Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 16-О07-41

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 сентября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №16-О07-41

от 20 сентября 2007 года

 

председательствующего Борисова В.П. судей Ламинцевой С.А. и Тимошина Н.В.

Мельников [скрыто]

осужден

по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ на 13 лет лишения свободы; по ст. 167 ч.2 УК РФ на 2 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 14 (четырнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Мельников Н.Л. признан виновным в убийстве двух лиц: [скрыто] и

ее малолетнего сына 1Щ [скрыто], а также в умышленном уничтожении и

повреждении чужого имущества, повлекшем причинение значительного ущерба, путем поджога.

Преступление совершено 9 октября 2006 года [скрыто]

при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Мельников виновными себя не признал.

В кассационных жалобах просят:

адвокат Кулясов Н.Г. - об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей. Адвокат указывает о том, что приговор является незаконным и необоснованным. Считает, что в деле отсутствуют объективные доказательства вины Мельникова. Ссылаясь на показания Мельникова в судебном заседании о том, что на предварительном следствии он признал совершение им поджога под моральным и физическим воздействием сотрудников правоохранительных органов, адвокат указывает о том, что показания Мельникова в этой части не опровергнуты. Далее адвокат указывает о том, что суд не выяснил мотив, цель преступления, не дал оценки фактам, свидетельствующим о физическом воздействии на Мельникова со стороны работников правоохранительных органов, а также фактам фальсификации материалов дела. По этим основаниям адвокат считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Конкретно адвокат указывает о том, что незаконное воздействие к Мельникову применялось работниками милиции в [скрыто] ГРОВД. В этой связи адвокат указывает о том, что явка с повинной была написана Мельниковым уже после того, как к нему были применены незаконные меры воздействия: он был доставлен в [скрыто] _ГРОВД, а затем под конвоем в

прокуратуру, при этом у него не было возможности выйти из прокуратуры и встретиться с матерью. При этом адвокат указывает о том, что в этой ситуации было нарушено и право Мельникова на защиту, так при его фактическом задержании ему не дали возможность переговорить с матерью по поводу заключения соглашения с защитником. Далее адвокат указывает о том, что суд по существу не установил время возникновения пожара, хотя это имеет существенное значение для дела. Адвокат также считает, что суд дал неправильную оценку результатам пожарно - технической экспертизы, согласно которой, по мнению адвоката, источник возгорания находился внутри веранды, а не снаружи, и сам источник возгорания не подтверждает признатель-

ных показаний Мельникова на предварительном следствии. Адвокат считает, что по делу должным образом не проверена возможность возникновения пожара от короткого замыкания электропроводки, поскольку, по мнению адвоката, элетропроводка в доме не осматривалась. Адвокат указывает о том, что на месте происшествия не обнаружена банка с бензином, то есть не проверены должным образом первоначальные показания Мельникова по обстоятельствам дела. Далее адвокат указывает о том, что заключение эксперта - химика и данные протокола осмотра места происшествия по своему содержанию опровергают признательные показания Мельникова на предварительном следствии, но суд оставил это без внимания. Адвокат считает необоснованным заключение эксперта - психолога относительно показаний Мельникова, поскольку эксперты исследовали те показания Мельникова, которые не оглашались в судебном заседании. Далее адвокат ссылается на то, что данные протокола осмотра места происшествия не подтверждают выводов суда о том, что на улице не было осколков стекла, и, напротив, в зале дома на полу обнаружен пень дерева, которым, согласно показаниям Мельникова в судебном заседании, он изнутри дома разбил «второе окно», при этом адвокат указывает о том, что на теле Мельникова обнаружены множественные поверхностные резаные раны. Ссылаясь на показания свидетелей [скрыто] и [скрыто], адвокат считает не опровергнутым то обстоятельства, что до приезда пожарных дым валил из двух окон. Адвокат считает, что суд не исследовал всех возможных версий по делу, хотя имелись основания проверить версию о поджоге дома [скрыто], и вообще не дана оценка действиям лИ [скрыто] и Мельникова на месте пожара. Адвокат далее указывает о том, что суд необоснованно отклонил ходатайства защиты о возвращении дела прокурору для пересоставления обвинительного заключения с приведением доказательств защиты и о допросе свидетеля гИ I по факту обнаружения убитой собаки на месте происшествия. Адвокат обращает внимание на то, что Мельников характеризуется положительно, психически здоров и не мог совершить поджога, тем более, что у него не было таких основания в отношении потерпевшей и ее ребенка. Адвокат считает, что суд вообще не установил мотив совершения преступления, а причина ссоры в приговоре не указана;

осужденный Мельников - о том по тем же основаниям. Он указывает о том, что на предварительном следствии вынужденно признавал себя виновным в поджоге, поскольку к нему применялось незаконное воздействие со стороны работников правоохранительных органов. Указывает, что суд не допросил главного свидетеля - [скрыто], который оговорил его, а сам ушел от ответственности за совершенный поджог. Считает, что по делу надлежало провести следственный эксперимент для выяснения того, мог ли он без верхней одежды пролезть из горящего дома на улицу в выбитое стекло.

Государственный обвинитель принес возражения на кассационные жалобы, в которых просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор обоснованным.

Вывод суда о виновности Мельникова в содеянном основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина Мельникова в совершении преступлений, за которые он осужден, подтверждается показаниями самого осужденного на предварительном следствии.

Так, на допросе в качестве подозреваемого Мельников показал, что 9 октября 2006 года он в течение дня распивал спиртные напитки с сожительницей [скрыто] и ее знакомым по имени [скрыто]. Когда [скрыто] со своим малолетним сыном ушла спать, он и [скрыто] продолжили распитие спиртных напитков. Потом [скрыто] ушел, а у него с проснувшейся [скрыто] произошла ссора из - за того, что она упрекала его в том, что он много выпил. Обидевшись, он вышел на улицу и решил поджечь дом, в котором осталась [скрыто] и ее малолетний сын. Он взял на крыльце спички, затем прошел в коридор, где взял литровую банку с бензином, вернулся на улицу, прикрыл дверь, вылил бензин на входную дверь и поджег ее. Потом, испугавшись этого, попытался потушить пожар и спасти [скрыто] и ее сына, однако это у него не получилось. Подоспевший [скрыто] так и не смог помочь ему в этом (т. 1 л.д.146-148, 149- 152).

Эти показания Мельников давал в присутствии адвоката.

При проверке показаний на месте происшествия Мельников в присутствии адвоката и понятых продемонстрировал, как он совершил поджог (т.1 л.д.154- 156).

По существу аналогичные обстоятельства Мельников изложил в своей явке с повинной (т. 1 л.д.138 - 139), которая оформлена в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела усматривается, что адвокатом Мельников был обеспечен с момента задержания (т. 1 л.д.142).

Приведенные показания Мельникова обоснованно положены в основу приговора, поскольку они конкретны, последовательны и объективно подтверждаются другими материалами дела, в частности, данными протокола осмотра места происшествия; показаниями потерпевших [скрыто] и [скрыто] свидетелей [скрыто], М

г [скрыто], с П> ш Ги т

I, заключениями

экспертов и другими доказательствами, которые полно изложены в приговоре.

Так, свидетели [скрыто] Щ, УЩ ( - пожарники, при-

нимавшие участие в тушении пожара по месту проживания потерпевших [скрыто] и Мельникова, показали, что наружного пламени на доме не было. Распространение огня происходило от помещения веранды во внутренне помещение домовладения. Входная дверь веранды сгорела полностью. Стекла были разбиты только в одном окне, но внутренние деревянные перемычки этого окна были целые. Стекло в другом окне разбили пожарники, чтобы подать туда пожарный шланг во время тушения пожара. После тушения пожара на земле у веранды на поверхности лужи, образовавшейся от воды, использованной для тушения пожара, они увидели следы масляничных пятен, характерных для легковоспламеняющейся жидкости. В доме были обнаружены трупы женщины и ребенка.

Показания этих свидетелей согласуются между собой и последовательны -эти свидетели в судебном заседании подтвердили показания, которые они давали на предварительном следствии.

Потерпевшая [скрыто] показала в судебном заседании, что окна ее домовладения, в котором проживали потерпевшие и Мельников, очень узкие и при наличии перегородки в них без повреждения перегородки вылезти через окно на улицу нельзя.

Свидетели Ш ^ и [скрыто] показали, что в ночь с 9 на 10 октября

2006 года они проснулись от звука бьющегося стекла и увидели, что по соседству горит половина дома, в которой проживали потерпевшие и Мельников. Из окон горящего дома валил черный дым. Возле дома бегали двое молодых людей, при этом один из них пытался залезть с улицы внутрь дома, а второй его не пускал.

Согласно данным протокола осмотра места происшествия внутри дома после пожара обнаружен деревянный пенек, а возле разбитого окна осколки стекла (т.1 л.д.26).

По заключению пожарно - технической экспертизы с технической точки зрения причиной пожара по месту проживания Мельникова явилось воспламенение интенсификатора горения в виде разлитой горючей жидкости или легко воспламеняющейся жидкости на полу веранды от источника открытого огня (пламя спички, зажженный факел и т. п.) либо от малокалорийного источника зажигания (тлеющее табачное изделие и т. п.) Возгорание могло произойти при обстоятельствах, указанных в показаниях Мельникова на предварительном следствии, поскольку дверь веранды представляет собой вертикальную плоскость, на которой воспламеняющаяся жидкость стекла под своим весом на пол веранды (т. 2 л.д. 71 - 75).

Иных причин возгорания в акте экспертизы не указано.

Эти выводы экспертов обоснованно не вызвали сомнений у суда, поскольку экспертиза проведена в соответствии с требованиями закона, компетентным лицом, а выводы эксперта логичны и обоснованы.

Адвокат Кулясов Н.Г. в своей жалобе предлагает иную трактовку выводов пожарно - технической экспертизы, с которой судебная коллегия согласиться не может.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденного и адвоката эксперты при даче заключения использовали не только показания Мельникова на предварительном следствии, но и другие материалы дела, указанные в акте экспертизы.

Все показания Мельникова на предварительном следствии, на которые имеется ссылка в акте экспертизы, а затем в приговоре, оглашены и исследованы судом.

По заключению эксперта - химика на фрагментах древесноволокнистой плиты, изъятых при осмотре места происшествия, имеются следы испаренного нефтепродукта.

Эти выводы экспертов также не вызвали сомнений у суда и обоснованно положены в основу приговора.

По заключению судебно - медицинского эксперта смерть [скрыто] и [скрыто] наступила от отравления окисью углерода.

По заключению эксперта - психолога в показаниях Мельникова, данных на предварительном следствии при проверке его показаний на месте, не имеется психологических признаков заученности, оказываемого на него психологического давления со стороны кого - либо, внушения, принуждения, несамостоятельности при даче заключения, нет этих признаков и в показаниях Мельникова, данных им на допросе в качестве подозреваемого 25 октября 2006 года (т.2 л.д. 51 -54, 58-61).

Эти выводы экспертов правильно оценены судом как обоснованные, и в кассационных жалобах осужденного и адвоката не приводится таких доводов, которые могли бы поставить под сомнение этот вывод суда.

Совокупность приведенных и иных доказательств, на которые суд сослался в приговоре, опровергает доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о том, что Мельников не поджигал дом, а сам, находясь вместе с потерпевшими внутри дома, поняв, что дом горит, выбил стекло и перегородку окна изнутри дома и вышел на улицу.

Суд правильно установил и указал в приговоре, что отмеченные у него резаные раны Мельников получил тогда, когда после поджога им дома, в кото-

ром находились потерпевшие, «испугавшись сделанного» с улицы разбил стекло в окне дома, куда пытался проникнуть именно с улицы.

Мотив совершения преступления установлен судом с учетом показаний Мельникова на предварительном следствии и других доказательств, и изложен в приговоре.

Показаниям Мельникова в судебном заседании в приговоре дана оценка, с которой судебная коллегия соглашается.

Заявление осужденного Мельникова о применении к нему незаконного воздействия на предварительном следствии с целью получения от него нужных следствию показаний тщательно проверялось судом и мотивированно отвергнуто в приговоре.

По тем же основаниям судебная коллегия находит несостоятельными соответствующие доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката.

Нарушений уголовно - процессуального закона, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Обвинительное заключение соответствует требованиям закона.

В основу приговора положены только те доказательства, которые получены в соответствии с требованиями закона.

Обстоятельства дела органами следствия и судом исследованы всесторонне, полно, объективно.

Ходатайства участников судебного разбирательства судом разрешены в соответствии с требованиями закона и решения по ним отражены в протоколе судебного заседания.

Все возможные версии, в том числе версия о совершении поджога другими лицами, по делу проверены и получили оценку в приговоре.

Согласно требованиям ст. 252 УПК РФ суд рассмотрел дело только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

Свидетель Л Щ получил повестку о явке в судебное заседание, но не явился.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действиям Мельникова в приговоре дана правильная юридическая оценка.

Психическое состояние Мельникова исследовано с достаточной полнотой и выводы суда об этом полно изложены в приговоре со ссылкой на конкретные материалы дела.

Судебная коллегия находит, что все обстоятельства, указанные в кассационных жалобах осужденного и адвоката, были предметом судебного разбирательства и получили оценку в приговоре.

Не находя оснований для отмены приговора, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах осужденного и адвоката, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 16 мая 2007 года в отношении Мельникова [скрыто] оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Предс( Судьи

Статьи законов по Делу № 16-О07-41

УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства

Производство по делу

Загрузка
Наверх