Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-О09-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 апреля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-О09-5

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 апреля 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова
судей Истоминой Г.Н. и Пелевина Н.П.
при секретаре  

рассмотрела в судебном заседании от 16 апреля 2009 года кассационные жалобы осужденного Аминова Г.М., защитников Раджабова М.М., Ибрагимова М.М., потерпевшей Г ., представителей потерпевших адвокатов Омарова А.С., Магомедовой С.А., Асриян Л.А. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 21 июля 2008 года, которым Аминов Г М осужден к лишению свободы по п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 10 лет, по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 7 лет, по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 4 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Гаджимагомедов Ш осужден к лишению свободы по п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ сроком на 11 лет, по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 7 лет, по ч. 2 ст. 222 УК РФ сроком на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Аминов Г.М. и Гаджимагомедов Ш.Д. по предъявленному им обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, п.п. «а», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на Г и З ), п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ ( по эпизоду разбойного нападения на Б ) оправданы на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступлений.

Вишкаев И Р по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ оправдан на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Аминов и Гаджимагомедов Ш. осуждены за разбойное нападение на Г . и Г в целях хищения имущества в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровья потерпевших, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору, за причинение группой лиц по предварительному сговору тяжкого вреда здоровью Г ., повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, за незаконное приобретение, перевозку, ношение, хранение, Аминов и за сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены ими в ночь на 30 мая 2007 года в с.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Вишкаев обвинялся в оказании пособничества в разбойном нападении на Г и Г .в целях хищения имущества в особо крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровья потерпевших, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору.

Судом признано недоказанным участие Вишкаева в совершении указанного преступления, в связи с чем в отношении него постановлен оправдательный приговор.

Органами предварительного следствия Гаджимагомедову Ш. и Аминову предъявлено обвинение в создании банды и совершении в составе банды разбойного нападения 25 февраля 2007 года в г. на Г и З . и разбойного нападения в ночь на 4 марта 2007 года, в сел. на Б .

Судом признано недоказанным участие Гаджимагомедова Ш. и Аминова в совершении указанных преступлений, в связи с чем в отношении них в этой части постановлен оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденного Аминова Г.М., его защитника адвоката Гаджиева М.Г., поддержавших доводы жалобы об отмене приговора, объяснения представителя потерпевшей Г . - Губанова А.В. поддержавшего доводы жалобы потерпевшей об отмене приговора в отношении осужденных Аминова, Гаджимагомедова и в отношении оправданного Вишкаева, возражения адвоката Маматова в защиту интересов Г , просившего оставить приговор без изменения, мнение прокурора Щукиной Л.В., полагавшей приговор в части гражданского иска Г отменить, а в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе адвокат Раджабов М.М. в защиту Аминова указывает на нарушение права Аминова на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей. До начала рассмотрения уголовного дела им и защитником осужденного Умаровой Д.М. было заявлено ходатайство, поддержанное и Аминовым о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей. Однако суд в нарушение ст. 47 Конституции РФ необоснованно не удовлетворил это ходатайство.

Незаконно рассмотрено дело и в закрытом судебном заседании. Какие- либо препятствия для публичного рассмотрения дела отсутствовали.

Факт незаконного приобретения Аминовым двух пистолетов, один их которых он продал Г не доказан. Ни один из пистолетов у Аминова не изъят. Они были обнаружены в помещении, где кроме осужденных находились и другие лица. Аминов отрицал приобретение пистолетов и таких показаний не давал на предварительном следствии, несмотря на примененные к нему пытки. Не добившись путем пыток признания Аминова, следователем были изъяты из материалов дела правдивые показания Аминова и подделаны протоколы его допросов в качестве подозреваемого. Однако суд необоснованно не удовлетворил ходатайство стороны защиты о назначении по делу почерковедческои экспертизы для определения подлинности подписи Аминова, по результатам которой имелись бы бесспорные основания для признания показаний Аминова недопустимыми доказательствами. Аминов заявил в судебном заседании, что защитник Абакаров не принимал участия в его допросах. Эти утверждения подсудимого подтверждаются протоколом допроса Г ., в котором с 134 часов 20 минут до 15 часов 50 минут принимал участие адвокат Абакаров, что исключает возможность его участия в задержании Аминова в тот же день с 15 часов до 15 часов 30 минут, (т. 2 л.д. 22-24, т. 23, л.д. 1) аналогичное положение наблюдается и с допросами Аминова и Г (т. 1 л.д. 31-36, 37-42, т. 2 л.д. 35-35, 37-40).

Одновременно адвокат Абакаров не мог присутствовать на допросах Аминова и Г Несмотря на эти нарушения закона суд отказал в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми доказательствами протокола задержания Аминова от 30 мая 2007 года в т. 1 л.д. 23, т. 2 л.д. 35-36, протоколов его допросов в качестве подозреваемого от 30 мая 2007 года в т. 2 л.д. 37-40, в т. 1, л.д. 31 -36.

Со ссылкой на показания свидетелей Т , К А подсудимого Гаджимагомедова Ш. отмечает, что Аминов во время совершения разбойного нападения на находился дома у Т .

