Дело № 14-О11-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 мая 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 14-О11-20

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 мая 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А.
судей Эрдыниева Э.Б. и Бирюкова Н.И.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Хорошева С.Ф., кассационные жалобы осужденного Микаилова З.С, адвокатов Бородина СВ. и Чечёткина М.Л. на приговор Воронежского областного суда от 9 февраля 2011 года, которым Микаилов З С не судимый; - осужден к лишению свободы: по ст.290 ч.4 п.п. «в, г» УК РФ с применением ст.64 УК РФ к 4 годам со штрафом в размере 100 000 рублей, по ч.З ст.ЗО, ч.2 ст. 159 УК РФ к 2 годам.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 100000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч.З ст.47 УК РФ Микаилов З.С. лишен права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснение осужденного Микаилова З.С, выступление адвокатов Бородина СВ. и Чечёткина М.Л., мнение прокурора Гулиева А.Г., поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия

установила:

Микаилов З.С. признан виновным в получении путем вымогательства, как должностное лицо, взятки лично в виде денег в крупном размере за совершение в пользу взяткодателя действий, которые входили в служебные полномочия Микаилова З.С. и которым последний в силу своего должностного положения мог способствовать. Также Микаилов З.С. осужден за покушение на мошенничество, совершенное путем обмана и злоупотребления доверием, с причинением потерпевшему значительного ущерба.

Преступления совершены в период с декабря 2004 года по сентябрь 2007 года, а также 10 сентября 2009 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Хорошев СФ. просит приговор изменить, исключить указание о назначении Микаилову З.С. в соответствии с ч.З ст.47 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления, поскольку данное наказание судом не назначалось ни за одно из преступлений, входящих в совокупность, а было назначено по совокупности преступлений, что противоречит требованиям уголовного законодательства.

В кассационных жалобах: - осужденный Микаилов З.С. выражает несогласие с приговором, считая себя невиновным, ссылаясь при этом на показания свидетелей К , С , Б А Б Ф Х , указывая, что их показания подтверждают его невиновность. Считает, что показания потерпевшего Х являются голословными и противоречивыми и их нельзя воспринимать как объективные при отсутствии совершения им, то есть Микаиловым действий как должностного лица в пользу Х Также указывает, что суд не учел и не опроверг его показания о характере их взаимоотношений с Х о финансовых проблемах последнего, о мотивах оговора и об оказании на Х давления со стороны правоохранительных органов. Также считает, что приговор постановлен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, при этом конкретные доводы им не приведены. Просит приговор отменить и оправдать его.

- адвокаты Бородин СВ. и Чечёткин М.Л. в интересах осужденного Микаилова З.С. в совместной кассационной жалобе и дополнении к ней считают приговор незаконным и необоснованным. Указывают, что в приговоре отсутствует описание деяния, в совершении которого Микаилов признан виновным, а также какое именно деяние является преступлением, предусмотренным ст.290 УК РФ, а какое - предусмотренным ст. 159 УК РФ.

Отсутствует описание такого признака как вымогательство взятки и описание обстоятельств, подтверждающих наличие у Микаилова единого умысла на получение взятки в крупном размере, при этом суд ошибочно посчитал продолжаемым преступлением получение незаконного вознаграждения от одного и того же лица за содействие его имущественным интересам в разных объектах. При постановлении приговора суд вышел за пределы предъявленного Микаилову обвинения, поскольку признал его виновным также и по такому признаку ст.290 УК РФ как способствование совершению в пользу взяткодателя действий в силу своего должностного положения, хотя данный признак Микаилову в обвинении не вменялся, тем самым было нарушено право Микаилова на защиту. Суд не дал оценки показаниям потерпевшего Х о том, что за месяц до задержания Микаилова он был завербован ФСБ и УБОП на действия против федерального чиновника, а также суд ошибочно посчитал, что действия лиц, участвовавших в проведении ОРМ «оперативный эксперимент», направленных на фиксацию вымогательства и получения взятки, в последующем могут быть интерпретированы как установление обстоятельств покушения на мошенничество. Приговор не содержит перечня и анализа доказательств по каждому из предъявленных в обвинении составу преступления, а также не содержится оценка всех рассмотренных доказательств, в частности, детализаций телефонных переговоров между Х и Микаиловым, не указано по каким основаниям одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Считают недопустимыми доказательствами протокол осмотра места происшествия, поскольку Микаилову не были разъяснены процессуальные права. В приговоре не приведены мотивы, обосновывающие частичное удовлетворение гражданского иска и нет решения относительно имущества, принадлежащего Микаилову, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска.

Указывают, что суд не учел то, что договоры аренды в здании гостиницы « подлежали обязательному согласованию с Госинспекцией охраны историко-культурного наследия области, а в приговоре не указано, каким образом Микаилов согласовал договор с данной Госинспекцией. Считают, что выводы суда об обстоятельствах получения взяток не подтверждаются доказательствами, не установлено при каких обстоятельствах Микаилов требовал от Х ежемесячно платить ему вознаграждение, за какие именно действи ли бездействие требовал увеличения вознаграждения, какими неблагоприятными последствиями Микаилов угрожал Х в случае отказа выполнить его требование. В части осуждения за покуше на мошенничество суд не указал в приговоре, каким именно способом Микаилов поддерживал в Х уверенность в том, что он способен влиять на благоприятное реш е проблем, при каких обстоятельствах Микаилов потребовал от Х передать ему деньги, не учтены судом письменные доказательства документы по аренде и субаренде, то есть вывод суда о введении Микаиловым Х в заблуждение не основан на доказательствах и носит предположительны рактер. Просят приговор отменить и дело в отношении Микаилова прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Хорошев СФ. считает доводы жалоб необоснованными и просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Как видно из материалов дела, потерпевший Х как на предварительном следствии, так и в судебном заседании пояснял, что осенью 2004 года решив расширить торговлю и взять в аренду помещение на втором этаже гостиницы « », которое на тот момент арендовала организация « », он договорился с ее сотрудниками о переуступке права аренды на это помещение возглавляемому им ООО « и попросил Микаилова одобрить переуступку права аренды, на что тот дал согласие. В результате 26 ноября 2004 года между ТУ Росимущества по области в лице заместителя Микаилова - Т и ООО « » был заключен договор аренды №301/002-04 сроком на 25 лет. Хотя договор был подписан Т непосредственно вопрос по заключению данного договора на аренду решался им с Микаиловым. За оказанную услугу Микаилов потребовал платить ему вознаграждение ежемесячно, при этом сказав, что у него зарплата составляет всего рублей и сумму вознаграждения он оставляет на его усмотрение.

Тогда он предложил ему рублей с учетом его зарплаты, а также, поскольку, он был в состоянии выплачивать данную сумму Микаилову, с чем последний согласился. Эту сумму он стал платить Микаилову ежемесячно в 2004 году после заключения договора по май 2005 года 20 числа каждого месяца. Деньги он передавал в салоне автомобиля возле дома Микаилова или у Микаилова на работе где-нибудь на лестничной площадке, но не в кабинете последнего.

Также из показаний Х следует, что в 2003 году они с Г заключили договор субаренды части помещений первого этажа «Гостиницы « », согласовав его в Территориальном управлении.

Дополнительные соглашения о продлении договора на 2004 и 2005 годы не согласовывали, так как Микаилов предлагал подождать, обещая помочь в заключении долгосрочного договора.

Свидетель Г подтвердил в судебном заседании, что Микаилов действительно говорил ему о намерении Х заключить 5-летний договор субаренды и о готовности управления разрешить заключение такого договора. Он, то есть Г , возражал, так как в 2005 и 2006 годах возглавляемые Х ООО « », а затем и ООО нерегулярно и несвоевременно оплачивали капитальный и текущий ремонт здания, являющегося памятником архитектуры, в связи с чем, он направлял в адрес Х и начальника ТУ Росимущества по области предупреждения с требованием устранить эти нарушения и даже намеревался расторгнуть договор субаренды. Однако Микаилов, наоборот, при личных встречах у него в кабинете в ТУ настаивал на том, чтобы организация Х продолжала субарендовать у него помещения, а также настоял на заключении с Х долгосрочного договора субаренды, и он вынужден был согласиться.

Как видно из изъятых в Территориальном управлении документов, имеющихся в материалах дела в т.7, в 2005 - 2007 годах Г действительно неоднократно обращался к генеральному директору ООО « и ООО « » Х с требованием погасить задолженность и освободить занимаемое помещение в связи с окончанием действия договора субаренды и систематическим нарушением п.п.З и 4 этого договора (просрочкой арендных платежей и непредставлением копий платёжных документов), о чём ставил в известность Территориальное управление.

Согласно отчёту о платежах нарушение сроков и задержка оплаты имели место и по договору № 301/002-04 от 26 ноября 2004 года о передаче Территориальным управлением, возглавляемым Х ООО « » в аренду нежилых помещений второго этажа «Гостиницы « ». При этом нарушение сроков оплаты также носило систематический характер, а её задержка зачастую превышала два месяца.

Доводы жалобы о том, что данный отчет не исследовался в судебном заседании являются необоснованными и противоречащими протоколу судебного заседания. Замечания в этой части судом рассмотрены и в их удовлетворении отказано в связи с их несостоятельностью.

В соответствии с п.6.3 указанного договора он подлежит расторжению, а Арендатор выселению по требованию Арендодателя при неуплате или просрочке Арендатором оплаты аренды в установленные п.4.2 сроки в течение двух месяцев независимо от её последующего внесения.

Согласно п/п 40 п.6 Положения о Территориальном управлении Министерства имущественных отношений РФ по области от 30 апреля 2003 года одной из функций управления является контроль за перечислением в федеральный бюджет доходов от использования федерального имущества и принятие необходимых мер для обеспечения этих поступлений.

Персональную ответственность за выполнение возложенных на управление задач несёт его руководитель.

Аналогичные нормы содержатся и в Положении о Территориальном управлении Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по области, утверждённом приказом Федерального агентства по управлению федеральным имуществом № 37 от 1 февраля 2005 года-раздел 2 п.26, раздел 4 п.2. Согласно п.3.6 Положения о сдаче в аренду нежилых помещений, отнесённых к государственной федеральной собственности на территории Воронежской области, утверждённого распоряжением Территориального управления Минимущества России по области № 74 от 11 мая 2001 года, сдача в аренду здания, являющегося памятником истории и архитектуры или истории и культуры, если при этом от арендатора требуется выполнение ремонтно-реставрационных работ, установленных актом технического осмотра Госинспекцией ОИКН области, осуществляется путём проведения конкурса.

Между тем, 0 0 0 получило право аренды помещений в здании «Гостиница « », признанном памятником истории и архитектуры, без конкурса. Хотя, как видно из дополнительного соглашения № 3 к договору аренды № 301/002-04 от 26 ноября 2004 года, на него возлагались обязанности по участию в капитальном ремонте и реставрации здания.

В соответствии с п/п 14 п.6 Положения о Территориальном управлении от 30 апреля 2003 года последнее осуществляет контроль за управлением, распоряжением, использованием по назначению и сохранностью федерального имущества, переданного в установленном порядке иным лицам, и при выявлении нарушений принимает в соответствии с законодательством РФ необходимые меры для их устранения и привлечения виновных лиц к ответственности.

Таким образом, на основании вышеприведенных доказательств, суд правильно пришел к выводу о том, что Микаилов З.С, как руководитель Территориального управления, не обеспечил контроль за соблюдением порядка передачи федерального имущества в аренду ООО « » и за своевременным и в полном объёме перечислением этой организацией арендной платы в федеральный бюджет, также не принял необходимых мер для выявления и устранения нарушений, а напротив совершил действия в пользу Х что подтверждает показания Х о личной корыстной заинтересованности Микаилова З.С. При этом, данный вывод судом сделан не в качестве обвинения Микаилова в совершении какого-либо другого преступления, а в связи с установлением фактических обстоятельств совершения предъявленного в обвинении Микаилову преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ.

О наличии такой заинтересованности свидетельствует и согласие Территориального управления на заключение между Г и возглавляемым Х ООО « » долгосрочного договора субаренды.

Таким образом, доводы Микаилова о том, что он не имел отношения к заключению этого договора, опровергаются, кроме показаний Х , также показаниями свидетеля Г пояснившего, что несмотря на допущенные организацией Х нарушения условий договора, Микаилов настаивал на продолжении субарендных отношений с организацией Х которые полностью согласуются с обстоятельствами переуступки Г права аренды ООО « » и последующим заключением данной организацией договора субаренды с ООО ».

Так, из показаний Г следует, что в 2007 году он решил переуступить право аренды ООО », предупредив его представителей о том, что часть помещений находится в субаренде у ООО ».

Из показаний Х следует, что узнав о том, что Герасимов уступил право аренды ООО « », он договорился с ООО « о субаренде помещений и попросил Микаилова одобрить данное соглашение, на что Микаилов дал согласие. 5 июля 2007 года между ООО » и ООО « с согласия Территориального управления был заключен договор субаренды сроком до 2027 года, при этом договор от имени ТУ подписала заместитель Микаилова К , однако вопрос о его согласовании он решал непосредственно с Микаиловым, который в его присутствии, то есть Х в своем кабинете дал указание К подписать договор.

Из показаний свидетеля Е являвшегося директором ООО следует, что Г действительно предупреждал о необходимости обсуждения с директором ООО « Х вопросов субаренды при согласовании условий договора перенайма. В Территориальном управлении, без согласия которого договор перенайма не мог быть заключён, его также предупредили, что дадут согласие только в том случае, если он заключит с ООО договор субаренды помещений, ранее субарендованных этим обществом у Г Из показаний свидетеля Б являвшейся заместителем начальника отдела Территориального управления, данных на предварительном следствии, следует, что в 2007 году Г переуступил право аренды помещений ООО с обязательным условием заключения договора субаренды части этих помещений с организацией Х И хотя последний не имел отношения к « », именно он ходил к ней, то есть Б , по вопросам аренды данной организацией помещений у Территориального управления. Причём, шёл сначала к Микаилову, а затем чуть ли не в приказном порядке давал ей указания относительно условий договоров аренды и субаренды. Если она была не согласна с ними, Х в грубой форме настаивал на включении их в договоры, утверждая, что вопрос согласован с Микаиловым и соответствующие указания ей всё равно дадут. Вместе с тем, Микаилов, когда она обращалась к нему, приказывал ей готовить документы в соответствии с законодательством.

Как видно из протокола судебного заседания, Б по существу подтвердила данные показания, указав лишь то, что Х не называл фамилию Микаилова, но давал ей понять об этом и она об этом догадывалась.

Данные показания Б согласуются с показаниями Х о том, что Микаилов З.С имел непосредственное отношение к выработке условий договора перенайма между Г и ООО « », одним из которых являлось обязательство ООО « » заключить с ООО « » договор субаренды части нежилого помещения на срок действия договора аренды, то есть до 1 июля 2027 года. Тем самым возглавляемое Х ООО получало возможность заключения с ООО 20-летнего договора субаренды вместо 5-летнего, заключённого ранее с Г Кроме того, показания Х подтверждаются показаниями свидетеля К о том, что Х платил Микаилову за согласование им вопросов аренды помещений и предоставление Х возможности арендовать их.

Деньги Х передавал Микаилову 20 числа каждого месяца, начиная с 2004 или 2005 года. Сама она в период с 2005 по 2009 годы раз пять видела, как 20 числа месяца Х пересчитывал крупные суммы денег, которые по его словам, предназначались Микаилову, и сразу после этого Х созванивался с Микаиловым, который назначал место и время встречи. Встречи обычно происходили либо возле дома Микаилова, либо в ресторанах. Когда при этом присутствовала она, то Микаилов просил ее выйти или отзывал Х в сторону для передачи ему денег, о чем ей затем говорил Х Таким образом, вышеприведенные доказательства в их совокупности свидетельствуют о виновности Микаилова З.С. в получении взятки - вознаграждения от Х и опровергают показания свидетелей Т и К о непричастности Микаилова к подписанию договоров аренды и субаренды.

По делу установлено, что Микаилов З.С, обладая властными полномочиями по осуществлению общего руководства деятельностью Территориального управления и реализации возложенных на управление функций в сфере распоряжения федеральным имуществом и действуя в пределах своих служебных полномочий, совершил действия, направленные на заключение договора аренды №301/002-04 от 26 ноября 2004 года, в пользу Х за что получил от Х взятку - вознаграждение в виде ежемесячной передачи ему рублей, начиная с декабря 2004 года.

То есть Микаилов получил взятку за совершение действий в пользу Х в пределах своих служебных полномочий, а не за согласование условий договора с Госинспекцией охраны историко-культурного наследия области, поэтому доводы кассационной жалобы в этой части являются несостоятельными. Кроме того, приведение в описании преступного деяния даты договора - от 24 ноября 2004 года является технической ошибкой, поскольку, в описательно-мотивировочной части приговора, в показаниях потерпевшего, свидетелей указана правильная дата и, очевидно, что речь идет о договоре аренды №301/002-04 от 26 ноября 2004 года.

Вместе с тем, согласно приговору, Микаилов З.С. признан виновным в дальнейшем получении от Х взятки - вознаграждения с учетом увеличенной Микаиловым размера взятки до рублей в месяц за то, что используя в корыстных целях авторитет руководителя органа государственного управления, несмотря на систематическое нарушение возглавляемыми Х ООО а затем и ООО условий договора №315/108-3 от 3 июня 2003 года, касающихся сроков внесения и размеров субарендной платы и неоднократное обращение арендатора Г с просьбами об устранении нарушений, вплоть до расторжения договора субаренды, Микаилов З.С, зная о намерении Х заключить с Г долгосрочный договор субаренды, настоял на сохранении за вышеуказанными организациями прав на занимаемые ими помещения. То есть, Микаиловым З.С. получена взятка за способствование в силу своего должностного положения совершению действий в пользу Х Между тем, Микаилову З.С. органами предварительного следствия обвинение в получении взятки за способствование в силу своего должностного положения совершению действий в пользу взяткодателя не предъявлялось.

Таким образом, судебная коллегия находит, что осудив Микаилова по вышеуказанному признаку ст.290 УК РФ, суд тем самым вышел за пределы предъявленного обвинения, в связи с чем, из приговора подлежит исключению указание об осуждении Микаилова З.С. за получение взятки за договоренность с Г о сохранении договора субаренды с Х Соответственно, подлежит снижению общая сумма взятки, полученной Микаиловым от Х в период с июня 2005 года по сентябрь 2007 года, то есть с учетом снижения размера ежемесячной взятки с рублей до рублей следует, что в указанный период времени Микаиловым от Х была получена взятка на общую сумму в рублей. Всего, с учетом полученной Микаиловым взятки в период с декабря 2004 года по май 2005 года, им была получена взятка в размере рублей, то есть в крупном размере.

Кроме того, аналогичным образом суд вышел за пределы предъявленного Микаилову обвинения и при указании в приговоре о достижении Микаиловым договоренности с руководством филиала о разрешении Х на использование помещения после 31 марта 2009 года, поскольку в данном случае Микаилов З.С. также способствовал в силу своего должностного положения совершению действий в пользу Х в связи с чем приговор в этой части также подлежит изменению.

Относительно осуждения Микаилова З.С. за получение взятки в размере рублей ежемесячно в период с октября 2007 года по июль 2009 года, с вымогательством взятки, судебная коллегия приходит к следующему.

Как видно из приговора, суд признал Микаилова виновным в вымогательстве от Х взятки в связи с тем, что Микаилов пригрозил Х лишить его возможности арендовать помещения в здании-памятнике «Гостиница » путем значительного увеличения арендной платы по договору №301/002-04 от 26 ноября 2004 года между ООО « и Территориальным управлением.

В обоснование своего вывода суд привел такие доказательства, как: - показания Х о том, что после заключения с ООО договора субаренды в ответ на отказ Х ежемесячно платить Микаилову по рублей, последний инициировал повышение ставки арендной платы в 2 раза, то есть к нему в магазин пришли сотрудники оценочной комиссии и, произведя какие-то расчеты, представили документ о арендной платы на 200 %. Он обратился за разъяснениями к Микаилову, который заявил, что оценочная комиссия действовала самостоятельно и он не имеет к этому никакого отношения. Ему удалось найти одного из членов комиссии, который сказал, что инициатором увеличения арендной платы был Микаилов и что они докладывали ему о незаконности такого повышения.

Тем не менее, Микаилов приказал им подготовить соответствующее заключение. Он понял, что Микаилов принялся реализовывать свою угрозу, и поэтому не дожидаясь негативных для себя последствий, собрал требуемую сумму и в октябре 2007 года передал ему деньги. После этого, Микаилов дал распоряжение пересчитать арендную плату, повысив ее не на 200%, а на 15- 20 94.

- государственный контракт № 1, подписанный Микаиловым З.С. на проведение оценки рыночной стоимости объектов недвижимости, в том числе, здания-памятника «Гостиница », с определением рыночных ставок арендной платы.

- отчет №267-22/Р\07 о величине арендной платы здания-памятника «Гостиница », при этом в отчете указано, что полученная величина арендной платы является рекомендуемой. Окончательное решение о величине арендной платы принимается собственником рассматриваемого объекта.

Вместе с тем, из показаний свидетелей Т С являвшимися заместителями Микаилова З.С, следует, что размер арендной платы объекта нежилой недвижимости определялся независимыми оценщиками на основании рыночной оценки, которые составляли об этом отчет, при этом отбор независимых оценщиков для определения арендной платы производился в результате проводимого конкурса между этими оценочными организациями. После поступления отчета оценщика специалисты Территориального управления проверяли насколько правильно составлен отчет, все ли учтены методы, коэффициенты, требования, и соответственно, правильно ли определена арендная плата. Поэтому при заключении договора аренды для определения арендной платы они руководствовались именно отчетом независимых оценщиков. Произвольно поднять арендную плату Территориальное управление, в частности, его руководитель или еще кто-либо другой не имели на то прав, полномочий, иначе их действия были бы незаконными.

Данные показания свидетелей подтверждаются Положением о порядке передачи в аренду объектов нежилого фонда, находящихся в федеральной собственности, утверждённого распоряжением Территориального управления Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по области № 422-р от 21 декабря 2006 года за подписью Микаилова З.С. и введённого в действие с 1 января 2007 года, согласно которому, размер годовой арендной платы по договору аренды объекта нежилого фонда устанавливается на основании отчета независимого оценщика о рыночной стоимости данного объекта в соответствии с Федеральным Законом № 135-ФЗ от 29 июля 1998 года «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Размер годовой арендной платы может быть пересмотрен Арендодателем, то есть Территориальным управлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом по области, не чаще одного раза в год на основании отчета об оценке объекта нежилого фонда, выполненного независимым оценщиком в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности.

Из показаний свидетеля А следует, что ее организация ЗАО « », победив в конкурсе, проводила в 2007 году оценку такого объекта недвижимости, как «Гостиница », наряду с другими объектами. Оценку проводила она и еще один специалист, которая делала вспомогательные работы. Подготовив отчет оценки в соответствии с Законом об оценочной деятельности и федеральным стандартам оценки, они сдали этот отчет в Территориальное управление. Каких-либо претензий со стороны управления, возврата отчета по объекту «Гостиница относительно определения рыночной ставки арендной платы не было. В связи с несогласием с определенной ею ставкой арендной платы никто из арендаторов не обращался. Микаилов каких-либо указаний об увеличении или уменьшении ставки арендной платы ей не давал.

Таким образом, данные доказательства свидетельствуют о том, что арендная плата объекта недвижимости определялась независимым оценщиком, который допускался к оценке недвижимости по итогам конкурса, и значительно увеличить арендную плату по собственному усмотрению, то есть не на основании предоставленного независимым оценщиком отчета, начальник Территориального управления был не вправе, в противном случае его действия носили бы незаконный характер.

В данном случае, Микаилов, угрожая Х лишить его возможности арендовать помещения в здании-памятнике «Гостиница путем значительного увеличения арендной платы, в действительности, служебных полномочий на произвольное значительное увеличение арендной платы, не имел, то есть, таким образом, Микаилов, который безусловно понимал это, в результате, путем обмана Х стал получать от него ежемесячно деньги в размере рублей. В связи с чем, действия Микаилова по ежемесячному получению от Х денег в размере рублей в период с октября 2007 года по июль 2009 года на общую сумму рублей необходимо квалифицировать по ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 7 марта 2011 года №26-ФЗ) как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в крупном размере.

Таким образом, действия Микаилова З.С. подлежат переквалификации со ст.290 ч.4 п.п. «в, г» УК РФ на п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, в крупном размере, и ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 7 марта 2011 года №26-ФЗ) по вышеуказанным признакам.

Выводы суда о виновности Микаилова в покушении на совершение мошенничества, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний Х следует, что 10 сентября 2009 года он позвонил Микаилову, который назначил встречу возле кафе Прибыв туда с сотрудниками ФСБ и представителями общественности, он зашёл в кафе и увидел Микаилова. Заметив его, Микаилов встал из-за стола и они вышли на улицу. Он сообщил Микаилову, что принёс деньги, и еще раз попросил снизить размер ежемесячных платежей и помочь в решении вопроса об уменьшении арендной платы. Микаилов обещал подумать после того как в ближайшие две недели решит свои проблемы и вновь приступит к работе.

Также вина Микаилова подтверждается протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого 10 сентября 2009 года возле дома № по ул. г. у Микаилова З.С. обнаружены и изъяты рублей, полученные, по словам последнего, от Х в качестве займа для хозяйственных нужд; протоколом осмотра изъятых у Микаилова З.С. денежных купюр; показаниями свидетелей А и Т в присутствии которых Х были переданы рублей, переписаны номера купюр и сделаны их ксерокопии; показаниями свидетелей К А являвшимися понятыми при осмотре места происшествия, в присутствии которых следователь спросил у Микаилова, имеются ли у него денежные средства, добытые преступным путём, на что последний ответил, что у него есть рублей, которые он у кого-то занял. Деньги извлекли. Следователь разложил их на капоте машины, предъявил для обозрения и переписал номера купюр.

После этого была произведена фотосъёмка денег и составлен протокол, который они подписали; Кроме того, вопреки доводам кассационной жалобы о том, что согласно стенограмм разговора между Микаиловым и Х протокола осмотра и прослушивания фонограмм и заключения фоноскопической экспертизы, Микаилов прямо заявляет Х о невозможности снижения ставки арендной платы, напротив, из содержания указанных документов, которые подтверждают вышеприведенные показания Х следует, что Х просит Микаилова снизить арендную плату, как он и просил, на что последний отвечает, что не может этого сделать, поскольку он сейчас отстранен от работы. В последующем Микаилов обещает Х относительно уменьшения арендной платы, но говорит ему, что это будет после того, как он окончательно в ближайшие две недели решит свои вопросы, что ему уже звонили из , и чтобы Х потерпел, а его вопросы он решит.

Также из вышеприведенных документов и постановления на проведение оперативного эксперимента, вынесенного старшим оперуполномоченным УФСБ РФ по области К видно, что в состоявшемся 9.09.2009 года разговоре между Х и Микаиловым речь шла о возврате Х долга Микаилову, то есть непереданной Х 20 августа 2009 года денежной суммы в размере рублей, которые Микаилов незаконно ежемесячно получал от Х в результате мошеннических действий.

Оснований считать оперативное мероприятие «оперативный эксперимент», протокол осмотра места происшествия недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку они проведены в соответствии с требованиями закона, при этом осмотр места происшествия проведен в соответствии с требованиями ст.ст. 176, 177 УПК РФ с участием понятых, до возбуждения уголовного дела, а поскольку имел случай, не терпящий отлагательства, то это предполагало необходимость проведения осмотра в кратчайший временной промежуток с целью обнаружения и фиксации следов преступления и других обстоятельств, имеющих значение для дела, а также невозможность приостановления осмотра на неопределенный срок по каким- либо причинам.

Кроме того, в судебном заседании Х подтвердил добровольность написания им заявления о привлечении Микаилова за вымогательство у него взятки, при этом не имеют правового значения для квалификации действий виновного лица, доказанности совершения им преступления мотивы написания данного документа заявителем.

Таким образом, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Микаилова в покушении на мошенничество, поскольку Микаилов, будучи отстраненным от занимаемой должности, с целью хищения имущества Х путем обмана и злоупотребления доверием, продолжал поддерживать в последнем уверенность в своей способности влиять на благоприятное для Х решение возникших у него проблем, в частности, помочь снизить ставку арендной платы по договору между Территориальным управлением и ООО « », хотя не имел реальной возможности для этого, и потребовал за это от Х рублей, но его умысел на завладение деньгами не был доведен до конца по независящим от него причинам.

Причинение значительного ущерба потерпевшему Х подтверждается показаниями Х о его плохом материальном положении на период совершения преступления, из которых следует, что в августе 2009 года торговля шла очень плохо и он не смог собрать требуемые рублей, но несмотря на это, Микаилов продолжал требовать передачи денег, в связи с чем он и попросил его снизить размер ежемесячных платежей и помочь в решении вопроса об уменьшении арендной платы. Кроме того, по смыслу уголовного закона, квалифицирующий признак кражи, мошенничества - с причинением значительного ущерба гражданину, может быть инкриминирован виновному и при покушении на совершение преступления вне зависимости от того, что значительный для потерпевшего ущерб не наступил в связи с тем, что преступный умысел не был доведен до конца.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено.

Описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления в приговоре приведены.

При назначении наказания, судом обоснованно учтены характер и степень общественной опасности совершенных Микаиловым преступлений, а также данные, характеризующие его личность.

Учитывая изменения, вносимые в приговор, назначенное Микаилову наказание подлежит снижению, при этом судебная коллегия наряду с характером и степенью общественной опасности совершенных Микаиловым преступлений, данных, характеризующих его личность, также учитывает в качестве смягчающего обстоятельства наличие на иждивении Микаилова малолетней дочери, родившейся, согласно приобщенной к материалам дела копии свидетельства о рождении, 21 февраля 2011 года.

Вместе с тем, суд, в нарушение требований ч.З ст.47, ч.1 ст.69 УК РФ, назначил дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года не за каждое из преступлений, в совершении которых Микаилов признан виновным, а данное наказание назначено по совокупности этих преступлений, в связи с чем оно подлежит исключению из приговора.

Кроме того, в нарушение требований ст.299 УПК РФ, суд не мотивировал свое решение по гражданскому иску и не указал основания, в связи с которыми иск удовлетворен судом частично, в связи с чем, приговор в части гражданского иска подлежит отмене, с направлением дела в этой части на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Поскольку, в приговоре вопрос о том, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации не разрешен, данный вопрос может быть рассмотрен в порядке исполнения приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Воронежского областного суда от 9 февраля 2011 года в отношении Микаилова З а С в части гражданского иска отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Этот же приговор изменить, исключить: - указание об осуждении Микаилова З.С. за получение взятки за договоренность с Г о сохранении договора субаренды с Х - действия Микаилова З.С, связанные с достижением договоренности с руководством филиала о разрешении Х на использование помещения после 31 марта 2009 года.

- указание о назначении Микаилову З.С. дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года.

Переквалифицировать действия Микаилова З.С. с п.п. «в, г» ч.4 ст.290 УК РФ на п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ и ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 7 марта 2011 года №26-ФЗ).

Назначить наказание: - по п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ с применением ст.64 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей.

- по ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 7 марта 2011 года №26-ФЗ) в виде 1 года лишения свободы.

Переквалифицировать действия Микаилова З.С. с ч.З ст.ЗО, ч.2 ст. 159 УК РФ на ч.З ст.ЗО, ч.2 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального Закона РФ от 7 марта 2011 года №26-ФЗ), по которой назначить 2 года лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ, ч.З ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7.03.2011 года №26-ФЗ), ч.З ст.ЗО, ч.2 ст. 159 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 7.03.2011 года №26-ФЗ), путем частичного сложения наказаний, назначить Микаилову З.С. наказание в виде 3 лет лишения свободы со штрафом в размере 100 000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвокатов - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 14-О11-20

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 176. Основания производства осмотра
УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх