Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 19-КГ13-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 июня 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, кассация
Категория Административные дела
Докладчик Горшков Вячеслав Валерьевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №19-КГ13-4

от 4 июня 2013 года

 

председательствующего Горшкова В.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Олейникова Э.Ю. к Олейниковой А.И., Хабаровой Л.В., Медведеву A.A. о восстановлении срока для принятия наследства, признании наследника принявшим наследство, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности на наследственное имущество, истребовании имущества из чужого владения по кассационной жалобе Хабаровой Л.В. и ее представителя Остроухова А.Н. на решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 30 июля 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 30 октября 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав Остроухова А.Н., представителя Хабаровой Л.В., поддержавшего доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Олейников Э.Ю. обратился в суд с названным иском, указав, что

в

проживал с матерью Мищенко Т.А.в квартире №

г. [скрыто] в 1990 г. уехал на постоянное место жительства в

г. Владивосток. 18 октября 2007 г. его мать умерла, о том, что она приватизировала спорную квартиру и завещала ее ему, он не знал, однако являлся единственным наследником по закону. В последующем ему стало известно о том, что свидетельство о праве на наследство по закону получено Олейниковой А.И. (сестрой умершей), которая 19 мая 2008 г. подарила

квартиру своей дочери Хабаровой Л.В. Последняя 28 февраля 2012 г. продала квартиру Медведеву A.A.

Как полагал истец, незнание о наличии наследства, дальность проживания от места его открытия, злоупотребления правом со стороны Хабаровой Т.А., неправомерные действия нотариуса, утрата паспорта в определенный период времени явились уважительными причинами, по которым своевременно не реализовал свое право на наследство. С учетом изложенного Олейников Э.Ю. просил суд восстановить ему срок для принятия наследства, признать его принявшим наследство, признать недействительным свидетельство о праве на наследство по закону, выданное Олейниковой А.И., регистрацию права собственности на квартиру за ответчиками, истребовать имущество из чужого незаконного владения.

Решением Ленинского районного суда г. Ставрополя от 30 июля 2012 г. исковые требования Олейникова Э.Ю. удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 30 октября 2012 г. постановлено исключить из мотивировочной части решения Ленинского районного суда от 30 июля 2012 г. указание о «бессмысленности обращения к нотариусу» и вывод о том, что «истцом не пропущен срок исковой давности», в остальной части решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 30 июля 2012 г. оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Хабаровой Л.В. и ее представителем Остроуховым А.Н. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 17 мая 2013 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке.

В соответствии со ст. 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что квартира № [скрыто] по ул. [скрыто] принадлежала на праве общей

совместной собственности Мищенко Т.И. (матери истца) и Мищенко В.В. (мужу матери истца) на основании договора приватизации жилой площади № [скрыто] от 1 февраля 1995 г., заключенного со Ставропольской КЭЧ района (т. 1,л.д. 48).

После смерти Мищенко В.В. собственником квартиры на основании договора приватизации жилой площади № [скрыто] от 1 февраля 1995 г. и свидетельства о праве на наследство по закону № 5775 от 20 июня 2007 г. являлась Мищенко Т.И. (мать истца), что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права № [скрыто] от 26 июня 2007 г.

(т. 1,л.д. 49).

20 мая 1995 г. Мищенко Т.И. составила завещание, которым принадлежащую ей квартиру завещала сыну Олейникову Э.Ю. (т. 1, л.д. 14).

18 октября 2007 г. Мищенко Т.И. умерла (т. 1, л.д. 42).

17 мая 2008г. Хабарова Л.В. (двоюродная сестра истца), действуя в интересах своей матери Олейниковой А.И. по доверенности от 5 апреля 2008 г. (л.д. 56), подала нотариусу заявление, в котором указала сведения о круге наследников, имеющих право на принятие наследства после смерти Мищенко Т.И. по завещанию. При этом сообщила, что место нахождения и место жительства сына наследодателя Олейникова Э.Ю. ей неизвестны, по сведениям отдела УФМС по CK сведений о его прописке или выписки не имеется (т. 1, л.д. 57).

В этот же день Хабарова Л.В. подала нотариусу заявление, в котором указала, что наследником Мищенко Т.И. является сестра Олейникова А.И., и просила выдать свидетельство о праве на наследство на указанную квартиру (т. 1, л.д. 57).

17 мая 2008 г. и.о. нотариуса Лола Т.В. выдала свидетельство о праве на наследство по закону № [скрыто] на имя Олейниковой А.И. (л.д. 58).

19 мая 2008 г. Олейникова А.И. подарила квартиру своей дочери Хабаровой Л.В. (л.д. 87-88).

21 мая 2008 г. Хабаровой Л.В. УФРС по CK выдано свидетельство о государственной регистрации права № [скрыто] на квартиру № [скрыто] по ул. [скрыто] в г. [скрыто] на основании договора дарения от 19 мая 2008 г. (л.д. 87).

28 февраля 2012 г. Хабарова Л.В. по договору купли-продажи квартиры с условием о рассрочке платежа с использованием средств ипотечного кредита продала указанную выше квартиру Медведеву A.A. (т. 1, л.д. 112114), о чем в ЕГРП сделана соответствующая запись.

Расчет по данному договору купли продажи произведен путем выплаты Медведевым A.A. Хабаровой Л.В. суммы в размере [скрыто] руб. в момент

подписания предварительного договора купли-продажи недвижимости (л.д. 169-171), суммы в размере [скрыто] руб. по расписке от 28 февраля

2012 г. (л.д. 168) и перечислением суммы на счет ~~ ' ** ¦», открытый на имя Хабаровой Л.В., в размере [скрыто] руб. за счет

кредитных средств, полученных по кредитному договору № [скрыто] от

28 февраля 2012 г. (т. 1, л.д. 107-111).

Разрешая спор, суд указал, что выдачей свидетельства о праве на наследство по закону сестре умершей Олейниковой А.И. нарушено право Олейникова Э.Ю. на наследование, со стороны ответчиков имело место злоупотребления правами. Сама Олейникова А.И. в заявлении нотариусу от 5 апреля 2008 г. о принятии наследства сообщила, что других наследников не имеется (л.д. 41). О наличии завещания и наследника по закону первой очереди в отношении другого лица знала и.о. нотариуса Лола Т.В. согласно заявлению от 17 мая 2008 г. (т. 1, л.д. 57), однако в этот же день выдала представителю Олейниковой А.И. Хабаровой Л.В. свидетельство о праве на наследство по закону наследнику второй очереди (т. 1, л.д. 58). Между тем, как указал суд, Хабарова Л.В. знала о месте нахождения наследника, однако в заявлении о принятии наследства она заявила, что местонахождение и местожительство указанного наследника по завещанию ей неизвестны (т. 1, л.д. 57). Завещание не оспорено и не признано недействительным. Суд признал, что истец не знал о наличии наследства в виде квартиры, согласился с доводами истца, что дальность проживания, утрата паспорта в период времени принятия наследства и характер работы не позволили тому своевременно вступить в наследство.

При этом судом первой инстанции учтено признание иска ответчицей Олейниковой А.И., а потому последующий переход прав собственности на спорное имущество помимо воли надлежащего наследника признан незаконным. Соответствующие регистрации прав собственности за Хабаровой Л.В. в результате безвозмездной сделки и за Медведевым A.A. по сделке купли-продажи от продавца Хабаровой Л.В. признаны недействительными.

Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Как предусмотрено п. 1 ст. 1114 ГК Российской Федерации, днем открытия наследства является день смерти гражданина.

Для приобретения наследства наследник должен его принять (п. 1 ст. 1152 ГК Российской Федерации).

Статьей 1153 ГК Российской Федерации предусмотрено, что принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о

праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Если заявление наследника передается нотариусу другим лицом или пересылается по почте, подпись наследника на заявлении должна быть засвидетельствована нотариусом, должностным лицом, уполномоченным совершать нотариальные действия (п. 7 ст. 1125), или лицом, уполномоченным удостоверять доверенности в соответствии с п. 3 ст. 185 настоящего Кодекса.

Принятие наследства через представителя возможно, если в доверенности специально предусмотрено полномочие на принятие наследства. Для принятия наследства законным представителем доверенность не требуется.

Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом;

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц;

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества;

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

В силу п. 1 ст. 1154 ГК Российской Федерации наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

По заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства (ст. 1154), суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в суд в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали (п. 1 ст. 1155 ГК Российской Федерации).

Как разъяснено в п. 40 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств:

а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу

таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (ст. 205 ГК Российской Федерации), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п.;

б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Судом установлено и не отрицалось истцом, что Олейников Э.Ю. узнал о смерти своей матери в 2007 г.

Установленный законом шестимесячный срок для принятия наследства истекал в апреле 2008 г.

При рассмотрении дела Олейников Э.Ю. указывал, что пропустил срок для принятия наследства по причинам отсутствии сведений о составе наследственного имущества, отдаленности проживания от места открытия наследства, характера его трудовых отношений, утраты паспорта, и суд счел указанные истцом причины пропуска срока уважительными, хотя они таковыми в силу закона не являются, поскольку не препятствовали принятию наследства. Кроме того, суд достоверно не установил, в течение какого периода обстоятельства, на которые ссылался Олейников Э.Ю., имели место. Так, в кассационной жалобе указывается, что паспорт истцом был утрачен только в июне 2008 г., а работа матросом имела место в 2011 г.

Разрешая вопрос о добросовестности сторон при совершении сделок по распоряжению наследственным имуществом и удовлетворяя исковые требования об истребовании имущества из чужого незаконного владения, суд указал, что Медведев A.A., хотя и просил признать его добросовестным приобретателем, заявление с указанными требованиями, соответствующее ст. 131-132 ГПК Российской Федерации, не оформил и в суд не представил.

Между тем, действующее процессуальное законодательство не содержит императивного требования о предъявлении встречного искового заявления о признании добросовестным приобретателем в случае, если сторона спора таковым себя полагает.

Пунктом 1 ст. 302 ГК Российской Федерации предусмотрено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный

приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Согласно п. 38 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10, Пленума ВАС Российской Федерации № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества.

Приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ЕГРП было зарегистрировано не за отчуждателем или в ЕГРП имелась отметка о судебном споре в отношении этого имущества. В то же время запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя.

Ответчик может быть признан добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неуправомоченным отчуждателем.

Собственник вправе опровергнуть возражение приобретателя о его добросовестности, доказав, что при совершении сделки приобретатель должен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества.

Делая вывод о невозможности признания Медведева A.A. добросовестным приобретателем, суд указал, что в связи с допущенными техническими ошибками в документах на кредит в [скрыто]» возникла задержка при оформлении ипотеки, что обеспокоило ответчика Хабарову Л.В., в связи с чем ею делались неоднократные звонки ему на телефон и в [скрыто] ^> с целью уточнения причин задержки.

На данные звонки ОАО [скрыто]» был дан официальный

письменный ответ о возникших причинах задержки. Но Медведева A.A. не смутило ее беспокойство по данному поводу, так как она объясняла эти переживания тем, что уже в течение года не может продать эту квартиру.

При таких обстоятельствах, ответчик Медведев A.A., как указал суд, при осуществлении покупки спорной квартиры должен был проявить степень осмотрительности и внимательности для установления законных полномочий продавца Хабаровой Л.В., несмотря на наличие при подписании договора купли-продажи документов и обстоятельств, не вызывающих сомнений в добросовестности контрагента.

В тоже время суд не указал, в силу чего приобретатель должен был усомниться в праве продавца на отчуждение имущества, учитывая, что договор купли-продажи между ответчиками был заключен 28 февраля 2012 г. (зарегистрирован 6 марта 2012 г.), а иск предъявлен Олейниковым Э.Ю. 4 мая 2012 г. (т. 1, л.д. 2), а также наличие при подписании договора купли-продажи документов о регистрации права собственности Хабаровой Л.В. в Управлении Росреестра, владение Хабаровой Л.В. спорной квартирой на правах собственника более трех лет и отсутствие каких-либо зарегистрированных обременении на квартиру.

При этом суд не принял во внимание, что иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения может быть заявлен только собственником данного имущества, Олейников Э.Ю. таковым на момент обращения в суд не являлся.

Делая вывод о ничтожности договоров дарения и купли-продажи спорной квартиры, суд указал, что сделки были совершены лицами, не имевшими право распоряжаться данным имуществом, а потому ничтожны. Между тем, на момент совершения договоров дарения и купли продажи даритель и продавец соответственно являлись титульными владельцами спорной квартиры, их право не было прекращено или оспорено на момент заключения названных сделок.

Кроме того, судом не было принято во внимание положение п. 42 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в соответствии с которым если при принятии наследства после истечения установленного срока с соблюдением правил ст. 1155 ГК Российской Федерации возврат наследственного имущества в натуре невозможен из-за отсутствия у наследника, своевременно принявшего наследство, соответствующего имущества независимо от причин, по которым наступила невозможность его возврата в натуре, наследник, принявший наследство после истечения установленного срока, имеет право лишь на денежную компенсацию своей доли в наследстве.

Допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 30 июля 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 30 октября 2012 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Ставрополя от 30 июля 2012 г. и апелляционное [скрыто] Определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 30 октября 2012 г. отменить, передать дело на новое рассмотрение вЪуд, первой инстанции.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 19-КГ13-4

Производство по делу

Загрузка
Наверх