Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 5
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 201-О12-10

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Соловьёв Владимир Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 201-О12-10

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 октября 2012 г.

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Соловьева А.И.
судей Жудро К.С, Коронца А.Н.
при секретаре Абсалямове А.А.

с участием прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Мацкевича Ю.И., государственного обвинителя Белоусова Е.И., осужденных Белевитина А.Б., Никитина А.Э., защитников - адвокатов Дуванской Н.П., Обозова А.А. и представителя Минобороны России Шемета А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственных обвинителей - начальника 1 отдела 4 управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Белоусова Е.И. и старшего военного прокурора 1 отдела 4 управления Главной военной прокуратуры полковника юстиции Бойко О.В., кассационным жалобам осужденного Белевитина А.Б., его защитника - адвоката Дуванской Н.П. и представителя Министерства обороны Российской Федерации Шемета А.А. на приговор Московского окружного военного суда от 25 июля 2012 г., согласно которому бывшие военнослужащие Министерства обороны РФ: начальник Главного управления Министерства обороны Российской Федерации (далее - ГВМУ) - начальник Военно- медицинской академии генерал- майор медицинской службы Белевитин А Б , ранее не судимый, признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (эпизоды получения взяток 23 апреля и 5 июня 2010 г., в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ), на основании которых по первому эпизоду он лишен свободы сроком на 7 лет со штрафом в размере 700 000 руб., а по второму эпизоду - на 7 лет со штрафом в размере 500 000 руб. В соответствии со ст. ст. 47, 48 УК РФ он также лишен права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, сроком на 3 года и воинского звания «генерал - майор медицинской службы».

Кроме того, Белевитин А.Б. признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ, на основании которых лишен свободы за каждое преступление сроком на 1 год.

По совокупности совершенных преступлений окончательное наказание Белевитину А.Б. назначено путем частичного сложения этих наказаний в виде 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 900 000 руб., с лишением воинского звания «генерал-майор медицинской службы», а также права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, сроком на 3 года; заместитель начальника ГВМУ Министерства обороны Российской Федерации - начальник управления полковник медицинской службы запаса Н А Э ранее не судимый, признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33 и п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (эпизоды пособничества в получении взяток 23 апреля и 5 июня 2010 г., в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97- ФЗ), на основании которых по первому и второму эпизоду он подвергнут штрафу в размере 900 000 руб. В соответствии со ст. 47 УК РФ Никитин А.Э. лишен права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно- хозяйственных функций, сроком на 3 года.

По совокупности совершенных преступлений с применением ст.ст. 10, 72 УК РФ окончательное наказание Никитину А.Э. назначено путем частичного сложения этих наказаний в виде штрафа в размере 1 700 000 руб., с лишением права занимать должности на государственной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно- хозяйственных функций, сроком на 3 года.

Этим же приговором Белевитин и Никитин оправданы по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 222 УК РФ и ч.З ст.285 УК РФ соответственно и за ними в этой части признано право на реабилитацию в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Соловьева А.И., выступления осужденного Белевитина А.Б., его защитника - адвоката Дуванской Н.П., представителя Министерства обороны Российской Федерации Шемета А.А., поддержавших поданные ими кассационные жалобы, осужденного Никитина А.Э., его защитника - адвоката Обозова А.А., государственного обвинителя - начальника отдела управления Главной военной прокуратуры Белоусова Е.И. и прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Мацкевича Ю.И., полагавших необходимым кассационное представление государственных обвинителей и кассационную жалобу представителя Министерства обороны Российской Федерации удовлетворить, а кассационные жалобы осужденного Белевитина А.Б. и его защитника-адвоката Дуванской Н.П. - оставить без удовлетворения, Военная коллегия

установила:

Белевитин признан виновным в получении двух взяток в крупном размере, а Никитин - в пособничестве этим преступлениям. Кроме того, Белевитин признан виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ Преступные действия, за которые осуждены Белевитин и Никитин, совершены ими при следующих указанных в приговоре обстоятельствах.

Приказом Министра обороны Российской Федерации от 20 июля 2009 г.

№732 Белевитин был назначен на должность начальника ГВМУ Минобороны России - начальника медицинской службы Вооруженных Сил Российской Федерации, а его подчиненный Никитин с октября того же года по август 2011 г. занимал должности председателя комитета - ученого секретаря Военно- научного комитета ГВМУ Минобороны России и начальника управления ГВМУ Минобороны России.

При исполнении своих служебных обязанностей в части осуществления закупок медицинского оборудования (техники) для нужд Минобороны России Белевитин обязан был строго соблюдать требования таких федеральных законов, как «О государственном оборонном заказе» от 27 декабря 1995 г. № 213-ФЗ, «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ, постановления Правительства РФ от 4 ноября 2006 г. № 656 «Об утверждении Правил определения начальной цены государственного контракта при размещении государственного оборонного заказа путем проведения торгов, а также цены государственного контракта в случае размещения государственного заказа у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика)», однако он ими в своей деятельности не руководствовался.

В частности, вопреки предписаниям статей 3, 4 и 34 указанного выше Федерального закона № 94-ФЗ в августе-сентябре 2009 г. Белевитин предложил своему знакомому - бывшему заместителю Министра здравоохранения Российской Федерации гражданину В найти коммерческую организацию для поставки Минобороны России в 2009 году магнитно- резонансного томографа с силой магнитного поля 1,5 Тесла, пообещав, используя свои должностные полномочия, содействовать победе на аукционе фирме-поставщику, за что ему должны передать денежное вознаграждение в размере примерно от суммы заключенного государственного контракта.

Через непродолжительный отрезок времени В сообщил Белевитину, что ЗАО готова поставить Министерству обороны РФ магнитно-резонансный томограф ( ) с силой магнитного поля 1,5 Тесла производства компании и передать денежные средства в качестве вознаграждения после перечисления на счета ЗАО денежных средств по государственному контракту. Он же передал Белевитину технические характеристики указанного томографа и составленные под него медико-технические требования на электронном носителе.

Действуя из корыстных побуждений и в нарушение приведенных выше нормативных документов, Белевитин дал указание своим подчиненным о внесении изменений в утвержденную ранее документацию об аукционе государственного заказчика по закупке медицинского оборудования для нужд Министерства обороны РФ в 2009 году, а также высказал намерение закупить магнитно-резонансный томограф с силой магнитного поля 1,5 Тесла для поставки его в окружной военный клинический госпиталь военного округа (г. области) взамен томографа с силой магнитного поля 0,3 Тесла и другого различного рентгенологического оборудования, запланированного ранее к закупке.

Белевитин также дал незаконное указание главному рентгенологу Министерства обороны РФ Т обосновать необходимость данной закупки, без проведения анализа конъюнктуры рынка установить начальную (максимальную) цену контракта в размере руб. и составить медико-техническое требование (задание) под томограф магнитно-резонансный ( ) с силой магнитного поля 1, 5 Тесла производства компании предложенный к поставке ЗАО для чего тому были переданы на электронном носителе медико-технические требования к указанному томографу, полученные ранее от В Документация по приобретению медицинской техники и оборудования за подписью Белевитина 22 сентября 2009 года была направлена в Управление государственного заказа Минобороны России, после чего (24 сентября 2009 г.) в интернете на сайте Минэкономразвития России размещено извещение о проведении открытого аукциона на поставку медицинской техники и оборудования для нужд Минобороны России и документация об аукционе.

Медико-технические требования по лоту № 69 на приобретение магнитно-резонансного томографа с силой магнитного поля 1,5 Тесла были составлены таким образом, что под них подходили лишь медико-технические параметры томографа ( .

В связи с поступлением жалоб в Управление государственного заказа Министерства обороны Российской Федерации от потенциальных участников аукциона на составление медико-технических требований по лоту № 69 под конкретную модель магнитно-резонансного томографа, производства компании по указанию Белевитина Т в октябре 2009 г.

внес в требования по лоту № 69 формальные изменения, не влияющие на «подгонку» параметров технических характеристик под конкретный томограф и производителя.

Аукционная комиссия Управления государственного заказа Министерства обороны Российской Федерации 26-28 октября 2009 г., рассмотрев поданные коммерческими организациями заявки на участие в аукционе на поставку медицинской техники и оборудования для нужд министерства, в том числе и по лоту № 69, признала ЗАО единственным участником аукциона по этому лоту, поскольку только предложенный указанной коммерческой организацией магнитно-резонансный томограф ( ) , с учетом заключения участвующего в заседании комиссии эксперта Т соответствовал медико-техническому заданию и требованиям документации об аукционе.

11 ноября 2009 г. по итогам аукциона был подписан государственный контракт между ГВМУ Минобороны России и ЗАО на поставку в ФГУ (г. области) магнитно-резонансного томографа ( ) стоимостью руб., который сторонами был выполнен полностью.

В январе 2010 года Белевитин познакомил В с Никитиным, представив последнего как своего помощника, которому он полностью доверяет и с которым можно вести переговоры по вопросам заключения государственнх контрактов с организациями, интересы которых В будет представлять. После этого Никитин и В неоднократно встречались и периодически созванивались.

В последней декаде апреля 2010 г. В в помещении кафе гостиницы (г. ул. д. встретился с Никитиным и передал ему для Белевитина конверт, в котором находились евро купюрами достоинством по евро - часть взятки, обещанной В Белевитину за незаконные действия последнего в пользу ЗАО « Вторую часть взятки в размере евро В лично передал Белевитину утром 23 апреля 2010 года в служебном кабинете последнего, а вечером того же дня Никитин, находясь в служебном кабинете Белевитина, понимая, что передает взятку, отдал последнему полученный от В конверт с евро. Пересчитав деньги, Белевитин евро ( руб.) передал Никитину.

Всего за содействие победе ЗАО в аукционе по поставке для нужд Министерства обороны РФ магнитно-резонансного томографа Белевитин получил взятку в размере евро ( В первой декаде ноября 2009 г. в своем служебном кабинете Белевитин предложил В найти коммерческую организацию, которая сможет до конца года поставить Министерству обороны РФ медицинскую технику и оборудование на сумму рублей - остаток денежных средств, выделенных на её закупку в 2009 году. При этом Белевитин обещал В , используя свое должностное положение, содействовать победе на аукционе фирме-поставщику, за что ему, Белевитину, должны будут передать денежное вознаграждение в размере примерно от суммы заключенного контракта.

Вскоре В сообщил Белевитину, что через ЗАО имеется возможность поставить рентгеновский компьютерный томограф ( с принадлежностями производства компании и передал на электронном носителе технические характеристики томографа и медико-техническое задание, подготовленное под эту модель.

Во исполнение преступного умысла Белевитин своим подчиненным дал указание о подготовке необходимых для организации аукциона документов, об обосновании необходимости закупки указанного томографа и о подборе места его установки.

Действуя из корыстных побуждений, в нарушение указанных выше требований Федерального закона № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» Белевитин дал указание Главному рентгенологу Минобороны России Т подготовить медико-техническое задание под томограф рентгеновский компьютерный с принадлежностями производства компании что тот и сделал, исходя из переданных ему технических характеристик этой модели томографа.

После согласования закупки этого томографа с Министром обороны РФ, подписанные Белевитиным документы для объявления аукциона поступили в Управление государственного заказа Минобороны России и 12 ноября 2009 г.

извещение об аукционе было размещено в Интернете. По результатам рассмотрения 4 декабря 2009 г. заявок на участие в аукционе единственным участником на поставку томографа аукционная комиссия признала ЗАО », поскольку только предложенный им томограф - с принадлежностями производства компании соответствовал медико-техническим требованиям.

Государственный контракт между ГВМУ Минобороны России и ЗАО на поставку в им.

мультисрезового рентгеновского компьютерного томографа среднего класса общего назначения с принадлежностями общей стоимостью руб. был подписан 22 декабря 2009 г. и сторонами полностью выполнен.

В начале июня 2010 года В встретился с Никитиным в г.

под и передал ему пакет с двумя почтовыми конвертами, в которых находилось в общей сложности евро, предназначавшихся для передачи евро - Никитину, а евро - Белевитину за содействие в заключении контракта по последнему томографу.

5 июня 2010г. Никитин в служебном кабинете Белевитина передал последнему евро ( который, пересчитав деньги, евро передал Никитину.

В кассационном представлении государственных обвинителей Белоусова Е.И. и Бойко О.В. ставится вопрос об отмене приговора Московского окружного военного суда от 25 июля 2012 г. и направлении дела в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального закона, а также ввиду несправедливости приговора.

Как полагают авторы кассационного представления, суд первой инстанции необоснованно применил ст. 10 УК РФ, переквалифицировав содеянное Белевитиным с двух преступлений, предусмотренных п.п. «а», «г» ч.4 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 163-ФЗ) на два преступления, предусмотренные п. «в» ч. 5 ст. 290 того же УК (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011г. № 97-ФЗ), поскольку новый закон не улучшил положение осужденного. Аналогичный недочет, утверждается далее в представлении, суд допустил и при переквалификации содеянного Никитиным (по эпизодам пособничества в получении взяток 23 апреля и 5 июня 2010 г.). По утверждению государственных обвинителей, окружной военный суд без должных оснований не признал причинение Белевитиным Министерству обороны РФ материального ущерба, что в свою очередь повлекло и необоснованную переквалификацию совершенных Белевитиным двух должностных преступлений с ч. 3 на ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Не основано на исследованных в судебном заседании доказательствах, как считают авторы представления, и решение суда об оправдании Белевитина по ч.

1 ст. 222 УК РФ. Суд не учел, что показания родственника Белевитина - свидетеля Я будучи непоследовательными и противоречивыми, не согласуются с другими доказательствами. К тому же, при принятии решения в этой части судом не дана оценка постановлению об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Я которым отвергается версия свидетеля о его причастности к хранению боеприпасов.

В результате неправильного применения закона, считают авторы кассационного представления, окружной военный суд назначил осужденным наказания, не соответствующие тяжести совершенных ими преступлений. В частности, назначение Белевитину срока лишения свободы на уровне низшего предела санкции ч. 5 ст. 290 УК РФ, по их мнению, несправедливо, поскольку виновность свою он не признал, в содеянном не раскаялся и мер к возмещению ущерба не принял. Никитин же совершил два особо тяжких преступления из корыстных побуждений, оказав содействие Белевитину в получении взяток на общую сумму почти рублей. Поэтому суд незаконно и необоснованно назначил ему наказание в виде штрафа, составляющего лишь четверть добытых ими преступным путем денег.

В кассационной жалобе представитель Министерства обороны Российской Федерации Шемет А.А. считает, что приговор от 25 июля 2012 г. в части отказа в удовлетворении иска Министерства обороны Российской Федерации подлежит отмене, поскольку в деле имеется заключение экспертизы, которое доказывает разницу между стоимостью томографов, указанной в государственных контрактах на их закупку, и их реальной рыночной стоимостью. Разница составляет руб. кол. Это подтверждено и показаниями эксперта И В нарушение норм УПК РФ окружной военный суд в приговоре безмотивно не принял во внимание ни заключение экспертизы, ни показания эксперта о размере причиненного преступными действиями осужденных Министерству обороны Российской Федерации материального ущерба.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный Белевитин и его защитник-адвокат Дунайская Н.П. считают приговор суда первой инстанции незаконным и необоснованным, в связи с чем просят его отменить, а уголовное дело прекратить. В обоснование своих просьб они указывают, что в результате действий осужденного материальный ущерб причинен не был, как не были нарушены и чьи-либо права. Белевитин действовал в рамках своих полномочий, согласовав свои действия по закупке томографов с Министром обороны Российской Федерации. На рынке в тот период времени не было представлено в большом количестве необходимого оборудования. При этом итоги аукционов по закупке этого оборудования до сих пор не оспорены и контракты не расторгнуты, а само оборудование успешно эксплуатируется в военно-медицинских учреждениях. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что в действиях названного осужденного нет состава двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Не доказано в судебном заседании, по их мнению, и получение осужденным взяток в сумме евро и евро. Суд, вынося обвинительный приговор, опирался на показания подсудимого Никитина, а также свидетелей В , С и З Однако в судебном заседании были допрошены только подсудимый Никитин и свидетель В Оценивая показания последнего, суд не учел, что В ранее судим за мошенничество по фактам поставок все тех же томографов.

Свидетели С и З в судебное заседание не прибыли и их довольно противоречивые показания, данные на предварительном следствии, в судебном заседании оглашались, поскольку эти свидетели находились за границей.

Вместе с тем, как указывается в жалобе адвоката Дуванской, у суда не было оснований для оглашения показаний свидетеля С поскольку тот, игнорируя повестки, в судебное заседание не прибыл. Согласно информации из ГИБДД, этот свидетель во время рассмотрения уголовного дела находился в г. Следственный эксперимент, по мнению адвоката, показал, что уложенные в конверт евро представляли собою довольно объемный пакет, совершенно не похожий на тот, который изображен на видеозаписи, представленной спецслужбами. Что касается материалов ОРМ «Наблюдение», то они получены незаконным путем, поскольку прослушивание и видеонаблюдение не были санкционированы судом.

Осужденный Белевитин в кассационных жалобах также указывает, что обвинение в отношении него основано на клевете В . Вывод суда о том, что он предложил В найти поставщика аппаратуры и содействовать его победе на аукционе за взятку около от суммы контракта, не подтверждается материалами дела. Такого просто не было. Такого не было и при покупке аппарата на сумму рублей. Не подтверждается материалами дела и то, что он, якобы, просил Никитина напомнить В о «необходимости закрыть вопрос 2009 года». Ни с Никитиным, ни с В он, Белевитин, никогда не вел разговоров о взятках. Он дал указание о внесении изменений в аукционную документацию не из корыстных побуждений, а исключительно в интересах службы. Показания З и В по обстоятельствам дачи взяток являются ложными. Результаты оперативно- розыскных действий были сфабрикованы и умышленно трактовались с обвинительным уклоном, а также не соответствовали материалам дела. Суд обязан был истребовать все документы по этим действиям, но не сделал этого.

Вывод суда о том, что оперативно-розыскное мероприятие являлось законным и обоснованным, не может быть признан убедительным, поскольку под наблюдение была взята его личная жизнь. В кабинете он разговаривал не только по служебным, но и по личным вопросам с членами семьи. Этим было нарушено его конституционное право на частную жизнь.

Все сомнения по делу, как указывает далее в жалобах Белевитин, суд обязан был трактовать в его пользу, а не в пользу обвинения. Лживых показаний В и Никитина о получении им взяток, записанных на видеокассетах, не существует. Нет на кассетах и его, Белевитина, действий, направленных на получение взяток. Какого-либо материального ущерба от его действий не наступило. Он считает, что возбужденное против него уголовное дело является заказным и сфабрикованным в интересах коммерческих структур в ответ на его действия по наведению установленного порядка по закупке медицинского оборудования в интересах медицинской службы Вооруженных Сил РФ, а обвинение в его адрес - голословным и необоснованным.

Защитник-адвокат Дуванская Н.П. считает, что назначенное Белевитину наказание является чрезмерно суровым. Это относится как к лишению свободы, так и ко всем дополнительным видам наказаний. При этом суд не учел данных о его личности, в частности то обстоятельство, что Белевитин служил в имеет государственные награды, двоих несовершеннолетних детей.

В возражениях на кассационное представление государственных обвинителей и кассационную жалобу представителя Минобороны России Шемета осужденный Белевитин, подробно излагая свое мнение относительно доказательств его виновности в предъявленном обвинении, просит указанные представление и жалобу оставить без удовлетворения.

Государственные обвинители Белоусов и Бойко в возражениях на кассационные жалобы адвоката Дуванской и осужденного Белевитина просят оставить их без удовлетворения, поскольку изложенные в них доводы не подтверждены материалами предварительного и судебного следствия.

Рассмотрев материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах и представлении доводы, Военная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных Белевитина А.Б. и Никитина А.Э. в совершении преступлений, за которые они осуждены, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность которых сомнений не вызывает и которые полно и объективно приведены в приговоре.

Показания в судебном заседании Белевитина, полностью отрицавшего свою виновность в содеянном, суд обоснованно признал надуманными и не соответствующими действительности, поскольку они опровергались совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

К таким доказательствам суд отнес показания, данные в судебном заседании подсудимым Никитиным, который полностью признал себя виновным в содеянном и в деталях сообщил обо всех известных ему обстоятельствах дела, в том числе и о преступных действиях Белевитина.

Из материалов судебного следствия усматривается, что Никитин дал подробные показания о том, как он 23 апреля 2010 г. в конце рабочего дня в служебном кабинете Белевитина передал последнему конверт с деньгами, который ранее в кафе гостиницы получил от В для передачи в качестве взятки именно Белевитину. Детализируя обстоятельства передачи денег, Никитин пояснил, что пересчитав деньги, которые были в купюрах по евро, Белевитин евро передал ему. Никитин также заявил, что в начале июня 2010г. он под снова встретился с В и тот передал ему и Белевитину два конверта, в которых находилось в общей сложности евро и которые он 5 июня того же года передал Белевитину в служебном кабинете последнего. Уточняя обстоятельства этого события, Никитин пояснил, что, пересчитав полученные, как он полагал, в качестве взятки деньги, Белевитин часть их в размере евро передал ему.

Эти показания подсудимого Никитина полностью согласуются и с показаниями свидетеля В по фактам передачи оследним в виде взяток денежных средств через Никитина начальнику ГВМУ Министерства обороны РФ Белевитину. Названный свидетель в суде показал, что в 201 Огоду он несколько раз передавал взятки Белевитину, который по взаимной договоренности оказывал содействие коммерческим организациям при проведении аукционов и заключении государственных контрактов на поставку медицинского оборудования для нужд Министерства обороны РФ. По показаниям В за обеспечение сделок по закупке этим ведомством двух томографов и Белевитину в качестве взяток были переданы и евро соответственно, из них лично им 23 апреля 2010 г. Белевитину было передано евро.

Изложенные показания указанного свидетеля полностью соответствуют тем, которые он дал на предварительном следствии и которые он подтвердил в ходе их проверки на месте.

Из оглашенных в судебном заседании показаний С следует, что он являлся директором ЗАО которая работала на рынке реализации медицинского оборудования и техники. В сентябре 2009 года к нему обратился В с предложением поучаствовать в аукционе по закупке для нужд Министерства обороны РФ магнитно- резонансного томографа с силой магнитного поля 1,5 Тесла и, если он согласится, то необходимо будет дать взятку чиновникам. Он понял, что разговор идет о даче взятки должностным лицам ГВМУ Министерства обороны РФ за оказание содействия в заключении государственного контракта.

Согласившись с В он уточнил, что готов передать взятку, но только после заключения контракта, оплаты выполненных ЗАО обязательств по нему. В дальнейшем они определились с размером взятки, которая не должна превышать евро. В дальнейшем, как пояснил указанный свидетель, контракт на поставку томографа стоимостью руб. был заключен, проплачен и он из-за кризиса передал В лишь евро, которые тот, доложив из личных средств евро, передал чиновникам из МО РФ.

Последнее обстоятельство подтвердил в судебном заседании и свидетель В , заявивший о передаче лично им Белевитину 23 апреля 2010 г. в качестве взятки евро.

Утверждение в кассационной жалобе защитника-адвоката Дуванской о нарушении судом правил оглашения показаний свидетелей, является несостоятельным, Как видно из представленных ею документов из ГИБДД, С в августе и сентябре 2011 г., то есть задолго до начала судебного процесса, действительно, дважды привлекался к административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения. Не могут свидетельствовать о нахождении в г. этого лица в период рассмотрения уголовного дела и сведения ГИБДД о том, что автомобиль государственный № принадлежащий ЗАО в период с октября 2011 г. по июнь 2012 г. неоднократно фиксировался работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами при выявлении случаев административных правонарушений в области дорожного движения, поскольку сами по себе эти факты не индентифицируют конкретных лиц, управляющих автомобилем.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля З видно, что он являлся одним из учредителей компании, имевшей свое представительство в России и специализировавшейся на маркетинге и продвижении на международном рынке, включая Российскую Федерацию, большого перечня медицинского оборудования. В октябре - ноябре 2009 г. от директора представительства он узнал о том, что В предлагает поставить для нужд Министерства обороны РФ компьютерный томограф, производства компании Он согласился с этим и дал указания заняться техническими вопросами. При встрече с В тот сообщил ему, что может обеспечить поставку компьютерного томографа производства компании в Министерство обороны Российской Федерации.

Поставку (монтаж) томографа необходимо будет осуществить в декабре 2009 г.

в Стоимость государственного контракта будет составлять руб. При этом В словесно добавил, что за обеспечение заключения государственного контракта, необходимо дать денежное вознаграждение (взятку) заинтересованным должностным лицам в размере не менее евро. Он ответил В что денежное вознаграждение в таком размере он сможет передать только после оплаты Министерством обороны РФ заключенного государственного контракта.

З также пояснил, что поскольку компания, где он работал, являлась иностранной, то она не имела права участвовать в аукционах по закупке оборудования. Поэтому он обратился с просьбой к генеральному директору ЗАО об участии его организации в аукционе Министерства обороны Российской Федерации по закупке рентгеновского компьютерного томографа, на что последний согласился.

ЗАО « в декабре 2009 г. было признано единственным участником аукциона. Остальных же участников к участию в аукционе не допустили. В связи с этим Министерство обороны Российской Федерации заключило государственный контракт на поставку (монтаж) компьютерного томографа в который был выполнен ЗАО в обусловленные сроки.

В декабре 2009 г. большая часть денег по государственному контракту была перечислена Минобороны России на расчетный счет ЗАО но не в полном объеме, в связи с чем денежные средства в размере евро (купюрами достоинством по евро), как пояснил З он передал В лишь в период примерно с марта по май 2010 года во время встречи в кафе в г.

Виновность осужденных в содеянном также доказана и показаниями свидетелей К С Т заключениями экспертов, справкой Центрального банка России о курсе евро по отношению к рублю по состоянию на 23 апреля 2010 г. и на 5 июня 2010 г.

Получение Белевитиным взяток нашло свое полное подтверждение и в ходе оперативно-розыскных мероприятий, проведенных сотрудниками Департамента военной контрразведки ФСБ России.

При этом такое оперативно-розыскное мероприятие как «Наблюдение» с использованием специальных технических средств для производства аудио и видеозаписей было проведено в полном соответствии с требованиями Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно- розыскной деятельности» на основании соответствующего постановления от 14 августа 2009 года, подписанного руководителем Департамента военной контрразведки ФСБ России.

Что же касается утверждений подсудимого Белевитина и его защитника о том, что это оперативно-розыскное действие было проведено с нарушением требований закона, поскольку оно не было санкционировано судом, то они являются ошибочными.

Из указанного закона и в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в ряде определений и, в частности, в определении от 21 октября 2008 г. № 862-0-0, применение технических средств, в том числе средств для производства аудио и видеозаписей, осуществляется в соответствии с общим порядком проведения оперативно- розыскных мероприятий для фиксации их хода и результатов. Применение технических средств фиксации наблюдаемых событий при проведении оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение» само по себе не предопределяет необходимость вынесения о том специального судебного решения, которое признается обязательным условием лишь для проведения отдельных оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права человека и гражданина.

Из материалов дела усматривается, что оперативно-розыскное мероприятие «Наблюдение» проводилось не в жилище Белевитина, а в его служебном кабинете. Оно не было связано с нарушением его конституционных прав и не предполагало сбор, хранение, использование и распространение оперативно-розыскной деятельности.

Полученные в ходе проведения этого оперативно-розыскного мероприятия результаты, в части, касающейся совершенных подсудимыми противоправных деяний, после надлежащего оформления были направлены в следственные органы в установленном Уголовно-процессуальным кодексом порядке.

Проведенные в дальнейшем экспертами, имеющими большой практический и научный стаж, фоноскопические экспертизы, окружной военный суд обоснованно признал достоверными и наряду с другими доказательствами, полученными в результате оперативно-розыскных мероприятий, допустимыми.

Итоги оперативно-розыскного мероприятия «Наблюдение», как это видно из материалов дела, представлены следственным органам на компакт-дисках, которые затем правомерно были приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств.

При осмотре этих вещественных доказательств в судебном заседании и исследовании протоколов осмотра и прослушивания фонограмм (видеозаписей), заключений фоноскопических экспертиз установлено, что на компакт-дисках имеются видеозаписи, произведенные в служебном кабинете Белевитина, зафиксировавшие его беседы с Никитиным, В К и содержание телефонных разговоров с Т Исследование общего объема этой информации позволило суду в деталях установить схему противозаконных связей подсудимых, преступную мотивацию их действий, механизм незаконного проведения аукционов для достижения корыстных целей Белевитина, характер его злоупотреблений должностными полномочиями, а при просмотре в суде видеозаписей - визуально убедиться в обстоятельствах получения Белевитиным в служебном кабинете 23 апреля 2010 г. и 5 июня того же года взяток соответственно в размере евро и евро за его содействие в заключении контрактов с ЗАО на поставку томографа с силой магнитного поля 1,5 Тесла для округа и с ЗАО на поставку рентгеновского компьютерного томографа для В точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона органами предварительного расследования проведено и такое процессуальное действие как следственный эксперимент, в ходе которого объективно подтверждена реальная возможность укладки в пакет переданных Белевитину В евро утром 23 апреля 2010 г. Этот пакет, вопреки мнению адвоката Дуванской, по своему объему полностью соответствовал тому, который был запечатлен на просмотренной судом видеозаписи, сделанной при проведении оперативно-следственного мероприятия «Наблюдение».

Оценив собранные по делу и исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, суд, вопреки утверждениям осужденного Белевитина и защитника-адвоката Дуванской в жалобах, пришел к правильному выводу о том, что виновность осужденных в инкриминируемых им действиях по данному приговору является доказанной.

Утверждение авторов кассационного представления, о том, что суд необоснованно применил ст. 10 УК РФ, переквалифицировав содеянное осужденным Белевитиным дважды на п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, а осужденным Никитиным - дважды на ч. 5 ст. 33 и п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ), поскольку новый закон не улучшил положения осужденных, является ошибочным. Санкция ч. 5 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 4 мая 2011 г. № 97-ФЗ) является более мягкой, чем санкция ч. 4 ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ), поскольку при равных размерах наказания в виде лишения свободы (от 7 до 12 лет) содержит новый, более мягкий, чем лишение свободы, основной вид наказания - штраф.

Нельзя согласиться и с мнением государственных обвинителей о том, что назначенные осужденным наказания являются излишне мягкими, поскольку, как это видно из материалов дела, Белевитин и Никитин привлечены к уголовной ответственности впервые, до совершения преступных действий характеризовались положительно, страдают заболеваниями, имеют на иждивении несовершеннолетних и малолетних детей, Белевитин исполнял интернациональный долг в участвуя в боевых действиях, за что награжден государственными наградами, Никитин внес на счет государства денежные средства, незаконно полученные им при совершении преступлений, в содеянном раскаялся, его жена является инвалидом.

При таких данных следует признать, что суд дифференцированно, с учетом роли каждого из подсудимых в совершении преступных действий (Белевитин являлся исполнителем преступлений, а Никитин - лишь пособником) пришел к правильному выводу о назначении Белевитину наказания в виде лишения свободы на длительный срок с применением ст. 47, 48 УК РФ, а Никитину - в виде штрафа с применением ст. 47 УК РФ. При назначении же виновным наказаний в виде штрафа суд с учетом дат совершения ими преступлений и действия уголовного закона во времени положений ст. 46 УК РФ не нарушил.

Утверждение государственных обвинителей и представителя Министерства обороны Российской Федерации о том, что суд без должных оснований не признал причинение преступными действиями осужденных материального ущерба Министерству обороны РФ и на этом основании отказал в удовлетворении гражданского иска, а также дважды переквалифицировал содеянное Белевитиным с ч. 3 на ч. 1 ст. 285 УК РФ, не может быть признано соответствующим обстоятельствам, установленным в ходе судебного заседания.

Судом дан развернутый анализ и оценка всем доказательствам, касающимся разрешения исковых требований Министерства обороны РФ к подсудимым. При этом установлено, что доминирующим мотивом совершенных Белевитиным преступлений явилось его стремление получить от коммерческих структур денежные средства за его содействие им в заключении государственных контрактов с Минобороны России на поставку медицинского оборудования. Никитин же при этом являлся пособником. Каких-либо данных, бесспорно свидетельствующих как об осведомленности этих лиц в действительной цене закупленных томографов, так и о реальном наличии на рынке во время заключения контрактов других томографов, соответствующих необходимым техническим характеристикам, но меньшей стоимости, в суде не установлено. При таких данных окружной военный суд, дав надлежащую оценку экспертным заключениям по этому вопросу, показаниям свидетелей А М Д А и эксперта И обоснованно пришел к выводу об отсутствии при покупке томографов ущерба для Минобороны России и правомерно отказал в удовлетворении исковых требований.

В точном соответствии с требованиями закона суд, не усмотрев ущерба (тяжких последствий) в действиях Белевитина при злоупотреблении должностными полномочиями, правильно переквалифицировал два таких эпизода с ч. 3 нач.! ст. 285 УК РФ.

Мнение государственных обвинителей о том, что решение суда об оправдании Белевитина по ч. 1 ст. 222 УК РФ не основано на исследованных в судебном заседании доказательствах, является ошибочным, поскольку в судебном заседании достоверных данных, бесспорно свидетельствующих о непосредственном отношении Белевитина к хранению патронов калибра 5.6 мм кольцевого воспламенения, не установлено. Сам по себе факт вынесения следователем постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении его родственника, гражданина Я при указанных выше обстоятельствах, вопреки мнению государственных обвинителей, не может свидетельствовать о причастности к хранению патронов Белевитина. Каких- либо процессуальных оснований для безусловной дачи правовой оценки этому постановлению у суда не имелось.

При таких данных приговор Московского окружного военного суда в отношении Белевитина и Никитина является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Московского окружного военного суда от 25 июля 2012 года в отношении осужденных Белевитина А Б и Никитина А Э оставить без изменения, а кассационное представление государственных обвинителей Белоусова Е.И., Бойко О.В., кассационные жалобы осужденного Белевитина А.Б., его защитника-адвоката Дуванской Н.П. и представителя Министерства обороны РФ Шемета А.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 201-О12-10

УК РФ Статья 46. Штраф
УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона

Производство по делу

Загрузка
Наверх