Дело № 20-О08-58

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 декабря 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О08-58

от 25 декабря 2008 года

 

председательствующего Пелевина Н.П. судей Истоминой Г.Н. и Старкова A.B.

Алиев [скрыто]

ранее судимый

8 декабря 2006 г. по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года

осужден к лишению свободы по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет, по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору от 8 декабря 2006 года отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Алиев осужден за убийство [скрыто], сопряженное с

разбоем, за разбойное нападение на потерпевшую с причинением тяжкого вреда ее здоровью, с применением оружия, за незаконное ношение огнестрельного оружия и боеприпаса к нему.

Преступления совершены им 30 декабря 2007 года в г. [скрыто] Республики] [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвоката Магомедова М.К., поддержавшего доводы жалоб об отмене приговора, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах адвокаты Магомедов М.К. и Магарамов И.Р. ставят вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство.

По доводам жалоб выводы суда о виновности Алиева не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на предположениях.

Доказательства причастности Алиеву к убийству [скрыто], разбойному нападению на нее с применением огнестрельного оружия в судебном заседании не установлены.

Обстоятельства и факты, исключающие виновность Алиева в совершении разбоя, оценки не получили.

В материалах дела нет никаких доказательств, подтверждающих наличие у потерпевшей в момент убийства сумки с деньгами, и того, что нападавший похитил эту сумку.

Из признанных судом достоверными показаний свидетеля

следует, что нападавший похитил у [скрыто] пакет, называемый

файлом, в котором находился свернутый лист белой бумаги.

С учетом этих показаний свидетеля, а также содержащихся в

__ОВД г.

уголовного в отношении [скрыто]

имеет долг перед [скрыто] с учетом процентов более

рублей, показаний свидетеля [скрыто] о том, что в день убийства

у потерпевшей был с собой протокол ее допроса по уголовному делу, который она отправила по факсу в г. [скрыто], показаний потерпевшего

об обстоятельствах смерти мужа погибшей полагают, что никаких данных о совершении разбойного нападения на [скрыто] с целью похищения ее сумки в материалах дела не имеется.

Кроме того в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указана сумма похищенных денег «примерно [скрыто] рублей», в

обвинительном заключении названа сумма «около [скрыто] рублей». Данные

противоречия исключали возможность постановления приговора.

Сведений, подтверждающих сумму денег у потерпевшей в материалах дела нет, а потому суду следовало указать, почему суд согласился с суммой рублей.

Мотив убийства потерпевшей в судебном заседании не установлен. Сопоставляя показаниях свидетеля [скрыто] о том, что нападавший был одет в черную «куртку-дутик» с протоколом выемки куртки у осужденного, описанием этой куртки в заключении эксперта, обращается внимание в жалобах на то, что на экспертизу была представлена не та куртка, которую видела на преступнике.

В приговоре при описании куртки указано, что она «пуховая изнутри, похожая на дутик», хотя таких слов в протоколе выемки нет.

При оценке заключения эксперта об исследовании куртки и смывов с

лица, рук, волос и ушей, суд не учел показаниямэксперта [скрыто] Щщ [скрыто] о том, что сохранение следов металлизации сурьмой на открытых частях тела, лица, рук продолжительностью более 20 дней маловероятно, а также показания Алиева о том, что следы металлизации сурьмой могли остаться на его одежде от выстрелов, которые он производил в новогоднюю ночь с друзьями.

Опознание Алиева свидетелем [скрыто] проведено, по мнению авторов жалоб, с нарушением требований ст. 193 УПК РФ. Из информационного сообщения [скрыто] РОВД г. [скрыто] на имя следователя

усматривается, что [скрыто] Щ были предъявлены фотографии лиц, ранее судимых на территории г. [скрыто], среди которых должна быть и

фотография ранее судимого Алиева М.Ш., однако свидетелем никто не опознан.

Алиев М. был предъявлен на опознание с лицами старшими по возрасту на 4 года и на 10 лет, в связи с чем их внешнее сходство вызывает сомнение.

В качестве понятых на опознание принимали участие практиканты следователя, то есть лица, заинтересованные в благоприятном к ним отношении следователя.

Более того, до участия в качестве понятых при опознании Алиева 19

января 2008 года [скрыто] и [скрыто] 30 декабря 2007 года принимали

участие в качестве понятых при осмотре места происшествия, стали участниками уголовного судопроизводства, а потому в силу ч. 2 ст. 60 не могли принимать участь в опознании.

С учетом этого полагают, что протокол опознания является недопустимым доказательством и не мог быть положен в основу приговора.

По показаниям понятого [скрыто]А сразу не опознала

Алиева М.Ш. это обстоятельство подтверждается протоколом опознания, которое продолжалось 40 минут.

При опознание нарушено право Алиева М.Ш. на защиту. Его ходатайство о допуске адвоката не было удовлетворено следователем, в связи с чем он отказался подписать протоколы выемки и опознания, он не был обеспечен. _

Ссылка суда в приговоре на показания начальника СКМ I_{

РОВД г. Щ-Щ и М [скрыто] как на опровержение

доводов защиты о допущенных процессуальных нарушениях не основана на законе.

Показания свидетеля Г~ [скрыто] носят предположительный характер.

Алиев не говорил ему о совершении убийства [скрыто], к такому

выводу он пришел сам, а потому его показания также являются недопустимым доказательством.

Показания свидетелей защиты необоснованно отвергнуты судом.

Не имеется и доказательств совершения Алиевым преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ. Оружие не обнаружено, его принадлежность Алиеву не установлена, не установлено также приобретение и хранение огнестрельного оружия Алиевым, а потому он не мог его и носить.

В ходе расследования дела также допущены нарушения закона: в протоколе ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела, а также в уведомлении об окончании следственных действий отсутствуют даты.

В связи с тем, что приговор основан на недопустимых доказательствах и предположениях, считают его незаконным, подлежащим отмене.

Осужденный Алиев М.Ш в своей кассационной жалобе также просит отменить приговор, ссылаясь на то, что не совершал убийства [скрыто], не был с ней знаком, а в то время, когда было совершено преступление в отношении [скрыто] находился в другом месте. Однако суд

необоснованно отверг эти его доводы и показания свидетелей защиты. Утверждает, что работник милиции СЩ~ I нашел подставных свидетелей, которые оговорили его.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

По смыслу закона в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

Кроме того в соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УК РФ.

Данные требования закона не выполнены судом по настоящему делу.

Так, признавая Алиева виновным в убийстве [скрыто] и

разбойном нападении на потерпевшую, суд учел в качестве доказательств его виновности письмо начальника [скрыто] РОВД

[скрыто] на имя старшего следователя прокуратуры [скрыто] том, что к убийству [скрыто] информации причастен Алиев [скрыто]

полученной оперативной [скрыто] года рождения, а

также показания допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей начальника СКМ

г. щ ид [скрыто] и

о том, что изложенные в письме

следователя прокуратуры [скрыто]

обстоятельства о причастности Алиева М.Ш. к убийству М щщ ходе следствия нашли свое подтверждение, и сослался на эти доказательства в приговоре.

Между тем, оперативная информация, а также показания работника милиции и следователя об этой оперативной информации, источник которой не назван ими, не являются соответствии со ст. 74 УК РФ доказательствами и не могут быть положены в основу обвинения, а потому суд не вправе был ссылаться на них в приговоре и учитывать при решении вопроса о виновности Алиева.

Не все обстоятельства учтены судом и при оценке заключения эксперта по результатам исследования смывов с правой кисти, лица и правого уха Алиева М.Ш., согласно которому на тампонах с указанными смывами обнаружено наличие следов металлизации сурьмы, являющейся одним из компонентов выстрела.

Как следует из материалов дела, выемка смывов на ватные тампоны с лица, рук, волос и ушей Алиева произведена спустя 20 дней после убийства [скрыто], а именно 19 января 2008 года.

Допрошенный в судебном заседании эксперт [скрыто] пояснил, что сурьма с поверхности тела исчезает сразу, как только человек умоется мылом, шампунем, а отвечая на вопрос государственного обвинителя о возможности сохранения сурьмы на открытых участках тела в течение 20 дней, ответил, что это маловероятно.

Признавая данное заключение эксперта достоверным, подтверждающим участие Алиева в убийстве [скрыто], суд не дал

оценки показаниям эксперта, не привел суждения, в силу которых следы выстрела на теле Алиева сохранились до 19 января 2008 года.

Положены судом в основу обвинения и выводы эксперта о наличии следов металлизации сурьмой на куртке, изъятой у Алиева.

При этом, описывая в приговоре куртку, суд со ссылкой на протокол выемки указал, что у Алиева изъята «черная плотная плащевая куртка с пуховой из внутри (похожая на дутик)».

Однако такое описание куртки, как правильно отмечается в жалобах, не соответствует ни протоколу выемки от 19 января 2008 году, ни протоколу судебного заседания, в котором содержится описание осмотренной в судебном заседании куртки.

В протоколе выемки указано, что у Алиева изъята черная плащевая курка, а в протоколе судебного заседания отмечено, что осматриваемая куртка черного цвета из плащево-болоньевой ткани, с двумя боковыми карманами, подкладка матерчатая светло-коричневая, на внутренней части имеется маленький карман. При этом о наличии пухового или иного утеплителя в куртке, а также о том, что эта куртка похожа на «дутик», не отмечается ни в ходе следствия, ни в судебном заседании.

О том, что куртка на нападавшем была черная, слегка дутая, то есть утепленная, пояснила в судебном заседании свидетель [скрыто], однако изъятая у осужденного Алиева куртка свидетелю не предъявлялось и не выяснялось такую ли куртку она видела на виновном.

Не дал суд оценки и показаниям Алиева о том, что следы сурьмы могли остаться на его теле и одежде в связи с тем, что 31 декабря 2007 года им производились выстрелы из пистолета с резиновыми пулями. Мотивы, по которым отвергнуты эти показания Алиева, в приговоре не приведены.

Свидетель [скрыто], допрошенная в условиях, исключающих ее

визуальное наблюдение, пояснила в судебном заседании, что на

предварительном следствии в ходе опознания среди других лиц она сразу узнала подсудимого.

Однако из протокола опознания следует, что при предъявлении А 1на опознание Алиева М. свидетель, указав на опознаваемого под № Я, заявила, что он похож на того, кого она видела 30 декабря 2007 года в 19 часов 30 минут.

Затем опознаваемым было предложено повернуться в правую, левую сторону, повернуться в разные стороны полубоком, присесть, после чего [скрыто]заявила, что уверенно опознает лицо под № J то есть Алиева.

Статьи законов по Делу № 20-О08-58

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх