Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-О10-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 мая 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О10-15

от 19 мая 2010 года

 

председательствующего Пелевина Н.П. судей Истоминой Г.Н. и Старкова A.B.

рассмотрела в судебном заседании от 19 мая 2010 года кассационные жалобы осужденного Айвазова А.И., адвоката Акимова A.B. и потерпевшей [скрыто] на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 9

марта 2010 года, которым

Айвазов [скрыто]

осужден к лишению свободы по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 10 лет, по ч. 1 ст. 112 УК РФ сроком на 1 год 6 месяцев, пол ч. 2 ст. 167 УК РФ сроком на 2 года, по ч. 1 ст. 222 УК РФ сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно ему назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Айвазов осужден за убийство общеопасным способом [скрыто], за причинение здоровью [скрыто] вреда средней тяжести, за

умышленное уничтожение имущества потерпевших, за незаконное приобретение, хранение и ношение боеприпаса - гранаты Ф-1.

Преступления совершены им 3 августа 2009 года в г. [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвоката Курбановой Д.А., поддержавшей доводы жалоб осужденного его защитника, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Айвазов А.И. указывает о непричастности к совершению преступлений в отношении [скрыто] Суд в приговоре неправильно отразил показания свидетелей

обвинения и неправильно их истолковал. С погибшим тестем у него были хорошие отношения, и он не имел мотива для его убийства. Потерпевшая оговаривает его в силу неприязненных отношений и с целью

скрыть истинную причину случившегося. Очную ставку между ним и потерпевшей следователь не провел. Ее показания являются противоречивыми. Заявив, что они с мужем находились весь день дома, и никуда не отлучались. [скрыто] скрыла тот факт, что он 2 августа

встречался с [скрыто] щ, отрицала она и наличие гранаты у [скрыто],

которую она нашла под тумбочкой в своей спальне в 2003 году, о чем сообщила ему (Айвазову) по телефону. Она точно описала гранату, потому что сама держала ее в руках. Экспертиза с целью проверки психического состояния потерпевшей после взрыва не проводилась.

В ходе обыска в его доме ничего не было обнаружено противозаконного, в то время, как обыск в доме [скрыто] несмотря на его

ходатайства, не был произведен. Его версия о неосторожном обращении [скрыто] с гранатой, о которой он знал, не исследовалась ни на

предварительном следствии, ни в судебном заседании, суд не учел его показания на предварительном следствии и в судебном заседании, не проверил его алиби.

На экспертизу были взяты его вещи, которые он не скрывал, в связи с тем, что не имел отношения к взрыву. На футболке обнаружена его кровь. Выводы эксперта о том, что кровь могла принадлежать и потерпевшей, а также о том, что металлическая пыль, обнаруженная в смывах с его рук,

могла принадлежать к составу сплава гранаты, являются предположительными. Эта пыль могла образоваться от связки ключей, которыми он пользовался, однако ключи эксперту не представлялись. Следов же взрыва на футболке не обнаружено.

Свидетели дают противоречивые показания, основанные на слухах.

Он не считал себя виновным в совершении преступления. Но в судебном заседании под давлением адвоката он признал свою вину. Свидетели защиты не были допрошены.

Показания его жены о хранении им гранаты неправдивы, поскольку в ходе обыска не обнаружены признаки хранения им гранаты. Свидетель М [дал показания о наличии у него гранаты, основываясь на слухах.

Свидетели [скрыто] и [скрыто] в судебном заседании пояснили, что потерпевшая не говорила им о том, что гранату бросил он, об этом они узнали из разговоров соседей, то есть их показания также основаны на слухах. Взрыв гранаты произошел в руке погибшего, что повлекло ампутацию кисти руки.

Какие-либо следы на стене, подоконнике, раме, косяке, которые бы свидетельствовали о том, что он забрался на подоконник, отсутствуют.

К жалобе осужденный прилагает план схему, на которой указывает место нахождения погибшего и [скрыто] согласно показаниям

последней. Полагает, что анализ этой схему свидетельствует об оговоре его

Г I

Не согласен он и с размером ущерба. Окно до взрыва было деревянное, а в протоколе указано пластиковое окно.

С учетом этого считает приговор незаконным, просит его отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Адвокат Акимов A.B. в защиту Айвазова просит приговор изменить, вследствие чрезмерной суровости назначенного осужденному наказания, применить к нему положения ст. 64 УК РФ, ссылаясь на то, что Айвазов вину признал полностью, в содеянном раскаялся. Полагает, что Айвазову надлежало назначить наказание не более 6 лет лишения свободы.

Потерпевшая [скрыто] в своей кассационной жалобе и дополнении к

ней указывает на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора. Осужденному Айвазову назначено чрезмерно мягкое наказание. Суд при назначении наказания не учел обстоятельства, которые могли повлиять на его выводы. Айвазов на протяжении предварительного следствия и в судебном заседании не признавал себя виновным, утверждал, что ТЩ I погиб вследствие неосторожного обращения с гранатой. Лишь после показаний эксперта в судебном заседании и показаний его дочерей в конце судебного следствия он признал себя виновным с тем, чтобы уйти от ответственности. Раскаяние его не было искренним. Айвазов совершил жестокое преступление. Он имел умысел на убийство двух лиц, о чем и

указано в приговоре. Умысел на причинение ей смерти он не довел по не зависящим от него обстоятельствам, в связи с тем, что ее прикрыл своим телом муж. По характеру полученных ею повреждений ей установлена инвалидность 2 группы. На предварительном следствии она заявляла ходатайство о проведении повторной судебно-медицинской экспертизы, которое было оставлено без удовлетворения. Признавая смягчающим обстоятельством наличие на иждивении осужденного малолетнего ребенка, суд не учел, что брак с ее дочерью он расторг не работает, постоянного заработка не имеет и фактически не принимает участия в воспитании и содержании дочерей. Неправильно сослался суд и на чистосердечное признание вины и раскаяние в содеянном, поскольку с самого начала следствия его действия были направлены на то, чтобы избежать ответственности. Он не извинился, не загладил причиненный моральный и материальный вред.

Отягчающие обстоятельства, такие как наступление тяжких последствий, совершение преступления с использованием боевых припасов, а также то, что он скрылся с места преступления, не проявил заинтересованность в оказании медицинской помощи пострадавшим, не учтены судом. Полагает, что Айвазов заслуживает более строгого наказания.

Кроме того при назначении наказания суд допустил нарушения закона, выразившееся в том, что в резолютивной части приговора по ч. 1 ст. 222 УК РФ им назначено три года лишения свободы, что расшифровано в скобках прописью, а цифрой указано «2» года. Допрошен был Айвазов поверхностно, противоречия в его показаниях не устранены, его показания на предварительном следствии не оглашались, в приговоре его показания отражены не совеем верно.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражении на кассационную жалобу осужденного и его защитника потерпевшая [скрыто]. просит оставить их без удовлетворения.

В возражении на кассационную жалобу осужденного, его защитника и потерпевшей [скрыто] государственный обвинитель Алилов Г.А.

просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в убийстве общеопасным способом [скрыто]., в причинении здоровью [скрыто] вреда

средней тяжести, в умышленном уничтожение имущества потерпевших, в незаконное приобретение, хранение и ношение гранаты Ф-1 правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы осужденного о непричастности к совершенным преступлениям, о том, что он не бросал гранату в дом потерпевших, что граната, принадлежащая погибшему [скрыто] взорвалась в его руках в результате неосторожного обращения с ней, что обнаруженные на его руках следу металлизации образовались в результате пользования ключами не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, сам Айвазов в судебном заседании признал свою причастность к совершению преступлений, пояснив, что летом 2005 года приобрел у незнакомых ему военнослужащих гранату, которую хранил дома. 3 августа 2009 года он взял эту гранату, пошел к дому родителей жены [скрыто], хотел напугать их, чтобы они поехали к [скрыто] и привезли домой жену

[скрыто] и дочь [скрыто]. Подойдя к дому, он постучал в окно. [скрыто] открыла окно кухни, там же находился и [скрыто]. Он еще раз попросил их съездить к [скрыто] и привезти домой его жену и дочь. [скрыто] стали

объяснять ему, что уже поздно. От выпитого спиртного у него «замкнуло» в голове, и он, выдернув чеку, не думая о последствиях, бросил гранату Ф-1 через окно на пол кухни, где находились потерпевшие. Раздался взрыв, после чего он сразу убежал, потеряв при этом у дома ГЩ I тапочки. Свои

предыдущие показания, в которых он отрицал свою причастность к содеянному, подсудимый объяснил тем, что ему было стыдно за свои действия.

Какие-либо данные свидетельствующие о том, что в судебном заседании было оказано какое-либо воздействие на подсудимого, в результате которого он оговори л себя, из протокола судебного заседания не усматриваются. Напротив, подсудимый после допроса в судебном заседании свидетелей пояснил, что желает дополнить свои показания, полностью признал свою вину, подтвердил показания потерпевшей [скрыто], принес ей извинения и выразил раскаяние в содеянном.

С учетом этих данных суд обоснованно признал показания подсудимого допустимым доказательством и сослался на них в приговоре.

Приведенные показания осужденного [скрыто] об обстоятельствах и

характере примененного насилия к потерпевшим, об использовании им гранаты соответствуют другим исследованным в судебном заседании доказательствам:

-показаниям потерпевшей Г( Щ, которая пояснила в судебном

заседании, что в ночь на 3 августа 2009 года приходили домой к Айвазову, который был в нетрезвом состоянии и требовал от них, чтобы он привезли от ^_его жену [скрыто] и дочь, они просили его успокоиться, и ушли

домой; примерно через 15 минут в окно их кухни постучал Айвазов, что-то сказал и бросил через окно на пол гранату, которая покатилась в сторону мужа [скрыто], тот наклонился к ней и в это время раздался взрыв, после

которого она видела лежащего на полу в крови [скрыто] сама выползла

из квартиры и стала звать на помощь соседей, наличие гранаты в их доме потерпевшая категорически отвергла;

- показаниям свидетеля Айвазовой O.A., которая подтвердила со слов матери ТЩ Щ, что подсудимый через окно бросил гранату в помещение

кухни, где находились родители, отец погиб, а мать получила различные телесные повреждения;

- дочерей аналогичные

- показаниям свидетелей [скрыто] подсудимого, давших со слов потерпевшей показания о действиях подсудимого, бросившего через окно кухни гранату, в результате чего погиб дедушка, а бабушка получила ранения;

-показаниям свидетеля [скрыто], из которых следует, что услышав

ночью 3 августа 2009 года взрыв и крики, они прибежала в дом соседей

[скрыто], который стонал и на [скрыто] Щ. также сказала ей,

[скрыто] и увидела лежащего на полу [скрыто] ее вопрос сказал, что [скрыто] что

бросил гранату, [скрыто] через окно кухни бросил в их дом гранату;

-показаниям свидетелей которые со слов потерпевшей [скрыто] что Айвазов бросил гранату в окно их дома;

пояснили в судебном заседании,

-заключению исследования трупа

судебно-медицинского Л

эксперта по результатам согласно которому множественные

осколочные ранения головы, лица, грудной клетки, конечностей могли быть причинены в результате взрыва взрывного устройства;

-заключениям судебно-медицинских экспертов в отношении [скрыто]

[скрыто], согласно которым множественные осколочные ранения головы, туловища, конечностей, ушиб головного мозга могли быть причинены в результате подрыва взрывного устройства;

- заключению эксперта о том, что на тампонах со смывами с рук Айвазова установлено наличие металлизации соединения 2-х валентного железа.

Показания Айвазова о том, что, бросая гранату, он находился на улице, а убегая забыл свои тапки у дома потерпевших подтверждаются данными осмотра места происшествия, в ходе которого на улице под окном кухни

обнаружены тапочки и металлический предмет, похожий на спусковой рычаг гранаты, заключением эксперта. Согласно которому не исключается происхождение обнаруженного на тапочках пота от Айвазова.

Допрошенный в судебном заседании эксперт [скрыто] подтвердил в судебном заседании выводы взрывотехнической экспертизы и пояснил, что при тех обстоятельствах, когда граната бросается через окно с улицы, спусковая скоба от гранаты должна отлететь на улицу, что и произошло в данном случае, когда скоба от гранаты осталась на улице под окном кухни. Если бы взорвалась граната в руках [скрыто] находившегося

на кухне, то скоба осталась бы в помещении кухни.

Показания Айвазова о приобретении и хранении им гранаты подтвердила в судебном заседании свидетель ОЩ.

О наличии у подсудимого гранаты косвенно свидетельствуют и показания его дочерей [скрыто] и [скрыто] которые пояснили в судебном заседании, что отец в нетрезвом состоянии высказывал угрозы матери взорвать их гранатой.

Принимая во внимание соответствие показаний Айвазова другим доказательствам, суд обоснованно признал их достоверными и пришел к выводу о его виновности в убийстве [скрыто], в причинении

здоровью [скрыто]. вреда средней тяжести, в умышленном

уничтожение имущества потерпевших, в незаконное приобретении, хранении и ношении гранаты Ф-1.

Отсутствие следов на стене, подоконнике, раме, косяке, которые свидетельствовали бы о том, что Айвазов забирался на подоконник, на что обращается внимание в жалобе, не могут поставить под сомнение этот вывод суда. Кроме того, из показаний потерпевшей и осужденного следует, что перед тем, как бросить гранату, он не залазил на подоконник, он стоял на улице у окна.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора по доводам жалоб осужденного и потерпевшей, из материалов дела не усматривается.

Судом с достаточной полнотой были исследованы все представленные сторонами доказательства.

Потерпевшая [скрыто] и свидетели и были допрошены в судебном

заседании с соблюдением требований ст. 277, 278 УПК РФ. Вопреки доводам жалобы осужденного свидетели назвали источник своей осведомленности, суд не имел оснований не доверять их показаниям, а потому правильно признал их допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре.

Статьи законов по Делу № 20-О10-15

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 277. Допрос потерпевшего
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх