Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 19-О13-24СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 июля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шамов Алексей Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 19-О13-24СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 22 июля 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Иванова Г.П., судей Микрюкова В.В. и Шамова А.В., при секретаре Кочкине Я.В.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Попова В.В., Бутько П.Б., Геруса А.А., Шестакова П.В., Муравьева А.А., адвокатов Выходцева Н.В., Панкова В.А., Рахмилевича Д.Б., Марчукова Б.Н., Козяр Т.Н., Чикарина П.В., Бенедюк Е.М., Винниченко Ю.А. на приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 11 сентября 2012 года, которым ПОПОВ В В судимый по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года по части 1 статьи 209, пунктам «а», «б», «д», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105, части 1 статьи 30, пунктам «ж», «з», «к» части 2 статьи 105, части 3 статьи 222 УК РФ к пожизненному лишению свободы, осужден: - по пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы; - по части 3 статьи 30 и пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на 15 лет; - по части 3 статьи 222 УК РФ к лишению свободы на 6 лет.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, Попову В В назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

На основании части 5 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений присоединено к назначенному наказанию, наказание по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года и окончательно назначено наказание Попову В В в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

БУТЬКО П Б , г.

судимый по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года по части 2 статьи 209, пунктам «а», «б», «д», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105, части 1 статьи 30, пунктам, «ж», «з», «к» части 2 статьи 105, части 3 статьи 222 УК РФ к пожизненному лишению свободы, осужден: - по пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы; - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на 15 лет; - по части 3 статьи 222 УК РФ к лишению свободы на 6 лет.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

На основании части 5 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений присоединено к назначенному наказанию, наказание по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года и окончательно назначено наказание Бутько П Б в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

ГЕРУ С А А судимый по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года по части 2 статьи 209, пунктам «а», «б», «д», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105, части 1 статьи 30, пунктам, «ж», «з», «к» части 2 статьи 105, части 3 статьи 222 УК РФ к 24 годам лишения свободы, осужден: - по пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы; - по части 3 статьи 30, пунктам, «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на 14 лет; - по части 3 статьи 222 УК РФ к лишению свободы на 5 лет.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Герусу А.А. назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы.

На основании части 5 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений присоединено к назначенному наказанию, наказание по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года и окончательно назначено наказание Герусу А А в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Он же оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пунктами «а», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ по эпизоду убийства Г и Х по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 части 2 статьи 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления в связи с оправдательным вердиктом, вынесенным коллегией присяжных заседателей.

ШЕСТАКОВ П В судимый по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года по части 2 статьи 209, пунктам «а», «б», «д», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105, части 1 статьи 30 и пунктам «ж», «з», «к» части 2 статьи 105, части 3 статьи 222 УК РФ к 23 годам лишения свободы, осужден: - по пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы; - по части 3 статьи 30, пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ к лишению свободы на 14 лег; - по части 3 статьи 222 УК РФ к лишению свободы на 5 лет.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Шестакову П.В. наказание в виде пожизненного лишения свободы.

На основании части 5 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений присоединено к назначенному наказанию, наказание по приговору Ставропольского краевого суда от 23.03.2010 года и окончательно назначено наказание Шестакову П В в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

МУРАВЬЕВ А А , несудимый, осужден к лишению свободы: - по части 2 статьи 209 УК РФ на 8 лет; - по пунктам «а», «е», «д», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ на 9 лет; - по части 3 статьи 30, пунктам, «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ на 8 лет; - по части 3 статьи 222 УК РФ на 5 лет.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначено Муравьеву А А 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в отношении Попова ВВ., Бутько П.Б., Шестакова ВВ., Геруса А.А., Муравьева А.А. в виде содержания под стражей оставлена без изменения.

Срок наказания Попову ВВ., Бутько П.Б., Герусу А.А., Шестакову П.В. исчислен с 02.11.2010 года, Муравьеву А.А. - с 17.07.2009 года, зачтено в срок отбывания наказания время нахождения под стражей Попова ВВ. с 13.09.2006 года, Бутько П.Б. и Геруса А.А. с 03.09.2006 года, Шестакова П.В. с 03.10.2006 года.

По делу разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шамова А.В., изложившего обстоятельства дела, доводы кассационных жалоб и возражений, выступления осужденных Попова ВВ., Бутько П.Б., Геруса А.А., Шестакова П.В., адвокатов Панкова В.А. в защиту Попова ВВ., Семенова Е.П. в защиту Бутько П.Б., Чиглинцевой Л.А. в защиту Шестакова П.В., Панфиловой И.К. в защиту Геруса А.А., Антонова О.А. в защиту Муравьева А.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Прониной Е.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

судом с участием присяжных заседателей при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признаны виновными: Попов ВВ. и Бутько Б.П. в убийстве десяти лиц: М Ш М Н И Г Х А К Е в покушении на убийство С и Ш в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, в составе организованной группы; Герус А.А. в убийстве пяти лиц: М В., И А , К Е в покушении на убийство Ш в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, в составе организованной группы; Шестаков П.В. в убийстве пяти лиц: Н Г Х А К в покушении на убийство Ш в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, в составе организованной группы; Муравьев А.А. в участии в устойчивой вооружённой группе (банде) и в совершаемых ею нападениях, в убийстве одиннадцати лиц: М Н , И Г Х Аг К С С , Д К в покушении на убийство С и Ш в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, в составе организованной группы.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: - осужденный Попов В.В., не соглашаясь с приговором, считает его незаконным и необоснованным ввиду допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора. В частности осужденный считает, что допрос свидетелей в условиях, исключающих их визуальное наблюдение, производился в условиях, позволявших оказать на свидетеля воздействие со стороны заинтересованных лиц. Судебное разбирательство было проведено необъективно, с нарушениями принципов равноправия сторон и состязательности. Судом нарушались требования статьи 252 УПК РФ о пределах судебного следствия, на присяжных заседателей неоднократно оказывалось незаконное воздействие, которое способствовало формированию у них предубеждения к подсудимым, что дало основание усомниться в беспристрастности председательствующего судьи. Просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания; указывает, что судом он был ограничен в праве на ознакомление с протоколом судебного заседания, составленным в нарушение статьи 259 УПК РФ, поданные им замечания на протокол рассмотрены незаконно и необоснованно, без приведения соответствующих мотивов принятого решения; считает необоснованным рассмотрение в одном производстве уголовного дела по обвинению Муравьева в убийстве С К С , Д , поскольку остальные подсудимые были уже осуждены по этим эпизодам, обстоятельства совершения убийства названных лиц вновь исследовались с участием присяжных заседателей в судебном заседании, что повлекло доведение до присяжных заседателей информации, которая могла повлиять на принятое ими решение, однако он был лишен возможности участвовать в исследовании доказательств, считает, что при доказывании виновности Муравьева А.А. по этим эпизодам обвинения был нарушен закон; в ходе судебного следствия он был лишен права на представление доказательств, ему необоснованно было отказано в вызове свидетелей по эпизоду покушения на С которые обладали значимой для дела информацией; суд необоснованно отказал в оглашении показаний потерпевшей С , свидетеля Б при наличии неточностей в их показаниях в судебном заседании, а также ограничил участников со стороны защиты в их дополнительном допросе, поскольку по вызову суда данные лица в судебное заседание не явились; на протяжении всего судебного разбирательства суд ограничивал его в выяснении имеющих значения для дела обстоятельств у потерпевшего С свидетелей Ш К С К , Н П и других, чьи показания также имели существенное значение для дела; судья отказал в вызове свидетелей защиты, ограничил в праве на предоставление письменных доказательств, а также доказательств, указывающих на достоверность показаний свидетелей. Судом были нарушены принципы равноправия и состязательности сторон, поскольку государственным обвинителем в ходе судебного следствия давалась оценка, его (Попова) показаниям, показаниям иных допрашиваемых в судебном заседании лиц, хотя анализ и оценка доказательств могут иметь место лишь в ходе судебных прений, при этом председательствующий судья на действия государственного обвинителя не реагировал; председательствующим судьей давалась оценка существу задаваемых им (Поповым) вопросов, достоверности его показаний, что также свидетельствует о необъктивности председательствующего по делу судьи; при заявлении им (Поповым) ходатайства об оглашении показаний свидетеля Ш в связи с противоречиями, председательствующий судья, удовлетворив ходатайство, тем не менее предоставил возможность оглашения доказательства защитнику Попова - адвокату Панкову, который не знал в какой части текста находятся противоречия, интересующие сторону защиты, в связи с чем, председательствующий указал Панкову текст, который по его усмотрению подлежал оглашению; председательствующий по делу судья 5 июня 2012 года незаконно, при отсутствии к тому оснований, удалил его (Попова) из зала судебного заседания до окончания прений сторон, чем нарушил положения статьи 247 УПК РФ об обязательном участии подсудимого в судебном разбирательстве; ему несвоевременно вручались выписки из протокола судебного заседания, проходившего без его участия, судья не рассмотрел ряд его заявлений и ходатайств, направленных в адрес Ставропольского краевого суда, а при его возвращении 10.07.2012 года в зал судебных заседаний, не вынес решение, отменяющего ранее вынесенное постановление об удалении Попова, привел сведения, не соответствующие действительности. В нарушение статей 294, 344 УПК РФ незаконно возобновил судебное следствие, оконченное еще 3.07.2012 года, при этом в материалах дела соответствующие постановления отсутствуют, что лишает возможности участников процесса их обжалования; председательствующий судья отказал стороне защиты в предоставлении копий процессуальных решений по заявленным ходатайствам, лишив возможности повторного заявления ходатайств или обжалования решений судьи; суд незаконно лишил его права на заявление ходатайства об исключении доказательств из числа допустимых, в частности об исключении ряда сведений, содержащихся в протоколе допроса свидетеля С необоснованно отклонил его ходатайство об исключении из числа допустимых доказательств заключения судебно- биологической экспертизы (т. 15 л.д. 63-68), исследованной 23.11.2011 года; председательствующий судья ограничил его право возражать на действия председательствующего в судебном заседании 1.08.2012 года; подсудимые были лишены возможности получать своевременную, квалифицированную помощь защитников по правовым вопросам, а соответствующее ходатайство суд оставил без рассмотрения, в связи с чем он (Попов) не всегда мог сформулировать мнение по заявленным ходатайствам, в том числе и об исследовании доказательств; не было предоставлено достаточно времени и для подготовки замечаний и формулированию новых вопросов в предложенный проект вопросного листа; судом были исследованы недопустимые доказательства - показания свидетелей Ш И , Б С , Я , являющихся недостоверными и основанными на догадках и предположениях, результаты оперативно-розыскной деятельности, которые не имели отношения к рассматриваемому делу; суд необоснованно отказался раскрыть подлинные данные о свидетеле, чьи данные сохранены в тайне, для оценки достоверности его показаний; допрос свидетеля Б в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, проведен без соблюдения установленной УПК РФ процедуры, в условиях, не исключавших возможности посторонних лиц оказания на него воздействия; не соблюдалась процедура, предусмотренная для возможности исследования того или иного доказательства; суд незаконно допустил разбирательство по статье 209 УК РФ, хотя он уже был осужден за данное преступление, а его ходатайство на предварительном слушании об исключении обвинения по статье 209 УК РФ суд оставил без удовлетворения, но затем в приговоре исключил статью 209 УК РФ из обвинения, как излишне вмененную; в ходе прений государственный обвинитель ссылался на доказательства, которые не имели отношения к предъявленному подсудимым Попову, Герусу, Бутько и Шестакову обвинению; суд незаконно ограничил его в праве на выступление в прениях, предоставив возможность высказаться лишь по эпизоду участия в банде и лишив возможности довести до присяжных заседателей свою позицию по другим эпизодам обвинения; председательствующий судья нарушил положения части 2 статьи 338 УПК РФ, отказав ему (Попову) в постановке вопросов о доказанности обстоятельств, влияющих на степень виновности; сформулированные вопросы допускали признание подсудимых виновными в деянии, обвинение по которому не предъявлялось (вопрос №34 стр. 11 по эпизоду убийства Н о роли Попова в преступлении), согласно обвинительному заключению - заказчик, по вопросному листу - организатор; в вопросах №79, 82, 85, 88 не указано на участие других подсудимых в разработке планов убийства Аг как это указано в обвинительном заключении, чем, соответственно ухудшено его (Попова) положение; напутственное слово председательствующего не отвечало принципам объективности и беспристрастности; приговор не основан на установленных присяжными заседателями фактических обстоятельствах, в частности описание в приговоре преступления в отношении А и К не соответствует содержанию вопросов №75 и 76, исключение из обвинения статьи 209 УК РФ, как излишне вмененной, не соответствует принципу обязательности вердикта; доказанность вины Попова в незаконном обороте огнестрельного оружия не устанавливалась присяжными заседателями, его заявление о роспуске коллегии присяжных на основании части 5 статьи 348 УПК РФ необоснованно не удовлетворено. Просит приговор отменить, дело направить прокурору для устранения препятствий в его рассмотрении судом; - адвокат Выходцев Н.В. в интересах осужденного Попова ВВ., полагая приговор незаконным, указывает что председательствующий, в нарушение требований части 8 статьи 335 УПК РФ ограничил права защиты на предоставление присяжным заседателями необходимой информации, связанной с личностью Попова В.В. о том, что у того не имелось необходимости совершать преступления по найму, поскольку являлся предпринимателем и не нуждался в денежных средствах, которые, по версии обвинения, ему давали за совершение убийств. Не приводя конкретных фамилий, указывает, что стороне защиты было отказано в вызове свидетелей, которые, по мнению защиты, могли дать показания о непричастности Попова к совершению ряда преступлений. В ходе судебного следствия государственным обвинителем доводилась информация до присяжных заседателей, не подлежащая рассмотрению с их участием: демонстрировались фотографии места совершения преступления со следами преступления, орудий преступления, что могло оказать негативное воздействие на присяжных заседателей и повлиять на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы. Кроме того, адвокат считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного Попову ВВ.

наказания, которое, по мнению адвоката, назначено без учета наличия у Попова малолетних детей, хотя это обстоятельство формально и признано судом смягчающим, просит отменить приговор; - адвокат Панков В.А. в интересах осужденного Попова В.В. считает приговор незаконным и необоснованным, несоответствующим требованиям статей 307-308 УПК РФ, при этом указывает, что в ходе судебного разбирательства неоднократно была нарушена процедура собирания доказательств со стороны обвинения, представители которой задавали наводящие вопросы свидетелям обвинения, которые повлекли за собой ответы, содержащие сведения, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, однако председательствующий судья не реагировал на эти нарушения закона. Просит отменить приговор и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания (т. 60 л.д. 203-205); указывает, что решение по статье 209 УК РФ в резолютивной части приговора не отражено; судом нарушены положения статьи 252 УПК РФ, поскольку в судебном разбирательстве в отношении Попова рассматривались обстоятельства убийства С , К , С и Д но данные эпизоды Попову не вменялись; при отсутствии оснований Попов удалялся председательствующим судьей и судебное разбирательство проводилось в отсутствие подсудимого, что является нарушением закона; председательствующий ограничивал Попова ВВ. в предоставлении доказательств; в судебном заседании в присутствии коллегии присяжных заседателей, исследовались данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении Попова В.В.; в нарушение закона процессуальные моменты обсуждались при присяжных заседателях; сторона защиты была лишена возможности участия в прениях сторон; председательствующий судья утратил объективность и беспристрастность при произнесении напутственного слова; председательствующий судья нарушил положения части 2 статьи 338 УПК РФ, отказав стороне защиты в постановке вопросов о доказанности обстоятельств, влияющих на степень виновности; Попов был ограничен в праве пользоваться помощью защитника при подготовке замечаний на проект вопросного листа; председательствующий судья изменил формулировки обвинения по фактическим обстоятельствам дела в вопросном листе и затем в приговоре; председательствующий судья не выполнил требования об обязательности вердикта, исключив из обвинения Попова ВВ. часть 1 статьи 209 УК РФ и из части 3 статьи 222 УК РФ - приобретение оружия, поскольку не установлена дата приобретения; председательствующий судья не принял решение об исключении из числа допустимых доказательств показаний потерпевшей Я и ряда свидетелей, которые сообщали сведения, основанные на догадках и предположениях, а также не указавших источник своей осведомленности; указывает на нарушение закона при допросе свидетеля Б аналогичные, изложенным в кассационной жалобе Попова ВВ.; председательствующим судьей был нарушен принцип объективности, он не принимал меры к обеспечению состязательности процесса и равноправия сторон. Просит приговор отменить, дело направить на новое разбирательство со стадии предварительного слушания; - адвокат Рахмилевич Д.Б. в интересах осужденного Попова В .В., считая приговор незаконным, указывает, что судом не было прекращено дело по обвинению Попова ВВ. по части 1 статьи 209 УК РФ, несмотря на его осуждение по данной статье приговором от 23 марта 2010 года, при этом в судебном заседании исследовались доказательства по этому обвинению, что нарушило права Попова В.В., способствовало предубеждению присяжных в отношении подсудимого. Кроме того, необходимые для квалификации действий по этому обвинению обстоятельства - в частности в вопросе №1 не описаны признаки вооруженности группы. Нарушены положения статьи 252 УК РФ при формулировании вопросного листа по обвинению Попова ВВ. по части 1 статьи 209 УК РФ, поскольку обвинение в создании банды ему не предъявлялось, однако суд указал на это обстоятельство в вопросе №2, нарушены требования закона и при формулировании вопроса №139, поскольку поставленные на разрешение коллегии присяжных заседателей фактические обстоятельства отличались от предъявленного Попову ВВ. обвинения. Указывает на нарушения закона при формулировании вопросов в отношении Бутько, Геруса, Шестакова и Муравьева по обвинению по статье 222 УК РФ. В дополнениях также указал на нарушение прав Попова ограничением выступления в прениях. Просит приговор отменить; - осужденный Бутько П.Б. полагает приговор незаконным, необоснованным, постановленным с нарушением норм УПК РФ, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора. По мнению осужденного, суд незаконно допустил разбирательство по статье 209 УК РФ, хотя он уже был осужден за данное преступление, что оказало воздействие на присяжных заседателей; свидетели, допрашиваемые по этим обстоятельствам - К , Ш Б , своими показаниями оказывали воздействие на присяжных заседателей.

Ходатайство Попова на предварительном слушании об исключении обвинения по статье 209 УК РФ в связи с осуждением по данной статье приговором от 2010 года, суд оставил без удовлетворения, а затем в приговоре исключил статью 209 УК РФ из обвинения, как излишне вмененную. Считает необоснованным рассмотрение в одном производстве уголовного дела по обвинению Муравьева в убийстве С К , С Д поскольку остальные подсудимые были уже осуждены по этим эпизодам, обстоятельства совершения убийства названных лиц вновь исследовались с участием присяжных заседателей в судебном заседании, что повлекло доведение до присяжных заседателей информации, которая могла повлиять на принятое ими решение. Осужденные за совершение данных преступлений лица, были лишены возможности участвовать в исследовании доказательств по этим эпизодам. Суд дал возможность подсудимым и их защитникам выступить в прениях сторон только по обвинению в бандитизме, лишив их возможности выступить по остальным эпизодам обвинения. Считает, что за преступления, предусмотренные пунктами «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания; - адвокат Марчуков Б.Н. в интересах Бутько П.Б. указывает о несогласии с приговором в связи с назначением Бутько П.Б. чрезмерно сурового наказания; - адвокат Козяр Т.П. считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным с нарушением норм УПК РФ, которые повлияли или могли повлиять на вынесение законного, обоснованного и справедливого приговора. Указывает, что в ходе судебного разбирательства судом исследовались доказательства, которые не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу, в том числе по обвинению осужденных в совершении преступления, предусмотренного статьей 209 УК РФ, по которому они уже были осуждены. По мнению адвоката, суд также исследовал доказательства, которые подлежали исключению из списка допустимых, в частности показания некоторых свидетелей были основаны на предположениях и догадках.

Судом нарушены требования статьи 89 УПК РФ, поскольку были исследованы доказательства, полученные в результате оперативно-розыскной деятельности.

Считает необоснованным рассмотрение в одном производстве уголовного дела по обвинению Муравьева в убийстве С К С Д поскольку остальные подсудимые были уже осуждены по этим эпизодам.

Государственный обвинитель в присутствии присяжных заседателей допускал оценку показаний ее подзащитного Бутько с точки зрения их достоверности, после чего предлагал подсудимому Муравьеву повторить свои показания относительно того или иного эпизода обвинения, по которому Муравьев уже дал показания, чем оказывалось воздействие на присяжных заседателей. Были нарушены права подсудимых в связи с лишением их возможности выступить в прениях сторон по предъявленному обвинению в совершении убийств. Допущено нарушение закона и при решении вопроса об исключении из обвинения Бутько П.Б. части 2 статьи 209 УК РФ.

Нарушены права Бутько П.В. и в связи с лишением возможности получения своевременной квалифицированной помощи в связи с предоставлением недостаточного времени для изучения проекта вопросного листа и подготовки замечаний и других вопросов. Просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания; - осужденный Шестаков П.В., заявляя о незаконности и необоснованности приговора, указывает, что судом были нарушены принципы состязательности и равенства сторон, так как при допросе свидетеля Ш сторона обвинения задавала ему вопросы, не касающиеся данного уголовного дела. Председательствующий сам задал ему (Шестакову) вопрос о причастности к убийству Щ спровоцировав его на доведение до сведения присяжных заседателей информации о прежней судимости.

Также указывает, что председательствующий нарушил его право на защиту, не дав ему и его защитникам возможности 2 августа 2012 года выступить в судебных прениях по остальным, кроме бандитизма, эпизодам обвинения.

Председательствующий не предоставил ему возможности подготовить с участием адвоката замечания к проекту вопросного листа, необоснованно отказал его защитникам в постановке перед присяжными заседателями вопросов, которые исключают его ответственность за содеянное или влекут ответственность за менее тяжкое преступление. При постановлении приговора суд нарушил требования статьи 348 УПК РФ, так как не прекратил уголовное дело по части 2 статьи 209 УК РФ, а исключил данное обвинение после провозглашения вердикта, в результате чего стороне защиты пришлось опровергать доказательства обвинения в преступлении, в котором они обвинялись незаконно, что способствовало формированию у присяжных заседателей предубеждения относительно него и других подсудимых. Просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания; - адвокат Бенедюк Е.М. в защиту интересов осужденного Шестакова П.В. считает приговор незаконным и необоснованным, поскольку в судебном заседании были допущены нарушения норм УПК РФ, которые, по мнению автора жалобы, повлекли вынесение присяжными заседателями необъективного вердикта. Были нарушены принципы состязательности и равенства сторон, так как при допросе свидетеля Ш сторона обвинения задавала ему вопросы, не касающиеся данного уголовного дела, в частности по эпизодам убийства Щ а и приготовления к убийству К которые не инкриминировались подсудимым, при этом председательствующий не препятствовал стороне обвинения, в то время как стороне защиты было запрещено задавать свидетелю уточняющие вопросы. В судебном заседании 6 июня 2012 года, в нарушение требований части 8 статьи 335 УПК РФ, задал Шестакову вопрос о его причастности к убийству Щ спровоцировав его на доведение до сведения присяжных заседателей информации о его предыдущей судимости. Председательствующий отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о предоставлении возможности ознакомления с протоколом судебного заседания с целью подготовки к судебным прениям, к тому же ограничил сторону защиты в выступлениях в прениях, лишив подсудимых и защитников возможности выступить в прениях 02.08.2012 года по эпизодам обвинения, кроме эпизода обвинения в бандитизме. Просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение; - адвокат Винниченко Ю.А. в защиту интересов Шестакова П.В. указывает на незаконность приговора в связи с нарушением прав подсудимых, поскольку подсудимые и их защитники были лишены судом возможности выступления в прениях по всем пунктам предъявленного обвинения, а ходатайства о предоставлении возможности восстановления нарушенных прав судом оставлены без удовлетворения, при этом стороне обвинения было предоставлено право выступить в прениях по всем эпизодам обвинения. Из содержания вопроса №59, следует, что в совершении убийства Г и Х принимали участие два человека, а из вопроса №69 и ответа на него - один человек - Шестаков П.В., что, по мнению автора жалобы, указывает на противоречивость вердикта коллегии присяжных заседателей, а установленные ими обстоятельства, противоречат материалам уголовного дела и не устранены судом, при этом, при формулировании вопроса №69 суд нарушил положения статьи 252 и части 6 статьи 339 УПК РФ. При постановлении приговора, при квалификации действий Шестакова П.В., суд необоснованно по эпизоду убийства Г и Х указал на его совершение общеопасным способом, вместе с тем такое обвинение Шестакову П.В. не предъявлялось и доказательства этого судом не исследовались. Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство; - осужденный Муравьев А.А. считает приговор чрезмерно суровым, при этом указывает, что суд при назначении ему наказания не выполнил требования уголовного закона. Так, по мнению осужденного, суд не принял во внимание вердикт присяжных заседателей, признавших его заслуживающим снисхождения, не учел требования части 1 статьи 62 УК РФ, при назначении ему наказания по части 2 статьи 209, пунктам «а», «е», «д», «ж», «з» части 2 статьи 105 и части 3 статьи 222 УК РФ суд должен был применить положения статьи 65 и части 1 статьи 62 УК РФ, а наказание по части 3 статьи 30, пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ должно быть назначено с применением статей 66, 65 и части 1 статьи 62 УК РФ.

Просит изменить приговор, применить действие указанных статей и смягчить ему наказание; -осужденный Герус А.А. указывает о незаконности и необоснованности приговора, как постановленным с нарушением уголовно-процессуального закона, принципов состязательности и равенства сторон. Указывает о нарушении положения статьи 252 УПК РФ при предъявлении ему, Попову и другим лицам, обвинения, поскольку рассмотрение в одном производстве уголовного дела по обвинению Муравьева в убийстве С К С Д т.е. по эпизодам, по которым остальные подсудимые были уже осуждены, судебное разбирательство в отношении Муравьева А.А. заведомо влекло нарушение части 7 статьи 335 УПК РФ, в связи с исследованием судом обстоятельства, свидетельствующих о причастности подсудимых к преступлениям совершенным Муравьевым, несмотря на то, что им обвинение по данным эпизодам не предъявлялось по настоящему делу и по данным эпизодам другие подсудимые показания не давали и вопросов свидетелям не задавали, в то время как прокурор в прениях и председательствующий в напутственном слове ссылались на доказательства, свидетельствующие о причастности подсудимых к преступлениям, которые им не инкриминировались, что оказало воздействие на присяжных заседателей. Приводя хронологию судебного заседания, содержание показаний свидетелей, давая им собственную оценку, указывая на их недостоверность, считает, что часть показаний не имела отношения к предъявленному обвинению. Председательствующий судья проявлял предвзятость, ограничивал подсудимых в вопросах к свидетелям, делал им необоснованные замечания, предупреждения, задавал свидетелям наводящие вопросы, оказывал на них давление, высказывал свое мнение относительно исследованных доказательств, позволял государственному обвинителю и свидетелям касаться обстоятельств, не подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, позволял подсудимому Муравьеву повторно, по предложению государственного обвинителя давать показания, делать оценку показаниям других подсудимых на предмет их достоверности, позволял стороне обвинения представлять доказательства, не имеющие отношения к предъявленному подсудимым обвинению, а также недостоверную информацию, в том числе основанную на слухах, необоснованно отклонял ходатайства стороны защиты, не представил возможности подсудимым, за исключением Муравьева, выступить в прениях сторон, а выступления в репликах ограничил, необоснованно удалил из зала суда осужденного Попова, с нарушением закона возобновил судебное следствие. Вопросный лист составлен председательствующим судьей с нарушением требований части 1 статьи 338 УПК РФ по позиции государственного обвинителя, без учета результатов судебного следствия.

В напутственном слове, произнесенным с нарушением требований статьи 340 УПК РФ, председательствующий вводил в заблуждение присяжных заседателей, ссылался на доказательства, не исследовавшиеся в судебном заседании. При вынесении вердикта также были допущены нарушения закона: вопросный лист был не прошит и не опечатан. После первого выхода присяжных заседателей из совещательной комнаты и проверки председательствующим вопросного листа, председательствующий о чем-то конфиденциально беседовал со старшиной присяжных заседателей, после чего присяжные заседатели вновь удалились в совещательную комнату. Приговор суда не соответствует результатам судебного следствия, вопросному листу и квалификации деяний. Кроме того, осужденный указывает в своих жалобах, что суд необоснованно постановил конфисковать автомобили и так как эти автомашины не использовались для совершения преступлений. Протокол судебного заседания не соответствует действительности и не отражает событий, происходивших в ходе судебного разбирательства. С учетом доводов своих жалоб, осужденный Герус А.А. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания;.

- адвокат Чикарин П.В. в защиту осужденного Геруса А.А. указывает, что судом не выполнены требования уголовного закона (статьи 6, 60 УК РФ) при назначении Герусу А.А. наказания, не учтена его второстепенная роль в совершении преступлений, не принял суд во внимание и то, что Герус признал вину и раскаялся в содеянном, положительно характеризуется по месту жительства, имеет малолетнего ребенка, на учете у нарколога и психиатра не состоит. С учетом этих доводов адвокат просит изменить приговор и смягчить Герусу А.А. наказание, назначенное по пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 ст. 105 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и их адвокатов государственные обвинители просят оставить их без удовлетворения, а приговор суда - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, возражения на кассационные жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей, судом допущено не было.

Коллегия присяжных сформирована с соблюдением положений статьи 328 УПК РФ. Стороны в полной мере реализовали предоставленное им право при формировании коллегии присяжных заседателей.

В судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное разбирательство проведено на основе принципа состязательности, установленного статьей 15 УПК РФ, положений статьи 335 УПК РФ об особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, статьи 334 УПК РФ о полномочиях судьи и присяжных заседателей. Процессуальные вопросы, в случае необходимости, в соответствии с законом разрешались председательствующим судьей в отсутствие коллегии присяжных заседателей.

Вопреки доводам кассационных жалоб, нарушений требований статьи 252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства, судом допущено не было.

Рассмотрение в одном производстве уголовных дел по обвинению Попова ВВ., Бутько П.Б., Геруса А.А., Шестакова П.В. и Муравьева А.А. основано на законе, не нарушило чьих-либо прав и соответствует положениям статьи 153 УПК РФ, поскольку согласно предъявленному Муравьеву А.А. обвинению, ему инкриминировано участие в банде, совершение в ее составе ряда преступлений, совершенных совместно с Поповым ВВ. и Бутько П.Б. - покушении на убийство С с Поповым В.В., Бутько П.Б. и Герусом А.А. убийстве М и Игнатова СВ.; с Поповым В .В., Бутько П.Б. и Шестаковым П.В. - в убийстве Н Г и Х с Поповым ВВ., Бутько П.Б., Герусом А.А. и Шестаковым П.В. - в убийстве А К и покушении на убийство Ш в незаконном приобретении, хранении, перевозке, передаче и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов, в составе организованной группы.

Несостоятельны доводы кассационной жалобы Попова ВВ. на нарушение закона при доказывании виновности Муравьева А.А. по этим эпизодам обвинения, более того, ни самим Муравьевым, ни его адвокатом указанные обстоятельства не обжалуются.

Вопреки утверждениям кассационных жалоб осужденных Попова В.В., Бутько П.Б., Геруса А.А. адвокатов Панкова В.А., Козяр Т.П. не допущено нарушения закона и рассмотрением в рамках одного судебного разбирательства эпизодов предъявленного Муравьеву А.А. обвинения в убийстве С К , С Д Согласно материалам дела, Попов ВВ., Бутько П.Б., Герус А.А., Шестаков П.В. ранее были осуждены за совершение этих преступлений, в связи с чем, в ходе судебного разбирательстве по обвинению Муравьева А.А. в совершении указанных преступлений не исследовались обстоятельства совершения убийств и причастность к преступлениям лиц, ранее осужденных за совершение данных преступлений, в связи с чем, судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационных жалоб о доведении до присяжных заседателей информации, которая могла повлиять на принятое ими решение.

В связи с тем, что обстоятельства убийств С , К С , Д не являлись предметом судебного разбирательства в отношении Попова ВВ., Бутько П.Б., Геруса А.А. и Шестакова П.В., поскольку ранее они уже были осуждены за совершение этих преступлений, оснований для их участия в исследовании доказательств ходе судебного разбирательства по предъявленному в этой части Муравьеву А.А. обвинению не имелось, и права Попова, Бутько, Шестакова и Геруса указанным обстоятельством нарушены не были. Доводы жалоб о возможном оказании незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей исследованием обстоятельств убийств С К , С Д судебная коллегия находит несостоятельными.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб о незаконности разбирательства дела по статье 209 УК РФ в отношении Попова ВВ., Бутько П.Б., Шестакова П.В. и Геруса А.А. в связи с тем, что ранее они уже были осуждены по указанной статье УК РФ, поскольку данные лица обвинялись также в совершении в составе банды ряда убийств, при этом вмененные эпизоды преступной деятельности в составе банды, ранее предметом рассмотрения суда не были.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства осужденного Попова В.В. в ходе предварительного слушания об исключении обвинения по статье 209 УК РФ.

Вопросы допустимости доказательств, иные процедурные моменты, были исследованы судом в соответствии с требованиями главы 10 УПК РФ, в порядке, определяемом частью 2 статьи 334 УПК РФ.

Доводы кассационных жалоб о нарушении судом принципа объективности и беспристрастности, об исследовании в судебном заседании недопустимых доказательств, лишении стороны защиты возможности представления доказательств, не основаны на материалах уголовного дела.

Согласно протоколу судебного заседания, все ходатайства стороны защиты о признании доказательств недопустимыми, о представлении доказательств, рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с положениями действующего УПК РФ, в процедуре, учитывающей особенности производства в суде с участием присяжных заседателей. Принятые председательствующим судьей решения по результатам рассмотрения заявлений и ходатайств основаны на законе, мотивированы, являются правильными.

Председательствующим судьей процедура рассмотрения ходатайств участников судебного разбирательства, в том числе и об исследовании доказательств, соблюдалась. Каждое из заявленных ходатайств разрешалось председательствующим судьей после выяснения мнения участников процесса.

Каких-либо оснований для признания недопустимыми доказательствами показаний свидетелей Ш Д И Б С , потерпевшей Я о чем указывают в кассационных жалобах осужденный Попов ВВ., адвокаты Панков В. А., Козяр Т.П. у суда не имелось. Нарушений норм уголовно-процессуального закона при их допросах допущено не было, их показания являлись относимыми к предмету судебного разбирательства, вопросы же достоверности и достаточности указанных показания подлежали оценке коллегией присяжных заседателей при разрешении поставленных перед ними вопросов факта.

Не является нарушением закона использование в процессе доказывания результатов оперативно-розыскной деятельности, полученных в соответствии с положениями Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», легализованных и приобщенных к материалам уголовного дела в соответствии с требованиями действующего законодательства. Оснований для исключения таких доказательств из числа допустимых у суда не имелось, вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Козяр Т.П. нарушения положений. Статьи 89 УПК РФ председательствующим по делу судьей допущено не было.

Несостоятельны доводы кассационной жалобы осужденного Попова ВВ. о том, что суд незаконно лишил его права на заявление ходатайства об исключении доказательств из числа допустимых, в частности об исключении ряда сведений, содержащихся в протоколе допроса свидетеля С необоснованно отклонил его ходатайство об исключении из числа допустимых доказательств заключения судебно-биологической экспертизы (т. 15 л.д. 63-68), исследованной 23.11.2011 года (т. 53 л.д. 214-215); Как следует из протокола судебного заседания, при исследовании 23 ноября 2011 года заключения эксперта № 1574-3 от 22.10.2007 года в судебном заседании ходатайства об исключении из числа допустимых доказательств Поповым ВВ.

заявлено не было, основания для удовлетворения его возражений против оглашения государственным обвинителем письменных материалов дела у суда не имелось.

Позднее, 30 ноября 2011 года, Поповым В.В. было заявлено ходатайство об исключении указанного заключения эксперта из числа допустимых доказательств, которое председательствующим по делу судьей было в установленном законом порядке разрешено (т. 47 л.д. 144-148), принятое решения основано на законе и является правильным.

Сведения, сообщенные свидетелем при допросе в рамках установленной законом процедуры, как уже было отмечено ранее, не могут рассматриваться как основание к исключению этого доказательства из числа допустимых. Изложенные свидетелем в ходе судебного разбирательства известные ему обстоятельства рассматриваемого уголовного дела, подлежащие исследованию с участием коллегии присяжных заседателей, оцениваются судьями факта на предмет их достоверности, относимости и достаточности.

Судебная коллегия находит обоснованными и законными, не нарушающими чьих-либо прав действия судьи, отказавшего Попову В .В., Бутько П.Б. в оглашении в судебном заседании в связи с отсутствием противоречий показаний потерпевшей С (т. 53 л.д. 244-246), свидетеля Б (т. 55 л.д. 8-17) в ходе предварительного следствия.

Не допущено ограничений прав сторон в связи с отсутствием возможности дополнительного допроса свидетелей, ранее допрошенных в судебном заседании, которые не явились по повторному вызову суда, поскольку, как следует из материалов дела, судом меры к их вызову принимались.

Судебная коллегия также отмечает, что в силу части 4 статьи 271 УК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон, в связи с чем, несостоятельны и доводы кассационных жалоб о необоснованном отказе судьи в вызове свидетелей защиты.

Доводы кассационных жалоб о том, что участники судебного разбирательства со стороны защиты в ходе судебного следствия были лишены права на представление доказательств, на необоснованный отказ в вызове свидетелей по эпизоду покушения на С которые обладали значимой для дела информацией, о чем указывает в кассационной жалобе Попов ВВ., не основаны на материалах уголовного дела.

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства, председательствующий судья обоснованно указал, что заявленные осужденным Поповым ВВ. свидетели обладают информацией по обстоятельствам преступлений, обвинение по которым Попову В.В. в данном судебном заседании не предъявлено и, соответственно, не имеется оснований для допроса этих свидетелей в судебном заседании.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Выходцева Н.В. в интересах осужденного Попова ВВ. в ходе судебного разбирательства права стороны защиты на предоставление присяжным заседателями необходимой информации ограничены не были. Запрет председательствующего судьи на исследование данных о личности подсудимых основан на положениях части 8 статьи 335 УПК РФ.

Не основаны на материалах дела и доводы кассационных жалоб об ограничении председательствующим по делу судьей стороны защиты в праве на предоставление письменных доказательств, а также доказательств, указывающих на достоверность показаний свидетелей.

Не допущено судом ограничений прав участников уголовного судопроизводства со стороны защиты в ходе допросов потерпевшего С (т. 54 л.д. 100-109), свидетелей Ш (т. 52 л.д. 152-200), К (т. 54 л.д. 176-216), С (т. 54 л.д. 80-86), К (т. 54 л.д. 39-47), Н (т. 54 л.д. 47- 53) , П (т. 54 л.д. 31-39) и других, о чем указано в кассационных жалобах, поскольку в ходе допросов указанных лиц в судебном заседании, участникам судебного разбирательство со стороны защиты была предоставлена возможность задать вопросы допрашиваемым лицам. В случаях когда задаваемые свидетелям вопросы затрагивали обстоятельства, не подлежащие исследованию с участием коллегии присяжных заседателей, либо не относились к обстоятельствам рассматриваемого уголовного дела, председательствующим судьей принималось основанное на законе решение об отклонении такого рода вопросов.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Попова В.В., допрос свидетеля Б в условиях, исключающих их визуальное наблюдение, по ходатайству государственного обвинителя и при отсутствии возражений сторон, на основании мотивированного постановления судьи производился в соответствии с положениями части 5 статьи 278 УПК РФ (т. 54 л.д. 132-140). Каких-либо данных, об возможном оказании на свидетеля воздействие со стороны третьих лиц, не имеется и осужденным Поповым ВВ. не представлено.

Не имелось у председательствующего судьи и для раскрытия подлинных данных о личностях свидетелей, чьи подлинные данные сохранены в тайне.

Несостоятельны доводы кассационной жалобы осужденного Попова ВВ. о нарушении судом принципа равноправия и состязательности сторон. Представление и исследование доказательств в ходе судебного следствия - процесс, в котором стороны уголовного судопроизводства решают возложенные на них обязанности - соответственно поддержания обвинения или его опровержение, представление доказательств в обоснование своей позиции и несостоятельности позиции другой стороны, в связи с чем, именно в ходе судебного следствия получают оценку те или иные исследованные доказательства, устраняются имеющиеся противоречия. В прениях же каждая из сторон подводит итоги этого исследования, излагая свои доводы в речи и в реплике перед судом со своей позиции, с целью обратить внимание судей на свою трактовку события, обстоятельств преступления, в связи с чем, не могут рассматриваться как нарушения закона действия государственного обвинителя по оценке и анализу в ходе судебного следствия доказательств стороны защиты и представлению доказательств, их опровергающих.

Материалами дела не подтверждаются доводы кассационных жалоб осужденного Попова ВВ., Геруса А.А., Бутько П.Б., Шестакова П.В., адвокатов Выходцева Н.В., Панкова В .А., об оказании государственным обвинителем незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей при исследовании материалов уголовного дела, при допросе свидетелей.

Выяснение государственным обвинителем у подсудимого Муравьева А.А. обстоятельств совершения преступлений относительно изложенной в судебном заседании позиции других подсудимых не может быть расценено как нарушение закона, поскольку является способом устранения противоречий в показаниях допрашиваемых в судебном заседании лиц.

В соответствии с положениями части 3 статьи 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, но поскольку правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом, председательствующий по делу судья обязан выяснять все значимые по делу обстоятельства, ему предоставлена возможность задавать вопросы допрашиваемым в судебном заседании лицам. Доводы кассационной жалобы осужденного Попова ВВ. о том, что председательствующим судьей давалась негативная оценка его показаниям в ходе судебного заседания, не основана на материалах уголовного дела.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Попова ВВ., нарушений требований уголовно-процессуального законодательства председательствующим судьей, удовлетворившим его ходатайство об оглашении показаний свидетеля Ш на предварительном следствии в связи с противоречиями в определенной части, и предоставившего возможность оглашения доказательства его (Попову В .В.) защитнику - адвокату Панкову, допущено не было.

Согласно протоколу судебного заседания, были оглашены показания свидетеля Ш в определенной части, в соответствии с заявленным ходатайством, (т. 52 л.д. 198), при этом в протоколе судебного заседания не содержится данных о том, что председательствующий судья указывал адвокату Панкову текст в показаниях, который подлежал оглашению.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Шестакова П.В., адвоката Бенедюк Е.М., при допросе свидетеля Ш тот сообщал об обстоятельствах совершения преступления в отношении Щ а, отвечая в том числе и на вопросы самого Шестакова П.В. Несостоятельны и доводы кассационных жалоб об ограничении стороны защиты на представление доказательств. Согласно протоколу судебного заседания, сторона обвинения закончила представление доказательств 19 марта 2012 года, судебное следствие при отсутствии возражений сторон, было окончено 19 июля 2012 года, таким образом, сторона защиты представляла свои доказательства более 4 месяцев.

Не нарушены права Попова ВВ. решением председательствующего по делу судьи об удалении его из зала судебного заседания. Судебная коллегия считает, что принятое председательствующим судьей решение в полной мере соответствует требованиям действующего законодательства и не нарушает положений статьи 247 УПК РФ. Как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, по смыслу статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, право подсудимого на рассмотрение его дела в его присутствии не означает, что это право должно быть ему гарантировано даже при нарушении им порядка в зале судебного заседания и при создании препятствий для надлежащего осуществления правосудия и реализации другими участниками процесса. В соответствии с частью 1 статьи 258 УПК РФ, при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения либо удаляется из зала судебного заседания. В соответствии с частью 3 статьи 258 УПК РФ подсудимый может быть удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон. Принятое судом решение об удалении подсудимого Попова ВВ., систематически нарушавшего в ходе судебного заседания порядок, не подчинявшегося распоряжениям председательствующего, не реагировавших на неоднократные замечания судьи, основано на законе и не может расцениваться как существенное нарушение прав подсудимого. Из содержания протокола судебного заседания следует, что подсудимый Попов ВВ. неоднократно во время судебного заседания проявлял неуважение к суду, перебивал председательствующего, после сделанных замечаний и предупреждений о возможном удалении продолжили нарушать порядок в судебном заседании. Его действия обоснованно были расценены как нарушение порядка в судебном заседании и неподчинение законным распоряжениям председательствующего, в связи с чем, он и был удален из зала судебного заседания. Принятое решение судьи основано на законе (т. 49 л.д. 37-41).

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Попова ВВ., выписки из протокола судебного заседания, в дни судебных заседаний, проходивших без его участия, судом ему своевременно направлялись, о чем в материалах дела имеются соответствующие расписки. Все поступившие в адрес суда заявления и ходатайства, рассмотрены, письменные возражения на действия председательствующего судьи приобщены к материалам уголовного дела, устные - занесены в протокол судебного заседания.

Несостоятельны и довода кассационной жалобы Попова ВВ. о нарушении председательствующим судьей положений статей 294, 344 УПК РФ, незаконном возобновлении судебного следствия, оконченного еще 3.07.2012 года, об отсутствии соответствующего постановления, что лишило участников процесса возможности обжалования принятого решения. Согласно протоколу судебного заседания, продолжение судебного следствия, об окончании которого было объявлено 3.07.2012 года, имело место по ходатайству Попова ВВ., который был председательствующим возвращен в зал судебного заседания, после его удаления 5 июня 2012 года. При этом, положения статей 294, 344 УПК РФ содержат указания о праве председательствующего судьи возобновить судебное следствие после прений сторон и последнего слова подсудимого, либо после поступления соответствующей просьбы от коллегии присяжных заседателей, удалившейся в совещательную комнату для постановления вердикта. Таким образом, принятое судьей решение по ходатайству Попова В.В. о дополнении судебного следствия не нарушало чьих-либо прав, в том числе и Попова ВВ.

Поскольку часть 3 статьи 258 УПК Российской Федерации, лишь определяет конечный срок, до которого возможно удаление подсудимого - окончание прений сторон, продолжительность применения мер воздействия определяется председательствующим судьей с учетом систематичности допущенных нарушений порядка в судебном заседании, иных обстоятельств, соблюдения законности в ходе судебного разбирательства. Таким образом, принятое председательствующим судьей решение о возвращении Попова ВВ. для дальнейшего участия в процессе 10.07.2012 года Попова ВВ. зал судебных заседаний (т. 57 л.д. 223-224), не требовало вынесения постановления, которым бы отменялось ранее принятое решение об удалении Попова ВВ. из зала судебных заседаний.

Не основаны на законе и утверждения в кассационных жалобах о лишении председательствующим судьей участников судопроизводства со стороны защиты возможности повторного заявления ходатайств или обжалования решений судьи, отказом в выдаче копий процессуальных решений по заявленным ходатайствам.

Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства, ранее принятое решение об отказе в удовлетворении ходатайства не лишает стороны возможности повторного заявления такого ходатайства (часть 3 статьи 271 УПК РФ). Что касается возможности обжалования решений судьи, то в силу положений статьи части 5 статьи 355 УПК РФ, действовавшей на момент принятия судом соответствующих процессуальных решений, не подлежали обжалованию отдельно от обжалования итогового судебного решения определения или постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства о порядке исследования доказательств; об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства; о мерах обеспечения порядка в зале судебного заседания, за исключением определений или постановлений о наложении денежного взыскания.

Заявления Попова ВВ. об ограничении его председательствующим судьей его права возражать на действия председательствующего в судебном заседании 1.08.2012 года, не основано на материалах дела. Согласно протоколу судебного заседания, имевшие место возражения участников процесса, как письменные, так и устные, занесены в протокол судебного заседания, либо приобщены к материалам уголовного дела. Согласно содержанию протокола, при произнесении 1 августа 2012 года Поповым ВВ. речи в ходе судебных прений, каких-либо возражений на действия председательствующего судьи им сделано не было.

Не состоятельны доводы кассационных жалоб осужденных, их защитников о лишении осужденных возможности получения своевременной, квалифицированной помощи защитников по правовым вопросам. Как усматривается из материалов дела, юридическую помощь осужденным оказывали защитники - адвокаты, занимавшие активную позицию в судебном разбирательстве, участвовавшие в исследовании доказательств, высказывавших согласованную с представляемыми ими лицами позицию по возникающим вопросам, обсуждаемым ходатайствам. При этом в ходе судебного разбирательства защиту осужденного Попова ВВ. осуществляли адвокаты Панков В.А. и Выходцев Н.В., Бутько П.Б. - адвокаты Марчуков Б.Н. и Козяр Т.П., Шестакова П.В. - адвокаты Бенедюк Е.М. и Винниченко Ю.А., Геруса А.А. - адвокаты Чикарин П.В. и Сулимов В.А., защиту интересов Муравьева А.А., не указывавшего в кассационной жалобе о нарушении его прав, адвокат Григорянц В.Н., при этом распорядок судебного разбирательства создавал все условия для согласования позиций подсудимый и представлявших их адвокатов.

Не нашли своего подтверждения материалами судебного производства доводы кассационных жалоб осужденных об оказании на присяжных заседателей незаконного воздействия со стороны председательствующего по делу судьи и государственного обвинителя. В материалах дела отсутствуют какие-либо данные, свидетельствующие об оказании незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей кем-либо из участников судебного процесса со стороны обвинения.

Председательствующим по делу судьей также не было допущено общения с присяжными заседателями вне судебного заседания. Не приведены такие факты и в кассационных жалобах.

Заявленные участниками судопроизводства в судебном заседании отводы государственному обвинителю, председательствующему по делу судье были рассмотрены в установленном законом порядке и обоснованно отклонены.

Доводы кассационных жалоб осужденных, адвокатов о том, что их ходатайства не получили разрешения председательствующим по делу судьей, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку все заявленные ими и их адвокатами в ходе судебного заседания ходатайства были председательствующим судьей рассмотрены в установленном законом порядке. Несостоятельны и доводы кассационных жалоб об отказе председательствующим судьей в удовлетворении всех ходатайств защиты. Согласно протоколу судебного заседания, ходатайства защиты об оглашении материалов уголовного дела, об исследовании доказательств были судом удовлетворены. Рассмотрение заявленных ходатайств судом проведено в порядке, установленном статьями 121-122 УПК РФ.

Несостоятельны доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов об оказании государственным обвинителем воздействия на присяжных заседателей при произнесении речей в прениях, о доведении до коллегии присяжных заседателей доказательств, которые не исследовались и не относились к предъявленному Попову, Бутько, Шестакову, Герусу обвинению, поскольку ряд приведенных в выступлении государственного обвинителя доказательств относились к предъявленному Муравьеву обвинению.

Учитывая, что в соответствии с положениями части 6 статьи 259 УПК РФ протокол судебного заседания изготавливается после окончания судебного заседания, при этом протокол может изготавливаться по частям. Согласно имеющемуся в материалах дела протоколу судебного заседания, он был изготовлен в целом по окончании судебного разбирательства. Отказ в предоставлении участвующим в деле лицам протокола судебного заседания для подготовки к прениям, о чем указывает в своей кассационной жалобе адвокат Бенедюк Е.М., не может быть расценен как нарушение и ограничение прав участников судопроизводства, поскольку судебное разбирательство проходило при их непосредственном участии, при этом законом предоставлено право участникам процесса фиксировать его ход, например с помощью производства аудиозаписи.

Судебные прения проведены с соблюдением требований статей 292, 336 УПК РФ. Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий по делу судья, при выступлении сторон в прениях, указывал на необходимость ссылаться лишь на исследованные в судебном заседании доказательства. Государственным обвинителем в прениях были приведены доказательства по делу, исследованных с участием присяжных заседателей, в полном объеме поддержано предъявленное подсудимым обвинение, а также высказано мнение относительно достаточности доказательств для принятия решения присяжными заседателями.

В судебном заседании председательствующий судья останавливал выступления участников процесса, при этом судебная коллегия отмечает, что учитывая особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей, которые устанавливают лишь фактические обстоятельства уголовного дела, председательствующий по делу судья обязан исключить возможность оказания какого-либо воздействия на присяжных заседателей, не допуская к исследованию не входящие в компетенцию присяжных заседателей обстоятельства дела, исключая возможность предоставления информации, ставящей под сомнение допустимость исследованных в судебном заседании доказательств. Таким образом, действия судьи основаны на требованиях части 2 статьи 293 УПК РФ, в соответствии с которой председательствующий вправе останавливать подсудимого в случаях, когда обстоятельства, излагаемые подсудимым, не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных Попова ВВ., Геруса А. А., Бутько П.Б., Шестакова П.В., адвокатов Бенедюк Е.М., Винниченко Ю.А., Козяр Т.П. Панкова В.А., судом не были ограничены права участников судопроизводства со стороны защиты на выступление в прениях. Согласно протоколу судебного заседания, в соответствии с установленной с учетом мнения подсудимых и их адвокатов очередностью, 1 августа 2012 года участникам судопроизводства со стороны защиты была предоставлена возможность выступления в судебных прениях, чем все участники судебного разбирательства и воспользовались. Исходя из положений статьи 292 УПК РФ, прения сторон состоят из речей обвинителя и защитник(ов)а, а также подсудим(ых)ого в случае заявления соответствующего ходатайства. Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом, что и имело место в судебном заседании. То обстоятельство, что участники судопроизводства со стороны защиты, выступая в прениях не в полном объеме высказались относительно предъявленного им обвинения, не свидетельствует о нарушении их прав, поскольку председательствующим судьей они в продолжительности выступления не ограничивались, довели до коллегии присяжных заседателей тот объем информации, который считали необходимым, в том числе и по предъявленным обвинениям в совершении иных кроме бандитизма, преступлениях.

При этом Геру су А. А., не закончившему выступление в прениях 1 августа 2012 года, была предоставлена возможность продолжить свое выступление в прениях 2 августа 2012 года. В этот же день в интересах Попова В.В. выступал в прениях и адвокат Выходцев Н.В. Согласно протоколу судебного заседания, участники уголовного судопроизводства со стороны защиты довели до присяжных заседателей свою позицию по всему предъявленному обвинению в ходе выступлений с репликами, а подсудимыми также и в последнем слове.

Вопреки доводам кассационных жалоб, председательствующим судьей не принималось решения о предоставлении участникам стороны защиты возможности проведения прений, состоящих из неоднократных выступлений участников судопроизводства со стороны защиты отдельно по каждому эпизоду предъявленного обвинения, о чем участники судопроизводства со стороны защиты были осведомлены, что следует из заявления Попова ВВ. (т. 58 л.д. 218).

Принятое председательствующим судьей решение об установлении порядка выступления участников со стороны защиты в прениях, основано на законе.

Неоднократное выступление в прениях защитников, подсудимых законом не предусмотрено, поскольку может повлечь нарушение принципа равенства сторон в уголовном процессе в связи с тем, что государственный обвинитель, в соответствии с требованиями закона, выступает в прениях один раз и по всему предъявленному и поддержанному им в судебном заседании обвинению в отношении всех подсудимых.

Судебная коллегия также отмечает, что объем процессуальных прав всех участников уголовного судопроизводства строго регламентирован действующим законодательством, и не допускает произвольного его изменения кем-либо из участников судопроизводства по своему усмотрению.

Председательствующим вопросный лист сформулирован в соответствии с положениями статьи 338 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, а также замечаний, высказанных сторонами при обсуждении проекта вопросного листа. Доводы кассационной жалобы Попова ВВ., адвоката Панкова В .А. о нарушении председательствующим судьей положений части 2 статьи 338 УПК РФ отказом Попову ВВ. в постановке дополнительных вопросов, судебная коллегия находит несостоятельным, поскольку предложенные дополнения существенно отличались по фактическим обстоятельствам от предъявленного обвинения, в связи с чем председательствующим судьей обоснованно не были включены в вопросный лис, подлежащий разрешению коллегии присяжных заседателей.

Не основаны на материалах дела и заявление осужденных и адвокатов в кассационных жалобах о недостаточности времени для подготовки замечаний и формулированию новых вопросов в предложенный проект вопросного листа.

Согласно протоколу судебного заседания, проект вопросного листа был передан сторонам 10 августа 2012 года, предоставлено время для его изучения, подготовки замечаний и формулировании вопросов до 13 августа 2012 года. При этом Поповым ВВ. были изложены замечания и сформулированы вопросы на 15 страницах рукописного текста, Герусом А.А. - на 4 листах(8 страницах) рукописного текста.

Ходатайств от осужденных о необходимости консультацией с защитниками для обсуждения проекта вопросного листа от подсудимых не поступало.

Несостоятельны и доводы кассационной жалобы осужденного Попова ВВ. о том, что сформулированные вопросы допускали признание подсудимых виновными в деянии, обвинение по которому не предъявлялось, указывая в частности, на несоответствие вопроса №34 по эпизоду убийства Н предъявленному ему обвинению, согласно обвинительному заключению Попов ВВ.- заказчик, по вопросному листу - организатор. Согласно предъявленному Попову В.В. обвинению, он организовал нападение на Н с целью его убийства (лист 12 обвинительного заключения, т. 38), не ухудшено положение Попова В.В. и формулировкой вопросов №79,82,85,88, из содержания которых следует, что Бутько, Герус, Шестаков, Муравьев совершили убийство А действуя в соответствии с разработанным планом. Не подтверждаются материалами дела и доводы кассационной жалобы адвоката Панкова В. А. об изменении председательствующим судьей в вопросном листе формулировок обвинения по фактическим обстоятельствам дела.

Не основаны на материалах дела и доводы адвоката Рахмилевича Д.Б. о нарушениях допущенных председательствующим судьей при формулировании вопросного листа по обвинению Попова В.В. по части 1 статьи 209 и части 3 статьи 222 УК РФ. Так в вопросе №1 указано о создании и существовании к 2 000 году в г.

устойчивой вооруженной группы из нескольких человек для совершения нападений, в вопросе №139 указано о наличии у этой группы вооружения. При формулировании вопросного листа по обвинению Попова В.В. по части 1 статьи 209 УК РФ не нарушены и положения статьи 252 УК РФ, поскольку согласно предъявленному Попову В.В. обвинению по настоящему уголовному делу, он организовал и руководил бандой, в связи с чем суд обоснованно указал на это обстоятельство в вопросе №2. Вопрос №139 вопросного листа, также сформулирован в соответствии с предъявленным Попову В.В. обвинением.

Напутственное слово председательствующим произнесено в соответствии с требованиями статьи 340 УПК РФ, в нем не высказано в какой бы то ни было форме личное мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и не оказывалось какое-либо иное незаконное воздействие на присяжных заседателей. Возражения подсудимого Шестакова П.В., в связи с имевшимися в напутственном слове неточностями были приняты председательствующим, в этой части было обращено внимание коллегии присяжных заседателей, от остальных участников процесса возражений в связи с содержанием напутственного слова не поступило (т. 59 л.д. 209-210).

Изучение председательствующим судьей вопросного листа с ответами присяжных заседателей, соответствует положениям части 2 статьи 345 УПК РФ, в соответствии с положениями которой, старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, что и было сделано председательствующим судьей (т. 59 л.д. 211). Таким образом, действия председательствующего по делу судьи по изучению вердикта коллегии присяжных заседателей, в полной мере соответствуют требованиям закона, а доводы кассационных жалоб осужденных Попова ВВ., Геруса А.А. несостоятельны.

Несостоятельны доводы кассационной жалобы осужденного Геруса А.А. о нарушении закона при вынесении вердикта в связи с тем, что вопросный лист не был прошит и опечатан, поскольку такого требования закон не содержит. Согласно материалам дела, требования статей 338, 345 УПК РФ по данному уголовному делу были соблюдены - после оглашения вопросов для коллегии присяжных заседателей, вопросный лист был передан старшине присяжных заседателей для ответов на поставленные вопросы, после заполнения был подписан старшиной, передан председательствующему судье для ознакомления, после устранения неясностей и противоречий, провозглашен в судебном заседании старшиной присяжных заседателей.

Вердикт коллегии присяжных является ясным и непротиворечивым.

Вопреки доводам кассационной жалобы Попова ВВ., доказанность его вины в незаконном обороте огнестрельного оружия установлена коллегией присяжных заседателей (ответ на вопрос № 140), каких-либо оснований для удовлетворения его заявления о роспуске коллегии присяжных на основании части 5 статьи 348 УПК РФ у председательствующего судьи не имелось.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями статьи 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Именно в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей и на его основании председательствующим по делу судьей действия осужденных Попова В.В., Бутько П.Б., Геруса А.А., Шестакова П.В. квалифицированы по пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ, части 3 статьи 30 и пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ, части 3 статьи 222 УК РФ, Муравьева А.А. - по части 2 статьи 209 УК РФ, пунктам «а», «е», «д», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ, части 3 статьи 30, пунктам «а», «е», «ж», «з» части 2 статьи 105 УК РФ, части 3 статьи 222 УК РФ.

Квалификация действий осужденных, вопреки доводам кассационных жалоб осужденных Попова ВВ., Геруса А.А., адвокатов осужденных, является верной.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Виниченко Ю.А., из содержания вопроса №59 о доказанности факта совершения убийства Г и Х не следует, что в совершении этого преступления участвовали два человека, содержание вопроса указывает лишь на факт причинения потерпевшим несовместимых с жизнью телесных повреждений в результате произведенных в них выстрелов из пистолета и автомата. Из вопроса №69 и ответа на него следует, что Шестаков П.В. произвел в потерпевших выстрелы из имевшегося у него пистолета, что соответствует предъявленному Шестакову П.В. обвинению. Согласно приговору, в этом же Шестаков П.В. и признан виновным, в связи с чем, каких-либо противоречий вердикт и приговор суда не содержат, нарушений положений статьи 252 и части 6 статьи 339 УПК РФ председательствующим судьей допущено не было.

Судьей принято обоснованное решение об исключении из обвинения Попова ВВ., Бутько П.Б., Геруса А.А., Шестакова П.В., которые приговором Ставропольского краевого суда от 23 марта 2010 года были осуждены по соответствующим частям статьи 209 УК РФ, при этом, судом на основании вердикта коллегии присяжных заседателей были установлены иные эпизоды преступной деятельности указанных лиц в составе банды, в частности совершение убийств, покушений на убийство - преступлений за которые они не были осуждены. Вместе с тем, содеянное указанными лицами, хотя по фактическим обстоятельствам несколько и отличалось от установленных ранее судом обстоятельств совершения преступлений в составе банды, однако не требовало повторной юридической квалификации и признания их виновными в связи с осуждением их по статье 209 УК РФ приговором от 23.03.2010 года. Поскольку ранее Попов В.В. приговором Ставропольского краевого суда был осужден по части 1 статьи 209 УК РФ за создание и руководство бандой, Бутько П.Б., Герус А.А. и Шестаков П.В. осуждены по части 2 статьи 209 УК РФ за участие в банде, судья, вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Рахмилевича Д.Б., исключив обвинение в этой части у указанных выше лиц, не нарушил положение Муравьева А.А., который присяжными заседателями был признан виновным по предъявленному по части 2 статьи 209 УК РФ обвинению, и ранее за эти действия он не осуждался.

При этом решение председательствующего судьи основано на законе. Попов ВВ., Бутько П.Б., Герус А.А. и Шестаков П.В. не подлежали оправданию по обвинению в бандитизме, в связи с чем, не имелось оснований для принятия такого решения и указания об этом в резолютивной части приговора. Выводы об исключении обвинения указанных лиц в совершении преступления, предусмотренного соответствующими частями статьи 209 УК РФ, как излишне вмененного, а также исключения из обвинения по статье 222 УК РФ в связи с неустановлением точной даты незаконности приобретения оружия, не нарушают положений статьи 348 УПК РФ об обязательности вердикта.

Вместе с тем, судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационной жалобы адвокат Винниченко Ю.А. в той части, что при квалификации действий Шестакова П.В., судья в приговоре необоснованно указал на совершение Шестаковым П.В. убийства Г и Х общеопасным способом, вместе с тем, указанный квалифицирующий признак по данному эпизоду обвинения Шестакову П.В. не предъявлялся, в связи с чем указание на совершение Шестаковым убийства Г и Х общеопасным способом подлежит исключению из приговора.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Геруса А.А., суд принял основанное на положениях статьи 81 УПК РФ решение о конфискации автомобилей - которые использовались членами банды, в том числе и при совершении преступлений, в частности, убийства С что установлено приговором Ставропольского краевого суда от 23 марта 2010 года.

В силу положений статьи 259 УПК РФ, право на ознакомление с протоколом судебного заседания было осужденными реализовано, протокол судебного заседания для ознакомления им был предоставлен. Поданные замечания на протокол председательствующим по делу судьей были рассмотрены в установленном законом порядке в соответствии с положениями статьи 260 УПК РФ. Судебная коллегия находит необоснованными доводы кассационных жалоб осужденных о необоснованности и немотивированности принятого судьей постановления по результатам рассмотрения замечаний на содержание протокола судебного заседания, доводы кассационных жалоб о несоответствии содержания протокола судебного заседания фактическому ходу судебного процесса судебная коллегия находит несостоятельными.

При назначении наказания Попову ВВ., Бутько П.Б., Герусу А.А., Шестакову П.В., Муравьеву А.А. , в соответствии с положениями части 3 статьи 60 УК РФ, судом были учтены характер и степень общественной опасности преступления, данные о личности виновных, влияние назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей.

Доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов о чрезмерной суровости назначенного наказания, судебная коллегия находит несостоятельными.

Судебная коллегия считает, что назначенное осужденным Попову ВВ., Бутько П.Б., Герусу А.А., Шестакову П.В., Муравьеву А.А. наказание отвечает принципам справедливости, указанным в статье 6 УК РФ, и не подлежит смягчению по доводам кассационных жалоб осужденных и их адвокатов. Судом была учтено смягчающее наказание Попова ВВ., Бутько П.Б., Геруса А.А. обстоятельство - наличие малолетних детей, совокупность смягчающих наказание Муравьеву А.А. обстоятельств - явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличение других соучастников преступлений, наличие малолетнего ребенка, при этом оснований для смягчения осужденным наказания, о чем указывают в своих кассационных жалобах осужденные и их адвокаты, судебная коллегия не находит.

При назначении наказания осужденным Попову ВВ., Бутько П.Б., Герусу А.В. и Шестакову П.В. судом обоснованно было учтено, что ими совершены особо тяжкие преступления посягающие на жизнь, при этом Попов В.В. и Бутько П.Б. признаны виновными в убийстве десяти лиц, Герус А.А. и Шестаков П.В. - в убийстве пяти лиц, при этом коллегией присяжных заседателей они не были признаны заслуживающими снисхождения. Назначенное им наказание в виде пожизненного лишения свободы является справедливым. Не находит судебная коллегия оснований для смягчения назначенного Шестакову П.В. наказания по части 2 статьи 105 УК РФ в связи с исключением из приговора указания на совершение им убийства Г и Х общеопасным способом.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Муравьева А.А., суд, назначая ему наказание, учел мнение присяжных заседателей, признавших Муравьева А.А. заслуживающим снисхождения и при назначении наказания руководствовался положениями статьи 65 УК РФ, а по эпизоду покушения на убийство - также и положениями статьи 66 УК РФ.

Признание вердиктом присяжных заседателей виновное лицо, заслуживающим снисхождения, при наличии также и явки с повинной, не влечет за собой последовательного применения норм, предусмотренных статьями 65, 62 УК РФ, поскольку законом определен порядок назначения наказания лишь с учетом максимальной санкции Особенной части Уголовного кодекса.

Оснований для смягчения назначенного Попову ВВ., Бутько П.Б., Герусу А.А., Шестакову П.В., Муравьеву А.А. наказания как за каждое совершенное преступление, таки по совокупности преступлений, судебная коллегия не находит.

Обстоятельств, влекущих отмену приговора, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь статьями 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ставропольского краевого суда с участием присяжных заседателей от 11 сентября 2012 года в отношении ШЕСТАКОВА П В изменить: исключить из приговора при квалификации действий Шестакова П.В. указание на совершение им убийства Г и Х общеопасным способом.

В остальном приговор в отношении ШЕСТАКОВА П В ПОПОВА В В БУТЬКО П Б ГЕРУСА А А МУРАВЬЕВА А А оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 19-О13-24СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 252. Загрязнение морской среды
УК РФ Статья 271. Нарушение правил международных полетов
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УПК РФ Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности
УПК РФ Статья 153. Соединение уголовных дел
УПК РФ Статья 247. Участие подсудимого
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УПК РФ Статья 293. Последнее слово подсудимого
УПК РФ Статья 294. Возобновление судебного следствия
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 344. Дополнительные разъяснения председательствующего. Уточнение поставленных вопросов. Возобновление судебного следствия
УПК РФ Статья 345. Провозглашение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх