Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 18-О07-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермилов Виктор Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №18-О07-20

от 7 июня 2007 года

 

председательствующего ЕРМИЛОВА В. М., судей ПОБРЫЗГАЕВОЙ Е. В. и ТИМОШИНА Н. В. рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Федоренко Р. В. и кассационные жалобы осужденных Костюка И. С, Шишова А. И. и адвокатов Марущенко Ю. Г., Сотникова С. В. на приговор Краснодарского краевого суда от 8 декабря 2006 года, кото-)ым Костюк И

по ст. 162 ч.4 п. «а» УК РФ (по нападению на [скрыто] I) к Ю

годам лишения свободы, по ст. 162 ч.4 п. «а» УК РФ (по нападению на [скрыто]) к 9 годам лишения свободы, по ст. 162 ч.4 п. «а» УК РФ (по нападению на [скрыто]) к 10 годам лишения свободы, по ст. 162 ч.2 УК РФ к 7 годам лишения свободы и на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; Шишов А

осужден по ст. 162 ч.З УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправи тельной колонии строгого режима;

в [скрыто],

Марфенко [скрыто]

осужден по ст. 162 ч.2 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Костюк И. С, Шишов А. И. и Марфенко И. В. по ст.209 ч.2 УК РФ оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

Судом разрешены заявленные по уголовному делу гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Ермилова В. М. и мнение прокурора Саночки-ной Е. А., поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия

 

установила:

 

Костюк признан виновным в разбое на [скрыто], совершенном

с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой.

Он же, признан в разбое на [скрыто], совершенном с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой.

Костюк и Шишов признаны виновными в разбое на [скрыто] совершенном с применением насилия опасного для жизни и здоровья, угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, и, кроме того, Шишов группой лиц по предварительному сговору, а Костюк - организованной группой.

Костюк и Марфенко признаны виновными в разбое, совершенном в игровом клубе [скрыто], с применением насилия опасного для жизни и

здоровья и угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены в декабре 2005 года - январе 2006 года I при обстоятельствах, изложенный в приговоре.

Помимо этого, Костюк, Шишов и Марфенко обвинялись в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершенных ею нападениях.

По обвинению в участии в банде они оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления.

В судебном заседании Костюк, Шишов и Марфенко вину признали частично.

В кассационном представлении государственный обвинитель Федо-ренко Р. В. считает, что приговор незаконный и необоснованный ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, существенного нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и, как следствие, назначение чрезмерно мягкого наказания. Указывает, что суд оправдывая Кос-тюка, Шишова и Марфенко в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях, посчитал, что в их действиях отсутствует устойчивость и вооруженность, с чем он не может согласиться.

Излагает доводы, которые, по его мнению, подтверждают устойчивость и вооруженность группы. Полагает, что нельзя согласиться и с доводами суда в части переквалификации действий Костюка и Мар-фенко по эпизоду разбойного нападения на игровой клуб [скрыто]»> с

п. «а» ч.4 ст. 162 на ч.2 ст. 162 УК РФ и переквалификации действий Ши-шова по эпизоду разбойного нападения на [скрыто] с п. «а» ч.4 ст. 162 на ч.З ст. 162 УК РФ, так как судом не учтены требования п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», из которого следует, что в данных преступлениях участвовала устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Выводы же суда о том, что Шишов не был осведомлен о предшествовавшей преступной деятельности Костюка и лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, является предположением. Указывает, что суду надлежало обсудить вопрос о назначении осужденным более строгого наказания. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В кассационных жалобах:

осужденный Костюк И. С. считает, что приговор слишком суровый. Просит смягчить ему наказание, так как он положительно характеризуется, на учете у нарколога не состоит, иск потерпевших признал;

осужденный Шишов А. И. считает, что приговор в отношении него несправедливый. Указывает, что при назначении ему наказания суд учел только отрицательные характеристики на него, а представленные стороной защиты положительные характеристики с места жительства, подписанные соседями и знавшими его людьми, во внимание принято не было. Суд также не учел наличие на его иждивении малолетнего ребенка, что он является кормильцем в семье, так как мать достигла пенсионного возраста и работать не может, что им дана явка с повинной и что он ранее не судим. Просит смягчить ему наказание;

адвокат Сотников С. В. в защиту осужденного Костюка полагает, что приговор в отношении Костюка является несправедливым. Указывает, что наказание ему назначено без учета его личности, который привлечен впервые к уголовной ответственности, без учета его отношения к содеянному, без учета смягчающих обстоятельств: явки с повинной, деятельного раскаяния, активного способствования установлению истины по делу, раскрытию преступления и изобличению лиц его совершивших. Просит приговор в отношении Костюка изменить вследствие его чрезмерной суровости;

адвокат Марущенко Ю. Г. в защиту осужденного Марфенко не согласен с приговором, считает его необоснованным. Полагает, что Марфенко неправильно осужден по ст. 162 ч.2 УК РФ, так как у него имело место эксцесс исполнителя преступления, поскольку совершенные Кос-тюком действия по отношению к потерпевшему [скрыто] - его избие-

ние, не охватывалось умыслом Марфенко. Утверждает, что действия

Марфенко были направлены на кражу денег из кассы игрового салона, поэтому его действия надлежит переквалифицировать на ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ. Полагает, что приговор является несправедливым вследствие его чрезмерной суровости. Просит изменить приговор в отношении Марфенко, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч.2 на ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Федоренко Р. В. не согласен с доводами жалоб и просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и в кассационных жалобах, в возражении на них, судебная коллегия находит представление и жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных разбойных нападениях основаны на достоверных доказательствах, непосредственно, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, на основе состязательности сторон, что не оспаривается и в кассационных жалобах.

Так, вина Костюка в разбойных нападениях на [скрыто] и

[скрыто], совершенных с скрывшимся от следствия лицом, уста-

новлена показаниями потерпевших [скрыто],

[скрыто] свидетелей [скрыто] Щ., [скрыто], а также протоколом осмотра

места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре, в том числе показаниями самого Костюка.

Вина Костюка и Шишова в совершении разбойного нападения совместно

с скрывшимся от следствия лицом на [скрыто] подтверждается показаниями Костюка и Шишова, потерпевших [скрыто] и [скрыто]

свидетеля Шишовой, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами, анализ и оценка которым даны в приговоре.

Вина Костюка и Марфенко в разбойном нападении на клуб «I

[скрыто]» подтверждается показаниями Костюка и Марфенко, потерпевших [скрыто]

об обстоятельствах совершенного преступ-

ления, и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Оценка доказательствам дана судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Суд обоснованно квалифицировал действия Костюка по ст. 162 ч.4 п. «а» УК РФ, (по эпизодам разбойных нападений на [скрыто] и

[скрыто]»), по ст. 162 ч.2 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на игро-

вой клуб), действия Шишова по ст. 162 ч.З УК РФ и действия Марфенко по ст. 162 ч.2 УК РФ.

С доводами кассационной жалобы адвоката Марущенко Ю. Г. о переквалификации действий Марфенко на ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ, нельзя согласиться.

Из показаний Костюка и самого Марфенко усматривается, что они договорились совершить нападение на игровой клуб <Щ Щ». Они подошли к зданию и стали ждать. Когда охранник вышел, Костюк напал на него и стал избивать руками, а Марфенко пошел в помещение игрового клуба, где находилась девушка. Охранник вырвался и тоже забежал в клуб. Костюк последовал за ним, настиг его и толкнул на стулья. Марфенко забрал деньги, после чего они убежали.

Потерпевшая [скрыто] показала, что когда охранник

вы-

шел на улицу, она услышала возню и крики. Потом в помещение забежал Марфенко, заломил ей руку за спину и затащил в подсобное помещение, где требовал выдать деньги. На её попытку покинуть помещение, Марфенко сказал, чтобы она не дергалась, иначе он её завалит на месте, связал ей скотчем руки и ноги, после чего пошел в игровой зал. Она слышала, как нападавшие кричали друг на друга, что не там ищут деньги. Потом она снова услышала шум в зале от падающих предметов. Спустя некоторое время к ней зашел окровавленный [скрыто] >. Она освободила руку и позвонила в милицию.

Из кассы нападавшие похитили [скрыто] рублей, в игровом зале ощущался запах газа.

При таких обстоятельствах, утверждения в кассационной жалобе адвоката о том, что Марфенко совершил кражу и об эксцессе исполнителя, является неосновательными.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационного представления о неправильной переквалификации судом первой инстанции действий Костюка (по эпизоду разбойного нападения на игровой клуб) и Марфенко со ст. 162 ч.4 п. «а» на ст. 162 ч.2 УК РФ, и действий Шишова со ст. 162 ч.4 п. «а» на ст. 162 ч.З УК РФ.

Свои доводы государственный обвинитель обосновал тем, что эти преступления были совершены устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, совершены в составе банды, так как считает доказанным обвинение Костюка, Шишова и Марфенко в том, что Костюк, действуя из корыстных побуждений, в декабре 2005 года, узнав о намерении лица скрывшегося от следствия создать устойчивую вооруженную группу (банду), в целях нападения на граждан и организации, будучи осведомленным, что бандой будет руководить это лицо, а также о наличии у него оружия -пневматического пистолета модели «МР-654К», добровольно вступил в неё в качестве рядового члена, а в январе 2006 года в банду вступили Шишов и Марфенко, и участвовал в указанных выше разбойных нападениях.

Однако эти доводы государственного обвинителя не подтверждаются материалами уголовного дела.

По эпизоду разбойного нападения на игровой клуб [скрыто] суд

установил, что предъявленное обвинение Костюку и Марфенко в том, что разбой они совершили организованной группой не нашло подтверждения в судебном заседании. В основу этого обвинения предварительным следствием положены противоречивые показания Костюка, в то же время Марфенко в этой части давал последовательные показания, утверждая, что нападение на игровой клуб было совершено им и Костюком, по предложению последнего, сделанного накануне нападения. Он не был осведомлен о разбойных нападениях, совершенных ранее Костюком и [скрыто] и не обещал в будущем участвовать вместе с ними в каких - либо преступлениях.

Действия же Шишова, совершившего совместно с Костюком и лицом, скрывшегося от следствия, разбойное нападение на [скрыто] суд переквалифицировал со ст. 162 ч.4 п. «а» на ст. 162 ч.З УК РФ в связи с тем, что в судебном заседании установлено, что Шишов не входил в состав организованной группы, не был осведомлен о предшествующей преступной деятельности Костюка и скрывшегося лица, совершил разбой по предварительному сговору с ними, с незаконным проникновением в жилище.

Что касается обвинения Костюка, Шишова и Марфенко в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападения, то суд обоснованно указал в приговоре, что оно не нашло своего подтверждения в ходе судебного следствия. Несмотря на то, что вина Костюка, Шишова и Марфенко доказана по всем преступлениям в объеме указанном выше в приговоре, в действиях Костюка, Шишова и Марфенко отсутствуют обязательные признаки банды - устойчивость и вооруженность. В судебном заседании установлено, что в организованную группу входили только Костюк и скрывшееся лицо. Группа действовала на протяжении незначительного промежутка времени с середины декабря 2005 года по начало января 2006 года. При этом только в разбойных нападениях на [скрыто] _и

А (состав группы был неизменным - Костюк и скрывшееся лицо, в

нападении же на [скрыто] уже участвовал и Шишов. Из показаний Марфенко и Шишова, как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного заседания следует, что они не были осведомлены о преступной деятельности организованной группы, в которую входили Костюк и, скрывшееся лицо, и не были намерены в будущем совершать с ними какие-либо преступления. При этом как члены организованной группы, так и Марфенко с Шишовым не имели на вооружении какого-либо огнестрельного или холодного оружия. По выводам баллистической экспертизы пневматический пистолет огнестрельным оружием не является. Во время нападений этот пневматический пистолет только дважды использовался для имитации наличия огнестрельного оружия, поскольку по своим внешним данным совпадает с пистолетом ПМ, с целью психологического воздействия на потерпевших. При нападении на игровой клуб [скрыто] _» никакое оружие

Костюком и Марфенко вообще не использовалось. Нож, который использо-

вался при нападении на [скрыто], по делу не изъят, поэтому не

установлено, что он из себя представлял.

При таком положении суд признал, что в действиях Костюка, Шишова и Марфенко отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.2 ст.209 УК РФ.

Выводы суда основаны на анализе и оценки собранных доказательств по делу, и не вызывают сомнений.

Судебная коллегия также не может согласиться как с доводами кассационного представления о назначении осужденным чрезмерно мягкого наказания, так и с доводами кассационных жалоб в защиту осужденных о назначении им чрезмерно сурового наказания.

Назначенное наказание осужденным Костюку, Шишову и Марфенко соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данным и личностях виновных и обстоятельствам дела.

Судом учтены все обстоятельства, смягчающие наказание осужденных, в том числе и те, на которые указывается в кассационных жалобах. В частности, явки с повинной, нахождение у Шишова на иждивении малолетнего ребенка. Суд нашел возможным применить ко всем осужденным положения ст.62 УК РФ, то есть назначить им наказание при наличии смягчающих обстоятельств.

Наличие данных обстоятельств в кассационном представлении не оспаривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Краснодарского краевого суда от 8 декабря 2006 года в от-

ношении Костюка [скрыто], Ш ишова [скрыто] и Марфенко [скрыто] оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения._

Статьи законов по Делу № 18-О07-20

УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

Производство по делу

Загрузка
Наверх