Дело № 20-О09-16

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 июля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Лутов Владимир Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-О09-16

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 июля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.
судей Похил А.П., Степанова В.П.
при секретаре Савиновой Е.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 15 июля 2009 г.кассационные жалобы осуждённого Шираева Ш.Х. и его адвоката Магомедзагировой М.Г., адвоката Умаева Р.М., поданные в интересах осуждённых Акамова А.М. и Гаджиева А.Х. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 4 марта 2009 года, по которому А К А М О В А М , осуждён: - по ст. 286 ч. 3 пп. «а», «б» УК РФ на 4 года лишения свободы с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 года; - по ст. 292 УК РФ на 1 год лишения свободы; - по ст. 228 ч. 1 УК РФ на год лишения свободы. 2 На основании ст. 69 УК РФ, путём частичного сложения наказаний Акамову А.М. назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 года; Г А Д Ж И Е В А Х , осуждён: - по ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ на 3 года лишения свободы, с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 года; - по ст. 292 УК РФ на 1 года лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, Гаджиеву А.Х. назначено 3 года и шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 года; Ш И Р А Е В Ш Х , осуждён: - по ст. 286 ч. 3 п. «а» УК РФ на 3 года лишения свободы, с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 года; - по ст. 296 ч. 4 УК РФ на 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, Шираеву Ш.Х. назначено 5 лет и шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 года.

Заслушав доклад судьи Лутова В.Н., объяснения адвоката Алиярова А.З. - в защиту Акамова А.М. и Гаджиева А.Х., адвоката Баранова А.Н. в защиту Шираева Ш.Х., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Соломоновой В.А. о необоснованности доводов кассационных жалоб и 3 необходимости освобождения Гаджиева А.Х. и Акамова А.М. от наказания по ст. 292 УК РФ за истечением срока давности, судебная коллегия

установила:

Акамов А М и Шираев Ш Х , работая оперуполномоченными ОВД и Гаджиев А Х , работая милиционером ОВД и являясь должностными лицами, 8 апреля 2007 года совершили действия, явно выходящие за пределы своих полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан: Акамов А.М., Гаджиев А.Х. и Шираев Ш.Х. совершили превышение должностных полномочий с применением насилия, а Акамов - ещё и с применением оружия; Акамов А.М. и Гаджиев А.Х. совершили еще и служебный подлог; кроме того Акамов А.М. один в неустановленное время, у неустановленного лица и при неустановленных обстоятельствах незаконно приобрёл, хранил и перевозил 11,4 гр. наркотического вещества - марихуаны, которое 8 апреля 2007 года после проведения оперативно-розыскных мероприятий, приобщил в качестве предмета преступления, предусмотренного ст. 228-1 УК РФ к фальсифицированному материалу о производстве проверочной закупки.

Шираев Ш.Х. 13 ноября 2007 года, примерно в 14 часов, на крыльце здания прокуратуры , в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела следователем прокуратуры А , применил в отношении него насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего.

В кассационных жалобах: - осуждённый Шираев Ш.Х, просит приговор в отношении него отменить и уголовное дело прекратить. Считать выводы суда о его виновности не соответствующими фактическим обстоятельствам. Подробно анализирует каждое из доказательств, даёт им собственное толкование и оценку.

Полагает, что суд грубо нарушил положения статей 240, 285, 307 УПК РФ. Заявляет о нарушении его права на беспристрастное и справедливое судебное разбирательство; - адвокат Магомедзагирова М.Г. считает, что приговор в отношении Шираева Ш.Х. вынесен с нарушением норм УПК РФ, выразившимся в том, что содержит ссылку, как на доказательство, на протокол судебного заседания от 20 апреля 2007 года, который в судебном заседании не оглашался и не исследовался, что судом неправильно применён уголовный закон, а именно ст. 296 ч. 4 УК РФ, предусматривающая ответственность за насильственные действия в отношении лиц, в связи с 4 осуществлением ими правосудия или предварительного следствия, с применением на асного для жизни и здоровья, в то время, как потерпевшему А действиями Шираева Ш.Х. причинён только лёгкий вред, повлекший кратковременное расстройство здоровья. Утверждает, что инцидент у Шираева Ш.Х. с А произошёл не из-за возбуждения уголовного дела, а по личным мотивам.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство; - адвокат Умаев Р.М. в основной и дополнительной кассационных жалобах в защиту осуждённых Акамова А.М. и Гаджиева А.Х. указывает, что при вынесении приговора судом нарушены практически все требования ст. 380 УПК РФ, конституционные положения о необходимости все неустранимые сомнения толковать в пользу обвиняемых, что приговор постановлен не на доказательствах, а на предположениях.

Полагает, что суд неправомерно положил в основу своих выводов и принял за отправную точку в своих суждениях постановление городского суда от 27 апреля 2007 года о незаконности возбуждения уголовного дела в отношении Д , считает, что Д по личным мотивам сознательно оговорил его подзащитных на предварительном следствии, характеризует его как личность, не заслуживающую доверяя.

Отрицает применение к нему насилия и оружия со стороны подзащитных.

Указывает на несоответствие показаний ряда свидетелей, в частности, М , изложенных в приговоре, материалам судебного следствия, неустановление судом мотивов преступления. Высказывает ряд претензий к протоколу судебного заседания, объективности судебного следствия.

Настаивает на недоказанности вины Акамова А.М. и Гаджиева А.Х. просит приговор о них отменить, дело прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления.

Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия находит доводы кассационных жалоб несостоятельными, а приговор в отношении всех осуждённых - законным и обоснованным.

Выводы суда о доказанности вины осуждённых в совершении указанных выше преступлений соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, получивших должный анализ и оценку в приговоре.

Так, постановлением Хасавюртовского городского суда от 27 апреля 20007 г. по материалу по жалобе адвоката Корголоева М.М. в интересах Д , в порядке ст. 125 УПК РФ, на действия органа дознания, 5 признанным незаконными действия органа дознания, выразившиеся в содержании без официального задержания Д в ОВД с 8 апреля 2007 г., примерно, с обеденного времени до 23 часов 45 минут 10 апреля 2007 г.

Этим же постановлением признано незаконным само возбуждение уголовного дела в отношении Д без дачи оценки всем обстоятельствам и без проверки доводов последнего о его нахождении в , а не в , на момент совершения преступления.

Органами предварительного следствия предложено проверить указанные обстоятельства. Постановление не обжаловано и вступило в законную силу, (т. 1 л.д. 27-31) В порядке исполнения данного постановления, органы предварительного следствия проверили правильность и обоснованность возбуждения уголовного дела в отношении Д и законность действий самих работников, причастных к контрольной закупке и задержанию Д .

В ходе тщательной проверки и расследования дела органы предварительного следствия пришли к обоснованному выводу о том, что Акамов А.М. и Шираев Ш.Х., работая оперуполномоченными , Гаджиев А.Х. - милиционером ОВД , являясь должностными лицами, совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов гражданина Д и другие преступления, указанные в установочной части приговора.

Так, потерпевший Д в ходе предварительного следствия, в том числе и на очных ставках с обвиняемыми и свидетелем С , показал, что 8 апреля 2007 г., примерно в 12 часов, он находился у себя в квартире . В указанное время тёща К сказала, что его вызывают на улицу какие-то парни. Не одевшись, только в одной рубашке, он вышел на улицу, где перед домом стояла автомашина сине-зелёного цвета. За рулём находился незнакомый водитель, видимо это был таксист. К нему подошли двое парней, как ему позже стало известно, С и Гаджиев. Выяснив, что он К , Гаджиев спросил, где можно приобрести марихуану. Он ответил, что это ему неизвестно и спросил, кто они такие. В ответ, Гаджиев предложил поехать с ними на поиски наркотиков. Ему эти люди показались подозрительными, и он решил избавиться от них. Он пообещал поехать с ними, но сначала зайти домой и одеться. Он развернулся с намерением зайти домой и больше не выйти. В этот момент Гаджиев предъявил удостоверение и, представившись работником уголовного розыска, потребовал, чтобы он сел в автомашину. Он попытался выяснить, на каком основании и для чего его забирают, но не отвечая на вопросы, Гаджиев схватил его за руку и толкнул к автомашине. Он не стал 6 оказывать активного сопротивления работникам милиции. Его усадили на заднее сиденье и привезли на АЗС . По приезде на территорию АЗС уехала, а его посадили в автомашину , где находились незнакомые на тот момент Шираев и Акамов. Акамов сказал, что у них имеется информация о том, что ему известно кто и где реализует наркотики. Акамов потребовал, чтобы он сообщил эти данные и принял участие в качестве закупщика при проведении оперативных мероприятий. Он отказался, заявив, что со сбытчиками наркотиков не знаком. В ответ Акамов принялся наносить ему удары рукояткой пистолета «ПМ» по коленям и голове, тыкать дулом пистолета в ребра. Кроме Акамова кто-то из присутствовавших тоже требовали, чтобы он дал информацию, но насилия не применяли. Примерно 10 минут работники милиции пытались получить информацию, затем, ничего не добившись, повезли его в ОВД .

Он протестовал против того, что его без каких-либо оснований везут в отделение милиции, но присутствовавшие не обращали на протесты внимания.

По пути к нему на сотовый телефон несколько раз позвонила его тетя - Д . Акамов передал ему телефон и потребовал, чтобы, он сказал, что с ним все нормально. Он ответил на звонок тети и крикнул в трубку, что его забирают, и что-то в этом роде. Акамов вырвал телефон и отключил его.

Д продолжала звонить. Акамов вновь потребовал, чтобы он успокоил тётю, сказав, что пошутил по поводу того, что его забирают. Он пообещал так сделать, но вновь обманул, сказав тете, что его забрали, милиционеры. После этого Акамов вообще отключил телефон и больше его не вернул. За то, что он предупредил тётю, Акамов ударил его кулаком в живот. По приезду в горотдел, его завели в один из кабинетов отделения уголовного розыска, где Акамов, Шираев и Гаджиев стали требовать информацию о сбытчиках наркотиков. Он на самом деле не имел такой информации и пытался объяснить это, но его никто не слушал. Акамов принялся наносить ему удары руками по голове, в живот, в грудь. Вместе с Акамовым удары наносил Гаджиев и Шираев. Все трое также использовали деревянный приклад от автомата «АКМ», которым наносил» удары. Это продолжалось, примерно, 2-3 часа. Каждый нанес ему не менее 12-15 ударов.

Не выдержав побоев, он решил пойти на хитрость, сказав, что ему известно местожительство женщины - сбытчика наркотиков и пообещал показать. Он привез Акамова, Шираева, Гаджиева и С в общежитие , где проживает тетя Д . Последней дома не было, и он зашел к соседке по имени Г , намереваясь из ее квартиры скрыться от работников милиции. Гаджиев ждал его этажом ниже, а все остальные остались перед подъездом. Он попытался скрыться из квартиры Г через балкон, но оказалось, что он заколочен утеплительной пленкой. Он попросил Г выглянуть в подъезд и посмотреть, где находятся милиционеры. Когда Г выглянула в подъезд, его заметил Гаджиев и после этого его и Г забрали обратно в отделение милиции. После того, как примерно в 18 часов 8 апреля 2007 г. они вернулись в ОВД , его вновь водворили в кабинет. Акамов, Шираев и Гаджиев были злы на него за то, что он 7 хотел убежать и стали изощрённо его пытать. Они надевали на него противогаз и зажимали шланг, через который подается воздух в маску, отчего он задыхался. Эту процедуру они повторили 2-3 раза. Затем Гаджиев заставил его встать с широко расставленными ногами и наносил удары своими ногами по внутренней части стоп, отчего ноги раздвигались вширь, и это причиняло боль.

Время от времени все трое наносили ему удары руками по различным частям тела. Все это делалось с целью заставить его подписать документы о том, что его, якобы, задержали на рынке при сбыте наркотиков. В одном из документов он написал, что отказывается подписать, и проставил свою подпись. Примерно в 21 час ему стало плохо, со рта пошла кровавая пена, затошнило. На него стали лить воду, чтобы он не потерял сознание. После этого его перестали бить, а примерно через 20 минут Шираев завел в кабинет двух женщин-врачей. Они были кумычками и он на кумыкском языке попросил, чтобы они сообщили кому-нибудь, что над ним издеваются. Акамов - тоже кумык по национальности, поняв, что он говорит, в свою очередь сказал, что он (Д ) продает наркотики и травит детей. Врачи сделали ему укол, дали какие-то лекарства и ушли. Акамов оставил его в кабинете, закрыл там и ушел домой. На следующий день Акамов примерно час уговаривал его подписать бумаги по поводу закупки наркотиков, но вновь получил отказ. Акамов нанес ему несколько ударов рукояткой пистолета по коленям, а также несколько раз ударил ладонью по затылку. Было видно, что Акамов уже потерял надежду, что он подпишет документы, и действия его были уже не такие агрессивные, как раньше. Шираев и Гаджиев время от времени появлялись в его поле зрения, то есть заходили в кабинеты, где его держали, но ограничивались лишь оскорблениями в его адрес. В обеденное время 09 апреля 2007 г. Акамову надо было отъехать и он повел его в дежурную часть горотдела. Перед дежурной частью его окликнул брат К , который был вместе с Д . Акамов не дал ему поговорить с братом и сразу же затолкал в дежурную часть. Он лишь успел крикнуть брату, что его незаконно обвиняют в сбыте наркотиков. Д хотел зайти в дежурную часть, но Акамов не дал тому это сделать и принялся ругать работников дежурной части за то, что те впустили К и Д на территорию горотдела. К передал через Д бушлат, так как было холодно, а он был одет в одну рубашку. К и Д затем ушли. Примерно через час Акамов вернулся и забрал его в свой кабинет. В ночь с 9 на 10 апреля Акамов также оставил его ночевать в кабинете, закрыв там. 10 апреля весь день он провел в кабинете. Его никто уже не бил и ничего от него не требовали.

Вечером 10 апреля Акамов посадил его в «обезьянник», где он провел 2- 3 часа, после чего его забрал следователь Х и, протокольно задержав, водворил в ИВС. Освободили его 8 мая 2007 г., после того, как решением суда возбуждение уголовного дела в отношении него было признано незаконным, а сам материал по факту закупки наркотиков, на рынке - сфальсифицированным, (т.1 л.д. 41-46, т.4 л.д. 13-17, т.5 л.д. 42-44, т.2 л.д. 91-93, т.2 л.д. 94-96, т.4 л.д.1-3, т.4 л.д. 9-12) 8 В судебном заседании потерпевший Д , не отрицая, что анашу ему подкинули в ГОВД и что документы о контрольной закупке у него наркотиков сфальсифицированы с использованием его же собственных денег и без понятых, несколько изменил свои показания. В частности, он начал утверждать, что его действительно работники милиции забрали с рынка, что подсудимые его не избивали. Вечером 8 апреля, после оказания врачебной помощи, его отпустили домой, с условием, чтобы он завтра пришел в ГОВД. Однако, когда, 9 апреля он пришел в ГОВД, Акамова он там не застал и ушел домой. 10 апреля сам он пришел в ГОВД, его задержали и отправили в ИВС. Когда его отпустили домой, он дома не ночевал, ночевал в гараже, поэтому домашние его не видели. О том, что его избивали и забирали из дома, он наговаривал на них со злости, из-за того, что они подкинули ему анашу, возбудили уголовное дело и месяц содержали под стражей, в связи с чем в семье были неприятности, он потерял работу, заказы на изготовление железных ворот.

Суд обоснованно пришёл к выводу, что Д эти показания дал в судебном заседании (по истечении почти двух лет) с целью облегчения ответственности подсудимых и дал им критическую оценку, поскольку они опровергались его же собственными показаниями, данными в ходе предварительного следствия, и неоднократно, в том числе на очных ставках с обвиняемыми и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, свидетель А . - жена потерпевшего Д показала, что в начале апреля 2007 г., примерно В 11 часов муж пришёл с работы домой. Примерно через 15-20 мин., её мать (Х ), которая находилась на балконе, сказала К , что его вызывают на улицу какие-то парни. Не одевшись, в одной темной рубашке с коротким рукавом, К вы­ шел на улицу. После того, как К ушел, мать сказала, что видела, как по­ следнего затолкали в автомашину и увезли. Она стала звонить на мобильный телефон мужа, но тот не отвечал. На следующий день она узнала, что К находится в отделении милиции . Со слов соседки тёти К по имени Г (С ) ей известно, что К привозили к ней сотрудники милиции и он пытался убежать с ее квартиры, но это ему не удалось. На лице К Г заметила следы побоев, (т.1 л.д. 79-81 протокол судебного заседания) Факт доставления Д . 08 апреля 2007 года, примерно в обеденное время, вызвав его из своего дома, усматривается также из исследованного на данном судебном заседании постановления судьи Хасавюртовского городского суда от 27 апреля 2007 г., по материалу по жалобе адвоката Корголоева М.М. в интересах Д , в порядке ст. 125 УПК РФ, на действия органа дознания. В частности это усматривается из показаний 9 свидетелей Х , Р , Г , И , Г , допрошенных судом в ходе проверки жалобы.

Свидетель Д показала, что Д . является ее племянником. 8 апреля 2007 г., примерно в 13-14 часов, к ней на мобильный телефон позвонил К и сообщил, что его задержали. Затем связь прервалась. После этого она перезванивала к К , но что тот ей дополнительно сообщил, она не помнит. Затем телефон К отключился. По просьбе К она об этом сообщила его брату К .

Примерно, через месяц, когда К освободили, он рассказал, что его в тот день из дома забрали работники милиции, доставили в ГОВД и требовали подписать какие-то бумаги, потом возбудили на него уголовное дело по сбыту наркотиков, затем прекратили, (т.2 л.д. 105-108 и протокол судебного заседания) Свидетель С показала, что 8 апреля 2007 г., примерно в 17 часов, она находилась у себя дома. В это время в ее квартиру забежал К - племянник ее соседки Э и, ничего ей не сказав, направился к балкону. На вопрос он ответил, что его преследуют, и он хочет выпрыгнуть с ее балкона. Она сказала, что дверь балкона заколочена. К сказал, что - сломает стекло и проникнет на балкон. Делать это К она категорически запретила и потребовала, чтобы он ушел из ее квартиры в квартиру Э . В ответ К попросил не выгонять его, так как Э нет дома. Она опасалась держать у себя в квартире практически незнакомого мужчину и, открыв входные двери, потребовала, чтобы он ушел. В открытую дверь она увидела на лестничной площадке незнакомого парня. К тоже его увидел, и быстро закрыв дверь, стал просить не выгонять его из дома. В это время в дверь постучал тот самый парень, представившийся работником милиции (Гаджиев А.Х.) и потребовал, чтобы К следовал за ним. Ее также забрали в ОВД для проверки причастности к сбыту наркотиков.

Д был одет в рубашку с коротким рукавом, хотя на улице было прохладно. Она помнит, что на его лице была шишка или ссадина, (т.2 л.д.86-89 и протокол судебного заседания) Свидетель Д показал, что в начале апреля 2007 г. к нему обратился его друг Д , сообщив, что второй день его брат К отсутствует дома и по имеющейся информации тот содержится в ОВД . В тот же день вместе с К он пришел в ОВД . Выяснив, что К не содержится в ИВС, он зашел в дежурную часть для проверки, находится ли тот в камере для административно задержанных. Не обнаружив там К , он и К собрались уходить и в это время сотрудник уголовного розыска, как он впоследствии выяснил, Акамов А , завел в дежурную часть К . У последнего лицо было синим от 10 побоев, также были синяки и ссадины на руках и кистях рук. К шел скрючившись. Он спросил у Акамова, на каком основании Д доставили и избивают. В ответ Акамов заявил, что по всем вопросам ему надо обращаться к руководству. Затем он принялся кричать на работников дежурной части за то, что те запустили его в помещение дежурной части, после чего, поместив К в камеру -«обезьянник», ушел. Пока он разговаривал с Акамовым, К сказал К , что его второй день здесь держат, хотят подкинуть наркотики и требуют сдать какого-то «барыгу», хотя он никого не знает, (т.1 л.д.85-87 и протокол судебного заседания) Свидетель И показал, что Акамов является его хорошим знакомым. Последний, когда именно, он не помнит, пригласил его в отделение уголовного розыска и пояснил, что ими пойман торговец наркотиками и необходим свидетель. Акамов дал ему подписать протоколы, в которых он был указан как понятой. Подписи в протоколах принадлежат ему. Однако, в оперативных мероприятиях на центральном рынке по задержанию сбытчика наркотиков он участия не принимал, (т.1 л.д. 107-109 и протокол судебного заседания) Свидетель О показал, что 8 апреля 2007 г., примерно в 13 часов, он гулял . В это время к нему обратился его знакомый Акамов с просьбой принять участие в оперативных мероприятиях в качестве понятого. Он согласился и сел в его автомашину, в которой находились еще двое сотрудников милиции и незнакомый понятой. Они прибыли в ОВД , где досмотрели А и удостоверились, что в его карманах нет ничего кроме личных вещей. Затем другой сотрудник милиции передал Акамову купюры достоинством и руб., номера которых были вписаны в протокол. Примерно в 14 часов они прибыли к центральному входу центрального рынка . А зашел на рынок и вышел оттуда примерно через 15 мин. и показал всем присутствовавшим 2 полиэтиленовых пакета, в которых предположительно находилось наркотическое средство. После этого А и еще один милиционер вышли из автомашины и направились на рынок, а они поехали в ОВД. В здании ОВД он подписал какие-то документы и ушел домой. На какой автомашине Акамов привез сбытчика наркотиков, он не знает, но сбытчика привезли в горотдел сразу же после того, как он прибыл туда. В конце апреля Акамов вновь вызвал его в горотдел, где он еще. раз подписал какие-то документы. При этом сотрудники милиции показали ему человека, у которого была произведена закупка наркотического средства, (т.1 л.д. 110-114 и протокол судебного заседания) Свидетель С показал, что 8 апреля 2007 г., примерно в 12- 13 часов, к нему обратились Акамов и Шираев с просьбой оказать содействие в организации проверочной закупки у сбытчика наркотических средств. При нем документация по проверочной закупке не составлялась. Вместе с указанными 11 лицами и Гаджиевым, который должен был принимать участие в мероприятии в качестве покупателя, и двумя незнакомыми мужчинами, это были понятые.

Примерно через 15 мин. они прибыли к центральному рынку .

Гаджиев направился внутрь рынка, а он и Шираев проследовали за ним для оперативного наблюдения. Пройдя 10-15 м, Гаджиев остановился возле незнакомого мужчины, как впоследствии выяснилось, это был Д , и заговорил с ним. Он видел, как они обменялись чем-то, и в руках Гаджиева оказался черный полиэтиленовый пакет. Затем Гаджиев развернулся и направился в сторону выхода. Он понял, что закупка состоялась и вместе с Шираевым направились к Д . Представившись сотрудниками уголовного розыска, взяли Д под руки и вывели из рынка. Они привели последнего к автомашине, где находился Акамов и понятые. Там же находился Гаджиев и вместе с Акамовым рассматривал содержимое пакета, полученного от Д . Что там находилось, он лично не видел, но со слов коллег знает, что там была марихуана. Затем все вместе они прибыли в здание ОВД. По приезду в горотдел он направился но своим делам, так как в нём надобности не было. Что происходило с Д , он не знает. Примерно через 1-1,5 часа, время было примерно 16 часов, в кафе перед зданием горотдела, где в это время он находился, зашел Шираев и попросил поехать в г. , где Д пообещал показать местонахождение сбытчика наркотиков. На двух автомашинах они выехали в г. и прибыли к зданию общежития.

Д , зайдя в одну из квартир общежития, попытался скрыться, но хозяйка квартиры выдала им Д . Они забрали последнего, а также хозяйку квартиры для проверки её на причастность к торговле наркотиками. По приезде в г. , он, выяснив у Акамова, что в нем больше нет необходимости, ушел по своим делам. Больше Д не видел. Через несколько дней его вызвал следователь СО при ОВД и допросил по обстоятельствам контрольной закупки и задержания Д (т.2 л.д.43-44 и протокол судебного заседания.

Таким образом, в показаниях И , О и С имеются существенные противоречия относительно лица, производившего контрольную закупку, купюр, использованных при закупке, количества пакетов, приобретенных при контрольной закупке. Указанные противоречия свидетельствуют о том, что И , О в оперативных мероприятиях по данному факту участия не принимали.

Что касается показаний И , данных 11 апреля и О , данных 6 июня 2007 года следователю Х , о том, что они участвовали в оперативных мероприятиях по контрольной закупке наркотиков и задержанию Д , то суд дал им критическую оценку и счёл их недостоверными.

Во-первых, эти показания трафаретные, перепечатаны слово в слово. Даже в протоколе допроса О , там где поступили заявления от свидетеля, оставлена фамилия И Во-вторых, в последующем оба они отказались от этих показаний, пояснив, что их пригласил в ГОВД Акамов после 12 доставления туда Д , в-третьих, они пояснили, что не участвовали ни при обработке денег, ни при закупке наркотиков, ни при задержании Д .

Довод подсудимых о том, что И отказался от своих показаний из- за того, что их коллега С в последующем уличил И в незаконном приобретении наркотиков, также признан несостоятельным, поскольку И задержан 28 июля 2008 года, в последующем осужден судом по ст.228 ч.1 УК РФ, а отказался он от своих показаний еще 31 июля 2007 года, то есть почти за год до его задержания.

В обоснование обвинения подсудимых органами следствия приведены и другие доказательства, которые исследованы в судебном заседании, в частности: рапорт об обнаружении признаков преступления от 08.04.07 г., составленный Акамовым А.М., в который им внесены заведомо ложные сведения о том, что при проведении ОРМ им совместно с Шираевым Ш.Х. и Гаджиевым А.Х. произведена контрольная закупка наркотического средства у Д (т.З л.д.З); постановление о проведении проверочной закупки от 08.04.07 г., составленное Акамовым А.М., в которое им внесены заведомо ложные сведения о том, что Д занимается сбытом наркотических средств на рынке ( т.З л.д.5); протокол пометки, выдачи и осмотра денежных средств, ценностей от 08.04.07 г., составленный Акамовым А.М. и Гаджиевым А.Х., в который они внесли заведомо ложные сведения о том, что Гаджиеву А.Х. в присутствии понятых вручались денежные средства для проведения проверочной закупки (т.З л.д.6-7); протокол досмотра лица, выступающего в качестве покупателя перед проведением оперативно-розыскных мероприятий от 08.04.07, составленный Акамовым А.М. и Гаджиевым А.Х., в который они внесли заведомо ложные сведения о том, что в присутствии понятых был произведен досмотр Гаджиева А.Х. и зафиксировано наличие у него денежных средств в сумме руб. (т.З л.д.8); протокол досмотра покупателя после проведения оперативно-розыскных мероприятий от 08.04.07, составленный Акамовым А.М. и Гаджиевым А.Х., в который они внесли заведомо ложные сведения о том, что в присутствии понятых Гаджиев А.Х. выдал пакет с наркотическим веществом, приобретенным у Д , (т.З л.д.9); протокол личного досмотра от 08.04.07., составленный Акамовым А.М., в который он, внёс заведомо ложные сведения о том, что в присутствии понятых 13 у Д были изъяты денежные купюры на сумму руб. (т.З л.д. 12); протокол досмотра покупателя после проведения оперативно-розыскных мероприятий от 08.04.07 г., составив который, Акамов А.М. приобщил 11,4 гр.

наркотического средства в качестве предмета преступления, предусмотренного ст.228-1 УК РФ и Гаджиев А.Х. подделали внеся в них заведомо ложные сведения о том, что Д 8 апреля 2007 г. был задержан при сбыте наркотиков Гаджиеву А.Х. на рынке (л.д.9, т.4 л.д. 123-125); расшифровка переговоров абонента (Д ), из которой усматривается, что симкарта Д . с 12 часов 35 мин. 8 апреля 2007 года была переставлена из его телефонного аппарата в другие телефонные аппараты с разными номерами и в этот же день, разговаривали с родственниками Д , в частности с его женой и тётей, причем разговоры были в г. , а 9 и 13 апреля 2007 года, разговоры с тех же телефонных аппаратов были в г. что ещё раз подтверждают доводы Д . о том, что его задержали в г. и после двух-трех звонков у него отобрали телефонный аппарат (т.1 л.д. 105-106); протокол от 20 апреля 2007 г. судебного заседания Хасавюртовского городского суда по рассмотрению жалобы адвоката Корголоева М.М. в интересах Д , из которого следует, что Акамов А.М. и Шираев Ш.Х. дали противоречивые показания о месте задержания Д при сбыте им наркотических средств и в части участия понятых при этом, (т.1 л.д. 56-72) Из показаний свидетеля Х и из протокола задержания усматривается, что Д официально задержан 10.04.2007 года.

Таким образом, установлено, что Д . 8 апреля 2007 года в ГОВД был доставлен из дома , а не с рынка , и не при реализации наркотиков, материал по контрольной закупке, сфальсифицирован, понятые при проведении оперативно-розыскных мероприятий не участвовали, до 10 апреля 2007 года он содержался в ГОВД без каких-либо правовых оснований.

Оценив указанные выше протоколы, связанные с организацией проверочной закупки наркотиков, составленные и подписанные Акамовым А.М., в совокупности с показаниями потерпевшего, свидетелей О и И , обстоятельствами доставления Д из дома в , с учетом того, что старшим по этим оперативно-розыскным мероприятиям был назначен Акамов А.М., судук'' правильному выводу о том, 14 что наркотическое вещество - марихуану приобрел, хранил и перевозил, а в последующем приобщил к фальсифицированному материалу, Акамов А.М. Свидетель А показала, что она работает врачом «Скорой помощи» . 08 апреля 2007 г. Она находилась на суточном дежурстве вместе с фельдшером Г . Примерно в 20 час. 55 мин.

диспетчер получил вызов из здания ОВД о том, что у человека произошел приступ астмы. Они выехали по указанному адресу, где их встретил сотрудник милиции и проводил в один из кабинетов. Там находились несколько работников милиции и мужчина примерно 35 лет одетый в черную рубашку. Один из работников милиции вывел остальных из кабинета и она с Г приступила к осмотру мужчины в черной рубашке. Приступов астмы у последнего обнаружено не было, но на лице и туловище были ушибы, ссадины и кровоподтеки, на вид свежие, а также повышенное артериальное давление. Говорил ли ей пациент о том, каким образом у него образовались повреждения, она не помнит, если в карте написано со слов больного, значит со слов Д . Они сделали пациенту успокоительный и обезболивающий уколы. При этом она сделала замечания работникам милиции, чтобы те не кричали на этого человека и не унижали его достоинство, (т.1 л.д.93-95, т.2 л.д.62-64, т.5 л.д.21-24 и протокол судебного заседания) Аналогичные показания дала свидетель Г .

(т.1 л.д. 124-126, т.2 л.д.65-67, т.5 л.д.25-28 и протокол судебного заседания) Из карты вызова скорой медицинской помощи от 8 апреля 2007 г., усматривается, что 20 ч. 55 мин. Д оказана медицинская помощь, он жаловался на головную боль, чувство нехватки воздуха, слабость. На лице, теле - ссадины. Со слов пациента - от побоев. По результатам осмотра бригадой «скорой помощи» последнему выставлен диагноз: «вегето-сосудистая дистония, травматические ушибы лица и туловища», (т.5 л.д. 15) Таким образом, результатами осмотра Д бригадой «скорой помощи», показаниями самого потерпевшего Д ., данными им в ходе предварительного следствия, свидетелей Д , Д , С , А ., Г опровергнуты доводы подсудимых и самого потерпевшего в судебном заседании о неприменении к нему насилия со стороны подсудимых.

Этими же доказательствами опровергнуты доводы о том, что после оказания врачебной помощи Д отпустили домой, а задержали его 10 апреля, когда он пришел в ГОВД. Оценивая доводы Д о том, что 8 апреля 2007 года, вечером его отпустили домой, с условием, что он сам на следующий день добровольно придет в ГОВД, суд исходил из того, что буквально, за несколько часов до этого, Д обманным путём, хотел 15 скрыться от работников милиции. Нашли его в чужой квартире и насильно доставили обратно в ГОВД.

Вина Шираева Ш.Х. в совершении преступления, предусмотренного ст. 296 ч.4 УК РФ установлена следующими доказательствами: Шираев Ш.Х. показал, что у него инцидент со следователем А произошел не из-за возбуждения уголовного дела против него, а по личным мотивам, что инициатором самого инцидента был сам А , что он насилие к нему не применял, удары не наносил, рубашку не порвал, пуговицу не оторвал. Они просто сцепились и тут же их разняли.

То есть, Шираев Ш.Х., хотя и не признает свою вину в содеянном, однако самого факта инцидента с А не отрицает.

Потерпевший А . показал, что 18 мая 2007 г. им было возбуждено и принято к своему производству уголовное дело № по ст.ст. 161 ч.2 п.п. «а,г», 163 ч.2 п.п. «а,в», 285 ч.З, 286 ч.З п. «а», 303 ч.З, 307 ч.2 УК РФ в отношении Шираева Ш.Х. и других сотрудников ОУР ОВД . В последующем, в июне 2007 г., в связи с выходом в отпуск, уголовное дело было передано другому следователю.

13 ноября 2007 г., примерно в 12 часов, на выходе из здания прокуратуры он встретил Шираева Ш.Х., который стал высказывать ему свое возмущение по поводу возбуждения им уголовного дела в отношении его. Он предложил Шираеву успокоиться и посоветовал в случае несогласия с возбуждением уголовного дела, обжаловать это решение в установленном порядке. Шираев вышел из здания. На крыльце здания прокуратуры, Шираев, употребляя нецензурные выражения, спросил, кто он такой, чтобы возбуждать уголовное дело и почему слушает какого-то наркомана и пишет в допросах все, что тот говорит. Он объяснил Шираеву, что обязан записывать в протокол все слова допрашиваемого. Шираев, угрожая ему расправой, нецензурно выразился в адрес его матери и внезапно нанес ему удар кулаком в лицо. После этого Шираев нанес ему еще несколько ударов кулаками в лицо и удар своей головой в лицо. Он, действуя в состоянии необходимой обороны, стал пресекать преступные действия Шираева, хватая его руки и нанеся несколько ответных ударов. В результате преступных действий Шираева ему были причинены ссадины, кровоподтеки и раны лица, а также порвана пуговица рубашки.

При инциденте присутствовали сотрудники прокуратуры города и района, а также следователи МРСО. (т. 1 л.д. 164-166 и протокол судебного заседания) 16 Свидетель Х показал, что 13 ноября 2007 г., примерно в 12 часов, когда он находился в своем служебном кабинете в здании прокуратуры , он услышал доносившиеся с улицы шум и крики. Он выбежал на улицу и увидел, как А уворачивается от ударов, которые ему наносил незнакомый парень. Он подбежал к дерущимся и стал их разнимать. То же самое делал находившийся там помощник прокурора С На лице А он увидел ссадины, а из носа шла кровь.

Как только парня оттащили от А , тот сел в поджидавшую его автомашину черного цвета и скрылся с места инцидента. На вопрос А , с кем у него произошла драка, последний ответил, что драку с ним учинил бывший сотрудник милиции Шираев Ш.Х. за то, что он возбудил в отношении его уголовное дело, (т.1 л.д. 107-108 и протокол судебного заседания) Аналогичные показания дали свидетели-очевидцы, работники прокуратуры и межрайонного следственного отдела Следственного Управления РД Следственного Комитета РФ при прокуратуре РФ А , А , Т , О , А , С , Ю . (т.1 л.д. 181-184, т.1 л.д. 185-188, т.1 л.д.197-199, т.2. л.д.2, т.2 л.д.3-4, т.2 л.д.25, т. 1 л.д. 158-161 и протокол судебного заседания) Протокол осмотра вещественного доказательства - сорочки потерпевшей А ., в котором зафиксировано наличие сквозного повреждения планки на месте пришива 2-й пуговицы сверху, а также наличие пятен крови.

(.1 л.д. 173-176) Заключение эксперта от 05.12.2007 г., согласно которому исследованием сорочки А . установлено наличие сквозного повреждения планки на месте пришива 2-й пуговицы сверху, которое является разрывом возникшим в результате перерастяжения ткани при действии характеризуемому как захват, зацеп.

Возможность причинения повреждения, имеющегося на сорочке, при обстоятельствах и в условиях указываемых в постановлении, не исключена.

(т.2 л.д. 20-23) Заключение эксперта от 04.12.2007 г., из которого следует, что согласно данным акта медицинского обследования от 13-21 ноября 2007 г., у гр. А имело место: ушиб мягких тканей, кровоподтеки и ссадины лица, ушибленная рана слизистой верхней губы. Данные повреждения причинены воздействием тупого твердого предмета, возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении и А 17 и, как влекущие за собой кратковременное расстройство здоровья, по степени тяжести квалифицируются как легкий вред здоровью, (т.2 л.д.24) Таким образом, доводы осуждённого Шираева Ш.Х. о том, что у него инцидент со следователем А произошел не из-за возбуждения уголовного дела против него, а по личным мотивам, что инициатором самого инцидента был сам А , что он насилие к нему не применял, удары не наносил, рубашку не порвал, пуговицу не оторвал, опровергаются показаниями потерпевшего, свидетелей Ю , Х , А , Т , О , А , С допрошенных по данному эпизоду, а также протоколом осмотра рубашки и заключением экспертизы.

Доводы защиты Гаддиева - адвоката Умаева Р.М. о том, что расследование по данному делу в отношении его подзащитного Гаджиева А.Х. проведено без возбуждения против него уголовного дела, что является существенным нарушением процессуального закона, также не состоятельны.

Постановлением старшего следователя прокуратуры А от 8 мая 2007 года возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных пп. «а», «г» ч.2 ст. 161, пп. «а», «в» ч.2 ст. 162, 303 ч.З, 307 ч.2, пп. «а,б» ч.З ст. 286, ч.1 ст. 127, ч.З ст.285, ст.292, ч.1 ст. 228 УК РФ. Этим же постановлением, по тем же статьям, возбуждено уголовное дело в отношении Акамова А.М., Шираева Ш.Х. и других неустановленных лиц. В ходе расследования, в рамках данного уголовного дела установлен Гаджиев и ему предъявлено обвинение по ст.ст. 286 ч.З п. «а», 285 ч.З и 292 УК РФ, что не противоречит закону и вышеуказанному постановлению.

Таким образом, вина Акамова А.М. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.286 ч.З пп. «а,б», 292, 228 ч.1 УК РФ, Гаджиева А.Х. - в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.286 ч.З п. «а», 292 УК РФ, Шираева Ш.Х. - в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.286 ч.З п.«а», 296 ч.4 УК РФ установлена доказательствами, представленными сторонами и исследованными в судебном заседании.

Действия осуждённых квалифицированы судом правильно, процессуальных нарушений, на которые указывается в жалобах, судом не допущено.

Наказание каждому из осуждённых назначено в соответствии с требованиями закона, с учётом всех обстоятельств, влияющих на их ответственность. 18 Правильность осуждения Гаджиева А.Х. и Акамова А.М. по ст.292 УК РФ сомнений не вызывает.

Вместе с тем, поскольку в настоящее время предусмотренный ст.78 ч.1 п. «б» УК РФ срок давности для привлечения к уголовной ответственности истёк, Гаджиев А.Х. и Акамов А.М. на основании ст.302 п.8 УПК РФ подлежат освобождению от наказания, назначенного им по ст.292 УК РФ.

Указание о назначении Гаджиеву А.Х. наказания по совокупности преступлений следует исключить из приговора.

Иных оснований для отмены либо изменения приговора, в том числе и по мотивам кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 4 марта 2009 года в отношении Акамова А М и Гаджиева А Х изменить.

На основании ст.78 ч.1 п. «а» УК РФ и ст.302 ч.8 УПК РФ в связи с истечением срока давности освободить Акамова А.М. и Гаджиева А.Х. от наказания, назначенного каждому по ст.292 УК РФ.

Исключить из приговора указание о назначении Гаджиеву А.Х. наказания по правилам ст.69 УК РФ. Считать его осуждённым по ст.286 ч.З п. «а» УК РФ на 3 (три) года лишения свободы с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 (три) года.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний по ст.286 ч.З п.п. «а», «б», ст.228 ч.1 УК РФ окончательно назначить Акамову А.М. наказание 3 (три) года 6 (шесть) месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности оперативного и начальствующего состава в системе органов МВД сроком на 3 (три) года. 19 В остальном приговор в отношении Акамова А.М., Гаджиева А.Х., а также в отношении Шираева Ш Х оставить без изменения а кассационные жалобы осуждённого Шираева Ш.Х., адвокатов Магомедгазировой М.Г., Умаева Р.М. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 20-О09-16

УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 292. Служебный подлог
УК РФ Статья 296. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования
УПК РФ Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб
УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
УПК РФ Статья 285. Оглашение протоколов следственных действий и иных документов
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх