Дело № 20-О08-10СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 мая 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-О08-10СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 мая 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,
судей Старкова А.В. и Нестерова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2008 года кассационные жалобы потерпевшего К осужденных Амаева А.А., Ибиева В.В., Арзумханова Д.А., Акамова К.П., адвокатов Омарова З.Л., Насуховой З.Г., Умаева Р.М. и Магомедзагировой М.Г. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 21 июня 2007 года, которым АМАЕВ А А ранее судимый 22 апреля 2002 года по ст. 127 ч. 2 п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 15 февраля 2003 года условно-досрочно на 1 год 11 месяцев 28 дней, осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. «к» УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 7 годам лишения свободы. 7 В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

АРЗУМХАНОВ Д А , судимый 20 сентября 2006 года по ст. ст. 105 ч. 1, 70 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. «к» УК РФ к 19 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 22 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 20 сентября 2006 года окончательно назначено 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ИБИЕВ В В , судимый 29 июня 2006 года по ст. 127 ч. 2 п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы, осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ к 8 годам лишения свободы, по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. «к» УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 163 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 29 3 июня 2006 года окончательно назначено 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

АКАМОВ К П , осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 127 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

ИСАЕВ А С осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы в колонии- поселении.

По ст. ст. 209 ч. 1, 126 ч. 3 п.п. «а,в», 105 ч. 2 п. «к», 163 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ Исаев А.С. оправдан за непричастностью к совершению преступлений.

ШАХБАЗОВ А В осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 163 ч. 3 п. «б» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии строго режима.

По ст. 222 ч. 1 УК РФ Шахбазов А.В. оправдан за непричастностью к совершению преступления.

В отношении Шахбазова А.В. кассационные жалобы не принесены, уголовное дело в отношении него рассматривается в порядке ч. 2 ст. 360 УПК РФ.

Этим же приговором осужден ИТАЕВ С К по ст. ст. 33 ч. 5 и 163 ч. 3 п. «б» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в отношении которого кассационные жалобы не принесены.

Постановлено взыскать в пользу К в счет возмещения материального ущерба солидарно с Амаева А.А., Арзумханова Д.А., Ибиева ВВ. и Шахбазова А.В. - рублей и солидарно с Амаева А.А., Арзумханова Д.А. и Ибиева ВВ. - рублей; в счет компенсации морального вреда с Амаева А.А. - рублей, с Арзумханова Д.А- рублей и с Ибиева В.В. - рублей. 7 Кроме того постановлено обратить взыскание в счет возмещения материального ущерба на сумму, вырученную от продажи в установленном законом порядке изъятой в доме Амаева А.А. цепочки из желтого металла и автомашины госномер .

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Амаев признан виновным в создании устойчивой вооруженной группы (банды), а Ибиев и Арзумханов - в участии в этой банде и совершаемых ею нападениях.

Амаев, Ибиев и Арзумханов признаны виновными также в том, что в составе организованной группы совершили нападение на К с целью хищения чужого имущества и его похищение из корыстных побуждений, совершенные с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, а также вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, в целях получения имущества в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и незаконное приобретение, хранение, ношение и перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов.

Кроме того, Арзумханов признан виновным в умышленном причинении смерти К совершенном с целью скрыть другое преступление, а Амаев и Ибиев признаны соответственно организатором и пособником этого убийства.

Акамов признан виновным в пособничестве в незаконном лишении К свободы, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия и организованной группой.

Исаев признан виновным в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Этим же вердиктом коллегии присяжных заседателей признано не доказанным участие Исаева в создании банды, вымогательстве, похищении и убийстве К а также участие Шахбазова в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в марте 2006 года на территории района Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения осужденных Амаева А.А., Арзумханова Д.А., Ибиева В.В., адвокатов Шинелёвой Т.Н. и Арутюновой И.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора 5 Соломоновой В. А., полагавшей кассационные жалобы потерпевшего, осужденных и адвокатов оставить без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: осужденный Амаев А.А. считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с тем, что доказательства, на которых основан приговор, получены с грубым нарушением закона. Указывает, что предварительное и судебное следствие проведены с обвинительным уклоном, показания от него, других осужденных и свидетелей в ходе предварительного расследования получены в результате примененных к ним пыток и физического насилия. Считает, что протоколы этих допросов и других следственных действий, заключения экспертиз и обвинительное заключение также составлены с нарушением УПК РФ или сфальсифицированы, однако, ходатайства стороны защиты о признании этих доказательств недопустимыми необоснованно отклонены. Утверждает, что факты применения к ним в ходе предварительного следствия насилия подтверждены представленными стороной защиты доказательствами, однако, в исследовании этих доказательств в присутствии присяжных заседателей было необоснованно отказано. Указывает также, что еще до судебного заседания в СМИ была распространена информация о том, что указанные преступления совершил он, в начале судебного заседания государственный обвинитель умышленно огласил в присутствии присяжных заседателей сведения об его прежних судимостях, а при воспроизведении в судебном заседании аудио-записи телефонных разговоров, государственный обвинитель и председательствующий высказывали свои комментарии обвинительного характера. Считает, что данные обстоятельства повлияли на решения, принятые в отношении него присяжными заседателями. Кроме того, утверждает, что председательствующий в нарушение требований закона о равенстве прав сторон лишил его возможности защищаться по предъявленному ему обвинению, необоснованно отклонил его ходатайства о проведении в отношении него дополнительной судебно-медицинской экспертизы, о вызове дополнительных свидетелей, об отводе председательствующему, а также необоснованно удалил его из зала судебного заседания, чем лишил его права выступления в прениях сторон, и неоднократно прерывал его выступление в последнем слове, а затем вообще лишил его последнего слова. Указывает на противоречивость вердикта, которая, по его мнению, выразилась в том, что при ответах на вопросы № 1 и № 2 присяжные заседатели установили, что банда была создана двумя лицами, а виновным в этом признали лишь его одного.

Утверждает также, что в нарушение требований закона его не ознакомили с протоколом судебного заседания и необоснованно отказали в выдаче его копии.

Считает, что суд хотя и указал в приговоре о наличии у него малолетних детей, однако фактически не учел данное обстоятельство при назначении наказания, 6 поскольку назначил ему максимальное наказание. Выражает несогласие с решением суда в части обращения взыскания на суммы, вырученные от продажи изъятых у него золотой цепочки и автомашины, поскольку он не является их собственником. Просит приговор в отношении него отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания; адвокат Омаров З.Л. в защиту осужденного Амаева А.А., выражая несогласие с приговором, указывает, что в ходе предварительного и судебного следствия допущены многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона. Считает, что суд необоснованно не удовлетворил ходатайство стороны защиты об исключении из числа доказательств, как недопустимых и полученных с нарушением закона, протоколов: обыска в доме Амаева, изъятия у него денег и опознания его по голосу, осмотра автомашины, а также протоколов допроса осужденных и свидетелей в ходе предварительного следствия, в которых они оговорили Амаева и других осужденных в результате примененного к ним физического и психического насилия. Указывает, что при оглашении государственным обвинителем обвинительного заключения и демонстрации видео-кассеты с записью допроса свидетеля А и её сына, до присяжных заседателей были доведены сведения о прежней судимости Амаева, а представитель потерпевшего также в присутствии присяжных заседателей демонстрировала фотографии сестры и отца Амаева с оружием в руках и заявила при этом, что это оружие было обнаружено при обыске в доме Амаева. Кроме того, указывает, что фамилии осужденных широко освещались в средствах массовой информации и на телевидении. Считает, что в результате этих нарушений у присяжных заседателей сложилось предубеждение к Амаеву и данные обстоятельства повлияли на вынесение в отношении него обвинительного вердикта. Указывает также, что в ходе судебного заседания председательствующий нарушил принцип состязательности и равенства сторон, своими многочисленными комментариями обвинительного характера пытался вызвать у присяжных заседателей предубеждение в отношении Амаева, необоснованно отклонил ходатайство Амаева об отводе председательствующему и без предупреждения удалил Амаева из зала суда, чем лишил его права выступления в прениях сторон и последнего слова. Считает, что суд незаконно обратил взыскание на изъятую у Амаева автомашину, поскольку её владельцем является другое лицо, а при назначении наказания не учел, что Амаев является инвалидом второй группы, имеет на иждивении детей и престарелую мать, его положительные характеристики, а также то, что он принимал активное участие в борьбе с бандформированиями и по своей инициативе вернул автомашину потерпевшего его родственникам. Считает также, что в действиях Амаева имеется только состав преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ, поэтому просит в остальной части предъявленного Амаеву обвинения уголовное дело прекратить и назначить ему наказание с применением ст. 73 УК РФ. В дополнениях к кассационной жалобе 7 ставит вопрос об отмене приговора в отношении Амаева и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение; адвокат Насухова З.Г. в защиту осужденного Амаева А.А. считает приговор незаконным, необоснованным, несправедливым и подлежащим отмене ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и чрезмерной суровости назначенного Амаеву наказания. Указывает, что при назначении наказания Амаеву суд лишь формально сослался, а фактически не учел в качестве смягчающих наказание обстоятельств наличие у Амаева двоих несовершеннолетних детей, его состояние здоровья и не принял во внимание, что на его иждивении находится престарелая больная мать; осужденный Ибиев В.В. считает приговор незаконным, необоснованным, чрезмерно суровым и вынесенным на основании недопустимых доказательств. Оспаривая фактические обстоятельства дела, установленные присяжными заседателями, утверждает, что преступлений, за которые осужден, он не совершал, что по его мнению подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами. Указывает, что показания в ходе предварительного следствия им и другими осужденными были даны в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия, в том числе, пыток и физического насилия, поэтому в этих показаниях он был вынужден оговорить себя, а заключение судебно- медицинской экспертизы об отсутствии у него телесных повреждений считает ложным. Считает, что председательствующий судебное следствие проводил с обвинительным уклоном, с нарушением принципа равенства сторон, необоснованно отклонил его ходатайства, не принял мер к возвращению дела прокурору и зная, что вердикт основан на недопустимых доказательствах, не воспользовался правом распустить коллегию присяжных заседателей и постановил заведомо незаконный приговор. Указывает также, что в судебном заседании ему не было предоставлено последнее слово, чем нарушено его право на защиту. Просит приговор отменить и уголовное преследование в отношении него прекратить или направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания; адвокат Умаев Р.М. в защиту интересов осужденного Ибиева В.В. считает приговор в отношении своего подзащитного незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с тем, что он вынесен без учета фактических обстоятельств, противоречит материалам дела, а также в связи с чрезмерной жесткостью и неправильным применением уголовного закона; осужденный Арзумханов Д.А., выражая несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с допущенными в ходе предварительного следствия и в судебном заседании грубыми нарушениями норм УПК РФ. Утверждает, что преступлений он не 8 совершал, а показания на предварительном следствии, на которых основано предъявленное ему обвинение, являются недопустимыми доказательствами, так как были даны им в результате применения к нему работниками милиции пыток и других недозволенных методов ведения следствия. Однако, в судебном заседании он был лишен судом возможности довести эти обстоятельства до присяжных заседателей. Считает, что на вынесение в отношении него обвинительного вердикта повлияло то, что государственный обвинитель в ходе судебного заседания неоднократно в присутствии присяжных заседателей заявлял о том, что он и другие обвиняемые ранее судимы. Кроме того, указывает в жалобе, что протокол судебного заседания составлен неполно, в нем отражены не все его показания и ответы на вопросы. Просит приговор отменить направить уголовное дело на новое рассмотрение; осужденный Акамов К.П. считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с допущенными в ходе предварительного и судебного следствия нарушениями требований уголовно- процессуального закона. Указывает, что председательствующему было известно о том, что показания в ходе предварительного следствия, на которых основан вердикт, им и другими осужденными были даны в результате примененного к ним физического насилия, а других доказательств его вины в материалах уголовного дела не имеется. Однако, председательствующий в нарушение требований ст. 348 УПК РФ не дал оценки этим обстоятельствам и не воспользовался правом роспуска коллегии присяжных заседателей после вынесения необоснованного обвинительного вердикта. Кроме того, считает, что суд, назначив ему наказание в виде лишения свободы, не учел, что присяжные заседатели признали его заслуживающим снисхождения, а также то, что ранее он не судим, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, работал имамом в мечети. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство; адвокат Магомедзагирова М.Г. в защиту интересов осужденного Акамова К.П. выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с тем, что он вынесен без учета фактических обстоятельств дела, противоречит материалам дела, является несправедливым ввиду чрезмерной жесткости, а также судом неправильно применен уголовный закон; потерпевший К . считает приговор в части оправдания Исаева по ст. ст. 209 ч. 1, 126 ч. 3 п.п. «а,в», 105 ч. 2 п. «к», 163 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ незаконным, постановленным на вердикте присяжных заседателей, имеющем существенные противоречия, не позволяющие постановить в отношении Исаева ни обвинительный, ни оправдательный приговор. Указывает, что противоречия вердикта выразились в том, что отвечая на вопросы №№ 1 и 2, присяжные заседатели признали доказанным создание Амаевым совместно с 9 другим лицом, то есть с Исаевым, банды для совершения нападения и похищения К с целью требования выкупа за его освобождение, однако, при ответах на вопросы №№ 5, 6, и 7 об участии в этих действия Исаева признали доказанным лишь то, что тот сказал Амаеву, что К должен ему и он богатый человек. Считает, что указанные противоречия требовали от председательствующего постановки перед присяжными дополнительных вопросов для уточнения, в участие каких преступных действий присяжные признали Исаева виновным и заслуживающим снисхождения, однако, председательствующий этого не выполнил, что повлекло за собой необоснованное оправдание Исаева. Кроме того, указывает, что в ходе судебного следствия свидетели А и Д , отвечая на вопросы стороны защиты, заявили, что показания на следствии они давали вынужденно, вследствие применения к ним физического насилия, а осужденный Исаев и его дочь сообщили присяжным заседателям сведения о состоянии здоровья, семейном положении Исаева и другие характеризующие его данные.

Считает, что данные обстоятельства вызвали у присяжных заседателей недоверие к добытым следствием доказательствам и жалость к Исаеву, что не могло не повлиять на постановлении ими в отношении него оправдательного вердикта. Просит приговор в части оправдания Исаева по ст. ст. 209 ч. 1, 126 ч.

3 п.п. «а,в», 105 ч. 2 п. «к», 163 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу потерпевшего К адвокат Корголоев М.М. в защиту интересов осужденного Исаева А.С. просит оставить жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с основанным на всестороннем и полном исследовании материалов дела вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Амаева, Ибиева и Арзумханова в бандитизме, разбойном нападении, похищении человека, вымогательстве, незаконном обороте оружия и боеприпасов, Арзумханова в умышленном убийстве, Амаева и Ибиева соответственно в организации и пособничестве в этом убийстве, Акамова в пособничестве в незаконном лишении человека свободы, Исаева в незаконном обороте оружия и боеприпасов, и о невиновности Исаева в бандитизме, вымогательстве, похищении и убийстве человека, а Шахбазова в незаконном обороте оружия и боеприпасов.

Доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов о том, что при производстве по данному делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, судебная коллегия находит несостоятельными и противоречащими материалам дела. 10 Как видно из материалов уголовного дела, формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 327, 328 УПК РФ. При формировании коллегии ни один из кандидатов в присяжные заседатели на вопрос председательствующего о том, известно ли им что-либо об обстоятельствах данного дела, в том числе и из средств массовой информации, положительного ответа не дал.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что кандидаты в присяжные заседатели неправдиво отвечали на задаваемые им вопросы или не представили необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства, из материалов дела также не усматривается.

Кроме того, сторонам было разъяснено право заявления отводов кандидатам в присяжные заседатели, данное право, в том числе и стороной защиты реализовано в полном объеме. По завершении формирования коллегии присяжных заседателей заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что доводы кассационных жалоб о том, что в результате освещения в средствах массовой информации сведений о совершении осужденными рассматриваемых преступлений с указанием их фамилий у присяжных заседателей сложилось предубеждение в отношении осужденных, материалами дела не подтверждаются и основаны на предположениях.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалоб осужденных и адвокатов о нарушении председательствующим принципов объективности, состязательности и равноправия сторон.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное следствие проведено с достаточной полнотой и объективно, с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Стороны не были ограничены в представлении доказательств, подлежащих исследованию в суде с участием присяжных заседателей, все представленные доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства, в том числе и стороны защиты об исключении доказательств, а также об исследовании дополнительных материалов, разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты правильные, мотивированные решения. По окончании судебного следствия ни у кого из участников процесса, в том числе у стороны защиты, каких-либо ходатайств о дополнении не было. 11 Вопреки доводам жалоб, все исследованные в присутствии присяжных заседателей доказательства, в том числе, показания Амаева, Ибиева и других осужденных, данные в ходе предварительного следствия, а также показания свидетелей, протоколы следственных действий и заключения судебных экспертиз, на которые осужденные и адвокаты ссылаются в кассационных жалобах, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, поэтому оснований для признания их недопустимыми у суда не имелось, выводы об этом подробно мотивированы в постановлениях судьи.

При этом, разрешая ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами показания осужденных Амаева и Ибиева, данные в ходе предварительного следствия, суд правильно сослался на их заявления в судебном заседании о том, что эти показания являются правдивыми.

Несостоятельными являются и доводы жалоб осужденных о необоснованном отказе председательствующего в удовлетворении их ходатайств об исследовании дополнительных доказательств и лишении их возможности довести до присяжных заседателей обстоятельства получения от них показаний в ходе предварительного следствия.

В соответствии со ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, а все правовые и процессуальные вопросы входят в компетенцию председательствующего судьи и разрешаются без участия присяжных заседателей.

В связи с этим, председательствующий обоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств об исследовании в присутствии коллегии присяжных дополнительных доказательств по обстоятельствам допросов осужденных в ходе предварительного следствия, поскольку выяснение указанных обстоятельств связано с процессуальными вопросами получения доказательств, а также с вопросами о допустимости этих доказательств.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб о том, что сообшение участниками процесса в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей сведений о прежних судимостях и других данных о личности осужденных повлияло на объективность и обоснованность вердикта присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания, после того как государственный обвинитель, осужденный Амаев и другие участники судебного разбирательства в присутствии присяжных заседателей упоминали о прежней 12 судимости обвиняемых и других данных их личности, председательствующий в каждом из этих случаев в соответствии с требованиями закона делал им замечание и обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание указанные сведения при вынесении вердикта, данная просьба содержалась и в напутственном слове председательствующего.

Несостоятельными являются также доводы жалоб осужденного Амаева и адвоката Омарова о необоснованном удалении Амаева из зала судебного заседания и отклонении заявленного им отвода председательствующему.

Из протокола судебного заседания видно, что осужденный Амаев неоднократно нарушал порядок в судебном заседании, не подчинялся распоряжениям председательствующего, поэтому обоснованно, в соответствии с требованиями ст. 258 УПК РФ, был удален председательствующим из зала судебного заседания до окончания прений сторон. Правильным является и решение председательствующего об отказе в удовлетворении заявленного ему отвода осужденным Амаевым, поскольку каких-либо данных, которые свидетельствовали бы о том, что председательствующий лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также других обстоятельств, исключающих его участие в производстве по данному делу, из материалов дела не усматривается.

Доводы жалоб осужденных Амаева и Ибиева о том, что суд лишил их последнего слова, также являются несостоятельными, поскольку как следует из протокола судебного заседания, последнее слово им было предоставлено и в его продолжительности они ограничены не были.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Замечания осужденного Арзумханова о неполноте протокола судебного заседания рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ и признаны необоснованными. Поэтому доводы жалобы осужденного Арзумханова о том, что протокол судебного заседания составлен с нарушением требований закона, судебная коллегия также находит несостоятельными.

Вопросный лист председательствующим составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, с учетом особенностей предъявленного осужденным обвинения, результатов судебного следствия и прений сторон.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, также соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Данных о его необъективности, а также об искажении председательствующим обвинения и позиции сторон из текста напутственного слова не усматривается. 13 Вердикт присяжными заседателями вынесен с соблюдением требований ст. 343 УПК РФ, является ясным и не противоречивым.

Доводы кассационных жалоб потерпевшего К и осужденного Амаева о том, что вынесенный присяжными заседателями вердикт имеет существенные противоречия, а постановленный на основании этого вердикта приговор является незаконным, не соответствуют действительности.

Как следует из вердикта, разрешая вопросы №№ 1 и 2, присяжные заседатели действительно признали доказанным создание Амаевым совместно с другим лицом банды для совершения нападения и похищения К с целью требования выкупа за его освобождение, а при ответах на вопросы №№ 5, 6, и 7 об участии в этих действия Исаева признали доказанным лишь то, что тот сказал Амаеву, что К должен ему и он богатый человек.

Однако, вопреки доводам жалоб, указанные обстоятельства не являются основанием для признания вердикта присяжных заседателей неясным и противоречивым и не препятствовали председательствующему постановить в данном случае в отношении Исаева оправдательный приговор в этой части предъявленного ему обвинения.

Что касается доводов кассационных жалоб осужденных и их адвокатов, в которых они оспаривают установленные вердиктом присяжных заседателей фактические обстоятельства дела, то указанные доводы не могут быть приняты во внимание, так как по этим основаниям приговор суда с участием присяжных заседателей не может быть обжалован и отменен.

Из материалов дела следует, что осужденные в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Необоснованными являются и доводы жалоб осужденных Ибиева и Акамова о том, что в связи с недоказанностью их участия в совершении преступлений, судья должен был вынести постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направить дело на новое рассмотрение.

Согласно ст. 347 ч. 4 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями. В связи с этим, вопросы, указанные в частях 4 и 5 ст. 348 УПК РФ, на обсуждение сторон не ставятся и их вправе разрешать только сам председательствующий в совещательной комнате и лишь ему предоставлено право на постановление оправдательного приговора или на роспуск коллегии присяжных заседателей. 14 Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей в отношении осужденных Амаева, Ибиева, Арзумханова, Акамова и Исаева, в том числе и в части оправдания последнего, не имеется.

Действия осужденных квалифицированы правильно, на основании вердикта коллегии присяжных заседателей о их виновности в совершении указанных выше преступлений.

Наказание осужденным Амаеву, Ибиеву, Арзумханову, Акамову и Исаеву назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о их личности, отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые они и их адвокаты ссылаются в кассационных жалобах.

Оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Гражданский иск потерпевшей К . о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда разрешен судом в соответствии с требованиями закона и установленными присяжными заседателями фактическими обстоятельствами дела, а также с учетом характера причиненных нравственных страданий потерпевшей, степени вины каждого из осужденных, требований разумности и справедливости. Суд также обоснованно и в соответствии с требованиями закона принял решение об обращении взыскания в счет возмещения материального ущерба на сумму, полученную от реализации в установленном законом порядке изъятой в доме Амаева А.А. цепочки из желтого металла и автомашины государственный номер Вместе с тем, правильно признав обоснованными и подлежащими удовлетворению исковые требования К . о возмещении материального ущерба в размере рублей, суд ошибочно указал в приговоре, что с учетом передачи потерпевшим рублей с Амаева, Ибиева, Арзумханова и Шахбазова следует взыскать солидарно в пользу К рублей, вместо рублей. В связи с этим приговор в этой части подлежит изменению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила : 15 приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 21 июня 2007 года в отношении Амаева А А Арзумханова Д А Ибиева В В и Шахбазова А В в части взыскания с них солидарно в пользу К в возмещение материального ущерба рублей изменить: считать подлежащим взысканию солидарно с Амаева А.А., Арзумханова Д.А., Ибиева В.В. и Шахбазова А.В. в пользу К . в счет возмещения материального ущерба рублей.

В остальном этот же приговор о них и в отношении Акамова К П и Исаева А С оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшего К осужденных Амаева А.А., Ибиева ВВ., Арзумханова Д.А., Акамова К.П., адвокатов Омарова З.Л., Насуховой З.Г., Умаева Р.М. и Магомедзагировой М.Г- без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 20-О08-10СП

УК РФ Статья 127. Незаконное лишение свободы
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 327. Подготовительная часть судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх