Дело № 20-О10-27

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 сентября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шмаленюк Сергей Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О10-27

от 15 сентября 2010 года

 

Председательствующего: Ворожцова С.А.

при секретаре: Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Байра-мова Ф.В., адвоката Исрафилова Э.И. на приговор Верховного суда Республики Дагестан от 23.06.2010 года, по которому

Байрамов [скрыто]

не судимый [скрыто]

осуждён по ч.З ст.30, ч.З ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом 5000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Шмаленюка СИ., объяснение адвоката Гарибова Р.Х, поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора Соломоновой В.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Байрамов Ф.В. признан виновным в покушении на хищение чужого имущества путём обмана, с использованием своего должностного положения.

Преступление совершено 16 февраля 2009г.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Байрамов Ф.В. вину не признал, заявив, что в отношении него совершена провокация.

В кассационных жалобах:

- осуждённый Байрамов Ф.В. выражает несогласие с приговором, поскольку преступления он не совершал. В основу приговора положены недопустимые доказательства и показания заинтересованных лиц [скрыто], судом необоснованно не приняты во внимание показания свидетелей защиты.

Показания [скрыто] в ходе предварительного следствия и в суде про-

тиворечивы. Диктофонная запись не позволяет сделать вывод о требовании им денежных средств. Сам диктофон длительное время находился в неупакованном и неопечатанном виде, следователем прослушивалась запись с другого диктофона. Следствием не представлено доказательств об отсутствии монтажа аудиозаписи в диктофоне, который был приобщён к материалам дела в качестве вещественного доказательства и был упакован только после прослушивания фонограммы 31.03.2009г. В уголовном деле нет постановления суда о разрешении контроля и записи телефонных переговоров, ни постановления о признании законными контроля записи переговоров. К показаниям свидетелей [скрыто] и [скрыто] необходимо отнестись критически, поскольку при проведении опера-

тивного эксперимента данных о вручении [скрыто] аудиопередающего уст-

ройства не имеется, аудиозапись этого разговора не проводилась.

Суд необоснованно критически отнёсся к показаниям свидетелей [скрыто]

[скрыто], [скрыто], [скрыто] о том, что он говорил [скрыто]"забе-

рите и уходите", поскольку совместная служба не предполагает заинтересованности, между ними нет зависимых отношений, а [скрыто] не является сотрудником прокуратуры. Потерпевший [скрыто] в суде заявил, что такая фраза была, но касалась она документов. Считает, что действия [скрыто] носили провокационный характер в связи с тем, что они боялись отмены незаконной регистрации права собственности на спорный земельный участок.

Просит приговор суда отменить, уголовное дело прекратить в связи с отсутствием состава преступления;

- адвокат Исрафилов Э.И. в интересах осуждённого Байрамова Ф.В. выражает несогласие с приговором и приводит те же доводы. Дополнительно указывает, что органы следствия после возвращения дела прокурору, не выполнили указания судебных инстанций, и вновь направили дело в суд, что повлекло вынесение неправосудного приговора.

Суд необоснованно отказал защите в оглашении показаний свидетеля [скрыто] данных в прошлом судебном заседании, о том, что [скрыто]

говорил, что Байрамов деньги не взял, и ему пришлось их подкинуть.

Все вещественные доказательства первоначально не упаковывались, однако необоснованно признаны судом допустимыми доказательствами.

Суд, согласившись с государственным обвинителем о переквалификации действий Байрамова Ф.В. на ч.З ст. 159 УК РФ, не указал, почему он согласился с таким квалифицирующим признаком, как использование служебного положения.

При назначении наказания судом не учтены все смягчающие обстоятельства, то, что Байрамов В.Ф. длительное время содержится под стражей, и назначенное наказание в виде 3 лет лишения свободы является суровым.

Просит приговор суда отменить за отсутствием в действиях Байрамова Ф.В. состава преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Мурадов У.Ш. и потерпевшие [скрыто] считают приговор

суда законным и обоснованным и просят оставить его без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения приговора.

Вина Байрамова Ф.В. в совершённом преступлении подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и полно изложенных в приговоре суда.

Доводы осуждённого Байрамова Ф.В. о том, что он не совершал преступления, а в отношении него была совершена провокация, проверялись в судебном заседании и обоснованно отвергнуты судом.

Потерпевший [скрыто] в судебном заседании подтвердил, что по-

мощник прокурора [скрыто] Байрамов Ф.В. требовал передачи ему 250 тысяч

рублей, угрожая в противном случае обжаловать постановление главы администрации [скрыто] о предоставлении в долгосрочную аренду земельного участка. Он предлагал Байрамову Ф.В. принести требуемую сумму по частям, однако тот требовал все деньги сразу. О данном требовании он рассказал своему сыну [скрыто] с которым он также приходил к Байрамову Ф.В. и просил снизить требуемую сумму, но тот отказался и предложил им продать автомобиль.

В связи с этим, они решили пожаловаться на него, поэтому сын купил в магазине диктофон и с этим диктофоном он 12 февраля 2009 года зашел в кабинет Байрамова Ф.В. и записал разговор с ним. Во время данной встречи он говорил Байрамову Ф.В., что собрал [скрыто] руб., просил за эту сумму решить вопрос, обещал впоследствии отдать оставшиеся деньги. Однако Байрамов Ф.В. отказал ему в этом, требуя принести всю сумму сразу.

На следующий день к Байрамову Ф. с диктофоном зашел его сын и спросил, почему он не разрешает строить объект на выделенной им в аренду земле. Байрамов Ф.В. в ответ предложил прийти к нему вместе с отцом в 15 часов.

В указанное время он с сыном был в кабинете Байрамова Ф., последний предложил принести в понедельник указанную сумму денег за то, чтобы не воспрепятствовать оформлению договора аренды и окончательно решить данный вопрос. При этом Байрамов Ф.В. вытащил из стола постановление о выделении им земельного участка и прочитал его.

Учитывая, что и председатель комитета по управлению имуществом [скрыто] на его предложение заключить договор грозился отобрать у него постановление администрации и порвать его, он спросил у Байрамова Ф.В., отвечает ли он за [скрыто] если они отдадут ему деньги. Байрамов Ф.В. ответил, что он решит этот вопрос. Тогда сын обещал Байрамову Ф.В. в воскресенье продать машину и принести в понедельник деньги. На этом они расстались.

Однако, учитывая, что Байрамов Ф.В. незаконно требовал большую сумму денег, 14 февраля 2009 г. они пошли в УФСБ [скрыто] где объяснив ситуацию, написали заявление о вымогательстве у них денег помощником прокурора [скрыто] Байрамовым Ф. Этому же сотруднику ФСБ он передал диктофон с записью разговора с Байрамовым Ф.В.

16 февраля 2009г. в ФСБ они получили меченые деньги в сумме [скрыто] рублей и пришли в рабочий кабинет Байрамова Ф.В. Зайдя в кабинет, он сказал, что принёс деньги, вытащил их из кармана и положил на стол. Байрамов Ф.В. сказал, что у них с документами всё в порядке, и он решит вопрос с [скрыто] После этого Байрамов Ф.В. позвонил своему отцу. Взяв деньги в руки, Байрамов Ф.В. спросил, сколько их там. Он ответил, что не хватает [скрыто]. Услышав это, Байрамов Ф.В. разозлился и ударил паками денег о край стола, от чего часть денег упала на пол. Он попроси Байрамова Ф.В. успокоиться и сказал, что в скором времени принесёт недостающую часть денег. После этого Байрамов Ф.В. успокоился, сказал им выйти из кабинета и вместе с ним вышел в коридор, где был задержан сотрудниками ФСБ.

В судебном заседании [скрыто] подтвердил, что Байрамов Ф.В. го-

ворил фразу: "Берите и уходите", но это касалось не денег, а копии постановления о выделении земельного участка.

Потерпевший М дал аналогичные показания.

Суд обоснованно положил в основу приговора показания потерпевших М [скрыто] поскольку, вопреки доводам кассационных жалоб, они не противо-

речивы, согласуются между собой и объективно подтверждены показаниями свидетелей, документами, исследованными в судебном заседании.

Из оглашённых и исследованных в судебном заседании протокола осмотра и прослушивания фонограммы аудиозаписи разговора потерпевших [скрыто] и Байрамова Ф.В., сделанных ими 12 и 13 февраля 2009г. следует,

что ещё до обращения в правоохранительные органы между ними состоялся

разговор о земельном участке, и о требовании Байрамова Ф.В. вознаграждения за не воспрепятствование заключению договора аренды данного земельного участка.

Доводы жалоб о том, что данные протоколы являются недопустимыми доказательствами, поскольку сам диктофон до передачи следователю длительное время был не упакован, и в постановлении указана другая марка диктофона, не могут быть приняты во внимание, поскольку расшифровка фонограммы,

представленная [скрыто] в органы ФСБ вместе с диктофоном, дословно со-

ответствует расшифровке фонограммы, прослушанной следователем в присутствии понятых и переводчика. Потерпевшие [скрыто] в суде подтвердили подлинность прослушанных аудиозаписей разговора с Байрамовым Ф.В. Сам Байрамов Ф.В. не отрицал, что несколько раз разговаривал с М

[скрыто], речь [скрыто]

[скрыто], которая так же претендовала на спорный земельный участок, и он согласился присутствовать при передаче денег.

В судебном заседании выяснялся вопрос о несоответствии в маркировке диктофона путём допроса свидетеля [скрыто] и было установлено, что

запись производилась именно на диктофон [скрыто] ( ( (что отражено в

описательной части постановления), приобретённый М Щ в магази-

не и впоследствии переданный ими с заявлением в ФСБ.

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что 15 февраля 2009г. Бай-

рамов Ф.В. вечером позвонил ему и 16 февраля пригласил к себе на работу. 16 февраля 2009г. утром они встретились у здания прокуратуры, Байрамов Ф.В.

поинтересовался, не видел ли он [скрыто] попросил найти его и передать,

что бы тот с ним связался. Байрамов Ф.В. спросил у него, продал ли [скрыто] машину. После обеда он позвонил Байрамову Ф.В. и тот сказал, что "эти гаврики" [скрыто]) у него не появились, и что он "начнёт более серьёзно относится к этим вопросам", на что он попросил Байрамова Ф.В. оставить людей в покое.

Из данных показаний следует, что именно Байрамов Ф.В. ждал прихода [скрыто], интересовался, продали ли они машину, что подтверждает показа-

ния М Щ о том, что у них не хватало денег для передачи Байрамову Ф.В.,

и они говорили, что продадут машину.

Показания свидетеля [скрыто] об указанных выше обстоятельствах

подтверждаются не только распечаткой о телефонных соединениях, но и воспроизведённой в судебном заседании аудиозаписью их разговора с Байрамовым Ф.В.

Суд обоснованно признал данную аудиозапись допустимым доказательством, поскольку она произведена в соответствии с требованиями ч.З ст.8 зако-

на "Об оперативно-розыскной деятельности", и о прослушивании телефонных переговоров Байрамова Ф.В. 16.02.2009г. был уведомлен заместитель председа-

теля Верховного суда Республики

Доводы стороны защиты о том, что суд необоснованно отказал ей в оглашении показаний свидетеля [скрыто] в предыдущем судебном заседании, не могут быть приняты во внимание, поскольку, как следует из постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, такое ходатайство фактически заявлено небыло (т.5 л.д.188).

Свидетель [скрыто] в судебном заседании подтвердил, что принимал

участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий по заявлению [скрыто]

[скрыто]. Прослушав принесённую ими диктофонную запись, он убедился, что Байрамов Ф.В. требует от потерпевших деньги. Потерпевшим были выданы помеченные купюры, а [скрыто] так же аудиопередающее устройство.

Приёмник специального устройства находился у [скрыто], который через на-

ушники слышал разговор [скрыто] с Байрамовым Ф.В. и передавал его содержание остальным сотрудникам, которые находились в машине, поэтому они были в курсе того, что происходило в кабинете Байрамова Ф.В. Байрамов Ф.В. действительно разозлился, когда узнал, что [скрыто] принесли не всю сумму денег, но те его успокоили, обещая принести недостающую сумму.

Свидетель [скрыто] подтвердил, что слушал разговор между [скрыто]

[скрыто] и Байрамовым Ф.В. в режиме реального времени с помощью аудиопе-редающего устройства, и передавал его содержание остальным сотрудникам.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей у суда небыло, поскольку данных о том, что они оговорили Байрамова Ф.В., в судебном заседании не установлено. Факт отсутствия документальной фиксации передачи [скрыто] аудиопередающего устройства, не свидетельствует о его отсут-

ствии. Потерпевшие М в суде подтвердили, что такое устройство было,

и после произнесения [скрыто] условленной фразы произошло задержание

Байрамова Ф.В.

Суд обоснованно признал допустимым доказательством оперативный эксперимент в отношении Байрамова Ф.В., поскольку он проведён и его результаты оформлены в соответствии с законом "Об оперативно-розыскной деятельности".

В приговоре суда дана оценка показаниям свидетелей Ащ [скрыто] А I которые в судебном заседа-

нии подтвердили, что слышали фразу Байрамова Ф.В.: "Заберите и уходите". Суд обоснованно критически отнёсся к показаниям данных свидетелей, по-

скольку из показаний Байрамова Ф.В. в судебном заседании следует, что он сказал потерпевшим: "Заберите этот мусор, заберите свои деньги". Однако в судебном заседании указанные свидетели не подтвердили произнесение Байра-мовым Ф.В. именно этой фразы. Кроме того, из их показаний следует, что они вышли в коридор на шум и крик, и, увидев людей в масках, подумали, что на прокуратуру совершено нападение. Из показаний свидетеля [скрыто] сле-

дует, что он находился в кабинете [скрыто] услышал шум в коридоре и ка-

кой-то крик, но что конкретно выкрикивали, он не разобрал, поскольку слова были бессвязные. Он предположил, что это драка. Именно на этот шум из кабинета вышли [скрыто] и ранее незнакомый ему гражданин. Сам Байрамов Ф.В. в суде подтвердил, что в присутствии сотрудников прокуратуры не говорил о том, что в отношении него совершена провокация.

Статьи законов по Делу № 20-О10-27

УК РФ Статья 159. Мошенничество

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх