Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-О08-39

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 июля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О08-39

от 7 июля 2008 года

 

председательствующего Магомедова М.М. судей Истоминой Г.Н. и Дорошкова В.В.

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, за непричастностью к совершению преступления.

ХАЙБУЛАЕВ [скрыто] ШЦ

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 290 УК РФ, за непричастностью к совершению преступления.

Органами предварительного следствия Баринов и Хайбулаев обвинялись в том, что 24 сентября 2007 года, действуя группой лиц по предварительному сговору, а Баринов и путем вымогательства, получили взятку у [скрыто] в размере [скрыто] рублей за общее покровительство

при осуществлении деятельности по хранению, перевозке и реализации горюче-смазочных материалов по территории [скрыто]

Суд пришел к выводу о непричастности Баринова и Хайбулаева к совершению данного преступления и постановил в отношении них оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступление прокурора Соломоновой В.А., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, возражения адвоката Гасанова М.С., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель Керимов С.А. ставит вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство.

По доводам представления вывод суда о том, что доводы Баринова о провокации преступления в отношении него не лишены оснований является несостоятельным.

21 сентября 2007 года [скрыто] обратился в органы УФСБ РФ

[скрыто] с письменным заявлением о вымогательстве у него взятки Бариновым за невмешательство в его коммерческую деятельность. На основании этого заявления, в соответствии с законом сотрудниками оперативных служб были организованы и проведены оперативно-розыскные мероприятия, что не является провокацией взятки.

Необоснованным является и вывод суда о том, что обвинение подсудимых основано на непоследовательных и противоречивых показаниях.

Подробно приводя показания потерпевшего [скрыто] об

обстоятельствах передачи им взятки, свидетеля [скрыто] принимавшего

участие в качестве понятого при проведении следственного действия сотрудниками УФСБ, об обстоятельствах изъятия денежных купюр, смывов с рук Баринова и Хайбулаева, осмотре одежды Хайбулаева с применением технических средств, показания свидетеля [скрыто] об основаниях и

организации проведения оперативно-розыскных мероприятий, показания свидетеля Хамзатова, предоставившего [скрыто] цистерну для хранения

ГСМ, а также ссылаясь на показания свидетелей [скрыто] кЩ [скрыто] протокол осмотра места происшествия, результаты оперативно-розыскной деятельности, полученные на основании судебного решения о разрешении проведения прослушивания телефонных переговоров Баринова, на содержание переговоров между Бариновым и м [скрыто] заключение

химической экспертизы по результатам исследования денежных купюр, брюк и смывов с рук Хайбулаева, считает доказанной вину Баринова и Хайбулаева в получении взятки.

Необоснованным является и довод суда о незаконном участии следователя СУ СК при прокуратуре РФ [скрыто] в проведении

оперативно-розыскного мероприятия, который провел следственные действия: осмотр места происшествия, выемку документов из сейфа, стола, книжного шкафа в кабинете Баринова, смывы с рук Баринова и Хайбулаева, поскольку данные следственные действия выполнены следователем после окончания оперативно-розыскных мероприятий, а кроме того закон не запрещает следователю присутствовать при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Исправления на штампе, имеющемся на заявлении [скрыто] не

означает, что он обратился в ФСБ не 21 сентября 2007 года, а 24 сентября 2007 года, в связи с чем суждения суда об имеющихся исправлениях даты поступления заявления [скрыто] считает несостоятельными.

Факт обращения М Щ с заявлением в органы ФСБ 21 сентября

2007 года подтверждается такой датой на самом заявлении, показаниями [скрыто]

Заявление же Баринова о заведении в отношении [скрыто] дела

предварительной оперативной подготовки вызывает сомнение, поскольку в ходе первого допроса он не сказал о нем, и появился этот материал только после задержания Баринова. Неубедительным является и утверждение Баринова о наличии между ним и М Неприязненных отношений.

Отмечается в представлении и допущенное председательствующим нарушение требований п. 3 ст. 278 УПК РФ, выразившееся в том, что он первым задавал вопросы свидетелям обвинения и потерпевшему, и оценил их показания в пользу подсудимых.

С учетом этих данных считает оправдательный приговор незаконным, подлежащим отмене.

В возражениях на кассационное представление адвокат [скрыто] в защиту интересов оправданного Хайбулаева Ю.М. и оправданный Баринов К.А. просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит оправдательный приговор в отношении Баринова и Хайбулаева законным и обоснованным.

Утверждая о доказанности вины Баринова и Хайбулаева в получении взятки, автор представления исходит из того, что они действовали группой лиц по предварительному сговору.

Однако исследованными в судебном заседании доказательствами этот довод не подтверждается.

Так, оправданный Хайбулаев, не признавая себя виновным, последовательно как на предварительном следствии, так и в судебном заседании пояснял, что у него не было предварительного сговора с Бариновым на получение взятки от [скрыто]. 19 сентября 2007 года он по поручению Баринова проверял информацию о наличии цистерны для слива, хранения и реализации ГСМ на АЗС, арендуемой [скрыто] в связи с

чем и встречался с [скрыто] который открыл пустую цистерну, и

сказал, что зайдет к Баринову и переговорит с ним по этому вопросу. После этого между ним и МИ [скрыто] не было разговора об этой цистерне. 24

сентября Баринов сказал ему вызвать М I к нему в кабинет. Он

позвонил М 71 на что тот сказал, что уже созвонился с Бариновым и

в назначенное время придет.

Примерно в 17 часов [скрыто] зашел в кабинет к Баринову, а спустя

несколько минут Баринов позвал его к себе в кабинет. Они уже о чем-то

говорили, и Баринов сказал ему, что М их друг, чтобы он не мешал

его работе. В это время в кабинет Баринова зашел Хайбулаев, и он вышел, стоял в коридоре с другими сотрудниками. Когда [скрыто] вышел из

кабинета Баринова, то отозвал его в сторону, и сказал, что он (Хайбулаев) должен будет покровительствовать ему в перевозке [скрыто] Он ответил, что не будет этого делать, пусть Баринов сам этим занимается. После этого м( [скрыто] взял его левую руку и вложил в нее

какой-то сверток, сказав передать его Баринову. Он не успел отреагировать на эти действия, как к нему подбежали двое, скрутили руки и стали заталкивать в кабинет к Баринову. Этот сверток у нег выпал из руки, но в карман он его на клал, и из кармана не вытаскивал, так как его держали за руки. В свертке оказались деньги в сумме [скрыто] рублей.

Эти показания Хайбулаева о том, что сам он не требовал у [скрыто] взятку, не обещал ему выполнить в его пользу какие-либо действия, а также о том, что не вступал в сговор с Бариновым на получение взятки у

[скрыто] не опровергнуты исследованными в судебном заседании

доказательствам и.

Так, показаниями [скрыто] в судебном заседании

подтверждаются утверждения Хайбулаева о том, что он не требовал деньги у [скрыто] последовательно пояснял, что разговор о

передаче денег вел с ним только Баринов, и в тот момент, когда Баринов сказал ему передать деньги Хайбулаеву, последнего в кабинете Баринова не было.

Показания [скрыто] об осведомленности Хайбулаева о

содержимом передаваемого свертка являются противоречивыми.

Так, в судебном заседании [скрыто] пояснил, что в коридоре

отделения милиции дал понять Хайбулаеву, что Баринов сказал передать ему деньги, после чего передал деньги Хайбулаеву.

Будучи допрошенным на предварительном следствии в качестве потерпевшего 254 сентября 2007 года [скрыто] пояснил, что у него не

было разговора о деньгах с Хайбулаевым, о разговоре с Бариновым о деньгах в сумме 50 тысяч рублей Хайбулаев не знал, он ему ничего об этом не говорил. ( т. 1 л.д. 101)

На очной ставке с Хайбулаевым [скрыто] подтвердил показания

Хайбулаева, пояснив, что тот прояснил действительную картину происшедшего, что деньги в карман он не клал, что какого либо разговора с Хайбулаевым об оказании ему (М Щ помощи у него не было,

Хайбулаев денег у него не требовал, что он считает, что «Хайбулаев [скрыто] понятии не имел о том, что вообще происходит и что Баринов требовал у него деньги. Баринов использовал Хайбулаева Ю [втемную», (т. 1 л.д. 136-137).

В судебном заседании была воспроизведена фонограмма записи разговора между [скрыто] и подсудимыми. При этом суд,

проанализировав содержание этого разговора, правильно отметил в приговоре, что Хайбулаева не было в кабинете Баринова в тот момент, когда [скрыто] спросил у Баринов кому передать деньги, а из ответа Баринова

«Да, да отдай ему», непонятно о ком идет речь.

Показания Хайбулаева Ю.М. о том, что он не клал сверток с деньгами в карман, подтверждаются приведенными выше показаниями [скрыто] на

предварительном следствии, а также его показаниями в судебном заседании о том, что он не видел, чтобы Хайбулаев Ю. положил деньги в карман, показаниями свидетеля [скрыто] из которых следует, что Хайбулаев

Ю. ничего не успел сделать с врученным ему [скрыто] предметом, так

как его сразу схватили за руки, а также заключением эксперта, согласно которому внутри кармана брюк Хайбулаева не обнаружены наслоения специального люминесцирующего химического вещества, такое вещество выявлено на левой стороне брюк, в области пояса, бокового и заднего карманов.

Образование этого вещества на брюках Хайбулаев Ю. объяснил в судебном заседании тем, что вытирал руки о брюки.

Подсудимый Баринов также отрицал в судебном заседании наличие сговора с Хайбулаевым на получение взятки у [скрыто] Свои разговоры с

[скрыто] о деньгах он объяснил разоблачить незаконную деятельность

[скрыто] по реализации похищенных горюче-смазочных материалов.

Показания Баринова о проведении проверки деятельности [скрыто] подтверждается изъятым после его задержания делом

предварительной оперативной проверки, заведенным Бариновым 18 сентября 2007 года.

В судебном заседании Баринов пояснил, что на первом допросе не сказал о проведении проверки в отношении [скрыто] по той причине, что

не знал о проведении осмотра в его кабинете на основании заявления [скрыто]

Показания Баринова в этой части подтверждаются просмотренной видеозаписью, из которой видно, что Баринову не объявлено, чье заявление о получении взятки проверяется.

Свидетель Сщ [скрыто] - начальник УБЭП при МВД также подтвердил показания Баринова и пояснил, что он утвердил

заведенное законно в отношении [скрыто] дело предварительной оперативной проверки.

С учетом этих данных судебная коллегия не может согласиться с доводом кассационного представления о том, что факт заведения дела предварительной оперативной подготовки в отношении [скрыто] вызывает сомнение.

Кроме того [скрыто] 13 июня 2006 года был осужден по ч. 3 ст. 30, ч.

1 ст. 292 УК РФ, при этом основанием возбуждения уголовного дела в отношении него послужил материал проверки, утвержденный Бариновым.

По результатам проведенной руководимым Бариновым отделением было возбуждено и уголовное дело в отношении [скрыто] по п. «б» ч. 2 ст. 275

УК РФ, по которому М( допрошен в качестве свидетеля.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что исследованными в судебном заседании доказательствами не подтверждается наличие между Хайбулаевым и Бариновым предварительного сговора на получение взятки.

Правильно отмечено судом в приговоре и то, при предъявлении обвинения Баринову и Хайбулаеву по п. «а» ч. 4 ст. 290 УК РФ, а также в обвинительном заключении не указано, где, когда и при каких обстоятельствах Баринов и Хайбулаев договорились о требовании взятки у М [скрыто] не описаны в обвинительных документах и совместные

действия подсудимых по требованию взятки.

Описывая действия Баринова и Хайбулаева в постановлениях о привлечении их в качестве обвиняемых и обвинительном заключении, органы предварительного следствия не указали, что Хайбулаев, выполняя 24 сентября 2007 года поручение Баринова позвонить [скрыто] и

пригласить последнего в кабинет к Баринову, действовали совместно с Бариновым с целью получения взятки у [скрыто].

Кроме того, предъявляя обвинение Баринову и Хайбулаеву в получении взятки за бездействие в пользу взяткодателя - общее покровительство при осуществлении хранения, перевозки и реализации ГСМ, органы предварительного следствия не указали, в чем конкретно должно выражаться служебное бездействие обвиняемых, что является необходимым элементом состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

Статьи законов по Делу № 20-О08-39

УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 292. Служебный подлог
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей

Производство по делу

Загрузка
Наверх