Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 20-О11-1СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 февраля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 20-О11-1СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 февраля 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Лутова В.Н.
судей Истоминой Г.Н. и Шмаленюка СИ.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании 21 февраля 2011 года кассационную жалобу осужденного Таибова М.Г. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 29 сентября 2010 года, которым Таибов М Г несудимый осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 210 УК РФ сроком на 5 лет, по ч. 4 ст. 188 УК РФ сроком на 8 лет, по ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ сроком на 8 лет.

1 По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно ему назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 188 (по эпизоду, связанному с контрабандой опия, массой не менее от 21 августа 2007 г.), ч. 1 ст. 174-1 (по эпизоду, связанному с легализацией денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления), ч. 4 ст. 188 УК РФ (по эпизоду, связанному с контрабандой массой не менее от 17 ноября 2007 г.), ч. 1 ст. 30, п.п. «а», «г» ч. 3 ст. 228-1 УК РФ (по эпизоду, связанному с приготовлением к сбыту массой не менее грамма) Таибов М.Г. оправдан в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с неустановлением события преступления.

Таибов М.Г. осужден за участие в преступном сообществе, созданном для сбыта наркотического средства - в особо крупном размере, за контрабанду, то есть перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотического средства - массой грамма с сокрытием от таможенного контроля организованной группой, за приготовление к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере массой грамма организованной группой.

Преступления совершены им 11 июня 2009 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

По настоящему делу осуждены также Гашимова Л.А., Гашимов Р.А., Исабеков З.М., Асланов И.Ш., приговор в отношении которых не обжалован.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвоката Алиярова А.З., поддержавшего доводы жалобы осужденного Таибова М.Г. об отмене приговора, мнение прокурора Киселевой М.В. полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Таибов М.Г. указывает, что в ходе судебного разбирательства присяжным заседателям были представлены доказательства, полученные с нарушением норм Уголовно-процессуального закона.

Досмотр транспортного средства 5 января 2008 года в нарушение ст. 27.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях произведен в его отсутствие, несмотря на это в протоколе 2 содержатся якобы сделанные им заявления, подпись от имени заместителя начальника ЭКО УФСНК РФ М ему не принадлежат.

Как следует из этого протокола, упаковка изъятой темно-синей спортивной сумки никем из участников следственного действия не подписана. Согласно же справке от 5 января 2008 года на исследование эксперту поступила пакет, обвязанный шпагатом, к свободным концам которого приклеен отрезок бумаги с оттиском печати и подписями, после вскрытия пакета из него извлечена спортивная сумка черного цвета. С учетом разного цвета сумок, упаковки пакета разными печатями полагает, что на исследование поступила другая сумка. Из материалов дела не видно, откуда следователь взял эту сумку. Факт отсутствия в багажнике его автомашины сумки подтвердил в судебном заседании осужденный Гашимов Р.А., который пояснил, что после задержания его заставили положить сумку с наркотическим средством в багажник его (Таибова) автомобиля.

Ходатайство защитника о назначении почерковедческой экспертизы для разрешения вопроса о том, кем выполнены подписи на протоколе досмотра транспортного средства, без обсуждения оставлено без удовлетворения председательствующим.

С учетом этого протокол досмотра транспортного средства от 5 января 2008 года и справка об исследовании от 5 января 2008 года (т.1 л.д. 8-10, 36-37) надлежало признать недопустимыми доказательствами.

Обыск в его квартире в ночное время 6 января 2008 года произведен с нарушением закона. Из протокола обыска непонятно, кто руководил следственным действием. Изъятые в ходе обыска предметы упакованы и опечатаны не были, в связи с чем непонятно откуда поступил на исследование эксперту пакет черного цвета. Обращает внимание на то, что в направлении следователя и справке специалиста по-разному описаны оттиски печати. Непонятно, почему эксперт составил две справки об исследовании, почему он ответил на вопросы, которые ему не задавались следователем в направлении, (т. 4 л.д. 31-38, 41, 43, 45).

Согласно показаниям его жены, черный пакет, изъятый в ходе обыска, был подброшен в ящик с фруктами одним из лиц, участвовавших в обыске.

Понятые М и А дали разные показания об изъятых весах.

С учетом этого протокол обыска от 6 января 2008 года, справка об исследовании от 7 января 2008 г и справка об исследовании от 7 января 2008 г являются недопустимыми доказательствами.

Также подлежали признанию недопустимыми доказательствами заключение эксперта от от 8 февраля 2008 года (т. 8 л.д. 7-12), вещественные доказательства: массой грамма со спортивной сумкой и 15 свертками, якобы изъятые из его автомашины (т. 4 л.д. 82-83), наркотическое средство массой грамма и полимерный сверток, электронные весы якобы обнаруженные и изъятые из его квартиры, так как эти предметы получены с нарушением закона.

3 Протокол его личного досмотра от 5 января 2008 года ( т. 1 л.д. 14-15) имеет дописку, а потому его также надлежало признать недопустимым доказательством.

Ходатайство его защитника о признании указанных выше доказательств недопустимыми незаконно оставлено без удовлетворения.

Предъявление присяжным заседателям недопустимых доказательств привело к тому, что он был признан виновным в преступлениях, к которым никакого отношения не имеет.

В нарушение требований ст. 247 УПК РФ судебные заседания 16, 18, 24 и 29 июня 2010 года были проведены в отсутствие подсудимого М Лишь 29 июня 2010 года председательствующим было вынесено постановление о приостановлении производства по делу и об изменении меры пресечения в отношении М В последующем явка в судебное заседание М не была обеспечена, в связи с чем многие обстоятельства остались невыясненными.

Судебно-медицинская экспертиза для определения наличия у М возможности давать показания в судебном заседании не назначена и не проведена, а ходатайство государственного обвинителя об этом оставлено председательствующим без обсуждения и разрешения.

В судебном заседании от 17 августа 2010 года и последующих его защитником заявлялось ходатайство о вызове и допросе в судебном заседании в качестве свидетелей П и Г принимавших участие в качестве понятых в осмотре его автомашины 5 января 2008 года. Однако явка указанных свидетелей не была обеспечена в судебное заседание, чем нарушены требования ч. Зет. 15 УПК РФ, согласно которым суд обязан создать сторонам необходимые условия для исполнения процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав.

Старшиной присяжных заседателей А была нарушена тайна совещательной комнаты, что выразилось в том, что 17 сентября 2010 года примерно после двух часов совещания он выскочил из совещательной комнаты, и показывая рукой на совещательную комнату, заявил, что там сидят одни преступники, которые хотят оправдать других преступников, он не желает оправдывать преступников и демонстративно покинул зал судебного заседания. Подобными действиями старшина присяжных заседателей оказал влияние на вынесение вердикта.

Вердикт присяжных заседателей содержит противоречия, но несмотря на это, председательствующий дал старшине провозгласить его.

В вердикте имеются противоречия в ответах на вопросы и Отвечая на вопрос присяжные заседатели дали утвердительный ответ о его виновности в участии в преступном сообществе и в том, что он купил легковой автомобиль на деньги, полученные от сбыта опия.

Отвечая на вопрос связанный с эпизодом присяжные заседатели дали ответ, что автомобиль марки госномер 4 был приобретен им не за деньги, вырученные от сбыта в связи с чем все остальные вопросы оставили без ответа.

В связи с изложенным незаконным является и решение суда о конфискации принадлежащего ему автомобиля, как орудия преступления.

Данные нарушения закона являются основанием отмены приговора.

Кроме того квалификация его действий по ч. 2 ст. 210 УК РФ является неправильной. Из вердикта следует, что реальными членами преступного сообщества являлись Гашимова, ее племянник Гашимов и он. Это сообщество совершило один эпизод преступной деятельности, связанный с незаконным оборотом наркотиков. Однако это противоречит понятию организованного преступного сообщества, которое подразумевает жесткую иерархию, а также совершение не одного, а ряда преступлений.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе суда.

В возражении на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Абакаров А.Т. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденного Таибова в участии в преступном сообществе, контрабанде, приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Доводы жалобы о том, что присяжным заседателям были представлены недопустимые доказательства, каковыми являются протокол досмотра транспортного средства от 5 января 2008 года, справка об исследовании содержимого сумки, изъятой при досмотре транспортного средства от 5 января 2008 года, заключение эксперта от 8 февраля 2008 года, протокол личного досмотра Таибова от 5 января 2008 года, протокол обыска жилища Таибова от 6 января 2008 года, справки об исследовании от 7 января 2008 г., а также вещественные доказательства: массой грамма со спортивной сумкой и 15 свертками, якобы изъятые из его автомашины, наркотическое средство массой грамма и полимерный сверток, электронные весы не основаны на материалах дела.

5 Как следует из материалов дела, осмотр автомашины марки принадлежащей Таибову М.Г. производился оперуполномоченным ОС УФСНК России по Республике Дагестан А в рамках оперативно-розыскного мероприятия.

Вопреки доводам жалобы из протокола осмотра от 5 января 2008 г. следует, осмотр производился с участием Таибова, который от подписи протокола отказался, о чем отмечено в протоколе.

Из показаний допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей А С М М принимавших участие в проведении оперативно-розыскного мероприятия, о том, что автомашина под управлением Таибова была задержана, после чего начат ее осмотр, также следует, что осмотр автомашины был произведен с участием Таибова.

Протокол осмотра подписан участвовавшими в осмотре понятыми П Г специалистом М Допрошенный в судебном заседании подтвердил свое участие в осмотре автомашины и пояснил, что протокол осмотра подписан им.

С учетом таких показаний доводы жалобы о необходимости производства почерковедческой экспертизы для разрешения вопроса о том, принадлежит ли подпись в протоколе осмотра М нельзя признать обоснованными.

При осмотре автомашины, как указано в протоколе, в багажнике была обнаружена спортивная сумка, внутри которой находилось 15 свертков, обмотанных скотчем коричневого цвета. Данная сумка с находившимся в ней веществом была изъята и упакована в черный полиэтиленовый пакет, скрепленный печатью (т. 1 л.д. 8-9) В тот же день данный полиэтиленовый пакет был направлен на исследование.

Согласно справке об исследовании от 5 января 2008 г.

объекты на исследование поступили упакованными в полимерный пакет черного цвета, опечатанным такой же печатью, как указано в протоколе осмотра при этом целостность упаковки и печати не нарушены. Из пакета извлечена спортивная сумка, описание содержимого которой соответствует протоколу осмотра, а именно, внутри сумки находится 15 свертков вещества темно-коричневого цвета, в прозрачных пакетах, обмотанных коричневой липкой лентой типа «Скотч», (т. 1 л.д. 36- 37).

В заключении эксперта от 8 февраля 2008 года по результатам исследования вещества, находившегося в изъятой из автомашины Таибова сумке, приведено такое же, как и в протоколе осмотра автомашины Таибова, описание содержимого сумки, состоящего из 15 свертков, обмотанных коричневой липкой лентой типа «Скотч», при этом 6 сумка на экспертизу поступила упакованной в черный полиэтиленовый пакет, скрепленный печатью с подписью специалиста.

С учетом того, что изъятая из автомашины Таибова сумка с находившимся в ней веществом в 15 свертках была упакована и опечатана, в такой же упаковке в опечатанном виде она была передана на исследование специалисту, а впоследствии эксперту, доводы жалобы о том, что на исследование специалисту и эксперту была передана другая сумка, нельзя признать обоснованными.

Указание в протоколе осмотра на темно-синий цвет сумки, в то время как специалистом и экспертом указан цвет сумки черный, с учетом приведенных выше обстоятельств, а также условий осмотра сумки при ее изъятии в ночное время с 0 часов 10 минут до 1 часа 5 января 2008 года при искусственном освещении также не может свидетельствовать о том, на исследование была передана другая сумка.

С соблюдением закона произведен и личный осмотр Таибова. Протокол его осмотра от 5 января 2008 года подписан всеми участвующими в осмотре лицами, в том числе и Таибовым, при этом каких-либо заявлений и замечаний в том числе и об изъятии телефона им не было сделано. ( т. 1 л.д. 14-15).

С соблюдением требований ст.ст. 182, ч. 5 ст. 165 УПК РФ на основании постановления следователя от 5 января 2008 года и по его поручению был произведен обыск в жилище Таибова 6 января 2008 года.

После обыска следователь своевременно уведомил суд о производстве данного следственного действия. Постановлением судьи от 7 января 2008 года производство обыска в жилище Таибова М.Г. признано законным.

Данное решение суда вступило в законную силу.

То обстоятельство, что изъятые в ходе обыска весы и вещество темно- коричневого цвета в полимерном свертке не были упакованы и опечатаны на месте обыска, о чем указывается в жалобе, не может поставить под сомнение законность обыска и его результаты, поскольку согласно ч. 10 ст. 182 УПК РФ изъятые в ходе обыска предметы упаковываются и опечатываются на месте обыска лишь в случае необходимости.

К протоколу обыска приобщена фототаблица, на которой изображены изъятые в ходе обыска весы и вещество в полимерном пакете.

К заключению эксперта от 8 февраля 2008 года по результатам исследования предметов, изъятых в ходе обыска в жилище Таибова, также приобщена фототаблица, на которой имеется аналогичное изображение весов и вещества в полимерном пакете.

Доводы жалобы о том, что предметы, изъятые в ходе обыска, были подброшены в дом осужденного, а также об отсутствии доказательств того, 7 что исследовались именно эти предметы, являются предположительными и опровергаются приведенными доказательствами.

При таких данных председательствующий обоснованно пришел к выводу о том, что оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия произведены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и обоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протокола досмотра транспортного средства от 5 января 2008 года, справок специалистов от 5 января и 7 января 2008 года, заключения эксперта от 8 февраля 2008 года, протоколов личного досмотра Таибова от 5 января 2008 года и обыска в его жилище от 6 января 2008 года и вещественных доказательств.

Судебное следствие проведено с соблюдением закона, с учетом особенностей рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Представленные сторонами доказательства были исследованы в судебном заседании с достаточной полнотой и с соблюдением принципа состязательности. Данные о том, что стороны были ограничены в представлении доказательств, из материалов дела не усматриваются.

Вопрос об объеме доказательств, подтверждающих причастность подсудимых к совершению преступлений, подлежащих исследованию в присутствии присяжных заседателей, решает сторона обвинения.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель заявил ходатайство об исключении из списка лиц, подлежащих допросу в судебном заседании, ряда свидетелей обвинения, в том числе и свидетелей П и Г мотивируя это тем, что показания указанных свидетелей не имеют важного значения для исхода дела. Сторона защиты не возражала против удовлетворения данного ходатайства. С учетом мнений сторон председательствующим было принято решение об исключении указанных свидетелей из списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, (т. 46 л.д. 225) В последующих судебных заседаниях 17 августа и 30 августа 2010 года судом было удовлетворено ходатайство стороны защиты о допросе в судебном заседании в качестве свидетелей понятых П Г и А были приняты меры судебное заседание (вынесено постановление о принудительном приводе Г и А (т. 47 л.д. 80). Однако принятыми мерами обеспечить явку свидетелей П и Г не представилось возможным, свидетель же А бы Законным является и решение председательствующего о приостановлении уголовного дела в отношении подсудимого М до его выздоровления. Согласно акта медицинского обследования, 8 медицинского заключения, составленного комиссией врачей находится в крайне тяжелом состоянии, исключающем возможность его участия в судебном заседании.

То обстоятельство, что судом не был допрошен подсудимый М а также свидетели обвинения П и Г не может свидетельствовать об ограничении стороны защиты в представлении доказательств и являться основанием отмены приговора.

Вопросный лист составлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Вопреки доводам жалобы вердикт вынесен присяжными заседателями в совещательной комнате, с соблюдением закона.

Как следует из протокола судебного заседания, 12 присяжных заседателей удалились в совещательную комнату 17 сентября 2010 года в 13 часов 57 минут. В 16 часов из совещательной комнаты вышел старшина присяжных заседателей «бросил на стол вопросный лист с незавершенными ответами на вопросы и покинул зал судебного заседания».

Доводы жалобы о том, что старшина по выходу из совещательной комнаты делал заявления, сообщал о ходе обсуждения вопросов, не подтверждаются протоколом судебного заседания.

В связи с удалением старшины присяжных заседателей коллегия присяжных заседателей в соответствии с ч. 4 ст. 329 УПК РФ была доукомплектована запасным присяжным заседателем, после чего присяжные заседатели в совещательной комнате избрали старшину.

Председательствующий вручил коллегии присяжных заседателей новый вопросный лист, выступил с кратким напутственным словом, и коллегия присяжных заседателей в 16 часов 40 минут удалилась в совещательную комнату, (т. 47 л.д. 198, 232, 265) По выходу в 20 часов 51 мин. из совещательной комнаты старшина коллегии присяжных заседателей огласил вердикт.

При таких данных доводы жалобы о том, что выбывший из коллегии присяжных заседателей старшина оказал воздействие на присяжных заседателей, а также о том, что вердикт вынесен с нарушением тайны совещательной комнаты, являются предположением и не подтверждены материалами дела.

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ, является ясным и не содержит противоречий.

Не имеется противоречий и в ответах на вопросы о чем указывается в жалобе.

9 Как следует из ответа на вопрос о доказанности участия Таибова в преступном сообществе, присяжные заседатели признали доказанным участие Таибова в организованной группе, занимающейся реализацией за исключением приспособления жилища для хранения, расфасовки и сбыта а также приобретения автомобиля.

Отвечая на вопрос по обвинению Таибова в легализации денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления, присяжные заседатели также признали недоказанным факт приобретения организованной группой на деньги, вырученные от сбыта автомобиля Изложенное свидетельствует о том, что присяжными заседателями при ответе на оба этих вопроса признан недоказанным факт приобретения Таибовым автомобиля на деньги, вырученные от продажи В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных ст. 379 УПК РФ не предусмотрено.

С учетом того, что вердиктом присяжных признано доказанным участие Таибова в организованной группе, признанной судом преступным сообществом, в контрабанде наркотического средства через таможенную границу Российской Федерации и приготовлении к незаконному сбыту наркотического средства, доводы жалобы осужденного о непричастности к совершению указанных преступлений удовлетворению не подлежат.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку.

Созданную Гашимовой сплоченную организованную группу для совершения тяжких и особо тяжких преступлений по приобретению, скрытной перевозке наркотического средства опий через Азербайджанско- Российскую границу на территорию Республики Дагестан, которая была оснащена транспортными средствами, средствами мобильной связи, имела специальный денежный фонд, суд обоснованно признал преступным сообществом.

Вопреки доводам жалобы вердиктом установлено, что преступная организация имела целью совершение нескольких преступлений по незаконному обороту наркотических средств, а также их незаконному ввозу на территорию Российской Федерации.

10 Кроме того, Таибов осужден за совершение двух преступлений в составе преступного сообщества, а не одного преступления, как об этом указывается в жалобе.

По указанными мотивам оснований для отмены или изменения приговора по доводам жалобы осужденного не имеется.

Наказание Таибову назначено соразмерно содеянному с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, влияния назначенного наказания на его исправление, на условия жизни его семьи.

Положительные характеристики Таибова по месту жительства и месту работы, его семейное положение в полной мере учтены при назначении ему наказания.

Оснований для признания назначенного Таибову наказания несправедливым и для его снижения не имеется.

Правильным является и решение суда о конфискации как орудия преступления принадлежащей Таибову автомашины которая постановлением следователя от 28 марта 2008 года признана вещественным доказательством, (т. 4 л.д. 119).

Согласно вердикту данная автомашина использовалась Таибовым для незаконной перевозки наркотического средства и участников преступного сообщества, а потому правильно признана судом орудием преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 29 сентября 2010 года в отношении Таибова М Г оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Таибова М.Г. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 20-О11-1СП

КоАП РФ Статья 27.9. Досмотр транспортного средства
УК РФ Статья 188. Утратила силу
УПК РФ Статья 165. Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия
УПК РФ Статья 182. Основания и порядок производства обыска
УПК РФ Статья 247. Участие подсудимого
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх