Дело № 16-О12-25СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №16-О12-25СП

от 27 июня 2012 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании 27 июня 2012 года уголовное дело по кассационному представлению прокурора Каржова Д.А. и кассационной жалобе потерпевшей [скрыто] на приговор Волгоградского областного суда от

Костин А

[скрыто] несуди-

мый,

оправдан по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27, п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступления.

За Костиным A.B. признано право на реабилитацию.

Постановлено уголовное дело направить руководителю следственного управления следственного комитета Российской Федерации по Волгоградской области для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., выступление прокурора Телешовой - Курицкой H.A., поддержавшей кассационное представление, объяснения адвоката Бояринцева В.Н. в защиту оправданного Костина A.B., полагавшего,

что оснований для удовлетворения кассационных представления прокурора и жалобы потерпевшей не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

органами следствия Костин A.B. обвинялся в умышленном причинении смерти [скрыто] и [скрыто] то есть, убийстве двух лиц.

Совершение этого преступления, квалифицированного по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, инкриминировалось Костину A.B. при обстоятельствах, изложенных в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении.

По приговору суда, основанном на вердикте коллегии присяжных заседателей, Костин A.B. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

В кассационном представлении прокурора в обоснование доводов о незаконности приговора в связи с существенными нарушениями УПК РФ, указывается на то, что при рассмотрении дела, Костиным и его адвокатом на протяжении всего судебного следствия и в прениях сознательно и намеренно оказывалось незаконное воздействие на присяжных, в их присутствии ставилась под сомнение допустимость ряда доказательств по делу, что повлияло на ответы присяжных. Несмотря на то, что председательствующий не оставлял без внимания эти нарушения закона, интенсивность этих нарушений не могла не повлиять на объективность мнения присяжных. В частности, на вопрос адвоката Костин ответил, что его неоднократно допрашивали в качестве свидетеля, однако протоколы допросов в ходе судебного разбирательства не исследовались. Костин также поставил под сомнение протокол его допроса с «признательными» показаниями, пояснив, что протокол ему был принесен следователем, и он его подписал. Выступая в прениях, адвокат Костина заявил: «Если вернуться на 10 лет назад, то Костину A.B. было 20 лет», то есть, коснулся обстоятельств, характеризующих личность подзащитного, что допустимо только после вынесения вердикта. Сторона защиты заявив, что « в ходе экспертизы выявлен обмен микро наложениями, хочу отметить, что по своему цвету и составу они схожи, это обще родовые признаки, цвета одни и те же. Наша молодежь покупает одежду», тем самым поставила под сомнение выводы криминалистической экспертизы. В последнем слове Костин сообщил присяжным заседателям о том, что уголовное дело «то открывалось, то закрывалось». Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней потерпевшая [скрыто]

[скрыто] считает приговор незаконным, поскольку при судебном разбирательстве допущены существенные нарушения норм УПК РФ, что повлияло на формирование мнения присяжных заседателей. В обоснование этих доводов ссылается на то, что ей незаконно было отказано в ходатайстве о вызове эксперта для дачи

разъяснений. После оглашения прокурором двух протоколов допросов свидетеля [скрыто], председательствующий обратился к стороне защиты с наводящим вопросом, касающимся желания огласить и третий протокол допроса данного свидетеля. Председательствующий проигнорировал ее доводы, касающиеся исследования экспертизы № 24 с использованием «полиграфа», а также ее оценки, данной протоколам осмотров. Председательствующий, по сути, подсказал Костину ответ на вопрос о его причастности к убийству двух лиц, чем превысил свои полномочия. Выступая в прениях, адвокат Костина исказил показания последнего, построил свое выступление так, чтобы повлиять на решение присяжных. В протоколе судебного заседания не записана ее реплика. Напутственное слово председательствующего не соответствует требованиям закона, в нем не содержится самой сути экспертиз, отсутствуют важные моменты, не полностью приведены показания Костина. Считает, что сама постановка перед присяжными основных вопросов является неверной, а реализовать свои права в данной стадии процесса она не смогла, поскольку председательствующий не разъяснил их. Полагает, что Костин не мог быть оправдан за непричастностью к преступлению, поскольку третий основной вопрос остался без ответа. Ссылается на позднее вручение ей копии протокола судебного заседания, на то, что протокол изготавливался частями. Полагает, что имелись основания для участия в заседании суда, на котором рассматривались ее замечания на протокол судебного заседания. Указывает на то, что постановление судьи от 17 апреля 2012 года дублирует постановление от 27 марта 2012 года, которым отклонены ее замечания на протокол судебного заседания, в связи с чем просит признать незаконным постановление от 17 апреля 2012 года. Обращая внимание на наличие совокупности доказательств по делу, с учетом того, что Костин длительное время скрывался от правосудия, просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение.

Адвокатом оправданного Костина принесены возражения, в которых он считает доводы прокурора и потерпевшей неубедительными, и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив дело, обсудив доводы прокурора, потерпевшей и возражения на них адвоката, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей, по данному делу не допущено.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в строгом соответствии с требованиями закона, при этом, как следует из протокола судебного заседания, и сторона обвинения и сторона защиты в полной мере реализовали

свои права, предусмотренные ст. 328 УПК РФ.

Данных, свидетельствующих о незаконном воздействии на присяжных заседателей, в том числе, со стороны Костина и его адвоката, что могло бы вызвать у них предубеждение и сказаться на их объективности, материалы дела не содержат.

Протокол судебного заседания не свидетельствует об «интенсивности», как указано в представлении, нарушений, допускаемых стороной защиты.

В связи с чем доводы прокурора и потерпевшей убедительными быть признаны не могут.

Костин оправдан за непричастностью к совершению преступления в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

При формулировании вопросов перед присяжными заседателями, стороны, как это следует из протокола судебного заседания, в полной мере реализовали свои процессуальные права, предусмотренные ст. 338 УПК РФ.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ с учетом предъявленного и поддержанного государственным обвинителем объема обвинения. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей в отношении Костина в понятных им формулировках, с учетом требований ст. 252 УПК РФ.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ, в нем не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего судьи по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст.ст. 338- 339 УПК РФ. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей в понятных им формулировках, с учетом требований ст. 252 УПК РФ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует требованиям ст.

343 УПК РФ.

Председательствующий обоснованно постановил оправдательный приговор в отношении Костина, поскольку в соответствии с ч.1 ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего и влечет постановление им оправдательного приговора.

Приговор соответствует требованиям ст. ст. 350, 351 УПК РФ, при этом в нем указаны основания оправдания Костина.

В соответствии со ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен при наличии таких нарушений уголовно - процессуального закона, которые ограничили право, в том числе, прокурора, потерпевших, на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Вместе с тем, в кассационном представлении прокурора и кассационной жалобе потерпевшей не приведено сколько-нибудь убедительных доводов, свидетельствующих об ограничении председательствующим прав стороны обвинения на представление доказательств, либо допущенных председательствующим нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на содержание поставленных перед коллегией присяжных вопросов и ответов на них.

Доводы прокурора и потерпевшей о том, что сторона защиты касалась вопросов, которые могли вызвать предубеждение присяжных в отношении Костина, являются несостоятельными, поскольку согласно протоколу судебного заседания председательствующий своевременно реагировал, обращая внимание присяжных на то, чтобы они не принимали во внимание высказывания стороны защиты.

Кроме того, в напутственном слове председательствующий напомнил присяжным заседателям о замечаниях, сделанных как стороне защиты, так и стороне обвинения.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено. В связи с чем и эти доводы прокурора и потерпевшей являются несостоятельными.

Доводы потерпевшей о том, что она не могла в полной мере реализовать свои права в связи с отсутствием у нее познаний в области юриспруденции во

внимание быть приняты не могут, поскольку в подготовительной части судебного заседания ей разъяснялись положения ст. 42 УПК РФ, предусматривающей возможность иметь представителя в лице адвоката (т.8, л.д. 198). Однако никаких заявлений или ходатайств по этому поводу потерпевшей сделано не было.

В соответствии с положениями ст. 259 УПК РФ протокол судебного заседания может изготавливаться по частям, при этом представление для ознакомления частей протокола, а не протокола в целом, является правом, а не обязанностью суда.

Что касается несвоевременности вручения копии протокола судебного заседания, то, как следует из материалов дела, суд предоставил потерпевшей возможность реализовать в полном объеме ее процессуальные права, связанные с возможностью ознакомления с указанным протоколом, принесением на него замечаний.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены в соответствии с требованиями закона, а что касается участия потерпевшей при рассмотрении этих замечаний, то согласно ст. 260 УПК РФ председательствующий вправе, но не обязан, вызвать лиц, подавших замечание.

Постановления судьи от 27 марта и от 17 апреля 2012 года отвечают требованиям закона.

Поэтому и эти доводы потерпевшей [скрыто] не могут быть признаны

убедительными, а просьба потерпевшей о признании «незаконным» постановления от 17 апреля 2012 года об отклонении ее замечаний на протокол судебного заседания, удовлетворению не подлежит.

В жалобе потерпевшая ссылается на безосновательное отклонение ее разного рода ходатайств, на повторное оглашение адвокатом процессуальных документов, на то, что ею высказывались возражения по поводу действий и высказываний стороны защиты, председательствующего.

Между тем, как следует из материалов дела, потерпевшая [скрыто] ука-

занные обстоятельства просила отразить в протоколе судебного заседания при подаче ею замечаний на него.

Председательствующим эти замечания отклонены в установленном законом порядке путем вынесения соответствующих постановлений, в связи с чем у судебной коллегии отсутствуют достаточные основания для проверки указанных доводов, изложенных в кассационной жалобе потерпевшей.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК

РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Волгоградского областного суда от 19 марта 2012 года в отношении Костина [скрыто] оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Статьи законов по Делу № 16-О12-25СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 42. Потерпевший
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 350. Виды решений, принимаемых председательствующим
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх