Дело № 20-О11-27СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 октября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №20-О11-27СП

от 27 октября 2011 года

 

председательствующего - Старкова А.В., судей - Шалумова М.С. и Нестерова В.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 27 октября 2011 года кассационные жалобы адвокатов Эльмурзаева Б.А. и Ибрагимова СМ. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 27 июля 2011 года, которым

АБДУЛЛАБЕКОВ [скрыто]

ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ст. 158 ч. 3 п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы на 9 месяцев.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

БАГАМАЦИЕВ

[скрыто] ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ст. ст. 33 ч. 5 и 158 ч. 3 п. «а» УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы на 9 месяцев.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

МЕДЖИДОВ [скрыто]

[скрыто] ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, по ст. ст. 33 ч. 3 и 158 ч. 3 п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы с ограничением свободы на 9 месяцев.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей осужденные Абдуллабеков, Багамациев и Меджидов признаны виновными в умышленном

причинении смерти [скрыто] совершенном группой лиц по

предварительному сговору. Кроме того Абдуллабеков признан виновным в тайном хищении чужого имущества, совершенном с незаконным проникновением в жилище, Багамациев - в пособничестве, а Меджидов - в организации этого хищения.

Преступления совершены 16 июня 2010 года в [скрыто]

[скрыто] при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова A.B., объяснения адвокатов Баранова A.A., Каневского В.Г. и Эльмурзаева Б.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Федченко Ю.А., полагавшей кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах в защиту интересов осужденных Абдуллабекова P.M. и Багамациева К.Б. адвокат Ибрагимов СМ. выражает несогласие с приговором в части назначенного осужденным наказания. Считает, что при назначении наказания суд не установил и не конкретизировал роль осужденных Абдуллабекова P.M. и Багамациева К.Б. в совершенных ими преступлениях и в раскрытии этих преступлений, не учел степень их вины и данные о личности осужденных. Просит приговор в отношении Абдуллабекова P.M. и Багамациева К.Б. в части назначенного им наказания отменить и назначить наказание соразмерное с содеянным.

Адвокат Эльмурзаев Б.А. в кассационной жалобе в защиту осужденного Меджидова М.М. считает приговор несправедливым и постановленным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона вследствие неверной постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными. Указывает при этом, что в основной вопрос № 1 не были включены все обстоятельства обвинения, касающиеся деяния, в том числе избиения потерпевшего [скрыто] в [скрыто] а вопрос, в котором должна идти

речь о доказанности или недоказанности совершения действий, указанных в вопросе № 1, подсудимым Абдуллабековым, составлен так, что при любом ответе на него предрешалась доказанность виновности или невиновности Багамациева и Меджидова. Кроме того указывает, что вопросы №№ 2, 9, 15 идентичны по содержанию, изменены лишь фамилии подсудимых, тогда как в соответствии со ст. 339 ч. 1 УПК РФ во второй вопрос могут быть включены обстоятельства обвинения, касающиеся совершения определенных действий каждым из подсудимых. Полагает, что председательствующий в нарушение требований уголовно-процессуального закона, несмотря на то, что по настоящему делу в отношении кого-либо дело не выделялось, при формулировке вопросов применил термины «первое лицо», «второе лицо», «третье лицо». Считает, что неправильная постановка вопросов привела к неясности и противоречивости вынесенного присяжными заседателями вердикта, которые, по мнению адвоката, выразились в том, что при ответах на вопросы №№ 2, 9 и 15 присяжные заседатели признали доказанными взаимоисключающие обстоятельства, в том числе относительно доказанности нанесения потерпевшему ударов ножом, кроме того из вердикта не ясно, кто из подсудимых принимал участие в совершении конкретных действий, указанных в этих вопросах. Утверждает также, что председательствующий необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты об истребовании сведений о привлечении потерпевшего [скрыто] к уголовной ответственности и оставил

без реагирования неоднократные высказывания потерпевшей о том, что убийство её сына организовал Меджидов, а в напутственном слове фактически поддержал позицию обвинения, доводов защиты в полном объеме не привел. Считает, что данные обстоятельства повлияли на вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта. Кроме того считает, что при постановлении приговора суд не учел, что вердиктом фактически установлено, что убийство потерпевшего совершено в результате его противоправных

действий, что является смягчающим наказание обстоятельством. Указывает также, что при ответе на вопрос № 18 присяжными заседателями признаны доказанными две взаимоисключающие цели хищения, в том числе сокрытие следов преступления, что исключает наличие в действиях осужденных состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ. Выражает несогласие и с назначенным Меджидову наказанием, считает его чрезмерно суровым. Просит приговор в отношении Меджидова отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы адвокатов Ибрагимова СМ. и Эльмурзаева Б.А. государственный обвинитель Гамидов И.М. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда в отношении Абдуллабекова, Багамациева и Меджидова постановлен в соответствии с основанным на всестороннем и полном исследовании материалов дела вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Доводы кассационной жалобы адвоката Эльмурзаева Б.А. о том, что при производстве по данному делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, судебная коллегия находит несостоятельными, противоречащими материалам уголовного дела.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство по данному уголовному делу проведено в соответствии с уголовно-процессуальным законом и с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. ст. 328, 330 УПК РФ. Каких-либо данных, свидетельствующих о тенденциозности состава сформированной коллегии присяжных заседателей, из материалов уголовного дела не усматривается.

Принципы состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюдены, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные суду доказательства были судом исследованы, заявленные ходатайства, в том числе и стороны защиты, разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты правильные, мотивированные решения. По окончании судебного следствия ни у кого из участников процесса, в том числе у стороны защиты, каких-либо ходатайств о дополнении не было.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Эльмурзаева Б.А., председательствующим обоснованно было отказано в удовлетворении

ходатайства стороны защиты об истребовании и исследовании в судебном заседании сведений о привлечении потерпевшего Абдуллаева к уголовной ответственности, поскольку указанные показания не относятся к фактическим обстоятельствам данного уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалобы адвоката Эльмурзаева Б.А. о том, что на вынесение присяжными заседателями обвинительного вердикта повлияли неоднократные высказывания потерпевшей [скрыто] о том, что убийство её сына организовал Меджидов.

Как следует из протокола судебного заседания, каких-либо заявлений и высказываний, недопустимых при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей и требующих соответствующего реагирования со стороны председательствующего, потерпевшая [скрыто] не допускала.

Кроме того, в напутственном слове председательствующий обратил внимание присяжных заседателей на то, что при вынесении вердикта они должны основываться только на тех доказательствах, которые были предметом исследования в судебном заседании в их присутствии, а заявления и аргументы сторон не являются доказательствами и выражают лишь их позиции.

Несостоятельными судебная коллегия находит и доводы жалобы о нарушении председательствующим требований закона при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями и при составлении напутственного слова.

Из материалов уголовного дела видно, что вопросный лист председательствующим составлен в соответствии с требованиями ст. ст. 338, 339 УПК РФ, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон. Стороны были ознакомлены с вопросами, подлежащими разрешению присяжными заседателями, замечаний по содержанию и формулировке вопросов, предложений о постановке новых вопросов у стороны защиты не было.

Вопреки доводам жалобы адвоката Эльмузарова Б.А., поставленные перед присяжными заседателями вопросы о доказанности совершения преступления конкретным подсудимым не требовали от них ответов о виновности или невиновности других лиц, а ссылка в вопросном листе на этих лиц, в группе с которыми совершено преступление, является необходимой и содержится лишь в той мере, в которой она необходима для принятия присяжными заседателями решения о доказанности или недоказанности участия подсудимого в совершении преступления в составе этой группы.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, присяжные заседатели с просьбой получить дополнительные разъяснения по поставленным перед ними вопросам к председательствующему не обращались.

Напутственное слово председательствующего, приобщенное к протоколу судебного заседания, соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Данных, свидетельствующих о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности, а также об искажении и неполном изложении исследованных в судебном заседании доказательств и позиции сторон, из текста напутственного слова не усматривается.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационной жалобы адвоката Эльмурзаева Б.А. о том, что неправильная постановка вопросов привела к неясности и противоречивости вынесенного присяжными заседателями вердикта.

Как видно из материалов уголовного дела, в связи с тем, что при ответе на вопрос № 15 в отношении Меджидова присяжные заседатели признали недоказанным нанесение им ударов ножом потерпевшему, суд, указывая в приговоре действия подсудимых, совершение которых ими признано доказанным вердиктом коллегии присяжных заседателей, обоснованно исключил данные обстоятельства из предъявленного подсудимым обвинения. Поэтому, то обстоятельство, что присяжные заседатели при ответах на вопросы №№ 2 и 9 в отношении Абдуллабекова и Багамациева не исключили нанесение потерпевшему ударов ножом, не свидетельствуют о неясности и противоречивости вердикта, в том числе и в отношении Меджидова, влекущих отмену приговора.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора суда с участием присяжных заседателей в отношении осужденных Абдуллабекова, Багамациева и Меджидова, не имеется.

Действия осужденных квалифицированы правильно, на основании вердикта коллегии присяжных заседателей об их виновности в совершении данных преступлений.

Вопреки доводам жалобы адвоката Эльмурзаева Б.А., признание присяжными заседателями доказанным, что мобильный телефон из дома Aj Щ был похищен осужденными не только с корыстной целью, но и в

целях сокрытия следов убийства потерпевшего, с учетом установленных этим же вердиктом действий осужденных по завладению и распоряжению похищенным телефоном, не свидетельствует об отсутствии в указанных действиях осужденных состава преступления, предусмотренного ст. 158 УК РФ.

Психическое состояние осужденных судом исследовано с достаточной полнотой, с учетом данных об их личности и выводов судебно-психиатрических экспертиз они обоснованно признаны вменяемыми.

Основное наказание осужденным Абдуллабекову, Багамациеву и Меджидову назначено в соответствие в требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, роли каждого из них в этих преступлениях, данных об их личности и смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, а также мнения присяжных заседателей о том, что они заслуживает снисхождения при назначении наказания за кражу чужого имущества.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что поводом для совершения преступления в отношении потерпевшего [скрыто] послужили

противоправность и аморальность его поведения, из материалов уголовного дела не усматривается, поэтому оснований для признания данного обстоятельства смягчающим наказание осужденных у суда не имелось.

Таким образом, оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие чрезмерной суровости и для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем приговор суда в части назначения осужденным дополнительного наказания подлежит изменению.

В соответствии со ст. 308 ч. 1 п. 8 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должно быть указано решение о дополнительных видах наказания в соответствии со ст. 45 УК РФ.

Согласно ст. 53 УК РФ, при назначении осужденному наказания в виде ограничения свободы, в том числе и в качестве дополнительного вида наказания к лишению свободы, суд устанавливает осужденному ограничения, указанные в части первой данной статьи, при этом установление судом осужденному ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным.

По данному делу эти требования закона нарушены, поскольку, назначив осужденным за совершенные ими преступления дополнительное наказание в виде ограничения свободы, суд не установил им ограничения, указанные в ст. 53 УК РФ.

Следовательно, дополнительное наказание осужденным Абдуллабекову, Багамациеву и Меджидову суд фактически не назначил, в связи с чем указание суда о назначении им дополнительного наказания в виде ограничения свободы подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 27 июля 2011 года в отношении Абдуллабекова [скрыто] Багамациева

М

м

К Щ БЩ i и Меджидова

[скрыто] изменить, исключить указание суда о

назначении им дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Эльмурзаева Б.Дг^НИбра^гимова СМ. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи " Л

Статьи законов по Делу № 20-О11-27СП

УК РФ Статья 45. Основные и дополнительные виды наказаний
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх