Дело № 19-АПУ13-35СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 декабря 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Матросов Владимир Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 19-АПУ13-35СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 декабря 2013 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоСтепалина В.П.
судейМатросова В.М. и Микрюкова В.В.
при секретареРудновой АО.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Середа А.В. и апелляционной жалобе потерпевшей Г на приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 5 июля 2013 года, которым ГАЙСАЕВ Р Н осуждённый 22 марта 2010 года по ч. 1 ст. 186 УК РФ к 5 годам лишения свободы, оправдан по ч. 2 ст. 222 УК РФ и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ в соответствии с пп.

2, 4 ст. 302 УПК РФ в связи с его непричастностью к совершению преступлений на основании оправдательного вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

КИМ П Т , несудимый, оправдан по ч. 2 ст. 222 УК РФ и пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в соответствии с пп. 2, 4 ст. 302 УПК РФ в связи с его непричастностью к совершению преступлений на основании оправдательного вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

За Гайсаевым Р.Н. и Кимом П.Т. признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Матросова В.М., изложившего краткое содержание приговора, существо апелляционных представления, жалобы, дополнений и возражений, выступления прокурора Прониной Е.Н. и представителя потерпевшей Л поддержавших доводы представления и жалобы об отмене приговора, осуждённого Гайсаева Р.Н., адвокатов Романова СВ., Зотова А.Б., возражавших против удовлетворения апелляционных представления и жалобы, судебная коллегия

установила:

Гайсаев Р.Н. и Ким П.Т. обвинялись в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов по предварительному сговору и убийстве Г совершённом по предварительному сговору группой лиц (Ким и по найму) 22 апреля 2008 года в х. района края.

Коллегией присяжных заседателей в отношении Гайсаева Р.Н. и Кима П.Т. вынесен оправдательный вердикт, в связи с чем они оправданы на основании пп. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ и за ними признано право на реабилитацию.

В апелляционном представлении и дополнении государственный обвинитель Середа А.В. ставит вопрос об отмене приговора, по его мнению, при рассмотрении дела судом допущены существенные нарушения уголовно- процессуального закона, которые ограничили право прокурора и потерпевшего на представление доказательств, утверждает, что на всём протяжении слушания дела на присяжных заседателей со стороны подсудимых и их защитников оказывалось незаконное воздействие, что повлияло на формирование мнения присяжных заседателей и содержание их ответов на вопросы, суд ошибочно исключил из разбирательства допустимое доказательство - протокол осмотра предметов от 22 августа 2011 года, не выносились мотивированные решения, в том числе с удалением в совещательную комнату, по ходатайствам стороны обвинения, нарушены положения ч. 3 ст. 15 УПК РФ при разрешении ходатайства государственного обвинителя об исследовании в присутствии присяжных заседателей носителя компьютерной информации диска, защитники и подсудимые не возражали против исследования данного доказательства, однако суд выступил на стороне защиты, предложив адвокатам и подсудимым поставить вопрос о допустимости доказательств, в связи с чем сторона защиты изменила своё первоначальное мнение и заявила ходатайство о признании доказательства недопустимым, которое было удовлетворено судом, аналогичные нарушения допущены судом в отношении диска с видеозаписью получения явки с повинной Кима П.Т., во время судебного следствия систематически нарушались требования ст. 334, 335 УПК РФ, подсудимые и их защитники допускали выкрики и оскорбления потерпевшей и свидетелей, порочили допустимость доказательств, сообщали сведения, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, задавали потерпевшей и свидетелям вопросы, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела и касающиеся способов и методов собирания доказательств, доводили до присяжных сведения о применявшихся к подсудимым недозволенных методах дознания и следствия, недопустимости доказательств, суд не делал стороне защиты замечания по поводу ссылки в прениях на недопустимые доказательства и доказательства, которые не исследовались в судебном заседании, председательствующий не разъяснял присяжным заседателям существо принятого решения о признании доказательств недопустимыми и при произнесении напутственного слова не обратил внимание присяжных заседателей, что их выводы о виновности подсудимых не могут основываться на доказательствах, признанных недопустимыми, председательствующий не реагировал на нарушения участниками процесса со стороны защиты регламента судебного заседания и необоснованно отклонил ходатайство государственного обвинителя об удалении Кима П.Т. из зала судебного заседания до окончания прений сторон, председательствующий не обеспечил проведение судебного разбирательства только в пределах предъявленного подсудимым обвинения и разрешал стороне защиты в нарушение требований статьи 252 УПК РФ неоднократно выдвигать различные версии о причастности к преступлению других лиц и мотивах этих преступлений, исследовать положительные данные о личности подсудимых, сведения, негативно характеризующие потерпевшую, что вызвало предубеждение присяжных заседателей к подсудимым.

Потерпевшая Г в апелляционных жалобах (основной и дополнительной) считает приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны обвинения на представление доказательств и повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора, бланк допроса Гайсаева от 13 августа 2012 года составлен с нарушением норм УПК РФ, органами предварительного следствия не дана оценка первоначальным показаниям Кима П.Т. в части похищения сумки у погибшего, в которой находился пистолет, денежные средства и документы, по факту наличия в его действиях других составов преступлений, суд ошибочно исключил из разбирательства допустимые доказательства и нарушил принцип состязательности сторон, выступив на стороне защиты, перед присяжными заседателями исследовались обстоятельства, связанные с прежними судимостями подсудимых и незаконностью осуждения, неоднократно заявлялось о фабрикации уголовного дела и доказательств, применении недозволенных методов ведения следствия, сообщалась недостоверная информация о действиях сотрудников полиции, нарушения процедуры судопроизводства имели место на протяжении всего судебного разбирательства, носили систематический характер и не могли не оказать влияния на присяжных заседателей и их объективность при вынесении вердикта, несмотря на игнорирование подсудимыми требований председательствующего, последний не применил к ним никаких предусмотренных законом мер воздействия, суд незаконно удовлетворял ходатайства защитников подсудимых и отклонял аналогичные ходатайства государственного обвинителя, нарушены требования закона при проведении прений сторон, в напутственном слове председательствующим нарушен принцип объективности и беспристрастности, ряд доказательств стороны обвинения, исследованных в ходе судебного следствии, не были приведены в напутственном слове, а некоторые доказательства были одновременно представлены как доказательства сторон защиты и обвинения, с различным изложением их содержания, высказана позиция председательствующего по вопросу о доказанности вины подсудимых, а также его отношение о преимуществе определённых доказательств, в присутствии присяжных заседателей исследовались процессуальные вопросы и вопросы права, не входящие в их компетенцию, чем вызвали предубеждение к подсудимым, некоторые присяжные заседатели совершали действия и допускали выражения, которые свидетельствовали о их необъективном подходе к подсудимым и заинтересованности в исходе дела, не согласна с оправдательным вердиктом и приводит анализ доказательств, совокупность которых, по её мнению, полностью подтверждает виновность Гайсаева и Кима в совершении преступлений.

В возражениях адвокаты Остроухов А.Н., Оганян А.М. и оправданный Гайсаев Р.Н., не соглашаясь с изложенными в апелляционных представлении и жалобе доводами, просят приговор оставить в силе.

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционных представления, жалобы и возражений, судебная коллегия считает приговор законным и обоснованным.

Утверждение в апелляционных представлении и жалобе о существенных нарушениях уголовно-процессуального закона и ущемлении прав государственного обвинителя и потерпевшей по представлению доказательств несостоятельно, противоречит материалам дела.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с положениями главы 42 УПК РФ.

Согласно части 1 статьи 389 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя и (или) представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Судебная коллегия не соглашается с доводами государственного обвинителя в апелляционном представлении и потерпевшей в апелляционной жалобе, что такие существенные нарушения уголовно-процессуального закона были допущены при судебном разбирательстве уголовного дела.

Коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением положений статьи 328 УПК РФ. Все кандидаты в присяжные заседатели правдиво ответили на задаваемые им вопросы и представили необходимую информацию о себе и отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства. В соответствии с законом сторонам была предоставлена возможность заявления мотивированных и немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели. Не установлено обстоятельств, препятствующих отобранным присяжным заседателям участвовать в судопроизводстве.

После формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о её тенденциозности от сторон не поступило.

Как видно из протокола судебного заседания судебное следствие проведено с учётом требований статей 252, 335 УПК РФ, определяющих пределы судебного разбирательства, особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными статьёй 334 УПК РФ.

Вопросы допустимости и относимости доказательств были исследованы судом в соответствии с требованиями главы 10 УПК РФ.

Согласно содержанию протокола судебного заседания все ходатайства сторон об исключении доказательств и об исследовании доказательств, в том числе на которые имеются ссылки в представлении и жалобе, были судом рассмотрены в соответствии с действующим законодательством, принятые по ходатайствам решения судом мотивированы, общие условия судебного разбирательства соблюдены, положения статьи 256 УПК РФ не нарушены.

Оснований не соглашаться с решением суда первой инстанции по исключению из судебного разбирательства протокола осмотра предметов от 22 августа 2011 года и оставлению без удовлетворения ходатайства государственного обвинителя об исследовании в присутствии присяжных заседателей носителя компьютерной информации диска и диска с видеозаписью получения явки с повинной Кима П.Т. судебная коллегия не усматривает, доводы представления и жалобы являются не состоятельными.

Вопреки доводам апелляционных представления и жалобы, в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, с участием присяжных заседателей были исследованы все представленные сторонами доказательства.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право государственного обвинителя и потерпевшей на представление доказательств, судом не допущено.

Не состоятельны утверждения государственного обвинителя и потерпевшей о систематическом грубом нарушении стороной защиты регламента судебного заседания. В материалах дела нет сведений о том, что в ходе судебного следствия защитники и подсудимые постоянно не подчинялись распоряжениям председательствующего, выходили за пределы судебного разбирательства, исследовали обстоятельства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, а председательствующий оставил это без надлежащего внимания, не принял всех мер, предусмотренных статьей 258 УПК РФ.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что в необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, принимал меры в соответствии с уголовно- процессуальным законом, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта.

Не имеется данных о том, что участники судебного разбирательства со стороны защиты систематически не подчинялись распоряжениям председательствующего или грубо нарушали требования уголовно- процессуального закона, регламентирующего особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. Судом правомерно оставлено без удовлетворения ходатайство государственного обвинителя об удалении Кима из зала судебного заседания.

Не соглашается судебная коллегия и с доводами авторов представления и жалобы в той части, что подсудимые и защитники порочили доказательства обвинения и присяжным заседателям были сообщены сведения, которые могли вызвать у присяжных заседателей предубеждение к подсудимым и повлиять на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Во время выступления сторон в прениях, председательствующий по делу судья в соответствии с положениями закона запрещал сторонам ссылаться на доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, либо не относились к фактическим обстоятельствам дела, подлежащим установлению коллегией присяжных заседателей.

Государственный обвинитель и потерпевшая не были стеснены в правах по участию в прениях сторон и в постановке вопросов перед присяжными заседателями.

Председательствующим вопросный лист сформулирован в соответствии с положениями статей 338, 339, 341-345 УПК РФ, с учётом результатов судебного следствия, поддержанного государственным обвинителем обвинения и прений сторон.

Принцип объективности при произнесении председательствующим судьей напутственного слова присяжным заседателям нарушен не был.

Требования, указанные в статье 340 УПК РФ, соблюдены. Напоминая об исследованных в суде доказательствах, председательствующий не выражал своего отношения к этим доказательствам и не делал выводов из них. При произнесении напутственного слова председательствующий судья не выражал в какой-либо форме своё мнение по вопросам, постановленным перед коллегией присяжных заседателей. Стороны не заявляли в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности.

Ссылка в жалобе потерпевшей на то, что председательствующий в ходе судебного заседания занял сторону защиты и некоторые присяжные заседатели совершали действия и допускали выражения, которые свидетельствовали о их заинтересованности и необъективном подходе к рассмотрению дела, не соответствует действительности.

Протокол судебного заседания отвечает требованиям статьи 259 УПК РФ, поданные на него замечания рассмотрены председательствующим судьёй в установленном законом порядке с вынесением мотивированного постановления.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Приговор постановлен в соответствии с вынесенным коллегией присяжных заседателей вердиктом.

Судебная коллегия отмечает, что согласно положениям части первой статьи 334 и статьи 339 УПК РФ решение вопроса о доказанности события преступления и виновности подсудимого является компетенцией присяжных заседателей. В силу статьи 389 УПК РФ, постановленный на основе вердикта присяжных заседателей приговор не может быть обжалован по мотиву несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, поэтому утверждения потерпевшей в жалобе о неправильности вердикта и достаточности доказательств виновности не могут быть приняты во внимание.

Оснований для отмены оправдательного приговора по доводам апелляционного представления государственного обвинителя и апелляционной жалобы потерпевшей не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь статьями 389, 389, 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 5 июля 2013 года в отношении Гайсаева Р Н и Кима П Т оставить без изменения, апелляционные представление и жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 19-АПУ13-35СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 186. Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 256. Порядок вынесения определения, постановления
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх