическим обстоятельствам, времени, дополняют друг друга и не содержат существенных противоречий, в связи с чем правильно признаны судом допустимыми, достоверными и взяты за основу при постановлении приговора. Их совокупность была достаточна для признания вины осужденных.

Утверждения осужденного Десятова в жалобе о даче им и Костиным показаний, положенных в основу приговора, под физическим воздействием сотрудников милиции, опровергаются материалами дела.

Согласно им, допросы Десятова и Костина в качестве подозреваемых и обвиняемых проводились в присутствии адвокатов, а проверки показаний на месте, также и понятых, что исключало применение к ним каких - либо

незаконных мер воздействия. В начале следственных действий Десятову и Костину разъяснялись положения ст. 51 Конституции Российской Федерации и ст. ст. 46, 47 УПК РФ. В частности, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по делу даже в случае последующего отказа от них. Десятое и Костин самостоятельно рассказывали об обстоятельствах содеянного. Протоколы составлялись в ходе производства следственных действий. Замечаний у участников не возникало.

О применении недозволенных методов ведения следствия на протяжении всего расследования дела и судебного процесса Десятов никому, в том числе адвокату, не заявлял и об этом ничто объективно не свидетельствовало.

В судебном заседании после оглашения его признательных показаний Десятов заявил, что он давал их добровольно, какого - либо давления на него никто не оказывал (т.4, л.д. 169).

Исходя из этого, а также того, что показания Десятова и Костина, на которые сослался суд в приговоре, в отличие от заявлений Десятова в кассационной жалобе, полностью соответствуют материалам дела, довод осужденного, впервые изложенный им только в жалобе, о применении недозволенных мер воздействия в ходе предварительного следствия, следует признать несостоятельным.

Нельзя согласиться с доводами жалоб о неправильной квалификации содеянного Десятовым и Костиным.

Характер действий осужденных, способ и орудие убийства, характер и локализация телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, свидетельствуют о том, у Десятова и Костина, как верно указано в приговоре, имелся умысел на убийство потерпевшего [скрыто].

На это же указывает и то, что совершив в отношении [скрыто] действия,

направленные на лишение его жизни, они оставили потерпевшего в колодце, а вернувшись на место происшествия и обнаружив, что тот не скончался, вновь предприняли меры к лишению потерпевшего жизни аналогичным способом.

При таких обстоятельствах ссылка Десятова и Костина на то, что смерть потерпевшего наступила спустя некоторое время после причинения ему тяжкого вреда здоровью, не может опровергнуть вышеизложенных выводов суда и свидетельствовать о наличии в действиях осужденных неосторожности в отношении наступивших последствий, как об это ошибочно заявляется в кассационных жалобах.

Соответствуют материалам дела и надлежаще мотивированы в приговоре также выводы суда о совершении Десятовым и Костиным убийства [скрыто] с особой жестокостью и группой лиц по предварительному сговору, а разбоя -группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Что касается утверждений в жалобах о том, что действия Десятова и Костина по завладению имуществом потерпевшего следовало

переквалифицировать с разбоя на вымогательство, то и им в приговоре дана объективная оценка.

Отвергая эти доводы в виду несостоятельности, суд правильно исходил из того, что как следовало из материалов дела, опасное для жизни насилие, примененное к потерпевшему В Щ, использовалось осужденными для

непосредственного изъятия имеющегося у него имущества, и завладение этим имуществом произошло в период совершения насильственных действий, то есть в процессе разбойного нападения.

При вымогательстве же, как следует из смысла ст. 163 УК РФ, умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем, а насилие применяется для подкрепления угрозы применить более серьезное насилие в случае невыполнения требований вымогателя.

Поэтому, вопреки заявлениям в жалобах, действия осужденных судом квалифицированы правильно.

Оснований для их переквалификации на нормы уголовного закона, предусматривающие ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего и за вымогательство, о чем высказывается просьба в жалобах, не имеется.

Судом проверено психическое состояние осужденных Десятова и Костина. С учетом выводов стационарных судебно - психиатрических экспертиз, поведения Десятова и Костина в судебном заседании, обоснованно установлено, что осужденные совершили преступления, будучи вменяемыми.

Гражданский иск потерпевшей [скрыто] - сестры погибшего

[скрыто] о компенсации морального вреда судом рассмотрен в

соответствии с требованиями статей 151, 1099 - 1101 ГК РФ. [скрыто] смертью ее родственника причинены нравственные страдания. Вопреки мнению в жалобах, решение суда об этом обоснованно, размер компенсации морального вреда соответствует характеру нравственных страданий

потерпевшей, степени вины осужденных, а также требованиям разумности и справедливости.

Основано на материалах дела, надлежаще мотивировано в приговоре и соответствует требованиям закона также и решение суда о взыскании с осужденных материального ущерба, причиненного ими потерпевшей [скрыто]

Нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено.

Статьи законов по Делу № 13-О10-17

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 141. Заявление о преступлении
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх