Дело № 19-О09-32

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 июля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шишлянников Владимир Федорович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 19-О09-32

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 июля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Степалина В.П.
судей Шишлянникова В.Ф. и Яковлева В.К.
при секретаре Даниловой Е.С.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Арутюняна А.А. на приговор Ставропольского краевого суда от 10 апреля 2009 года, которым Иванов Л В , ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 162 УК РФ на срок 10 лет; по ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 162 УК РФ на срок 6 лет без штрафа; по ч. 2 ст. 222 УК РФ на срок 4 года и 6 месяцев.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, окончательно назначено Иванову Л.В. 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осуждены Коробков А М и Гуляев И Е , в отношении которых приговор не обжалован.

Постановлено взыскать с Иванова, Коробкова и Гуляева солидарно в пользу Р в счет возмещения материального ущерба рублей.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф. об обстоятельствах дела, доводах жалобы и возражений, выступление адвоката Плиева А.А., поддержавшего кассационную жалобу, мнение прокурора Кравца ЮН., полагавшего изменить приговор и квалифицировать действия Иванова дополнительно по ч. 5 ст. 33 УК РФ как пособника по эпизодам разбоя и приготовления к разбою, судебная коллегия

установила:

Иванов Л.В. признан виновным в разбойном нападении на Р ., совершенном ночью 20 сентября 2008 года группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, а также в приготовлении к разбойному нападению на М группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Арутюнян А.А. в интересах осужденного Иванова Л.В. считает приговор незаконным и необоснованным, ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона, просит отменить его и направить дело на новое рассмотрение.

В дополнительной (мотивированной) жалобе адвокат Арутюнян А.А. считает, что судом не выполнены требования ст. ст. 259, 260 УПК РФ, не предоставлена возможность подать замечания на протокол судебного заседания, который не соответствует ходу судебного заседания, полагает, что уголовное дело подлежало возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, поскольку в обвинительном заключении по эпизоду приготовления к разбойному нападению на М отсутствуют данные о потерпевшем, не указаны возможные последствия преступления, предметы преступного посягательства, не указана форма вины Иванова, не указаны место и время совершения преступления, не установлен мотив преступления. По мнению адвоката, в действиях Иванова по данному эпизоду обвинения имел место добровольный отказ от преступления.

В жалобе указывается, что судом неправильно применен уголовный закон. По мнению адвоката, по первому эпизоду с потерпевшим Р действия Иванова следовало квалифицировать по ст. 33 ч. 5 и 158 ч. 3 УК РФ, поскольку у Иванова не было умысла на разбойное нападение, между осужденными была договоренность на совершение кражи, разбойное нападение явилось для Иванова эксцессом исполнителей, суд не дал оценки показаниям Коробкова и Гуляева в ходе досудебного производства и в суде, которые подтверждают невиновность Иванова в разбое, суд неправильно квалифицировал действия Иванова как соисполнителя, поскольку он выполнял роль пособника.

В жалобе указывается, что суд необоснованно квалифицировал действия Иванова по ч.2 ст.222 УК РФ, поскольку Иванов продал пистолет Коробкову, полагает, что действия Иванова следовало квалифицировать по ч.1 ст.222 УК РФ.

Кроме того, адвокат считает, что суд назначил Иванову чрезмерно суровое наказание, не признав смягчающим наказание обстоятельством - активное способствование раскрытию преступления, изобличение других участников преступления.

С учетом доводов своей жалобы, адвокат Арутюнян А.А. просит снять с кассационного рассмотрения данное уголовное дело и вернуть его в Ставропольский краевой суд для выполнения требований ст. 260 УПК РФ, либо отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Арутюняна А.А. государственный обвинитель Соболь Т.А. выражает несогласие с изложенными в жалобе доводами, просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Иванова Л.В. в содеянном при обстоятельствах изложенных в приговоре, подтверждаются показаниями самих осужденных, в том числе их более подробными показаниями на предварительном следствии, протоколами осмотра мест происшествия, заключениями судебно-медицинских, баллистических экспертиз, протоколами обысков, выемки, детализацией телефонных переговоров между Ивановым и Коробковым, а также другими исследованными судом доказательствами, анализ которых подробно изложен в приговоре.

Так, показаниями Коробкова А.М. и Гуляева И.Е., которые они дали в ходе предварительного следствия, подтвержденными совокупностью других доказательств, установлено, что в сентябре 2008 года Иванов Л.В., полагая, что у Р ., занимавшего ему ранее деньги «под проценты», могут находиться большие суммы денег и ценное имущество, предложил своему родственнику Коробкову А.М. совершить на него разбойное нападение с целью завладения его имуществом.

Получив согласие Коробкова на участие в разбое, Иванов в середине сентября 2008 года проехал с ним на своём автомобиле к месту жительства Р , где они осмотрели его домовладение с целью определения маршрутов подхода к домовладению и ухода после нападения, возможности и способы проникновения в дом. Коробков после осмотра домовладения Р пришёл к выводу, что для успешного совершения хищения необходимо привлечь их знакомого Гуляева И.Е., о чём сказал Иванову.

Получив согласие Гуляева, они втроём 19 сентября 2008 года вновь на автомобиле Иванова и под его управлением приехали в , где повторно осмотрели домовладение Р , после чего распределили роли между собой: в функции Иванова входило обеспечение нападавших транспортом, Гуляева - взлом запирающего устройства окна для проникновения в дом, Коробкова - физическое воздействие на Р , при этом он должен был нанести Р удары битой, чем привести его в бессознательное состояние, после чего завладеть имуществом потерпевшего. Иванов сообщил Коробкову и Гуляеву о расположении комнат в доме, указал предполагаемое место нахождения денег, поскольку ранее был в доме Р , а для нанесения ударов потерпевшему передал Коробкову биту, а также настоял на нападении в ночь с 19 на 20 сентября 2008 года.

20 сентября 2008 года примерно в 1 час 30 минут Иванов, Коробков и Гуляев встретились в заранее обусловленном месте - в вагончике, оборудованном под проживание, на поле . Действуя в соответствии с определёнными ролями, Иванов на своём автомобиле привёз Коробкова и Гуляева на ул.

Для реализации плана по разбойному нападению, Гуляев и Коробков взяли с собой металлическую отвертку для взлома запирающего устройства окна, перчатки, с целью сокрытия следов преступления и маску для сокрытия лица, мобильный телефон для связи с Ивановым, деревянную биту и кухонный нож для оказания физического воздействия на Р , в случае нахождения его дома.

Коробков и Гуляев проследовали к дому Р , а Иванов уехал на автомобиле на ул. и стал ожидать звонка от Коробкова на свой мобильный телефон, чтобы забрать их с похищенным имуществом с места совершения преступления.

Коробков и Гуляев проследовали к лесополосе, прилегающей к трассе , где, подождав полчаса, надели матерчатые перчатки на руки, Гуляев маску на лицо, а затем проникли через забор на территорию приусадебного участка домовладения Р , а затем, взломав запирающее устройство окна котельной, незаконно проникли в дом Р и стали его осматривать с целью обнаружения ценностей.

Увидев в спальной комнате хозяина домовладения Р , который их обнаружил, Коробков, умышленно, по заранее обговоренному с Гуляевым и Ивановым плану, используя в качестве оружия ранее переданную ему Ивановым деревянную биту, напал на потерпевшего, применив насилие опасное для жизни и здоровья, нанес Р десять ударов битой по голове и туловищу. Видя, что потерпевший оказывает сопротивление и двигается на него, бросив биту, выйдя за пределы оговоренного с Ивановым и Гуляевым плана, с использованием ножа умышленно причинил смерть Р После этого, Коробков и Гуляев, осмотрев спальню и остальные комнаты, похитили принадлежащие Р : три паспорта транспортного средства; сотовый телефон « », стоимостью рублей; золотую цепочку плетения «кардинал», стоимостью рублей; золотой крестик, стоимостью рублей; золотой браслет плетения «кардинал», стоимостью рублей; золотую цепочку, стоимостью рублей; золотой крестик, стоимостью рублей; юбилейную серебряную монету, стоимостью рублей; сувенирный кинжал, стоимостью рублей; бутыль с коньяком в форме сабли, стоимостью рублей; сувенир в виде дельфина, стоимостью рублей, а всего имущества и денег на общую сумму рублей. Завладев принадлежащим Р имуществом, Коробков и Гуляев прошли с похищенным имуществом на ранее согласованное место встречи, к ожидавшему их в автомобиле на трассе Иванову, где Коробков сообщил ему о том, что Р был дома и ими убит, после чего с похищенными деньгами и имуществом втроем, на автомашине Иванова скрылись с места преступления, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

В октябре 2008 года Иванов, полагая, что у фермера М , , имеются большие суммы денег и ценное имущество, предложил Коробкову и Гуляеву совершить на него разбойное нападение с применением оружия - огнестрельного нарезного спортивно-целевого пистолета системы Марголина, калибра 5,6 мм и предмета, используемого в качестве оружия - биты.

Получив согласие Коробкова и Гуляева, Иванов повёз их с целью осмотра домовладения М . Осмотрев домовладение, Иванов, Коробков и Гуляев распределили роли между собой: Иванов должен был привезти к месту совершения преступления Коробкова и Гуляева и увезти их с похищенным имуществом с места преступления на принадлежащем ему автомобиле ; нападение и физическое воздействие на М , проникновение в дом и хищение имущества должны были совершить Коробков и Гуляев.

Реализуя преступный умысел по разбойному нападению на М , в период с 15 по 20 октября 2008 года Иванов дважды привозил Коробкова и Гуляева, вооружённых пистолетом и битой, в , .

Высадив их, Иванов уезжал на трассу и ожидал от них звонка, чтобы забрать их с места совершения преступления с похищенным имуществом.

По независящим от Иванова обстоятельствам, запланированное преступление не было совершено, в связи с добровольным отказом от совершения преступления Коробкова и Гуляева, которые под предлогом нахождения в доме посторонних людей, а также оставления Коробковым в автомобиле обоймы от пистолета, не захотели совершать разбой в отношении М , не сообщая Иванову истинной причины не выполнения возложенной на них роли и возвращались к ожидавшему их в автомобиле Иванову, после чего вместе с ним уезжали.

Иванов, Коробков и Гуляев в октябре 2008 года, действуя группой лиц по предварительному сговору, умышленно хранили в сарае домовладения по месту жительства Коробкова , исправный и пригодный для стрельбы огнестрельный нарезной, спортивно-целевой пистолет МЦМ (Восток), системы Марголина, калибра 5,6 мм, а также 7 исправных и пригодных для стрельбы спортивно - охотничьих патронов кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм. Иванов, Коробков и Гуляев по предварительному сговору незаконно носили указанный пистолет, снаряжённый патронами в период времени с 15 по 20 октября 2008 года, когда дважды выезжали из посёлка в района для совершения разбойного нападения на М , при этом первый раз он находился при Гуляеве, второй - при Коробкове и Иванов был осведомлен о наличии оружия, так как принимал участие в планировании его использования при разбое. Пистолет и патроны изъяты работниками милиции 22 октября 2008 года в ходе обыска по месту жительства Коробкова А.М. в его домовладении по вышеуказанному адресу.

Тщательно проанализировав приведенные выше показания осужденных Коробкова и Гуляева, которые они давали в ходе предварительного следствия, а также показания Иванова, частично признавшего свою вину в инкриминируемых ему преступлениях, дав надлежащую оценку другим исследованным доказательствам, суд, вопреки доводам жалобы адвоката Арутюняна, обоснованно признал доказанной вину Иванова в участии в разбойном нападении на Р группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, а также в приготовлении к разбойному нападению на М группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Вместе с тем, суд ошибочно квалифицировал действия Иванова как соисполнителя разбоя.

Как установлено судом, Иванов не выполнял объективную сторону разбоя, то есть не принимал непосредственного участия в нападении на потерпевших, а лишь содействовал совершению преступлений: принимал участие в планировании нападений, передал Коробкову биту для нанесения ударов потерпевшим, привозил Коробкова и Гуляева к местам совершения преступлений и ожидал их в обусловленном месте, а после совершения ими преступления отвозил обратно к месту их проживания, то есть выполнял функции пособника.

При таких обстоятельствах, действия Иванова по инкриминируемым ему эпизодам разбоя следует квалифицировать с применением ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Доводы жалобы адвоката Арутюняна о том, что умысел Иванова и договоренность с Коробковым и Гуляевым были направлены на совершение краж, а не разбойных нападений, являются несостоятельными, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются исследованными доказательствами.

Как видно из показаний осужденных Короткова и Гуляева, которые они дали при допросе в качестве обвиняемых в присутствии своих адвокатов, по обоим эпизодам инкриминируемого Иванову разбоя, осужденные, брали с собой биту для нанесения ударов потерпевшим, если они будут находиться дома, при чем именно Иванов дал биту Коробкову, которому в соответствии с достигнутой договоренностью отводилась роль физического воздействия на потерпевших. Для нанесения телесных повреждений у осужденных имелся кухонный нож, а по второму эпизоду запланированного нападения на фермера М осужденные взяли с собой, кроме кухонного ножа, отвертки и биты, пригодный для стрельбы пистолет с патронами, а также характерный для разбойного нападения предмет - маски для сокрытия лица (т.2 л.д.55-59,68-72).

Нельзя согласиться с доводами адвоката в жалобе и о том, что в действиях Иванова по другому эпизоду обвинения в разбое - (приготовление к разбойному нападению на М ), имел место добровольный отказ от преступления.

Как установлено судом, в период с 15 по 20 октября 2008 года Иванов, Коробков и Гуляев, по предварительному сговору между собой с целью разбойного нападения на фермера М , с применением оружия - огнестрельного нарезного спортивно-целевого пистолета системы Марголина, калибра 5,6 мм и предмета, используемого в качестве оружия - биты, дважды приезжали к его домовладению, Иванов уезжал на трассу « и ожидал от Коробкова звонка, чтобы забрать их с места совершения преступления с похищенным имуществом.

По независящим от Иванова обстоятельствам, запланированное преступление не было совершено, в связи с добровольным отказом от совершения преступления Коробкова и Гуляева, которые под предлогом нахождения в доме посторонних людей, а также оставления Коробковым в автомобиле обоймы от пистолета, не захотели совершать разбой в отношении М , не сообщая Иванову истинной причины не выполнения возложенной на них роли и возвращались к ожидавшему их в автомобиле Иванову, после чего вместе с ним уезжали.

При наличии таких данных следует признать, что в действиях Иванова имел место вынужденный отказ от совершения преступления, поскольку Коробков и Гуляев, на которых в соответствии с договоренностью возлагалось исполнение объективной стороны разбоя, добровольно отказались от совершения нападения, сообщив Иванову надуманную причину невозможности реализации плана нападения.

При таких обстоятельствах действия Иванова подлежат квалификации как пособничество в приготовлении к разбойному нападению группой лиц по предварительному сговору с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Несостоятельными являются доводы жалобы адвоката и о том, что суд, якобы, необоснованно квалифицировал действия Иванова по ч. 2 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку Иванов продал пистолет Коробкову.

В судебном заседании действительно было установлено, что Иванов продал пистолет Коробкову. Однако, смена «собственника» данного огнестрельного оружия не может повлиять на квалификацию действий Иванова по ч. 2 ст. 222 УК РФ, поскольку совершение разбойного нападения на фермера М планировалось осужденными, в том числе Ивановым, с применением этого пистолета. С этой целью пистолет и патроны хранились по месту жительства Коробкова и об этом знал Иванов, этот пистолет осужденные дважды возили с собой с целью применения в разбойном нападении на М и об этом также было известно Иванову и он был согласен с этим, поскольку никаких возражений не высказывал.

При таких обстоятельствах, с учетом предварительного сговора осужденных на применение огнестрельного оружия при разбойном нападении на М , согласованности их действий по хранению и ношению оружия, суд, вопреки доводам жалобы адвоката Арутюняна, обоснованно квалифицировал действия Иванова по ч. 2 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе по мотивам, изложенным в кассационной жалобе адвоката Арутюняна А.А., по делу не установлено.

Доводы адвоката Арутюняна А.А. о том, что судом не выполнены требования ст. ст. 259, 260 УПК РФ, не предоставлена возможность подать замечания на протокол судебного заседания, являются несостоятельными по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 260 УПК РФ, в течение 3 суток со дня ознакомления с протоколом судебного заседания стороны могут подать на него замечания.

Как видно из материалов дела, адвокат Арутюнян А.А. ознакомлен с протоколом судебного заседания 21 апреля 2009 года, о чем свидетельствует его расписка (т. 9 л.д. 207). Замечания же на протокол судебного заседания от адвоката Арутюняна А.А. поступили в краевой суд лишь 16 июня 2009 года, то есть, почти через два месяца, при этом заявления о восстановлении пропущенного срока на подачу замечаний на протокол судебного заседания, от адвоката не поступало.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал адвокату Арутюняну А.А. в рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, о чем вынес мотивированное постановление.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ставропольского краевого суда от 10 апреля 2009 года в отношении Иванова Л В изменить: -переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 162 УК РФ, по которым назначить наказание в виде лишения свободы на срок 8 (восемь) лет без штрафа; -переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч.5 ст. 33 и ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 162 УК РФ, по которым назначить наказание в виде лишения свободы на срок 6 (шесть) лет без штрафа; На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 162, ч.5 ст. 33 и ч. 1 ст. 30 и ч. 3 ст. 162, ч.

2 ст. 222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Иванову Л.В. 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении Иванова Л.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Арутюняна А.А., без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 19-О09-32

УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх