Дело № 2-О11-1СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 марта 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №2-О11-1СП

от 21 марта 2011 года

 

председательствующего Магомедова М.М.

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу представителя потерпевшего адвоката Груздева И.А. и кассационное представление государственного обвинителя Коробова Р.Ю. на приговор Вологодского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 января 2011 года, которым

Филиппов [скрыто]

, судимый [скрыто]

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. п. «ж, з» ч. 2 ст.

105 УК РФ за недоказанностью события преступления и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта по основаниям п. п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Беляков [скрыто]

[скрыто], несудимый

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью события преступления и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта по основаниям п. п. 1,4 ст. 302 УПК РФ.

Виноградов [скрыто]

[скрыто], несудимый -

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, пп. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью события преступления и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта по основаниям п. п. 1,4 ст. 302 УПК РФ.

Фомичев Еш В

, судимый

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. п. «ж, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью события преступления и в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта по основаниям п. п. 1, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Гражданский иск МУЗ [скрыто] городская больница [скрыто] о

возмещении материального ущерба оставлен без рассмотрения.

Филиппов П.И. обвинялся в организации покушения на убийство

[скрыто] группой лиц по предварительному сговору, из корыстных

побуждений, по найму; Фомичев обвинялся в пособничестве этого убийства. Беляков Д.Н. и Виноградов С.А. обвинялись в покушении на убийство [скрыто] группой лиц по предварительному сговору из корыстных побуждений, по найму.

Вердиктом присяжных заседателей от 14 января 2011 года признаны недоказанными факты по предъявленному обвинению всем четверым подсудимым в виду неустановления события преступления.

Суд на основании данного вердикта постановил оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., выступление адвоката Матвеева В.Б., возражавшего против удовлетворения кассационных жалобы и представления и просившего оставить приговор без изменения, выступление прокурора Коваль К.И., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора,

Судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственный обвинитель Коробов Р.Ю. ставит вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства в ином составе суда.

Как полагает автор представления, по делу допущены нарушения уголовно - процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего и его законного представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

При формулировке вопросного листа, а именно вопроса № 1 о событии нападения и покушения на жизнь потерпевшего [скрыто] председательствующий не сформулировал фактические обстоятельства и последствия нападения на потерпевшего в виде причинения последнему конкретных телесных повреждений, которые согласно предъявленному обвинению вменялись всем подсудимым по делу.

Государственный обвинитель в представлении указывает, что установление характера и размера вреда, причиненного преступлением, является обязательным обстоятельством, которое подлежит доказыванию по каждому уголовному делу.

На данное нарушение закона стороной обвинения обращалось внимание председательствующего при обсуждении вопросного листа. Обвинением вносились замечания на вопросный лист о том, что в 1-ом вопросе обязательно должны быть указаны конкретные телесные

повреждения, которые были причинены потерпевшему [скрыто] и

повлекшие за собой причинение ему тяжкого вреда здоровью.

Указание данных телесных повреждений, по мнению автора представления, имело принципиальное значение для разрешения данного дела и ответа присяжных на вопрос №1, поскольку подсудимые обвинялись в покушении на убийство [скрыто] Перечень причиненных [скрыто] телесных повреждений действиями исполнителей

преступления свидетельствовал о наличии их умысла на лишение жизни.

Присяжные заседатели, как судьи факта, обязаны были установить наличие либо отсутствие конкретных повреждений, которые были причинены [скрыто] Но поскольку они не были сформулированы

председательствующим в вопросном листе, то из вопросного листа неясно и непонятно были ли [скрыто] нанесены и причинены вообще какие-либо телесные повреждения, что делает вердикт присяжных заседателей неясным, непонятным и противоречивым.

Государственный обвинитель полагает, что если бы в вопросном листе было сформулировано положение о доказанности конкретных повреждений и при получении на него положительного ответа, то действия подсудимых, возможно было бы квалифицировать и по иной, менее тяжкой, чем ч.2 ст. 105 УК РФ, статье Уголовного кодекса РФ.

Председательствующий по делу не поставил в вопросном листе частных вопросов, которые позволили бы при положительном ответе на них присяжными, квалифицировать действия подсудимых за менее тяжкое преступление, чем нарушил требования ч.2 ст. 338 УПК РФ.

Отсутствие данных вопросов в вердикте (наравне с отсутствием в 1 -ом вопросе последствий нападения на потерпевшего в виде конкретных телесных повреждений), по мнению государственного обвинителя, не позволяет судить о мнении присяжных о доказанности в действиях подсудимых иного состава преступления.

Неправильно сформулированный вопрос № 1, отсутствие частных вопросов, по мнению государственного обвинителя, привело к тому, что у присяжных заседателей возникли сомнения при ответе на этот вопрос.

В представлении также указывается, что в своих разъяснениях присяжным заседателям председательствующий предлагал им самостоятельно сформулировать вопросы, перефразировать их, что - то исключить, либо дополнить, разбить вопросы, а потом объединить, что противоречит положениям ст. 344 УПК РФ.

Суд незаконно и необоснованно признал недопустимым доказательством протокол осмотра места происшествия от 1 июня 2006

года, поскольку понятые - тесть и теща [скрыто] не состоят с ним в родстве. Кроме того, [скрыто] на тот момент еще не был признан потерпевшим.

Перечисленные нарушения, по мнению автора представления, повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В кассационной жалобе адвоката Груздева И.А., представляющего интересы потерпевшего [скрыто] также поставлен вопрос об отмене приговора.

В жалобе, так же как и в представлении, указывается, что суд необоснованно исключил из числа доказательств протокол осмотра места происшествия. Подсудимый Фомичев и его защитник Молотков оказали незаконное воздействие на присяжных заседателей, что отразилось на объективности при вынесении вердикта. Фомичев неоднократно в присутствии присяжных заседателей указывал, что заявление о явке с повинной написал в результате незаконных действий сотрудников милиции и следователя. Это заявление было признано в числе бесспорных доказательств и как отвечающее требованиям уголовно - процессуального закона.

Старшина присяжных заседателей неоднократно возвращалась из совещательной комнаты и просила председательствующего дать дополнительные разъяснения, что, по мнению автора жалобы, свидетельствует о неясности и противоречивости вопросов.

Во время формирования присяжных заседателей потерпевший находился в командировке и не мог присутствовать в зале судебного заседания, поэтому его право на участие в формировании коллегии присяжных заседателей, несмотря на участие в деле его представителя, было нарушено. Состав коллегии присяжных заседателей был тенденциозным. Избранный в состав коллегии присяжных [скрыто] на

вопрос к кандидатам «считают ли они, что некоторые осужденные незаконно несут уголовное наказание?», ответил положительно. Он же, а также [скрыто] и [скрыто] положительно

ответили на вопрос «привлекались ли они к административной ответственности?» Данные нарушения, по мнению автора жалобы, отразились на объективности присяжных заседателей при вынесении

вердикта. Запасной присяжный заседатель Г

в день вынесения

вердикта подходила к старшине [скрыто] и влияла на нее,

создавая мнение о недоказанности и невиновности подсудимых, что в определенной мере также повлияло на формирование оправдательного вердикта.

Адвокат Матвеев В.Б. в интересах Филиппова П.И. принес возражения на кассационные жалобу и представление, в которых просит приговор оставить без изменения, а жалобу и представление - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, возражений на них, судебная коллегия находит, что приговор подлежит отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела при формировании коллегии присяжных заседателей в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ стороной защиты был заявлен немотивированный отвод кандидатам в присяжные заседатели под № 16 - [скрыто] и под № 23 -

[скрыто] (т. Юл. д. 119-126).

Согласно же протоколу судебного заседания в ходатайстве стороны защиты уже указано, что немотивированный отвод заявлен кандидатам в присяжные заседатели под № 15 - [скрыто] и [скрыто] (т.

Юл.д. 208). На этом же листе протокола судебного заседания имеется решение суда об удовлетворении заявленных немотивированных отводов кандидатам в присяжные заседатели. Среди перечисленных в постановлении судьи лиц значится и кандидат под № 15 [скрыто] Суд

ее, как и других отведенных кандидатов постановил из предварительного списка исключить.

Также как видно из протокола судебного заседания после удовлетворения немотивированных отводов других кандидатов в присяжные заседатели, в списке осталось 16 кандидатов в присяжные. По указанию председательствующего был составлен список оставшихся

кандидатов из 16 человек, в который вошла

В соответствии с составленным списком председательствующий объявил, что первые двенадцать человек образуют коллегию присяжных заседателей. В данную коллегию вошла и ранее отведенная [скрыто]

[скрыто] Остальные четыре заседателя образовали список запасных

присяжных заседателей (т. 10 л. д.210).

То есть, как видно из протокола судебного заседания [скрыто] вошла в состав коллегии присяжных заседателей и участвовала в вынесении вердикта по данному уголовному делу.

Таким образом, в состав коллегии присяжных заседателей, вынесшей вердикт, было включено лицо, которое по решению суда было отведено и которое не могло быть включено в состав присяжных заседателей и участвовать в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя. В связи с этим, состав коллегии присяжных заседателей по настоящему делу следует признать незаконным.

Поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 381 УПК РФ основанием отмены судебного решения в любом случае является вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей, постановленный на основании данного вердикта присяжных заседателей приговор суда, согласно п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ подлежит отмене.

В соответствии с ч. 1 ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса:

1) доказано ли, что деяние имело место;

2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый;

3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния.

По мнению Судебной коллегии судом требования данного закона нарушены.

Как видно из содержания вердикта в первом вопросе перед присяжными было указано «Доказано ли, что имело место следующее деяние:

группа лиц заранее договорились лишить жизни гражданина [скрыто]. за денежное вознаграждение в сумме [скрыто] рублей, и с этой

целью они в период с марта по май 2006 года, неоднократно приезжали к месту жительства [скрыто] изучая маршруты его движения и

распорядок дня.

31 мая 2006 года во второй половине дня, вооружившись ножами, они приехали в г. [скрыто] I где,

действуя совместно и согласованно, с намерением лишить жизни, напали на [скрыто] и нанесли ему не менее 29 ударов ножами в жизненно важные органы - в область головы, шеи, грудной клетки, живота и рук, причинив в совокупности тяжкие телесные повреждения опасные для жизни и

здоровья в момент причинения, от чего А упал, начал хрипеть и

притворился мертвым. Полагая, что [скрыто] мертв, они с места

происшествия скрылись. Смерть [скрыто] не наступила в связи с тем,

что ему была оказана своевременная медицинская помощь?».

Из содержания приведенного вопроса видно, что при формулировке этого вопроса о событии нападения и покушения на жизнь потерпевшего [скрыто] председательствующий не сформулировал фактические

обстоятельства и последствия нападения на потерпевшего, в виде причинения последнему конкретных телесных повреждений, которые, согласно предъявленному обвинению, вменялись всем подсудимым по делу, несмотря на то, что установление характера и размера вреда, причиненного преступлением, является обязательным обстоятельством, которое подлежит доказыванию по каждому уголовному делу.

Как видно из протокола судебного заседания, на данное нарушение закона стороной обвинения обращалось внимание председательствующего при обсуждении вопросного листа, однако они были оставлены без внимания.

В связи с этим Судебная коллегия соглашается с доводами представления о том, что, поскольку необходимые фактические обстоятельства не были сформулированы председательствующим в вопросном листе, то из вопросного листа неясно и непонятно были ли [скрыто] нанесены и причинены вообще какие-либо телесные повреждения, что делает вердикт присяжных заседателей неясным, непонятным и противоречивым.

Статьи законов по Делу № 2-О11-1СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 344. Дополнительные разъяснения председательствующего. Уточнение поставленных вопросов. Возобновление судебного следствия

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: +7 (916) 346-29-09
Телефон: 9060684949


Загрузка
Наверх