Дело № 16-О11-45

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 сентября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №16-О11-45

от 14 сентября 2011 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании 14 сентября 2011 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Фоменко В.И. на приговор Волгоградского областного суда от 23 июня 2011 года, по которому

осужден по ч. 1 ст. 297 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.03.11 г.) к штрафу в размере 5 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения адвоката Бицаева В.М., поддержавшего жалобу осужденного Фоменко В.И., мнение прокурора Титова Н.П., полагавшего, что приговор подлежит оставлению без изменения , судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Фоменко В. признан виновным в проявлении неуважения к суду, выразившемуся в оскорблении участника судебного разбирательства-заявителя [скрыто]. _

Это преступление совершено 31 марта 2011 годе

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Фоменко вину не признал, не оспаривая произнесения им слова [скрыто] в ходе судебного разбирательства. Утверждает, что это слово не имеет обобщенного характера, не является бранным или ругательным, имеет стилистически нейтральное значение, в связи с чем не унижает честь и достоинство [скрыто]. Кроме того это слово не было высказано им в неприличной форме, в

связи с чем в его фразе отсутствует оскорбление потерпевшего.

В кассационной жалобе осужденный Фоменко, не соглашаясь с приговором, указывает на то, что слово [скрыто], которое им было произнесено, не относится к характеристике личности в целом, не имеет обобщающего характера, то есть, не является необходимым элементом состава преступления, в данном случае, оскорбления. Оно содержит негативную оценку отдельных поступков и действий человека, то есть, его высказывание не может унизить честь и достоинство [скрыто] - [скрыто]. Кроме того, оскорбление должно выражаться в неприличной, циничной форме, глубоко противоречащей правилам поведения в обществе. Слово же [скрыто] является общеупотребительным, не относится к ругательствам или бранным словам, в связи с чем обоснованность заключения эксперта-лингвиста, бездоказательно пришедшего к выводу о том, что слове [скрыто] является бранным, вызывает сомнение. Сомнительность вывода заключается и в том, что в заключении не содержится ссылок на какую-то конкретную литературу. Однако в вызове эксперта для дачи соответствующих разъяснений, судом было безосновательно отказано. Суд необоснованно отверг его, Фоменко, довод о неправомерном использовании [скрыто] денежных средств [скрыто] поскольку это противоречит содержанию

заявления самого [скрыто] о том, что услуги адвоката по защите его, [скрыто]

[скрыто] как физического лица, были оплачены из средств [скрыто] и своим высказыванием он, Фоменко, хотел только обратить внимание судьи на факт [скрыто], не преследуя цели оскорбления или проявления неуважения к суду. Просит приговор отменить, а дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Прокурором и потерпевшим принесены возражения, в которых они считают доводы осужденного неубедительными.

Проверив дело, обсудив доводы осужденного, а также возражения на них прокурора и потерпевшего, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Согласно ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, прежде всего, событие преступления, то есть, время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, а также виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства

(ст.ст. 302, 380 УПК РФ) обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены, а при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре должны быть указаны основания, по которым судом приняты одни из этих доказательств и отвергнуты другие.

Кроме того, выводы суда, изложенные в приговоре, не должны содержать существенных противоречий, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

Однако по настоящему делу эти требования закона судом надлежаще не выполнены.

Как следует из приговора, отвергая доводы осужденного Фоменко и адвоката в его защиту о том, что Фоменко не имел намерений оскорблять [скрыто] тем

самым проявляя неуважение к суду, что слово [скрыто] не может быть отнесено к неприличным, суд, прежде всего, сослался на заключение эксперта-лингвиста [скрыто]., оценив которое, пришел к выводу о том, что оно свидетельству-

ет о « факте оскорбления Фоменко В.И. потерпевшего [скрыто], выра-

женном в неприличной форме».

Однако, придавая данному заключению первостепенное значение при решении вопроса о виновности Фоменко, суд оставил без внимания положения уголовно-процессуального законодательства о том, что ни одно доказательство по уголовному делу не имеет заранее установленной силы и не имеет никакого преимущества перед остальными доказательствами. Все имеющиеся в деле доказательства должны оцениваться с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности-достаточности для разрешения уголовного дела ( ст. 88 УПК РФ).

Придавая первостепенное значение указанному заключению, отвергая сомнения в его обоснованности, суд сослался на высокую квалификацию эксперта, наличие у него ученых степеней, многолетний стаж работы в этой области, отсутствие заинтересованности в исходе дела, использование методической литературы, ясность и мотивированность заключения, одновременно сделав вывод об отсутствии оснований для переоценки заключения, а равно для признания его противоречивым и недостоверным.

Судебная коллегия, тем не менее, считает, что у суда не было достаточных оснований для столь категоричных выводов.

Так, сам суд в приговоре указал на то, что при проведении судебно- лингвистической экспертизы, К Щ. в качестве методической литературы использовался « толковый словарь русского языка Ожегова СИ. под редакцией Шведовой Н.Ю. 1997 года, а не толковый словарь Ожегова СИ. под редакцией Шведовой Н.Ю. 1975 года, на который ссылается подсудимый в обоснование своих доводов о недостоверности и противоречивости экспертного заключения».

Такое суждение суда является малоубедительным, не опровергающим доводов в защиту Фоменко со ссылкой на толковый словарь 1975 года о том, что произнесение слова [скрыто] не может быть расценено, как выраженное в неприличной форме.

Не усомнившись в достоверности выводов эксперта-лингвиста, суд, вместе с тем, оставил без внимания и то обстоятельство, что в качестве «инструментов экспертизы [скрыто]. использовались, в том числе, его собственные

работы, перечисленные в заключении ( т. 1, л.д. 94).

В связи с изложенным следует согласиться с доводами Фоменко о необходимости вызова в судебное заседание эксперта-лингвиста для дачи разъяснений, чего судом сделано не было.

Признавая «недостоверным» утверждение Фоменко о произнесении в адрес [скрыто] слова [скрыто] в сослагательном наклонении, суд сослался на показания

потерпевшего, ряда свидетелей, а также протокол судебного заседания от 31 марта 2011 года, из чего сделал вывод об утвердительной форме высказывания.

В то же время, в указанном протоколе пояснения Фоменко дословно записаны: « Я не знал о собрании членов [скрыто] в январе 2011 года, где председателем был переизбран [скрыто] я бы там поднял вопрос о том, что [скрыто] -ИИИ(тЛ>л.д.123 об.).

В соответствии со ст.ст. 379, 380 УПК РФ основанием для отмены приговора суда является несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, которое выражается в том, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании либо при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, а также, если выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

В связи с изложенным, приговор в отношении Фоменко не может быть признан законным и обоснованным и он подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого следует полно, всесторонне и объективно исследовать обстоятельства дела, тщательно проверить все доводы, со-

держащиеся в кассационной жалобе осужденного, дать им соответствующую оценку, выяснить причины имеющихся противоречий и оценить их, и в зависимости от полученных данных решить вопрос о виновности или невиновности Фоменко, а при доказанности его вины дать содеянному им правильную юридическую оценку.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 23 июня 2011 года в отношении Фоменко [скрыто] г [скрыто] отменить, а дело направить на новое судебное

рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Председательствующий:

Статьи законов по Делу № 16-О11-45

УК РФ Статья 297. Неуважение к суду
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх