Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-Д09-10

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 июля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Подминогин Владимир Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-Д09-10

от 23 июля 2009 года

 

председательствующего Подминогина В.Н.,

при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу адвоката Квасова СВ. о пересмотре приговора Кировского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 21 октября 2008 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 февраля 2009 года и постановления президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 апреля 2009 года в отношении Абдулжалилова М.М.,

По приговору Кировского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 21 октября 2008 года

Абдулжалилов [скрыто]

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.1 УК РФ на 9 лет; по ст.222 ч.1 УК РФ на 2 года.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ окончательно назначено 10 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мусаева [скрыто] Н

осуждена по ст.ЗЗ ч.5, ст. 105 ч.1 УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В отношении Мусаевой М.Н. дело рассматривается в порядке ч.2 ст.410 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 февраля 2009 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 апреля 2009 года приговор изменен: из мотивировочной части исключен следующий вывод суда: «Судом установлено, что нормы религии Ислам она коренным образом нарушила, потому, что ее поведение с подсудимым и отношение к законному мужу [скрыто] убедительно говорят сами за себя о том, что ее

действия не могут быть признаны соответствующими образцу супруги не только по нормам Ислама, но и любой другой религии. Так, в частности, она не делала намаз, который является согласно священной книги мусульман Корану, одним из основных обязанностей мусульман, также не соблюдала нормы поведения, касающиеся обязанностей в отношении мужа и грубо нарушала требования норм Ислама о том, что при общении замужней женщины с мужчиной (который не является ей ни мужем, ни близким родственником), в том числе и по телефону, она без присутствия махрама, то есть мужа или других близких родственников 273 раза общалась с подсудимым Абдулжалиловым М.М. и отправила 57 СМС сообщений друг другу, из которых продолжительность только 14 разговоров по телефону, имевших место 01.01.08 г. с 00 часов до 05 час. 12 мин. были: ПО, 259, 106, 189, 69, 17, 109, ПО, 16, 261, 106, 190, 71 и 19 секунд, всего 1637 секунд».

В надзорной жалобе адвокат Квасов СВ. просит пересмотреть состоявшиеся судебные решения, оспаривает обоснованность осуждения Абдулжалилова М.М., ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, его непричастность к совершению преступлений, отсутствие доказательств вины, наличие алиби, нарушение норм уголовно-процессуального закона. Указывает, что показания Абдулжалилова М.М. о нахождении в момент совершения преступления на даче, об отсутствии любовных отношений между ним и Мусаевой М.Н. и о содержании телефонных разговоров ничем не опровергнуто и оставлено без внимания и анализа. В ходе следствия не обнаружено орудие преступления, не установлено на самом Абдулжалилове М.М. или предметах его одежды следов ношения, хранения или применения огнестрельного оружия. Для установления мотива преступления суд использовал в качестве доказательств показания родственников потерпевшего, содержащиепредположения и сплетни, что недопустимо. Показания специалиста В 1в приговоре искажены. Утвер-

ждает, что протоколы допроса Мусаевой М.Н. в качестве свидетеля и подозреваемой являются недопустимыми доказательствами, поскольку показания даны

ею под давлением работников милиции после нескольких дней незаконного содержания в РОВД. Обращает внимание на то, что кассационное определение судебной коллегии не соответствует требованиям закона.

Заслушав доклад судьи Подминогина В.Н., адвоката Квасова СВ., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей надзорную жалобу удовлетворить, Судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда Абдулжалилов М.М. признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, а также в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов. Мусаева М.Н признана виновной в пособничестве Абдулжалилову М.М в убийстве.

Согласно приговору преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Абдулжалилов М.М. решил совершить убийство а [скрыто] _о чем 30

декабря 2007 года сообщил Мусаевой М.Н. Они договорились, что Мусаева М.Н. будет сообщать Абдулжалилову М.М. о перемещениях и местонахождении

своего мужа [скрыто]), а Абдулжалилов М.М., выбрав удобный момент,

совершит его умышленное убийство.

С целью осуществления этого умысла, 1 января 2008 года в пятом часу Аб-

[скрыто] и стал ждать информацию от Му-Щ [скрыто] вышел в туалет во двор своего

дулжалилов М.М. приехал в пос саевой М.Н. В 5 часов 12 минут [скрыто]

дома

[скрыто]. Мусаева М.Н. сразу же позвонила на мобильный телефон и сообщила об этом Абдулжалилову М.М. Находившийся неподалеку Абдулжалилов М.М., после телефонного звонка Мусаевой М.Н., пришел во двор указанного дома, где встретил [скрыто]. и с целью убийства, из огнестрельного оружия неустановленного предварительным следствием образца калибра 9 мм произвел выстрелы в [скрыто] 1 причинив ему два огнестрельных ранения в области левой части грудной клетки, огнестрельное ранение передненаружной поверхности левого плечевого сустава и огнестрельное ранение основания 5-го пальца левой кисти, которые относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред

здоровью потерпевшего. От этих ранений [скрыто]скончался на месте.

После совершения преступления Абдулжалилов М.М. скрылся с места происшествия.

Он же, Абдулжалилов М.М., при неустановленных предварительным следствием обстоятельствах, незаконно приобрел, хранил и носил при себе огнестрельное оружие и боеприпасы - пистолет неустановленного образца и патроны калибра 9 мм., с применением которых 01.01.2008 года в 05 часов 25 минут во дворе дома убийство

совершил

Проверив доводы жалобы адвоката Квасова СВ., Судебная коллегия находит приговор Кировского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 21 октября 2008 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан от 2 февраля 2009 года в отношении Абдужалилова М.М. и Мусаевой М.Н. и постановление президиума Верховного суда Республики Дагестан от 23 апреля 2009 года в отношении Абдулжалилова М.М. подлежащими отмене по следующим основаниям.

Согласно ч.1 ст.409, п.1 ч.1 ст.379, ст.380 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела является основанием для отмены или изменения приговора в порядке надзора.

Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, а также если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Признав показания осужденного недостоверными, суд в приговоре указал, что его вина в совершении преступлений подтверждается показаниями Мусаевой М.Н., данными в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля и подозреваемой, объективно подтверждающимися показаниями свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, протоколом осмотра трупа, заключениями экспертиз, и согласующимися с распечатками телефонных переговоров ЗАО «

и ответами о местах расположения базовых станций (секторов) [скрыто]».

В судебном заседании Мусаева М.Н. отказалась от данных ранее в ходе предварительного следствия показаний в качестве свидетеля и подозреваемой, и пояснила, что в [скрыто] РОВД ее привез потерпевший [скрыто] 5 января

2008 года в вечернее время, и после этого до допроса в качестве свидетеля ее оттуда не выпускали; имеющиеся в данных протоколах показания она не давала, протоколы допроса подписывала, не читая, так как со стороны работников милиции оказывалось моральное давление, в частности они говорили, что не выпустят ее, пока она не подпишет. При этом адвокат Ильясова М. при допросе не присутствовала, подписала протокол и ушла (т. 3 л.д. 273-282).

Данные утверждения осужденной подтверждаются показаниями потерпев-

шего [скрыто] Щщ [скрыто]. (отца Ащ [скрыто] о том, что 4-го или 5-го января 2008

года его старшему брату позвонил следователь и сказал, что срочно необходимо взять показания с Мусаевой М.Н., после чего он в этот же день отвез ее в [скрыто] РОВД, откуда она больше не выходила (т. 3 л.д. 229).

Свидетель М I также пояснил, что 5 января 2008 года его дочь -

[скрыто], по звонку [скрыто] (следователя [скрыто].) потерпевший

[скрыто] отвез в [скрыто] РОВД, откуда ее после этого не отпускали. 6-

го числа по просьбе [скрыто] от отвез в [скрыто] РОВД свою вторую дочь -

[скрыто] с подругой. В этот день [скрыто] тоже не выпустили. 7 января вечером

I отпустили, а МИ ¦ - нет, сказали, что отпустят 8-го числа. 8 января

он приехал с адвокатом, однако после разговора с [скрыто] им было принято решение об отсутствии необходимости участия адвоката. 8 января 2008 года [скрыто] задержали официально (т. 3 л.д. 266-267).

Свидетель _об обстоятельствах ее допроса и допроса Мусае-

вой М.Н. в ходе следствия суду показала, что Мусаеву М.Н. пятого января увезли, и домой она не вернулась. 06.01.2008 г. ее (М 1^1-) отвезли в РОВД и в этот же день она увидела Мусаеву М.Н. в кабинете у [скрыто]. Та была в шоковом состоянии, бледная, губы синие, под глазами синяки. Они отправили ее [скрыто] в другую комнату, увидела [скрыто] уже 7 января в 4 часа утра, когда уводили спать. Есть им не давали, [скрыто] еле передвигалась, спали в приемной напротив кабинета начальника [скрыто] РОВД, рядом были двое ребят. Разбудили в 7 часов утра и отвели опять на допрос. Ее (Ц_I отпустили 8 января 2008 г. под утро. С [скрыто] они больше не виделись. Подписала протокол, не читая, потому что [скрыто] представился другом отца и сказал, что когда все подпишут, их отпустят (т.З л.д.270).

При этом, признавая протоколы допроса Мусаевой М.Н. в качестве свидетеля и подозреваемой допустимыми доказательствами, указанным показаниям суд оценку не дал.

Кроме того, в силу ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. К недопустимым доказательствам относятся, в том числе показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствии защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Также, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона показания осужденного, данные в ходе предварительного следствия в качестве свидетеля, не могут быть признаны допустимыми доказательствами, поскольку при этом допрашиваемое лицо предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний, а равно ему не разъясняются положения ст. 51 Конституции РФ.

В соответствии со ст. 190 УПК РФ показания допрашиваемого лица записываются в протокол от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса.

Как видно из протокола допроса Мусаевой М.Н. в качестве свидетеля (т.1 л.д. 118-124) и протокола ее допроса в качестве подозреваемой (т.1 л.д. 132-139), тексты показаний допрашиваемого лица, а также задаваемые вопросы и ответы на них полностью, включая орфографию и пунктуацию, идентичны. Между тем

допрос Мусаевой М.Н. в качестве свидетеля проводился следователем [скрыто] ав качестве подозреваемой - следователем

В судебном заседании данное обстоятельство не исследовалось

Мотивируя свой вывод о том, что в момент убийства дулжалилов М.М. находился в п.

, суд ссылается на рас-и ответы о местах

печатки телефонных переговоров [скрыто] расположения базовых станций (секторов) ЗАО

Однако, как видно из ответа о местах расположения базовых станций (секторов) ЗАО

[скрыто]», звонки, исходящие от Абдулжалилова М.М. в период времени с 04 ч. 21 мин. по 05 ч. 44 мин. 1 января 2008 года, были зафиксированы базовыми секторами:

- [скрыто], расположенным: г. [скрыто]

расположенным: г. [скрыто], расположенным: г. [скрыто] ~ расположенным: г.

, расположенным: г. [скрыто], расположенным: г. [скрыто], расположенным: г. [скрыто]

Из показаний специалиста [скрыто] около 200 базовых станций «

1следует, что в г.

находится

[скрыто], при этом абонент может обслуживаться любой станцией, находящейся в радиусе 30 км от его месторасположения. На вопрос прокурора: «По данному уголовному делу абонент производил

[скрыто] согласно распечатке. Значит ли это, что або-I или в пос. I '

звонок в радиусе пос нент находился в районе пос

I», специалист от-

ветил: «Нет, не значит, он мог находиться за пределами пос. [скрыто], в его ок-

рестностях, в радиусе действия секторных антенн» (т. 3 л.д. 237-238).

[скрыто] приведены неполно, чем

В приговоре же показания специалиста [скрыто] была искажена суть данных им в судебном заседании показаний.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что в момент убийства Абдулжалилов М.М. находился в п.

вызывает сомнение.

В соответствии с ч.2 ст.75 УПК РФ показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности, относятся к недопустимым доказательствам.

В обоснование вины Абдулжалилова М.М., а также аргументируя свой вывод о том, что мотивом совершения преступления послужили наличие близких отношений между Абдулжалиловым М.М. и Мусаевой М.Н., боязнь последней предания огласке интимных сторон ее жизни с Абдулжалиловым М.М., суд в приговоре ссылается на показания потерпевшего [скрыто] свидетелей [скрыто]

и показания

МП

Помимо того, что указанные свидетели на месте происшествия в момент совершения преступления не присутствовали и очевидцами не являются, ими не указан конкретный источник их осведомленности о том, кто убил [скрыто]

[скрыто] равно как и о характере отношений между Абдулжалиловым М.М. и Му-саевой М.Н.

Кроме того, приведенные в приговоре показания потерпевшего [скрыто], не соответствуют протоколу судебного заседания.

Так, в приговоре суд указал, что допрошенный в качестве потерпевшего А- [скрыто]

заявил в суде, что после женитьбы его сына А Щщ и Мусае

вой М.Н. выяснилось, что последняя была не девственницей, и, поскольку

Статьи законов по Делу № 20-Д09-10

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 190. Протокол допроса

Производство по делу

Загрузка
Наверх