Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-О10-18

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О10-18

от 21 июня 2010 года

 

председательствующего Истоминой Г.Н. судей Нестерова В.В. и Шмаленюка СИ.

рассмотрела в судебном заседании от 21 июня 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Ханмурзаева М.К. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 5 марта 2010 года, которым

Магомедгаджиев [скрыто]А

по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст.

326 УК РФ, оправдан за непричастностью к совершению преступлений в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Магомедов [скрыто]

по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, п.п. «а», «б» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 326 УК РФ, оправдан за непричастностью к совершению преступлений в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Органами предварительного следствия Магомедгаджиев и Магомедов обвинялись в разбойном нападении на отделение почты, расположенное в сел. [скрыто] района [скрыто] I, совершенном 20

августа 2008 года организованной группой с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, в незаконном приобретении, хранении, передаче, ношении и перевозке огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывного устройства организованной группой, в подделке государственных регистрационных знаков транспортного средства и использовании в целях совершения преступления и облегчения его совершения и сокрытия организованной группой.

Магомедгаджиев обвинялся также в создании банды в целях нападения на граждан и организации и в руководстве бандой, а Магомедов - в участии в этой банде.

Суд пришел к выводу о непричастности подсудимых к совершению указных преступлений, в связи с чем постановил оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступление прокурора Соломоновой В.А., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное рассмотрение.

По доводам представления суд незаконно вынес оправдательный приговор, положив в его основу показания подсудимых в судебном заседании о непричастности к совершению преступлений, и преждевременно признал недопустимыми доказательства, собранные в ходе предварительного следствия и исследованные в судебном заседании, подтверждающие виновность подсудимых.

Признавая недопустимыми доказательствами явки с повинной Магомедгаджиева и Магомедова, их показания в ходе предварительного следствия, протоколы проверки их показаний на месте преступления в связи с применением к ним недозволенных методов следствия, суд не учел, что в ходе предварительного следствия проверялись доводы Магомедгаджиева и Магомедова о применении к ним недозволенных методов следствия.

Этот вывод суда противоречит и показаниям свидетелей [скрыто],

[скрыто], СЩ о том, что явки с повинной и показания

Магомедгаджиев и Магомедов давали без какого-либо давления на них.

Следственные действия проведены с участием их защитников, которыми замечания не приносились.

Из видеозаписи также не усматривается, что к ним применялись незаконные методы следствия.

В приговоре суд сослался на то, что ордер адвокату Абдулвагабову для защиты интересов Магомедова был выдан 25 сентября 2008 года.(т. 3 л.д. 71). Однако в том же томе на листе дела 70 имеется копия ордера, выданного Абдулвагабову 20 июня 2008 года для защиты интересов [скрыто] в

Каспийском городском суде. С таким ордером Абдулвагабов не имел права вступить в дело. Данный ордер был представлен следователю 26 сентября 2008 года, этим же числом датируются все жалобы адвоката, что свидетельствует о том, что он вступил в дело 26 сентября 2008 года, а не 25 сентября 2008 года, а потому, по мнению автора представления, право Магомедова на защиту не нарушено.

Незаконно признано судом недопустимым доказательством заключение эксперта, согласно которому след пальца руки, обнаруженный на изъятой с места происшествия пластиковой бутылки «Горная», оставлен большим пальцем правой руки Магомедова И.М.

Допрошенный в судебном заседании эксперт [скрыто] дал показания

о том, как им был обнаружен след пальца на пластиковой бутылке и когда им дано заключение.

С постановлением о назначении дактилоскопической экспертизы Магомедов и его защитник были ознакомлены.

Непредставление данного заключения суду при решении вопроса об избрании меры пресечения в отношении Магомедова не может поставить под сомнение его подлинность.

Сомнения в законности проведенных следственных действий суд мотивирует ответами из ИБС, данными на запросы стороны защиты, копиями материалов по рассмотрению ходатайства об избрании в отношении Магомедова меры пресечения в виде заключения под стражу, в которых нет записи о привлечении Магомедова в качестве обвиняемого. Однако это лишь предположение суда, основанное на показаниях Магомедова.

Необоснованно признал суд недопустимым доказательством протокол повторного осмотра автомашины Магомедгаджиева без учета того, что на момент первого осмотра автомашины имеющиеся в автомашине краски,

саперная лопата и другие предметы не вызвали у следствия интерес и только после показаний Магомедгаджиева при повторном осмотре эти предметы были изъяты.

Преждевременными являются и выводы суда относительно подделки

государственных регистрационных знаков автомашины [скрыто]

[скрыто] _»и распечаток телефонных разговоров, которые, по мнению

суда сфабрикованы.

Суд дал неправильную оценку показаниям Магомедова о том, что 15 апреля он обнаружил отсутствие регистрационного знака, о чем написал заявление в милицию и получил справку, взяв за основу мнение защиты.

Распечатка телефонных переговоров необоснованно расценена судом как подтверждение алиби подсудимого.

Суду следовало дать критическую оценку показаниям свидетелей, которые искусственно создали алиби для своих родственников и друзей Магомедгаджиева и Магомедова.

С учетом этого автор представления считает, что выводы суда о недоказанности участия подсудимых в совершении преступлений противоречат фактическим обстоятельствам по данному делу, в связи с чем приговор суда подлежит отмене.

В возражении на кассационное представление защитник Магомедгаджиева М.А. адвокат Ибрагимов М.М. просит оставить его без удовлетворения, а приговор суда - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Суд правильно пришел к выводу о том, что представленными стороной обвинения доказательствами не подтверждается причастность Магомедгаджиева и Магомедова к разбойному нападению, Магомедгаджиева к созданию банды и руководстве ею, а Магомедова к участию в банде.

В судебном заседании подсудимые, не признавая себя виновными, пояснили, что в ходе предварительного следствия под влиянием незаконных методов оговорили себя.

Эти доводы подсудимых не опровергнуты представленными стороной обвинения доказательствами.

Так, подсудимый Магомедов пояснил в судебном заседании, что 24 сентября 2008 года Левашинский районный суд отказал в даче санкции на его арест. Однако после судебного заседания работники милиции не отпустили его, а насильно посадили в машину и привезли в г. [скрыто], завели в один из кабинетов МВД по [скрыто], где стали его

избивать, после чего под диктовку он написал явку с повинной. Затем

сотрудники милиции повезли его в ОВД по [скрыто] району г.

[скрыто]. До утра его держали в одном из кабинетов, не давали спать, есть, и периодически избивали его. Под таким давлением он подписал заранее подготовленный протокол дополнительного допроса.

Приведенные показания Магомедова подтверждаются постановлением следователя от 24 сентября 2008 года об освобождении подозреваемого и справкой следователя, согласно которым Магомедов был освобожден в 19 часов 24 сентября 2008 года.

Свидетель [скрыто] - отец подсудимого, пояснил, что после

отказа суда в избрании в отношении его сына меры пресечения в виде заключения под стражу, сотрудники милиции забрали сына, сказав, что после оформления необходимых документов его отпустят домой, однако сына не освободили и место его нахождения им не сообщили. На следующий день они заключили соглашение с адвокатом, но адвокату только 27 сентября 2008 года удалось встретиться с сыном.

Из показаний допрошенного в качестве свидетеля начальника отдела уголовного розыска ОВД по [скрыто] району [скрыто] следует,

что после освобождения Магомедова из-под стражи Магомедов И.М. был доставлен в [скрыто] в помещение МВД по

27 сентября 2008 года Магомедов И.М. обратился с ходатайством к следователю [скрыто] в котором указал, что был помещен в подвальные

помещения разных РОВД, где его избивали руками и ногами по различным частям тела, баклажками, заполненными водой, били по голове, надевали противогаз, обливали раздетого холодной водой, с 22 сентября 2008 года не кормили, не давали пить, спать. До 27 сентября 2008 года его не помещали в ИБС в связи с наличием у него следов побоев, в связи с чем он просил вызвать врача и произвести его освидетельствование.

В тот же день Магомедов И.М. написал заявление, в котором отказался от явки с повинной и всех показаний, поскольку даны они им были под пытками.

Следователем без проведения освидетельствования Магомедова И.М., и надлежащей проверки его заявления отказано в удовлетворении ходатайства.

С учетом этих данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что Магомедов И.М. после принятия решения об отказе в избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу был

незаконно перемещен в г. [скрыто] щ, где в нарушение ст. 3 Конвенции о

защите прав человека и основных свобод, ч. 3 ст. 11 УПК РФ был подвергнут жестокому обращению: лишен свободы передвижения, возможности спать, принимать пищу с целью принуждения к признанию вины.

Под воздействием примененных к Магомедову И.М. незаконных методов он написал заявление о явке с повинной от 24 сентября 2008 года и дал показания на допросе от 25 сентября 2008 года.

О том, что Магомедов И.М. вынужден был оговорить себя под принуждением, свидетельствует и протокол проверки его показаний на месте, из которого усматривается, что он, хотя и согласился показать место сокрытия якобы похищенных денег, однако в ходе данного следственного действия деньги не были обнаружены.

Кроме того суд правильно указал на нарушение права на защиту Магомедова И.М.

Из ордера, выданного адвокату Абдулвагабову М.М. видно, что 25 сентября 2008 года с ним было заключено соглашение о защите интересов Магомедова И.М.

Это обстоятельство подтвердил и допрошенный в судебном заседании отец подсудимого свидетель [скрыто]

Несмотря на это Магомедов И.М. в нарушение п. 3 ч. 3 ст. 50 УПК РФ, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свободы в течение первых дней задержания лишен был возможности пользоваться услугами адвоката.

Доводы кассационного представления о том, что адвокат не был допущен к участию в деле в связи с тем, что представил ордер на защиту иного лица опровергаются помимо приведенных доказательств заявлением адвоката Абдулвагабова, в котором он, обращаясь к следователю, указал на то, что тот чинит препятствия для исполнения им полномочий по защите Магомедова И.М. (т. 3 л.д. 72).

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что явка с повинной и показания Магомедова И.М. на допросе в качестве обвиняемого от 25 сентября 2008 года получены с нарушением закона в связи с чем являются недопустимыми доказательствами.

Правильно признаны судом достоверными и показания Магомедгаджиева о применении к нему после его задержания незаконных методов воздействия, в результате которых он вынужден был оговорить себя в явке с повинной и от 20 сентября 2008т года, на допросе в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте преступления.

Суд, проанализировав протокол задержания Магомедгаджиева, ответы начальника ИБС при УВД по г. [скрыто] от 22 октября 2008 года,

правильно отметил в приговоре, что задержан Магомедгаджиев с нарушением требований ст. 91 УПК РФ, поскольку указанное в протоколе основание задержания не соответствует действительности, за время его содержания в ИБС он неоднократно выдавался оперативным работникам УУР МВД по [скрыто]: 17 сентября 2008 года - [скрыто] затем

[скрыто], 18 сентября 2008 года - [скрыто]., [скрыто]

Между тем в соответствии с п. 4 ст. 38 УПК РФ по возбужденному уголовному делу, находящемуся в производстве у следователя только следователь вправе давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении.

Без письменного поручения следователя перечисленные выше оперативные работники УУР МВД по [скрыто] не вправе был беседовать с Магомедгаджиевым.

20 сентября 2008 года Магомедгаджиев написал заявление о явке с повинной, из текста которой, как правильно отмечено в приговоре, видно, что Магомедгаджиев отвечает на заданные ему вопросы.

Однако сведения о лице, принявшем явку с повинной, не указаны в ней. В ответе начальника ИБС при УВД по г. [скрыто] также отсутствуют

данные о том, что 20 сентября 2008 года Магомедгаджиев кому-либо выдавался.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о том, что Магомедгаджиев незаконно принуждался к даче показаний об участии в разбойном нападении, а потому правильно признал недопустимыми доказательствами его явку с повинной, показания на допросе в качестве подозреваемого 22 сентября 2008 года, протокол проверки его показаний на месте преступления от 22 сентября 2008 года.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами кассационного представления о том, что заключение эксперта по результатам исследования пластиковой бутылки, изъятой с места происшествия, необоснованно признано судом недопустимым доказательством.

Как следует из материалов дела, в ходе осмотра места происшествия 20 августа 2008 года на чердаке помещения почты в с. [скрыто] были

обнаружены три бутылки с водой «Горная», на одной из которых обнаружены и сняты на дактилоскопическую пленку 4 следа пальцев рук, один из которых согласно заключению эксперта от 26 августа 2008 года признан пригодным для идентификации личности.

22 сентября 2008 года следователем была назначена дактилоскопическая экспертиза для решения вопроса о том, не оставлены ли следы пальцев рук на бутылках Магомедовым И.М.

В этот же день в 21 час 10 минут в с. [скрыто] согласно протоколу у

Магомедова И.М. получены отпечатки пальцев для сравнительного исследования, при этом, как следует из протокола, в нем не отмечено, каким образом получены следы рук Магомедова, использовался ли при этом

краситель и какого цвета, как они опечатаны. В распоряжение эксперта была предоставлена дактилоскопическая карта отпечатков пальцев Магомедова И.М.

Дактилоскопическая пленка, на которую был снят след пальца с бутылки, признанный пригодным для идентификации, эксперту не представлялся. Из материалов дела невозможно сделать вывод, где хранилась пленка после экспертного исследования 26 августа 2008 года, судьба данной пленки не известна, вещественным доказательством она не признана и к материалам дела не приобщена.

Из заключения эксперта от 23 сентября 2009 года следует, что пленка, на которую были сняты следы рук с бутылки не исследовалась экспертом, экспертиза проведена путем сопоставления следа описанного в заключении эксперта от 26 августа 2008 года с отпечатками пальцев Магомедова И.М.

В судебном заседании сторона защиты заявила, что заключение эксперта от 23 сентября 2008 года сфальсифицировано, что в ночь на 25 сентября 2008 года Магомедову дали бутылку с водой «Горная» и с этой бутылки был получен след пальца руки, которые и исследовался экспертом, что отпечатки пальцев для сравнительного исследования 22 августа 2008 года в 21 час 10 минут в с. [скрыто] не изымались у него, поскольку 22 августа в

20 часов 10 минут он находился в ИБС г. [скрыто]. В подтверждение этого

представлен ответ начальника ИВС при УВД по г. [скрыто].

Статьи законов по Делу № 20-О10-18

УК РФ Статья 326. Подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства
УПК РФ Статья 11. Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве
УПК РФ Статья 38. Следователь
УПК РФ Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда
УПК РФ Статья 91. Основания задержания подозреваемого
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх