Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-О10-26

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Хомицкая Татьяна Павловна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О10-26

от 2 сентября 2010 года

 

при секретаре Кошкиной A.M.

осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 208 УК РФ на 3 года, ч. 1 ст. 30 ст. 317 УК РФ на 10 лет, ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 лет, ч. 1 ст. 228 УК РФ на 2 года.

По данному делу осужден также Алирзаев кассационная жалоба и представление в отношении которого не принесены и дело в кассационном порядке не проверяется.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Алиханов A.A. осужден за участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом; за приготовление к посягательству на жизнь сотрудника правоохранительного органа с целью воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, а также из мести за такую деятельность; за незаконное приобретение, хранение, перевозку, ношение оружия, боеприпасов, взрывного устройства и взрывчатых веществ в составе организованной группы; за незаконное приобретение и хранение при себе без цели сбыта наркотического средства в крупном размере.

Преступления совершены в период с конца 2008 года по 3 октября 2009 года в районе и г. [скрыто] Республики Дагестан при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Алиханова в режиме видеоконференцсвязи, поддержавшего свою кассационную жалобу, выступление адвоката Каневского Г.В. в защиту Алиханова, просившего об отмене приговора, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационной жалобе осужденный Алиханов АА. выражает несогласие с приговором, считает, что его первоначальные показания на стадии предварительного следствия носили вынужденный характер в результате оказанного на него физического и психического воздействия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Судом оставлены без внимания выводы эксперта об имеющихся у него телесных повреждениях и его правдивые показания, данные в судебном заседании. Полагает, что показания свидетелей [скрыто]

изложены судом в приговоре неполно и оценены неверно. Вывод суда о получении им в мае - июне 2009 года задания по сбору информации в отношении руководителей правоохранительных органов противоречит показаниям свидетеля [скрыто] Обращает внимание на противоречивые показания свидетеля [скрыто] на

противоречивость вывода суда об изъятии у него пистолета, на то, что у него было достаточно времени и возможности для приведения в действие взрывного устройства, но он не желал этого. И в целях обезопасить себя и свою семью от угроз, исходивших от [скрыто] 3 октября 2009 года направлялся в ГОВД рассказать о вынужденном характере своих действий, но был задержан. Суд необоснованно подверг критике показания свидетеля [скрыто] Считает, что в ходе

личного досмотра ему был подброшен наркотик. Утверждает, что он не виновен ни в одном из преступлений и, ссылаясь на положительные характеризующие данные своей личности, просит вынести оправдательный приговор.

Адвокат Джафаров СА., в интересах осужденного, в кассационной жалобе и дополнении к ней считает приговор незаконным, ввиду отказа в удовлетворении ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. При выполнении требований ст. 217 УПК РФ не была представлена видеозапись допроса Алиханова в качестве подозреваемого. Полагает, что судом не оценены должным образом показания свидетеля [скрыто] потерпевшего в связи с чем не

усматривает в действиях Алиханова признаков преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ. Личный досмотр Алиханова, в результате которого было обнаружено наркотическое вещество, является незаконным и должен быть признан недопустимым доказательством. Заявленное ходатайство о вызове в суд понятых, принимавших участие в личном досмотре, как и другие ходатайства, необоснованно отклонены по неизвестным мотивам. Анализируя оперативно-следственные действия считает, что наркотическое вещество было подброшено Алиханову, а потому его следует по ч. 1 ст. 228 УК РФ оправдать. При проведении экспертиз не было указано о применении конкретных методик при исследовании, что влечет признание доказательств недопустимыми. Не были оценены должным образом показания Алиханова о том, что 3 октября 2009 года он шел сдавать пистолет в милицию и о том, что он добровольно отказался от посягательства на жизнь Утверждает, что ознакомление Алиханова с протоколом допроса в качестве подозреваемого носило формальный характер, с нарушениями норм УПК, а потому данный протокол является недопустимым доказательством. Содержание показаний Алиханова на бумажном носителе не соответствуют его показаниям на видеозаписи. Указывает, что адвокат

принимавший участие в данном допросе, отнесся недобросовестно к исполнению своих обязанностей, что следовало расценить как нарушение права Алиханова на защиту. Не выяснены судом обстоятельства получения телесных повреждений Алихановым и не дана должная оценка тому, что Алиханов добровольно указал

местонахождение автомобиля с находящимся в нем взрывным устройством. Просит приговор отменить, уголовное дело прекратить.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Увайсов З.Б. в интересах осужденного, не согласен с приговором, считает его незаконным и необоснованным, поскольку судом не учтены все обстоятельства по делу, дана неверная оценка показаниям Алиханова о том, что он добровольно отказался от совершения преступления и не принято во внимание, что он добровольно выдал взрывное устройство. Считает, что к показаниям [скрыто] следует относиться критически. Полагает, что дело подлежало рассмотрению с участием присяжных заседателей. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Алилов Г.А. просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в участии в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом, в приготовлении к посягательству на жизнь сотрудника правоохранительного органа с целью воспрепятствования законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, а также из мести за такую деятельность правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о непричастности осужденного к совершению преступлений, о том, что Алиханов, не собирался выполнять поручение о ликвидации начальника отделения по г. [скрыто] и 3 октября 2009 года он направлялся в ГОВД рассказать о вынужденном характере своих действий, нельзя признать обоснованными, поскольку они опровергаются приведенными в приговоре доказательствами, в том числе, показаниями самого осужденного Алиханова.

Так, из его показаний в качестве подозреваемого, данных 3 октября 2009 года на стадии предварительного следствия с применением видеозаписи и участием защитника, исследованных в судебном заседании, усматривается, что он состоял в связях с участниками

вооруженных формирований и был вовлечен в их задания. В августе -сентябре 2009 года ему было передано на хранение готовое взрывное устройство массой примерно 10 кг и дано поручение об установлении рядом с домом начальника отделения ОУФСБ по г. [скрыто]. С

применением переданного ими же пистолета он должен был совершить убийство начальника и его заместителя. После взрыва ему необходимо было распечатать переданную ему флешкарту, в которой содержалось сообщение с угрозами для населения и сотрудников милиции, что он сделал заранее, распечатав листовки и передав их своему другу для раздачи их в местах скопления людей. Автомашину с заложенным взрывным устройством он припарковал напротив средней школы г. [скрыто] - Готовясь уйти в лес, приобрел себе камуфляжную одежду и необходимые предметы. 3 октября 2009 года, выйдя в город по своим личным делам, около 16 часов он был задержан сотрудниками милиции, которые попросили предъявить документы. Испугавшись, поскольку при нем находился боевой пистолет с двумя обоймами, попытался убежать. Сотрудники милиции применили физическую силу и задержали его. В кабинете ОВД, в присутствии приглашенных граждан, был произведен его личный досмотр, в ходе которого был изъят пистолет с двумя обоймами и 21 патронами, а также вещество темно-коричневого цвета со специфическим запахом. Пояснил, что все это ему было передано 2 октября 2009 года парнем по имени [скрыто], который находится в лесном массиве района (т. 1 л.д.39-40).

Доводы защиты о том, что изложенные показания являются недопустимым доказательством, были надлежаще проверены судом и обоснованно отвергнуты. Алиханов был допрошен с соблюдением закона, с участием защитника, а потому его показания суд правильно признал допустимым доказательством и сослался на них в приговоре.

Из протокола допроса Алиханова в качестве подозреваемого следует, что ему были разъяснены предусмотренные ст. 46 УПК РФ права подозреваемого и положения ст. 51 Конституции РФ, о чем свидетельствует его подпись. Замечаний и заявлений от Алиханова и адвоката, представлявшего его интересы, по поводу процедуры допроса и содержания протокола не поступило.

Вопреки мнению адвоката Джафарова С. А., процессуальных нарушений при выполнении следователем требований ст. 217 УПК РФ, также не допущено.

Из материалов дела усматривается, что в связи с заявленным адвокатом Джафаровым СА. ходатайством, в судебное заседание государственным обвинителем представлена видеокассета, на которой отображен допрос Алиханова в качестве подозреваемого от 3 октября 2009 года, в связи с чем все участники процесса имели возможность ознакомиться с ее содержанием (т. 3 л.д. 96). Несмотря на то, что данная видеозапись не

была признана вещественным доказательством и не была приобщена органами следствия к уголовному делу, суд, удовлетворив ходатайство, исследовал видеозапись и, вопреки доводам защиты, содержащимся в кассационных жалобах, дополнительно проверив, сделал обоснованный вывод о допустимости доказательства - вышеуказанного протокола допроса.

Доводы адвоката Джафарова С.А. о нарушении права осужденного на защиту при данном допросе необоснованны и опровергаются выраженным в письменном заявлении Алиханова желании об участии адвоката [скрыто] в следственном действии (т. 1 л.д.35).

Версия осужденного о вынужденном характере показаний при допросе в качестве подозреваемого в результате психического и физического насилия не выдвигалась, ходатайств об исследовании заключения судебно-медицинского эксперта от 6 октября 2009 года о

наличии телесных повреждений у Алиханова не заявлялось.

Вместе с тем, из содержания данной экспертизы (т. 2 л.д. 80), а именно со слов самого Алиханова, усматривается, что телесное повреждение в виде раны в теменно-височной области головы, было получено им в результате пресечения сотрудниками милиции его сопротивления. Данные обстоятельства нашли подтверждение и в собственных показаниях Алиханова, данных им при допросе в качестве подозреваемого, и в показаниях сотрудников ОБНОН и

производивших задержание (т. 3 л.д. 70-71).

Сопоставив и оценив все доказательства по делу, как каждое в отдельности, так и в совокупности, суд обоснованно признал их достаточными для установления обстоятельств совершенных Алихановым преступлений.

О достоверности и правдивости показаний осужденного в ходе предварительного следствия свидетельствует и то, что они полностью согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами. С этой точки зрения оценены судом показания осужденного по настоящему делу Алирзаева К.И., данные им при допросе в качестве подозреваемого, с участием защитника, подтвердившего наличие у Алиханова оружия и взрывчатого вещества с целью посягательства на жизнь сотрудника ФСБ.

Вопреки мнению, содержащемуся в кассационных жалобах, отсутствие информации у потерпевшего [скрыто] о готовящемся на него покушении не свидетельствует о не совершении Алихановым действий по его подготовке.

Потерпевший [скрыто] начальник отделения ОУФСБ по

Республике Дагестан по г. [скрыто], пояснил, что сразу же после задержания, при ответе на его вопрос Алиханов подтвердил, что

собирался убить его по указанию [скрыто], находящегося в лесу, для чего последний передал ему пистолет и взрывное устройство.

Достоверными, последовательными и не противоречивыми суд обоснованно признал показания свидетелей

Показаниями свидетеля [скрыто] ц подтверждена передача ему Алихановым пакета с бумагами, а в ходе обыска, проведенного в квартире [скрыто] 4 октября 2009 года, были обнаружены и изъяты листовки экстремистского толка (т. 1 л.д.43).

Несостоятельным является и довод защиты о том, что протокол личного досмотра (т. 1 л.д. 14-16) является недопустимым доказательством, вследствие его оформления без участия понятых, без разъяснения им прав и без учета положений, предусмотренных нормами УПК РФ.

Из материалов дела следует, что оперуполномоченный ОБНОН КМ по линии УР МВД по Республике Дагестан владея оперативной информацией о хранении Алихановым наркотического средства «гашиш» при себе, в целях проверки указанной информации провел и оформил в соответствии со ст. 27.7 КоАП РФ, Федеральными законами «Об оперативно-розыскной деятельности», «О наркотических средствах и психотропных веществах» его личный досмотр.

Данный протокол содержит все реквизиты, необходимые для его составления, перечисленные в ст. 166 УПК РФ, в том числе досмотр был проведен с участием двух граждан (понятых), которым были разъяснены их права об удостоверении результатов досмотра и высказывании замечаний по поводу процессуальных действий. В соответствии со ст. 89 УПК РФ результаты оперативно-розыскной деятельности, отвечающие требованиям, предъявляемым настоящим Кодексом, могут быть использованы в процессе доказывания по уголовному делу. На основании изложенного, судом правильно сделан вывод о том, что личный досмотр Алиханова отвечает требованиям, предъявляемым УПК РФ, к личному обыску подозреваемого при его задержании.

Согласно заключению судебно-химической экспертизы от 8

октября 2009 года, представленное на исследование вещество растительного происхождения темно-зеленого цвета, обнаруженное и изъятое при личном досмотре у Алиханова (фамилия указана ошибочно) является наркотическим средством - гашиш, массой 11.11 грамма.

На ногтевых срезах Алиханова и на внутренней поверхности среза от правого бокового кармана джинсовых брюк Алиханова имеется наркотическое средство тетрагидроканнабинол - действующее начало гашиша (марихуаны). Данный вывод эксперта дополнительно и в совокупности с вышеизложенными доказательствами опровергает версию

осужденного и адвоката Джафарова С.А. о подбрасывании наркотического вещества Алиханову.

Объективно оценены судом и выводы баллистической экспертизы от 10 октября 2009 года (т. 1 л.д.203-204), выводы психолого-лингвистической экспертизы от 2 марта 2010 года (т. 2 л.д.211-221). Выводы экспертов достаточно аргументированы, основаны на представленных надлежащим образом и исследованных объектах. Компетентность экспертов сомнений у суда не вызывает.

Обоснованно суд подверг критике и показания свидетеля

пытавшегося подтвердить вынужденный характер

действий Алиханова, поскольку они опровергаются как показаниями самого Алиханова, данными в ходе предварительного следствия, так и совокупностью исследованных судом доказательств.

Нельзя признать убедительными и доводы кассационных жалоб о том, что Алиханов добровольно выдал взрывное устройство, сообщив о нем после задержания, в связи с чем он должен быть освобожден от уголовной ответственности за его приобретение и хранение.

Из показаний свидетеля начальника ОУР ОВД

г. [скрыто] следует, что 2 октября 2009 года вечером стало известно о хранении Алихановым в автомобиле взрывного устройства и месте нахождения данного автомобиля. Сотрудники стали вести наблюдение за Алихановым и автомобилем, с целью задержания с поличным. Однако Алиханов на следующий день был задержан другой службой по подозрению в хранении наркотического средства.

Оценив данные показания в совокупности с другими содержащимися в приговоре доказательствами, судом обоснованно сделан вывод об отсутствии факта добровольности в выдаче взрывного устройства.

Содержащиеся в кассационных жалобах утверждения в части того, что Алиханов не собирался посягать на жизнь сотрудника ФСБ и 3 октября 2009 года направлялся в ОВД г. [скрыто] для выдачи взрывного устройства, суд обоснованно подверг критике.

В судебном заседании было установлено, что Алиханов в августе 2009 года получив задание от руководителей НВФ о совершении посягательства на жизнь сотрудника ФСБ, а также, получив от них самодельное взрывное устройство и боевой пистолет с патронами, намеревался совершить путем подрыва взрывного устройства или с применением пистолета его убийство. С этой целью Алиханов изучил маршрут движения местность, в районе расположения его дома и

другие возможные условия для совершения преступления. Об устойчивости его намерений свидетельствуют и обстоятельства неоднократных встреч с членом НВФ [скрыто], в том числе и накануне задержания.

своего желания в выдаче правоохранительным органам взрывного устройства и сообщения им о добровольном отказе. Версия о добровольном отказе от совершения преступления опровергается и фактом оказания им сопротивления сотрудникам милиции при его задержании. Потому вывод суда именно о пресечении сотрудниками милиции действий Алиханова верен и объективен.

Доводы адвокатов о лишении права Алиханова на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей не основаны на законе, поскольку положениями ст. 30 УПК РФ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2008 года) предусмотрено рассмотрение уголовных дел данной категории коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции.

Все ходатайства, заявленные участниками процесса, были мотивированно судом разрешены с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства.

Квалифицируя действия Алиханова по ч. 2 ст. 208, ч. 1 ст. 30, ст. 317 УК РФ суд дал им правильную юридическую оценку.

Вместе с тем, приговор в части осуждения Алиханова по ч. 3 ст. 222 и ч. 1 ст. 228 УК РФ подлежит изменению по следующим основаниям.

Действия Алиханова по обстоятельствам приобретения, хранения, ношения огнестрельного оружия и боеприпасов, приобретения, перевозки и хранения взрывчатых веществ и взрывного устройства, суд квалифицировал, как совершенные в составе организованной группы, не обосновав данный вывод. Описательно - мотивировочная часть приговора не содержит описания обстоятельств совершения указанных действий в составе организованной группы и мотивы принятого судом решения. Не приведены доказательства, подтверждающие совершение этого преступления в составе организованной группы, в связи с чем действия осужденного подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Кроме того, в приговоре судом не установлены и не приведены обстоятельства приобретения Алихановым наркотического средства и доказательства, обосновывающие данный вывод, в связи с чем осуждение по признаку приобретения наркотического средства подлежат исключению.

Наказание по ч. 2 ст. 208, ч. 1 ст.ЗО, ст. 317, ч. 1 ст. 228 УК РФ Алиханову назначено справедливо, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных, характеризующих его личность, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

При назначении наказания по ч. 1 ст. 222 УК РФ судебная коллегия учитывает эти же обстоятельства и находит возможным не назначать дополнительное наказание в виде штрафа.

Других нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо внесение в приговор других изменений, из материалов дела не усматривается.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 24 мая 2010 года в отношении Алиханова [скрыто] изменить: исключить указание о приобретении наркотического средства из ч. 1 ст. 228 УК РФ. Переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 222 УК РФ на ч. 1 ст. 222 УК РФ, по которой назначить наказание 3 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208, ч. 1 ст. 30, ст. 317, ч. 1 ст. 222, ч. 1 ст. 228 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Алиханову A.A. 11 (одиннадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного, адвокатов Джафарова CA. и Увайсова З.Б. - без удовлетворения.

Председательствующий (подпись)

Судьи: (2 подписи)

ВЕРНО. Судья Верховного Суда РФ

Статьи законов по Делу № 20-О10-26

КоАП РФ Статья 27.7. Личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при физическом лице
УК РФ Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 30. Состав суда
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх