Дело № 19-О07-32СПМВ

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 сентября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №19-О07-32СПМВ

от 12 сентября 2007 года

 

в составе:

судей - Степалина В.П. и Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 12 сентября 2007 года дело по кассационным жалобам потерпевшей [скрыто] и её

представителя адвоката Исаханова Г.Г., осужденных Счастливцева Е.Ю., Надыкты Д.В., Тараненко Н.В., адвоката Глазкова В.Я. на приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 21 мая 2007 года, которым

осужден к лишению свободы по ст. ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ на 13 лет, ст. ст. 33 ч. 3, 162 ч. 4 п. «в» УК РФ на 11 лет со штрафом в размере 157 000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено

БАГИЕВ В

' Г

И

14 лет лишения свободы со штрафом в размере 157 ООО рублей с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

СЧАСТЛИВЦЕВ El

Ю

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ на 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Счастливцев Е.Ю. оправдан по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

НАДЫКТА [скрыто]

IB"

ранее судимый 17 июня 2003 года с учетом внесенных изменений по ст. 318 ч. 1 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, наказание отбыто,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ на 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Надыкта Д.В. оправдан по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

ТАРАНЕНКО Й

ранее судимый 1 ноября 2005 года по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ на 2 года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении, освобожден 4 августа 2006 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 7 дней,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ на 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором суда Тараненко Н.В. оправдан по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Решены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления осужденных Счастливцева Е.Ю., Надыкты Д.В., Тараненко Н.В., адвокатов Глазкова В.Я. в защиту осужденного Багиева, Скворцова СВ. в защиту осужденного Счастливцева Е.Ю., Исаханова Г.Г. представителя потерпевшей Б [скрыто] по доводам кассационных жалоб, прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, Багиев признан виновным в том, что 11 сентября 2006 года [скрыто] организовал разбойное нападение и сопряженное с ним по найму убийство своего отца [скрыто] в

процессе чего завладел деньгами в сумме [скрыто] рублей и не менее

[скрыто] долларов США, а Счастливцев, Надыкта и Тараненко признаны виновными в совершении этого убийства по найму, за что получили от осужденного Багиева деньги в сумме [скрыто] рублей.

В кассационных жалобах и дополнениях:

потерпевшая Б [скрыто] просит приговор суда в отношении

Багиева отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что в ходе судебного следствия председательствующий необоснованно отклонил ходатайства об отводе секретаря судебного заседания, общавшейся с присяжными заседателями, а также об отводах государственного обвинителя и старшины присяжных заседателей, которые общались между собой. С нарушением ст. ст. 338, 339 УПК РФ был сформулирован вопросный лист, поскольку председательствующий отказал в постановке вопроса о наличии по делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность Багиева, и влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление. Вместо одного основного вопроса о доказанности совершения деяния

подсудимыми в отношении каждого из них председательствующим были сформулированы по два основных вопроса, а именно вопросы № № 2, 6, 10, 14 и вопросы № № 3, 7, 11, 15, которые незначительно отличались друг от друга, в результате чего был вынесен противоречивый вердикт. Присяжные заседатели при ответе на основной вопрос № 1 признали доказанным, что нападение на потерпевшего совершили несколько лиц для завладения деньгами и его убийства, при ответе на основной вопрос № 2 признали доказанным, что эти преступления организовал Багиев, но на вопросы № № 7, 11, 15 признали, что подсудимые Счастливцев, Надыкта, Тараненко не участвовали в разбое, а убили потерпевшего по предложению Багиева за материальное вознаграждение. Председательствующий не предложил присяжным заседателям устранить эти противоречия в вердикте, постановил приговор, при этом Багиеву назначил несправедливое наказание вследствие чрезмерной строгости, необоснованно не учел в качестве смягчающего обстоятельства противоправное поведение потерпевшего;

представитель потерпевшей [скрыто] адвокат Исаханов

Г.Г., не приводя конкретных доводов, просит приговор суда в отношении всех осужденных отменить в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости;

адвокат Глазков В.Я., в защиту Багиева, просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Указывает, что председательствующий необоснованно не удовлетворил ходатайства об отводах старшины и государственного обвинителя, которые общались между собой, а государственного обвинителя также в связи с тем, что он необоснованно заявлял отвод секретарю судебного заседания. В ходе судебного разбирательства по ходатайству стороны защиты были исключены, как недопустимые доказательства, показания свидетеля [скрыто] однако после этого председательствующий

ознакомил присяжных заседателей с содержанием этих показаний. В нарушение ст. 338 ч. 2 УПК РФ председательствующий отказал в постановке вопроса о наличии по делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность Багиева, и влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление, а именно, о том, что действия осужденных Счастливцева, Надыкты, Тараненко по убийству были эксцессом. У Багиева была лишь договоренность с

другими осужденными о том, что они проникнут в дом потерпевшего, свяжут и заберут портфель с документами, смерть наступила по неосторожности. В напутственном слове председательствующий фактически указал присяжным заседателям о доказанности вины подсудимых, склонил их к обвинительному вердикту, выразил свое мнение относительно показаний потерпевшей, подсудимых, протоколу осмотра места происшествия, сделал фактически вывод об их достоверности, употребив слово «следует». В вердикте имеются противоречия между ответами на вопрос № 2, на который дан утвердительный ответ об организации Багиевым нападения, и на вопросы № № 6, 10, 14 о признании недоказанным участие других осужденных в этом нападении. Назначенное наказание является несправедливым, не учтено, что Багиев несудимый, характеризуется положительно, не являлся исполнителем преступления.

осужденный Счастливцев просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение, утверждает о своей невиновности, об отсутствии умысла на убийство, о наступлении смерти потерпевшего по неосторожности. Указывает, что судебное следствие проведено неполно, так как председательствующий не разрешил ему сказать присяжным заседателям о том, что в день совершения преступления у него был перелом руки, она была в гипсе, и такой рукой он не смог бы закрыть дыхательные пути потерпевшего скотчем, необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты о признании недопустимым доказательством протокола осмотра места происшествия, проверки показаний на месте во время чего понятыми были знакомые потерпевшего, об отводе старшины присяжных заседателей и государственного обвинителя, которые общались между собой, о постановке вопросов, указывающих фактические данные о невиновности в убийстве, и не ознакомил его с вопросным листом. Наказание ему назначено чрезмерно строгое, у него туберкулез, у суда имелись основания для применения ст. 64 УК РФ;

осужденный Надыкта просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение или переквалифицировать его действия на ст. 127 УК РФ. Указывает, что умысла на убийство не было, председательствующий необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты об отводе старшины присяжных заседателей, которая общалась с государственным обвинителем, об исключении, как недопустимого доказательства, протокола проверки показаний

на месте, во время чего понятые были знакомые потерпевшего, задавали вопросы не через следователя, не могли быть объективными;

осужденный Тараненко просит приговором суда отменить, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что председательствующий необоснованно отклонил ходатайства стороны защиты об отводе старшины присяжных заседателей, которая общалась с государственным обвинителем, об исключении, как недопустимых доказательств, протоколов осмотра места происшествия и проверки показаний на месте, во время чего понятыми были знакомые потерпевшего, задавали вопросы не через следователя, и не могли быть объективными. Одновременно просит его действия переквалифицировать на ст. 127 ч. 3 УК РФ, поскольку умысла на убийство не было, смерть потерпевшего наступила по неосторожности;

В возражении на жалобы государственный обвинитель Антонов И.И. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Багиева, Счастливцева, Надыкты, Тараненко, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о неполноте и односторонности судебного следствия.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Все представленные сторонами доказательства были исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия ходатайств о дополнении от кого-либо из осужденных или адвокатов не поступило (т. 9, л.д. 137-138).

Доводы в жалобе осужденного Счастливцева о том, что председательствующий якобы не разрешил ему сказать присяжным заседателям о том, что в день совершения преступления у него был

перелом руки, она была в гипсе, и такой рукой он не смог бы закрыть дыхательные пути потерпевшего скотчем, являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что таких запретов со стороны председательствующего не было. Напротив, при допросе в присутствии присяжных заседателей на вопросы стороны защиты Счастливцев ответил, что у него на правой руке был лангет на двух пальцах до локтя, поскольку в сентябре сломал руку в кисти, а во время совершения преступления скотч заматывал большим и безымянным пальцами, замотал потерпевшему руки, ноги, рот (т. 9, л.д. 103-105).

Данных о том, что на суде с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не установлено.

Оснований для признания недопустимыми доказательствами указанных в жалобах протоколов осмотра места происшествия, проверки показаний Надыкты, Тараненко, Счастливцева, указанных в жалобах, у председательствующего не было.

Не установлено каких-либо данных о том, что при производстве этих следственных действий понятые [скрыто] и

[скрыто] были заинтересованы в исходе дела. Согласно ст. 60

УПК РФ понятые были вправе делать заявления. Обоснованные выводы об этом подробно мотивированы в постановлениях (т. 8, л.д. 168-171).

Доводы адвоката Глазкова В.Я. о том, что несмотря на признание недопустимым доказательством показаний свидетеля С ^, председательствующий сообщил присяжным

заседателям о содержании данный показаний, противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания и постановления судьи следует, что свидетель [скрыто] был подробно допрошен сторонами в присутствии присяжных заседателей, затем его показания на предварительном следствии были оглашены по ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий, после чего по ходатайству адвоката

Глазкова В.Я. они были признаны недопустимым доказательством и исключены из разбирательства дела. В связи с этим председательствующий обратился к присяжным заседателям и разъяснил, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта, в том числе напомнил об этом и в своем напутственном слове (т. т.8, л.д. 146-148, 249, т. 9, л.д. 37-40).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о том, что председательствующий в напутственном слове фактически указал присяжным заседателям о доказанности вины подсудимых, склонил их к обвинительному вердикту, выразил свое мнение относительно показаний потерпевшей, подсудимых, протоколу осмотра места происшествия.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Председательствующий напомнил присяжным заседателям все исследованные доказательства, не выражая при этом своего отношения к ним и не делая выводов из них, обратил внимание присяжных заседателей на это дважды, разъяснил, что в основу вердикта могут быть положены лишь исследованные в судебном заседании доказательства. При напоминании присяжным заседателям ряда письменных доказательств,

председательствующий напомнил, какое содержание следует из конкретного оглашенного протокола следственного действия, в том числе протоколов осмотра места происшествия и допроса потерпевшей [скрыто] но не протоколов с участием

осужденных, на что ссылается в жалобе адвокат Глазков В.Я. Возражений по напутственному слову в этой части от сторон не поступило (т. 8, л.д. 224-254).

Поэтому само по себе употребление председательствующим слова «следует», не может служить основанием для признания того, что этим председательствующий якобы фактически указал присяжным заседателям о доказанности вины подсудимых, склонил их к обвинительному вердикту, выразил свое мнение относительно доказательств, а также не может служить основанием к отмене приговора.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339, 341-345 УПК РФ.

Ссылка осужденного Счастливцева на то, что председательствующий не ознакомил его с вопросным листом, противоречит протоколу судебного заседания, из которого следует, что в соответствии с ч. 1 ст. 338 УПК РФ сформулированные в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были зачитаны председательствующим и переданы сторонам (т. 9, л.д. 163).

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о том, что председательствующий отказал в постановке вопросов о наличии по делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность, и влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление, неправильно сформулировал основные вопросы о доказанности совершения деяния всеми подсудимыми, в связи с чем вердикт присяжных заседателей противоречивый. Эти доводы не соответствуют материалам дела и не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что вопросы, в том числе и указанные в жалобах, подлежащие разрешению присяжными заседателями, были сформулированы в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, предъявленного и поддержанного обвинения государственным обвинителем к моменту постановки вопросов (т. 9, л.д. 163-170).

Вопросы № № 2, 6, 10, 14 и вопросы № № 3, 7, 11, 15 были сформулированы по позициям сторон относительно цели нападения.

Постановка отдельного вопроса о том, что Багиев не участвовал в организации убийства, а действия осужденных Счастливцева, Надыкты, Тараненко по убийству были эксцессом, не вызывалась необходимостью. В случае признания присяжными заседателями недоказанности Багиева в организации преступления, присяжные заседатели могли дать отрицательные ответы как в целом на поставленные перед ними вопросы, так и частично, исключить в своих ответах какие-либо обстоятельства, в том числе относительно организации убийства. Из вердикта следует, что

присяжные заседатели по таким обстоятельствам отрицательного ответа не дали и их не исключили.

Вопреки доводам в жалобах, вердикт нельзя признать неясным или противоречивым.

При ответе на основной вопрос № 1 присяжные заседатели признали доказанным, что нападение на потерпевшего совершили несколько лиц для завладения деньгами и его убийства. При этом, при ответе на основной вопрос № 2 признали доказанным, что указанные в вопросе № 1 нападение и убийство организовал Багиев, а при ответах на вопросы № № 6, 10, 14 и 7, 11, 15 соответственно в отношении Счастливцева, Надыкты, Тараненко признали, что у них при нападении не было цели завладения деньгами. Они втроем приняли предложение Багиева с целью завладения документами и за материальное вознаграждение совершили нападение на потерпевшего при изложенных в вопросе № 1 обстоятельствах. После совершения Счастливцевым, Надыктой и Тараненко убийства, Багиев похитил принадлежавшие потерпевшему деньги, передал в качестве вознаграждения за совершенное убийство Счастливцеву, Надыкте и Тараненко [скрыто] рублей.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия каждого из осужденных председательствующим квалифицированы правильно. Оснований для переквалификации действий кого-либо из осужденных по доводам жалоб на ст. 127 ч. 3 УК РФ не имеется.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Не могут быть приняты во внимание доводы в жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности каждого из осужденных, так как по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда с участием присяжных заседателей.

Из материалов дела следует, что каждый из осужденных в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей (т. 8, л.д. 54-55).

При назначении наказания каждому из осужденных судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, степень участия в них каждого, данные о личности, смягчающие обстоятельства, в том числе и указанные в жалобах положительные и удовлетворительные характеристики, явки с повинной и активное способствование раскрытию преступления, наличие детей у Надыкты, отсутствие отягчающих обстоятельств у Багиева, Счастливцева, влияние назначенного наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

Оснований для смягчения наказания кому-либо из осужденных по доводам жалоб, в том числе применения ст. 64 УК РФ, судебная коллегия не находит.

Что касается доводов в жалобе потерпевшей [скрыто] о

том, что суд не учел в качестве смягчающего обстоятельства противоправное поведение потерпевшего, то такого обстоятельства судом не установлено.

Психическое состояние каждого из осужденных судом проверено, с учетом заключений судебно-психиатрических экспертиз суд обоснованно признал каждого вменяемым.

Доводы в жалобах о том, что председательствующим было незаконно отклонены ходатайства об отводе секретаря судебного заседания, государственного обвинителя и старшины присяжных заседателей, являются несостоятельными.

Обстоятельств, исключающих участие этих лиц в судебном заседании, не установлено. Секретарь судебного заседания выполняла свои обязанности, в том числе проверяла явку присяжных заседателей. Государственный обвинитель спросил старшину присяжных заседателей о наличии явки. Обоснованные выводы суда об отклонении данных ходатайств подробно мотивированы в постановлениях судьи (т. 8, л.д. 178-180, 181-182, 183-184).

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей в кассационном порядке, не имеется.

12-1

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 19-О07-32СПМВ

УК РФ Статья 127. Незаконное лишение свободы
УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх