Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-О07-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Лутов Владимир Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О07-11

от 28 мая 2007 года

 

председательствующего Магомедова М.М.

рассмотрела в судебном заседании от 28 мая 2007 г. кассационную жалобу осужденного Шейхова М.А. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 26 октября 2006 года, по которому

ШЕЙХОВ^ А [скрыто]

[скрыто], судимый:

1) 7 февраля 2005 года по ст.334 ч.1 УК РФ к ограничению по военной службе сроком на 1 год,

осужден по ст.111 ч.З п. «б» УК РФ на 10 (десять) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, начиная с 14 октября 2005 года.

Заслушав доклад судьи Лутова В.Н., адвоката Раматова И.И., поддержавшего доводы жалобы осужденного, мнение прокурора Юдина Д.В. о необоснованности доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Шейхов М.А. признан виновным в умышленном причинении тяжкого ^т^ного для жизни вреда здоровью двум лицам - братьям [скрыто] и

Преступление совершено 26 ноября 2005 года [скрыто] при

указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Шейхов вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный просит приговор отменить, уголовное дело в отношении него прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Не отрицая факта нанесения ножевых ранений и причинения вреда здоровью потерпевших, заявляет, что сделал это в состоянии аффекта, вызванного нападением на него и его брата со стороны потерпевших и при необходимой обороне от этого нападения.

Полагает, что предварительное и судебное следствие проведены односторонне, с обвинительным уклоном, что фактические обстоятельства происшедшего установлены необъективно, укрыты преступные действия потерпевших.

Считает, что суд неправомерно сослался в приговоре на показания потерпевших [скрыто], свидетелей [скрыто] и [скрыто] на предварительном

следствии, которые в судебном заседании оглашены не были. Также неправомерно суд использовал в качестве доказательств протоколы очных ставок его брата - свидетеля [скрыто] с потерпевшими и свидетелями,

поскольку его брат не был обеспечен защитником, а также протоколы добровольной выдачи, осмотра одежды потерпевших, заключение экспертизы по этой одежде и постановление о приобщении одежды к делу в качестве вещественного доказательства, полученные и оформленные в дело с процессуальными нарушениями, а потому являющиеся недопустимыми доказательствами.

Указывает на нарушение судом его права на защиту, выразившееся в необоснованном отказе ему в проведении экспертиз, непредоставлении возможности участвовать в прениях сторон и в лишении его последнего слова.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит доводы кассационной жалобы несостоятельными, а приговор - законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины Шейхова в совершении указанного выше преступления соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и оценка которым даны в приговоре.

Доводы жалобы о необъективности органов следствия и суда при установлении фактических обстоятельств преступления, сокрытии ими неправомерных действий потерпевших на материалах дела не основаны и опровергаются имеющимися в деле доказательствами.

Заявление Шейхова о том, что он и его брат подверглись нападению со стороны потерпевших, в следствие чего он вынужден был обороняться и находился в состоянии аффекта, действительности не соответствует.

Потерпевший [скрыто] показал, что на рынке ответ на

замечание, сделанное им Шейхову М.А. и находившимся с ним ребятам по поводу их неправомерного поведения, они набросились на него, сбили с ног, наносили удары ногами и руками по телу до тех пор, пока их не разняли, а когда он отъехал и стал приводить себя в порядок, повторно его избили.

Эти показания потерпевшего нашли объективное подтверждение в показаниях очевидцев происшедшего - свидетелей [скрыто].,

[скрыто]. и [скрыто] Щ., а также в

заключении судебно-медицинской экспертизы об обнаружении у потерпевшего телесных повреждений в виде перелома костей носа, ссадин и кровоподтеков, образовавшихся от ударов кулаками и ногами в обуви.

В последующем, как показал потерпевший [скрыто], при

выяснении причин происшедшего брат Шейхова М.А. [скрыто] повел

себя агрессивно, первым ударил прибывшего по вызову его жены брата [скрыто], но, получив ответный удар, убежал, а вернувшись,

ударил [скрыто] по голове каким-то предметом. К избиению [скрыто]

подключился Шейхов М.А,, ударив его ножом в живот. Убегая с места происшествия, Шейхов М.А. нанес и ему удар ножом в живот. При этом никто Шейховым не угрожал, их не избивал, а единственный удар Р был ответным.

Показания потерпевшего [скрыто] в этой части подтвердили

в суде потерпевший [скрыто] и свидетель [скрыто], а на

предварительном следствии при очной ставке с [скрыто], протокол

которой был оглашен в судебном заседании, - и свидетель [скрыто]

Доводы осужденного о том, что протокол очной ставки между свидетелями [скрыто] и [скрыто], как и протоколы очных

ставок Ш I со свидетелем [скрыто] и потерпевшим

[скрыто], также оглашенные в судебном заседании, являются

недопустимыми доказательствами из-за необеспечения адвокатом на требованиях закона не основаны.

На очную ставку свидетель Ш явился без адвоката, от дачи

показаний отказался, однако данное обстоятельство, как правильно признал суд, не является основанием для признания протоколов очных ставок в части изложенных в них показаний потерпевшего и других свидетелей недопустимыми доказательствами.

Ссылка в приговоре на указанные протоколы очных ставок, как на доказательства, правомерна.

Протоколы допроса [скрыто] в качестве потерпевшего и

[скрыто] в качестве свидетелей, вопреки утверждению

осужденного в жалобе, в судебном заседании не оглашались и ссылка на них в приговоре отсутствует.

Проанализировав и оценив доказательства по делу в их совокупности, суд правильно установил фактические обстоятельства преступления, признав, что именно потерпевшие подверглись нападению со стороны Шейхова М.А. и его окружения и никаких неправомерных действий в отношении посягающих, в том числе и тех, которые бы привели Шейхова М.А. в состояние аффекта либо в положение обороняющегося, не допустили.

При этом суд обоснованно отверг показания Шейхова М.А., его брата

рата I 0

[скрыто], родственников [скрыто]., Ш

провоцирующей роли Б Щ и неправомерных действиях самих

потерпевших, как несоответствующие действительности.

Доводы Шейхова М.А. о причинении ему потерпевшими телесных повреждений в виде перелома костей носа, сотрясения головного мозга и т.п. опровергнуты исследованными в суде доказательствами.

Судебно-медицинской экспертизой каких-либо повреждений и следов насилия на теле Шейхова М.А., как и перелома костей носа, не обнаружено, а сотрясение головного мозга объективными неврологическими данными не подтверждено.

Комиссионной судебно-медицинской экспертизой выводы первой экспертизы признаны достоверными, а содержание амбулаторной карты Шейхова М.А., составленной врачами

КИ I I и [скрыто] - не соответствующими

действительности.

Ходатайство стороны защиты о назначении ему повторной судебно-медицинской экспертизы и психолого-психиатрической экспертизы разрешено судом в установленном законом порядке. Оснований для назначения Шейхову М.А. этих экспертиз суд не нашел. Не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Получение следственными органами одежды потерпевших, ее осмотр, экспертное исследование и приобщение к делу в качестве вещественных доказательств произведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, поэтому доводы осужденного о недопустимости вещественных доказательств являются несостоятельными.

Нарушения права Шейхова М.А. на защиту, о котором он указывает в жалобе, судом не допущено.

Предусмотренное ст.292 ч.2 УПК РФ право подсудимого ходатайствовать о своем участии в прениях сторон Шейхову М.А. было разъяснено, такого ходатайства он не заявлял, в прениях выступал его адвокат Раматов И.И.

Последнее слово, как это видно из протокола судебного заседания, Шейхову М.А. было предоставлено и он им воспользовался. При этом никто подсудимого не перебивал и не ограничивал.

Предоставленный суду Шейховым М.А. текст последнего слова приобщен к материалам дела.

Обоснованно признав Шейхова М.А. виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью двум лицам, суд правильно квалифицировал действия виновного по ст. 111 ч.З п. «б» УК РФ.

Наказание Шейхову М.А. назначено в соответствии с требованиями и в пределах санкции закона, соразмерно содеянному. При этом судом учтены данные о личности осужденного, все влияющие на его ответственность обстоятельства.

Оснований для отмены либо изменения приговора, в том числе и по мотивам кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает.

В силу изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 26 октября 2006 года в отношении Шейхова [скрыто] оставить без изменения, а

кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Председятеттксттг [скрыто] лоттшй

Судьи

вп

Статьи законов по Делу № 20-О07-11

УК РФ Статья 334. Насильственные действия в отношении начальника
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон

Производство по делу

Загрузка
Наверх