Показания потерпевшей Г являются противоречивыми.

Исследованные судом доказательства не подтверждают вину Аминова в преступлениях, в совершении которых он признан виновным.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Аминов Г.М., утверждая, что не причастен к разбойному нападению на Г приобретению, хранению, ношению и сбыту огнестрельного оружия и боеприпасов. В обоснование этой просьбы он приводит те же доводы, что и в жалобе адвоката, а также указывает на то, что в ходе предварительного слушания он и его защитники были лишены возможности заявить ходатайства.

В кассационной жалобе адвокат Ибрагимов М.М. в защиту Гаджимагомедова Ш.Д., не оспаривая фактические обстоятельства, указывает на нарушение судом закона при назначении его подзащитному наказания, которое в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 69 УК РФ не может превышать, по его мнению, 9 лет лишения свободы.

Неправильно разрешен судом и гражданский иск Г согласно заявлению которой ей не возвращено наименований золотых изделий, которые не могут стоить рублей. Кроме того суд не может считать эти изделия золотыми, поскольку в деле не имеется заключения пробирного надзора о том, что эти изделия являются золотыми.

Просит приговор отменить и снизить наказание Гаджимагомедову Ш., а в гражданском иске Г отказать.

В кассационной жалобе представители потерпевшей Г .

адвокаты Магомедова С.А. и Омаров А.С. указывают на незаконность оправдания Вишкаева И.. Судом не исследованы многие доказательства, подтверждающие виновность Вишкаева, а исследованным доказательствам дана неправильная оценка.

Приводя показания свидетелей А М К о том, что Вишкаев и другие подсудимые следили за Г ., показания потерпевшей Г . о том, что именно Вишкаев являлся организатором нападения на нее, что она опознала его по диалекту, росту, отмечают, что суд не привел эти показания в приговоре и не дал им оценки.

Не приведены в приговоре и не получили оценки показания свидетеля К о том, что Гаджимагомедов сразу после задержания сообщил, что «наводку» на совершение разбоя им дал Вишкаев, что сам Вишкаев при задержании подтвердил этот факт.

Неполно приведены в приговоре показания свидетеля Ю об участии Вишкаева в разбойном нападении.

Необоснованно судом отвергнуты показания свидетеля С со ссылкой на то, что он не был включен в состав оперативно-следственной группы по расследованию данного дела.

Подтверждается виновность Вишкаева показаниями свидетеля К распечаткой телефонных разговоров Вишкаева, Гаджимагомедова, Г и Аминова, показаниями Вишкаева на допросе в качестве подозреваемого от 30 мая 2007 года, которые он подтвердил на следующем допросе с участием адвоката по соглашению Арзулумова А. в письменном объяснении оперуполномоченному С . Вишкаев также признается в совершении преступления.

Доводы суда о том, что к Вишкаеву было применено психологическое и физическое насилие неубедительны. Суд поверил голословным утверждениям Вишкаева.

Указывают также на нарушение права Омарова А.С. на участие в прениях. 7 июня 2008 года адвокат Омаров не смог явиться в судебное заседание в связи с проведением в его доме спецоперации, в ходе которой его в течение двух часов держали с завязанными руками.

Председательствующий отказался выслушать адвоката Магомедову об уважительной причине отсутствия адвоката Омарова, и потребовал у потерпевшей написания заявления о том, что она согласна на проведение прений без адвоката Омарова А.С. Безмотивно отказано судом в удовлетворении гражданского иска потерпевшего Г о взыскании в его пользу рублей, похищенных во время разбоя, а также компенсации морального вреда причиненного убийством отца Г неправильно разрешен судом и гражданский иск Г ., в ее пользу взыска рублей, в то время, как похищено у нее золото на рублей, а размер компенсации морального вреда несоразмерен нравственным страданиям, перенесенным потерпевшей.

Просят отменить приговор в части оправдания Вишкаева И.Р. и в части разрешения гражданского иска Г и Г направить дело в этой части на новое судебное рассмотрение.

Об этом же просит в своей кассационной жалобе и дополнении к ней потерпевшая Г . в жалобе ею анализируются те же доказательства, что и в жалобе ее представителей, которые, по ее мнению, подтверждают виновность Вишкаева в разбойном нападении.

Кроме того она указывает, что уголовное дело необоснованно рассмотрено в закрытом судебном заседании, суд запретил адвокату Магомедовой С. производить аудиозапись.

Многие вопросы были предрешены судом, о чем свидетельствует постановление от 21 июня 2008 года о признании доказательств недопустимыми, в котором до принятия решения в отношении Г указывается о применении к нему принудительной меры медицинского характера.

В кассационной жалобе представитель потерпевшей Г . - Губанов А.В. также просит отменить приговор и направить дело прокурору для предъявления обвинения всем обвиняемым в том числе и Вишкаеву в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п.п. «а», «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, приводя такие же доводы о нарушении прав потерпевшей Г в ходе судебного разбирательства, выразившемся в том, что адвокат Омаров не мог принять участие в прениях, о неправильное разрешение гражданского иска потерпевших.

Помимо этого, анализируя обстоятельства предъявленного осужденным обвинения, заключение судебно-медицинского эксперта, автор жалобы отмечает, что действия осужденных правильно следует квалифицировать как покушение на убийство двух лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем и с целью скрыть другое преступление, а действия оправданного Вишкаева надлежит квалифицировать как оказание пособничества в совершении этого преступления.

Подробно приводя показания свидетеля А М Г ., С , Ю К , самого Вишкаева на предварительном следствии, распечатку телефонных соединений, указывает, что этими доказательствами подтверждается виновность Вишкаева.

Нападавшим надо было знать расположение дома и комнат, что двери дома потерпевших не стальные, а деревянные и открываются - стоит только приложить к ним силу, что в доме нет решеток, что он не поставлен на охранную сигнализацию, что сыновья потерпевших уехали в , а у Г именно в это время имеется много нереализованных золотых изделий, которые она хранит в доме, в не в банке, и не отдала их сыновьям. Эту информацию им мог предоставить только житель с.

- Вишкаев.

Отмечается также в жалобе и то, что медицинские работники не были допрошены по делу. Врач-травматолог Б располагает информацией, имеющей значение для дела, о том, что нападавших навел на потерпевших Вишкаев.

С учетом этого считает, что приговор является незаконным, подлежит отмене.

В кассационной жалобе и дополнении к ней представитель потерпевших Г и З адвокат Асриян Л.А. просит отменить приговор в отношении Аминова, и Гаджимагомедова Ш. в части их оправдания по ч. 1 ст. 209, п.п «а», «в» ч. 4 ст. 162 УЦК РФ по эпизоду разбойного нападения на Г и З , дело направить на новое судебное рассмотрение.

По доводам жалобы виновность Аминова и Гаджимагомедова подтверждается показаниями потерпевших З и Г которые опознали Гаджимагомедова Ш. как лицо, совершившее разбойное нападение на них, показаниями свидетелей С и И , К которым подсудимые в ходе расследования дела рассказали об участии в разбойном нападении на Г и З , протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов. О причастности Гаджимагомедова Ш. к разбою свидетельствует и тот факт, что он отказался от дачи показаний, а затем в ходе судебного следствия выдвинул алиби, но на уточняющие вопросы стороны обвинения отказался отвечать.

Суд сослался на то, что опознание потерпевшим Г Гаджимагомедова проведено с нарушением закона. Возможно, незначительные нарушения закона и были, однако главное состоит в том, что Г опознал Гаджимагомедова и пояснил, что хорошо его запомнил и не сомневается в том, что он совершил нападение.

Выводы суда о том, что З изменила показания, не соответствуют действительности, поскольку потерпевшая в ходе судебного следствия дополнила свои показания, а не изменила их.

Показания Гаджимагомедова о том, что З видела его до опознания в прокуратуре или в СИЗО нечем не подтверждаются.

Потерпевшая же утверждает, что не видела Гаджимагомедова после 25 февраля и уверенно опознала его.

Суд сослался на отсутствие следов пальцев рук на дактопленках, изъятых при осмотре магазина, однако потерпевшие не говорили о том, что нападавший до чего-либо дотрагивался в магазине.

С учетом этого считает приговор незаконным, подлежащим отмене.

В возражениях на кассационные жалобы защитник Вишкаева адвокат Исаев И.А. просит оправдательный приговор в отношении Вишкаева И.Р. оставить без изменения.

Государственный обвинитель Абакаров А.Т. в возражениях на кассационные жалобы осужденных и их защитников просит оставить их без удовлетворения, а приговор суда без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Аминова и Гаджимагомедова Ш. В разбойном нападении на Г и Г ., причинении тяжкого вреда здоровью Г , повлекшего по неосторожности его смерть, в незаконном приобретении, ношении, перевозке, хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, а Аминова и в сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о непричастности Аминова к совершению указанных преступлений не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, сам осужденный Аминов на предварительном следствии признавал свое участие в разбойном нападении на Г , а также в приобретении двух пистолетов, один из которых он передал Г и давал подробные показания об обстоятельствах совершенных им преступлений.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого он, в частности, пояснял, что 28 мая 2007 года Гаджимагомедов Ш. предложил ему и Г совершить нападение на мужчину, который проживает в с. и «занимается золотом». На следующий день 29 мая после звонка Гаджимагомедова он вместе с Г на своей автомашине № приехали на , откуда на двух машинах выехали в с. У Ш в сумке был пистолет, скотч, перчатки и три маски с прорезями для глаз. У З также был пистолет, который он ранее ему продал. Оставив машины на трассе у с. они подошли к воротам дома, надели маски, перелезли через ворота. Ш с силой открыл входную дверь в дом, и они втроем вошли в дом. У него и Ш были пистолеты, а у З - бита. В одной из комнат они увидели старика и связали веревкой ему руки за спиной, а ноги связали скотчем. После этого Ш и З связали руки и ноги женщине.

Когда связывали старика, из его пистолета произошел выстрел.

В доме было две комнаты, поэтому долго им не пришлось искать золотые изделия. Они нашли их в шкафу в разных пакетах, сложили все золото в один пакет и уехали в г. к другу Ш , где их задержали работники милиции.

Гаджимагомедов Ш. на допросе в качестве подозреваемого дал аналогичные показания об обстоятельствах нападения на Г , пояснив, что до позднего вечера они находились в г. в магазине Ч , откуда втроем: он, Аминов и Г выехали в с.

, где проживали потерпевшие Г С похищенным золотом они также вернулись в магазин Ч Они зашли в ванную комнату, где стали приводить себя в порядок и перекладывать золотые изделия. В это время в дверь стали стучать работники милиции. Проснувшийся на эти сутки Ч открыл им дверь. В ванной комнате работники милиции обнаружили пистолет с патронами, который бросил Аминов, после чего их доставили в отдел милиции.

При проверке показаний Гаджимагомедова Ш. на месте он подтвердил свои показания и указал место, где они оставили автомашину, каким путем они пришли к дому Г , показал, как открыли входную дверь и проникли в дом, в доме показал диван, на котором лежал Г пояснил, что потерпевшего первым ударил Аминов, а он его связывал. Далее он показал кровать, на которой лежала Г Показания Аминова и Гаджимагомедова об обстоятельствах нападения на потерпевших, об использовании в ходе нападения пистолетов, бильярдного кия соответствуют показаниям потерпевшей Г , свидетелей К , К , подтверждаются заключениями судебно-медицинских экспертов в отношении потерпевших Г , Г ., а также по результатам исследования вещественных доказательств.

Г ., пояснила, что нападение на них было совершено ночью, когда они спали. Ей был нанесен удар по голове пистолетом, от чего произошел выстрел в потолок. Она потеряла сознание. Когда пришла в себя, не могла открыть глаза, по лицу текла кровь. По требованию нападавших она указал им, где находятся деньги и золото, просила их оставить их в живых. Потерпевшая также пояснила, что у Аминова и Гаджимагомедова Ш.

были пистолеты, а у Г - нож, что Гаджимагомедова Ш. бил ее по голове, а Г бил ее дубинкой.

Свидетель К пояснила, что когда они прибежала к родителям, дверь ей открыла мать, которая была в крови, руки были в ранах. Отец лежал на полу со связанными руками и скотчем на ногах, на голове было «отверстие», ухо отрезано. Родителей отправили в больницу. При наведении порядка в доме она обнаружила, перчатку, скотч, шпагат и «палку» от кия.

Свидетель К пояснил, что найденную в доме рукоятку от бильярдного кия он передал участковому.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта открытый оскольчатый вдавленный перелом затылочной кости слева, скальпированная рваная рана волосистой части головы Г причинены твердым тупым предметом, колотые раны обеих рук причинены твердым предметом с остро-колющей поверхностью возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении следователя.

Согласно выводам комиссионной судебно-медицинской экспертизы Г . причинены раны в области верхней челюсти справа, ушной раковины слева, перелом нижней челюсти слева, перелом височной кости слева, ушиб головного мозга, надрыв брыжейки тонкого кишечника, которые образовались от воздействия твердых тупых предметов возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении следователя.

Показания Гаджимагомедова Ш. о том, что в сел. он, Аминов и Г поехали из магазина Ч , куда потом вернулись после совершения разбойного нападения с похищенным имуществом подтверждаются показаниями свидетелей Ч и Аминова.

Свидетели У и М пояснили в судебном заседании, что в конце мая 2007 года примерно в 4 часа утра, проезжая у магазина «Двери» обратили внимание на стоявшую автомашину , дверь которой не была заперта. Они постучали в магазин, но им никто не открывал дверь, хотя было заметно, что в магазине кто-то передвигается. Когда им все-таки открыли дверь, они зашли в магазин, где находились Гаджимагомедов, Аминов и еще двое. Они вели себя странно. Зайдя в ванную комнату, они увидели лежавший на полу разобранный пистолет системы Макарова со следами крови. Вызвав дополнительную группу, они задержали всех четверых находившихся в магазине людей. После этого вместе со следственной группой вернулись в магазин, где в ходе осмотра были обнаружены еще один пистолет, золотые изделия в сумочке и мобильные телефоны.

Показания указанных свидетелей подтверждаются протоколом осмотра магазина, в ходе которого была обнаружена женская сумочка с различными ювелирными изделиями, которые потерпевшая Г опознала как похищенные у них 30 мая 2007 года.

Согласно заключению эксперта на пистолете «МР-654К» обнаружена кровь с примесью пота, которая могла образоваться за счет Г Г . при наличии выделений от подозреваемых Гаджимагомедова и Аминова.

Доводы жалоб о нарушении права Аминова на защиту при производстве его допросов в качестве подозреваемого не основаны на материалах дела.

Как следует из материалов дела, с момента задержания Аминова в 15 часов 30 мая 2007 года ему был назначен адвокат Абакаров И. С участием данного адвоката в тот же день Аминов был допрошен в качестве подозреваемого, допрос продолжался с 15 часов 40 минут до 16 часов 25 минут. Протокол допроса подписан как Аминовым, так и его защитником.

Задержанные в этот же день Г . и Гаджимагомедов Ш.

допрошены были в качестве подозреваемых с участием адвоката Абакарова И. 30 мая 2007 года не в то же самое время, что и Аминов, как утверждается в жалобе, а позже: Г - с 16 час. 30 мин. до 17 час. 23 мин., Гаджимагомедов - с 17 час. 30 мин. до 18 час. 25 мин.

Доводы жалоб о подделке протоколов допроса Аминова, об изъятии некоторых протоколов его допроса из материалов дела являются предположительными и не подтверждаются имеющимися в материалах дела доказательствами.

Принимая во внимание эти данные, свидетельствующие о том, что допрошены были Аминов и Гаджимагомедов на предварительном следствии с соблюдением закона, а также соответствие показаний Аминова и Гаджимагомедова Ш. на предварительном следствии другим доказательствам, суд обоснованно признал их достоверными и сослался на них в приговоре как на допустимые доказательства.

Утверждениям Аминова о том, что 29 мая 2007 года он приехал в г. с целью покупки автомашины у Т , поддержанным и в кассационных жалобах, а также показаниям свидетеля Т суд дал надлежащую оценку и обоснованно отверг их. Эти показания Аминова и Т противоречат другим исследованным в судебном заседании доказательствам: показаниям Аминова и Гаджимагомендова Ш. на предварительном следствии, показаниям свидетелей Ч и А У и М , из которых следует, что 29 мая 2007 года Аминов находился в магазине Ч вместе с Гаджимагомедовым и Г откуда уехал вместе с ними и также вместе с ними возвратился ночью 30 мая 2007 года.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности Аминова и Гаджимагомедова Ш. в разбойном нападении на Г , незаконном приобретении, ношении хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, а Аминова и в сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку по п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 4 ст.111 УК РФ, ч.2 ст.222 УК РФ.

Доводы жалобы представителя потерпевшей о том, что действий осужденных правильно надлежит квалифицировать по ч. 3 ст.30, п.п. «а, ж, з, к» ч. 2 ст. 105, п.п. «б», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ противоречат материалам дела и нее основаны на законе.

Как следует из материалов дела, обвинение Аминову и Гаджимагомедову в покушении на убийство потерпевших не предъявлялось, а потому суд в соответствии со ст. 252 УК РФ не вправе был ухудшить положение осужденных и признать их виновными в совершении этого преступления.

Кроме того, как утверждается в жалобе, осужденные действовали с косвенным умыслом на убийство потерпевших Г и Г Между тем, по смыслу закона, покушение на совершение преступления возможно только с прямым умыслом.

Из материалов же дела следует и в самой жалобе отмечается, что характер причиненных потерпевшим Г повреждений и обстоятельства, при которых они были причинены, свидетельствуют о том, что нападавшие безразлично относились к результатам своих действий, главной их целью было завладение золотом.

С учетом этих данных, свидетельствующих о том, что осужденные не преследовали цели причинить смерть потерпевшим, их действия по причинению тяжкого вреда здоровью Г ., повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, правильно квалифицированы судом по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Законным и обоснованным является приговор и в части оправдания Вишкаева по обвинению в оказании пособничества в разбойном нападении на Г Согласно обвинительного заключения роль Вишкаева как пособника разбоя заключалась в том, что он по предложению Гаджимагомедова Ш.

собрал информацию о потерпевших Г : установил, что Г . с золотыми изделиями ездит на рынок одна, и возвращается домой поздно на маршрутке, что живет с мужем Г , и передал эту информацию Гаджимагомедову Ш.

Однако представленными стороной обвинения и исследованными в судебном заседании доказательствами совершение Вишкаевым указанных действий не нашло подтверждения.

Сам подсудимый в судебном заседании категорически отрицал свою причастность к совершению разбоя.

Подсудимый Гаджимагомедов также не давал показаний об оказании Вишкаевым содействия ему в совершении преступления, пояснив что он сам знал о том, что потерпевшая занимается реализацией золотых изделий на рынке, и не просил Вишкаева собрать для него информацию об этой деятельности. У него в с. есть другие знакомые, к которым он приезжал.

Факт знакомства с Гаджимагомедовым Ш. подтвердили в судебном заседании свидетели Ю Ю . и К пояснив, что он приезжал к ним в с. . Вопреки доводам жалобы показания свидетеля Ю о том, что Вишкаев являлся «наводчиком», как основанные на слухах, не являются доказательством виновности Вишкаева.

Показания Гаджимагомедова Ш. о том, что он сам знал, что потерпевшая занимается торговлей золотых изделий, подтверждаются показаниями потерпевшей Г ., которая пояснила в судебном заседании, что неоднократно видела на рынке Гаджимагомедова Ш., а последний раз видела его 29 мая 2007 года.

Свидетель А также пояснила в судебном заседании, что 29 мая 2007 года видела на рынке Вишкаева и подсудимых.

Показания Г ., а также показания А М о том, что 29 мая 2009 года они видели на рынке Вишкаева и Гаджимагомедова Ш„на которые указывается в жалобе, не являются подтверждением того, что Вишкаев собирал информацию о потерпевшей для передачи ее Гаджимагомедову Ш, и передал ее последнему.

Судом установлено, что во время нападения на Г Вишкаев не находился в с. . 29 мая 2007 года он выехал в г. где находился до 30 мая 2007 года. 30 мая 2007 года Вишкаев по вызову работников милиции приехал в г.

Это обстоятельство подтверждается показаниями свидетеля М В связи с тем, что органами предварительного следствия Вишкаеву не предъявлено обвинение в нападении на Г совместно с Гаджимагомедовым, Аминовым и другим лицом показания потерпевшей Г ., на которые имеется ссылка в жалобе, о том, что Вишкаев принимал участие в нападении на нее и мужа, что она опознала его по голосу, не могут быть приняты во внимание. Эти показания не подтверждают виновность Вишкаева в оказании содействия Гаджимагомедову Ш. в совершении разбоя, то есть в тех действиях, в совершении которых ему предъявлено обвинение.

Кроме того, как правильно отметил суд, показания потерпевшей Г на предварительном следствии и в судебном заседании являются противоречивыми.

В судебном заседании были исследованы показания Г на предварительном следствии на допросах от 5 июня 2007 года, 20 сентября 2007 года.

На допросе 5 июня 2007 года Г пояснила, что не видела, сколько было нападавших, так как они не давали ей поднять голову.

В ходе дополнительного допроса 20 сентября 2007 года Г пояснила, что в ночь на 30 мая 2007 года в дом к ним зашли «три преступника», были ли с ними другие лица, она не знает.

В судебном заседании потерпевшая дала показания о том, что нападавших было четверо: двое напали на нее, а двое на ее мужа. Она также пояснила, что Вишкаев и Гаджимагомедов следили за ней на рынке, однако в ходе предварительного следствия Г не давала показаний о том, что за нею следили подсудимые.

Как следует из показаний Г в судебном заседании, вывод о причастности Вишкаева к нападению на нее она сделала из разговора с К , который рассказал ей, что Вишкаев интересовался у него, когда уедут их дети.

Свидетель К в судебном заседании пояснил, что в мае 2007 года в начале месяца или недели за две до нападения на Г Вишкаев интересовался у него, когда уезжает в край на своей машине сын потерпевших Г Свой вопрос он объяснил тем, что вместе с двоюродным братом намерен был поехать вместе с Г в край, чтобы купить там автомашину.

Подсудимый Вишкаев не отрицал этот разговора с К и пояснил, что, не дождавшись ответа К о дате поездки Г ., вместе с братом уехали в край на автобусе.

Иными доказательствами эти показания Вишкаева не опровергнуты Сопоставив показания свидетеля К и подсудимого Вишкаева, суд правильно отметил в приговоре, что показания свидетеля К не подтверждают причастность Вишкаева к совершению преступления.

Показания свидетеля К о том, что в ночь на 30 мая 2007 года, когда она бежала к дому Г , видела автомашину номер в которую сели три человека, как она решила воры, при этом один из них был похож на Вишкаева, не подтверждают виновность Вишкаева и осужденных Аминова, Гаджимагомедова. Эти обстоятельства не имеют отношения к настоящему делу.

Как установлено судом на основании признанных достоверными показаний осужденных на предварительном следствии в с.

осужденные приехали на другой машине модели за № Обоснованно судом признаны недопустимым доказательством показания оперуполномоченного ОУР С допрошенного в качестве свидетеля, о том, что в беседе с ним Гаджимагомедов Ш.

признался в том, что «наводку» на потерпевших дал им Вишкаев. При этом суд правильно сослался на то, что эта беседа с подсудимым в материалах дела не отражена, поручения на проведение оперативной работы по делу следователь не давал С Надлежащую оценку дал суд и показаниям подсудимого Вишкаева.

Первые показаниям Вишкаева на предварительном следствии в связи с нарушением права Вишкаева на участие в деле избранного им защитника, с которым его родственники заключили соглашение, являются недопустимым доказательством, в связи с чем суд правильно не сослался на них в приговоре как на доказательство виновности Вишкаева.

В последующем, будучи допрошенным с участием избранного им адвоката, Вишкаев давал последовательные показания о непричастности к разбойному нападению.

Факт знакомства с Гаджимагомедовым Ш. Вишкаев не отрицал. В этой связи распечатка телефонных соединений, из которой следует, что Вишкаев разговаривал с Гаджимагомедовым по телефону, последний разговор состоялся 27 мая 2007 года, не свидетельствует о причастности Вишкаева к разбою.

Доводы жалобы о том, что Вишкаев предоставил нападавшим информацию о расположении дома и комнат, о состоянии дверей, о том, что в доме нет решеток, что он не поставлен на охранную сигнализацию, что сыновья потерпевших уехали в , а у Г именно в это время имелось много нереализованных золотых изделий, которые она хранила в доме, в не в банке, и не отдала их сыновьям, не основаны на материалах дела, из которых следует, что в собирании такой информации и предоставлении ее Гаджимагомедову Вишкаеву не было предъявлено обвинение.

Изложенные свидетельствует о том, что представленные стороной обвинения и исследованные в судебном заседании доказательства не позволяют сделать вывод о виновности Вишкаева в оказании пособничества в разбое, а потому суд обоснованно постановил в отношении него оправдательный приговор.

Права потерпевшей Г не нарушены в ходе судебного разбирательства. Ее интересы представляли в судебном заседании адвокаты Магомедова С.А. и Омаров А.С. после перерыва адвокат Омаров А.С. в судебное заседание 7 июля 2008 года не явился. Потерпевшая Г пояснила суду, что не знает причину неявки ее представителя в судебное заседание и дала согласие на проведение прений без участия Омарова А.С, о чем сделала письменное заявление. После того, как второй ее представитель Магомедова С.А. объяснила причину неявки адвоката Омарова, вызванную проведением в его доме спецоперации, потерпевшая не изменила свою позицию, и прения сторон были проведены без участия Омарова А.С. В прениях выступила сама потерпевшая Г и ее представитель Магомедова С.А. При таких данных судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о том, что заявление Г о проведении прений в отсутствие адвоката Омарова А.С. было вынужденным.

По изложенным мотивам судебная коллегия не находит оснований для отмены оправдательного приговора в отношении Вишкаева по доводам жалоб потерпевшей Г и ее представителей Не имеется оснований и для отмены приговора в части оправдания Гаджимагомедова Ш. по п.п. «а», «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ эпизоду разбойного нападения на Г . и З Выводы органов предварительного следствия о причастности Гаджимагомедова Ш. и Аминова к похищению ювелирных изделий из магазина основаны на показаниях потерпевших Г . и З на протоколах опознания ими Гаджитмагомедова Ш., а также на показаниях работников милиции С , И и К , допрошенных в качестве свидетелей о содержании бесед с подсудимыми в ходе предварительного расследования.

Однако в ходже исследования указанных доказательств в судебном заседании было установлено, что опознание Гаджимагомедова Ш. проведено с нарушением закона.

Как следует из материалов дела, и правильно отметил суд в приговоре, 13 июня 2007 года для опознания потерпевшему Г одновременно были предъявлены фотографии всех троих задержанных в г.

Аминова Г.М., Гаджимагомедова Ш. и Г При этом Г . не был предварительно допрошен о приметах, по которым он может опознать нападавшего.

Осмотрев фотографии Г опознал всех троих изображенных на них лиц: Гаджимагомедова как нападавшего, Г и Аминова как знакомых по городу.

В связи с допущенными при опознании нарушениями требований ст. 193 УПК РФ суд правильно по ходатайству стороны защиты признал это доказательство недопустимым.

В соответствии с ч. 3 ст. 193 УПК РФ не может проводиться повторное опознание лица или предмета тем же опознающим по тем же признакам.

С учетом этих требований закона судом обоснованно признан недопустимым доказательством протокол опознания от 30 мая 2007 года потерпевшим Г предъявленного ему в числе других лиц подсудимого Гаджимагомедова Ш., фотография которого уже предъявлялась потерпевшему.

Принимая во внимание допущенные при проведении опознания Гаджимагомедова Ш. нарушения закона суд обоснованно поставил под сомнения показания потерпевшего в судебном заседании, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, в ходе которого он уверенно заявлял о совершении подсудимым Гаджимагомедовым нападения на него и З Потерпевшая З также перед предъявлением ей для опознания 26 октября 2007 года Гаждимагомедова не была допрошена о приметах, по которым может опознать нападавшего. Протокол ее допроса от 26 октября 2007 года, содержащий сведения о результатах опознания, свидетельствует о том, что она была допрошена после проведения опознания.

Подсудимый Гаджимагомедов Ш. пояснил, что перед опознанием его показывали З ., он заявил об этом следователю и отказался подписывать протокол опознания.

Это обстоятельство подтвердила при допросе в тот же день потерпевшая З Из протокола опознания от 26 октября 2007 года следует, что он не подписан опознаваемым Гаджимагомедовым в связи с тем, что тот отказался от подписи.

Сразу после проведения опознания защитник Гаджимагомедова Ш.

адвокат Халиков А.К. сделал письменное заявление о допущенных при проведении опознания нарушениях закона, выразившихся в том, что ранее в следственном изоляторе потерпевшей показывали Гаджимагомедова Ш.

Кроме того, до проведения опознания Гаджимагомедова Ш. З предъявлялась для опознания фотография Халибекова, которого потерпевшая также уверенно опознала как лицо, совершившее на нее нападение.

После задержания Х была установлена его непричастность к преступлению.

С учетом этих обстоятельств, а также наличия противоречий в показаниях З . о поведении Гаджимагомедова накануне нападения, суд обосновано поставил под сомнение достоверность утверждений потерпевшей З . о совершении Гаджимагомедовым Ш. нападения на нее и Г с применением пистолета.

Показаниям работников милиции С , И , допрошенных в качестве свидетелей, и пояснивших о том, что в разговоре с ними все трое задержанных Гаджимагомедов Ш., Г и Аминов подробно рассказали о разбойном нападении в г. , суд дал надлежащую оценку.

Подробные и правильные суждения об этом приведены в приговоре.

Суд правильно отметил, что результаты таких бесед в материалах дела не содержатся, а потому показания указанных свидетелей не являются доказательством виновности Гаджимагомедова Ш. и Аминова.

Других доказательств, которые бы достоверно подтверждали причастность Гаджимагомедова Ш. и Аминова к похищению ювелирных изделий из магазина в материалах дела не имеется и стороной обвинения не представлены.

Согласно заключению эксперта следы пальцев рук, изъятые при осмотре места происшествия оставлены не Гаджимагомедовым Ш, а другим лицом. Не обнаружены какие-либо следы и на пакете, который по версии обвинения нападавший бросил, убегая с места преступления.

Не нашел подтверждения в судебном заседании и факт использования при нападении 25 февраля 2007 года на магазин автомашины принадлежащей лицу, дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Согласно показаниям свидетеля Я , эту машину он продал в 2005 году на металлолом, позже ему стало известно, что автомашину купил житель с. , а 20 апреля 2007 года по просьбе Аминова он выдал ему доверенность на управление его автомашиной.

Поведение подсудимых в судебном заседании, о чем указывается в жалобе, не может являться доказательством их причастности к преступлению.

При таких данных жалоба представителя потерпевших Г и З об отмене приговора в части оправдания Гаджимагомедова и Аминова по эпизоду разбойного нападения от 25 февраля 2007 года удовлетворению не подлежит.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

При назначении дела председательствующим в целях обеспечения безопасности участников судебного разбирательства и их родственников правильно принято решение о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании. Основанием для принятия такого решения явилось то, что потерпевший по настоящему делу Г . после разбойного нападения на его родителей на почве неприязненных отношений совершил убийство В - отца подсудимого Вишкаева И.Р. это обстоятельство вопреки доводам жалоб препятствовало рассмотрению дела в открытом судебном заседании.

Дело рассмотрено законным составом суда. В соответствии с ч. 5 ст. 231 УПК РФ после назначения судебного заседания подсудимый не вправе заявлять ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Как следует из материалов дела, при ознакомлении с материалами дела, а также в ходе предварительного слушания Аминов не заявлял ходатайства о рассмотрении его с участием присяжных заседателей.

Заявленное же им с нарушением требований ст. 217, ч. 5 ст. 231 УПК РФ в судебном заседании ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей обоснованно судом не удовлетворено.

Гражданский иск потерпевшей Г о возмещении причиненного ей материального и морального вреда разрешен судом правильно.

Как установлено судом, осужденными похищены из дома Г различные ювелирные золотые изделия на общую сумму рублей.

Эти изделия были изъяты у осужденных, приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств и возвращены потерпевшей. Судом взыскано с осужденных в пользу Г рублей в возмещение ущерба причиненного хищением денег в размере рублей и хищением сумочки стоимостью рублей, которая потерпевшей не возвращена.

В этой связи доводы жалоб осужденных и их защитников об отсутствии доказательств, подтверждающих стоимость ювелирных изделий, в связи с чем неправильно определена и взыскана судом их стоимость, а также доводы жалоб представителей потерпевшей Г о том, что надлежало удовлетворить иск потерпевшей в полном объеме на сумму рублей с учетом стоимости похищенных ювелирных изделий нельзя признать обоснованными.

Вместе с тем приговор в части отказа в удовлетворении гражданского иска Г о взыскании с Аминова и Гаджимагомедова компенсации морального вреда, причиненного ему смертью отца, подлежит отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, лиц, виновных в смерти его отца причиненного ему преступлением морального вреда в размере рублей.

Эти исковые требования потерпевшего поддержала в судебном заседании его представитель.

Судом без приведения каких-либо мотивов принято решение об отказе в удовлетворении гражданского иска потерпевшей.

При таких данных доводы жалоб о необоснованно отказе Г в удовлетворении гражданского иска являются обоснованными, в связи с чем указанное решение суда подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление, на условия жизни их семей.

Отсутствие о Аминова и Гаджимагомедова судимости, их положительные характеристики учтены судом при назначении им наказания в полной мере.

Оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие его излишней суровости или мягкости не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан от 21 июля 2008 года в отношении Аминова Г М Гаджимагомедова Ш Д в части отказа в удовлетворении гражданского иска Г о взыскании компенсации морального вреда отменить. Дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского производства.

В остальном приговор в отношении Аминова Г.М., Гаджимагомедова Ш.Д. и тот же приговор в отношении Вишкаева И Р оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Аминова Г.М., защитников Раджабова М.М., Ибрагимова М.М., потерпевшей Г ., представителей потерпевших адвокатов Омарова А.С, Магомедовой С.А., Асриян Л.А. и Губанова А.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 20-О09-5

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 252. Загрязнение морской среды
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 231. Назначение судебного заседания
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх