Дело № 201-О13-2СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 марта 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалякин Алексей Семёнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 201-О13-2СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 5 марта 2013 г.

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Крупнова И.В.
судей Коронца А.Н.,Шалякина А. С.
при секретаре Абсалямове А.А.

с участием оправданного Густовского Э.И., его защитников-адвокатов Связе- ва А.В. и Котилогли В. А., государственного обвинителя-военного прокурора отдела военной прокуратуры Западного военного округа подполковника юсти­ ции Зеленко И.В. и старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко С И. рассмотрела в открытом судебном заседании уголов­ ное дело по кассационному представлению государственных обвинителей во­ енных прокуроров отдела военной прокуратуры Западного военного округа подполковников юстиции Крюкова Д.В. и Зеленко И.В. на приговор Московского окружного военного суда от 14 декаб­ ря 2012 г., согласно которому военнослужащий войсковой части капитан Густовский Э И ранее не суди­ мый, 2 на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в со­ ответствие с п.п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдан по обвинению в соверше­ нии преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ, и за ним признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шаля- кина А.С., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора, доводы кассационного представления, объяснения государственного обвинителя Зе­ ленко И.В. в обоснование доводов кассационного представления, выступления оправданного Густовского Э.И. и его защитников - адвокатов Связева А.В. и Котилогли В.А., возражавших против удовлетворения кассационного представ­ ления, и выступление прокурора Бойко С И ., поддержавшего доводы кассаци­ онного представления и полагавшего необходимым приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Органами предварительного следствия Густовский обвинялся в том, что 18 февраля 2012 г. в кафе « », расположенном в торгово- развлекательном комплексе по адресу: находясь под контролем сотрудников правоохранительных органов, передал взятку в виде денег в размере руб. представителю власти - оперупол­ номоченному отдела ФСБ России - войсковая часть Т за со­ вершение последним в пользу Густовского следующих действий: оказание по­ мощи в уклонении от ответственности за нарушения, которые могут быть вы­ явлены в ходе проверки возглавляемой Густовским службы ГСМ войсковой части , общее покровительство по службе, а также содействие в сокрытии в будущем служебных нарушений.

В кассационном представлении государственные обвинители просят от­ менить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательст­ во со стадии предварительного слушания в связи с нарушениями уголовно- процессуального закона.

По мнению государственных обвинителей, при рассмотрении данного уголовного дела не выполнены в полном объеме требования ч. 1 ст. 252, ч. 2 ст. 297 и ч. 7 ст. 335 УПК РФ, в силу которых председательствующий должен обеспечить проведение судебного разбирательства только в пределах предъяв­ ленного подсудимому обвинения, исследование в присутствии присяжных за-3 седателей только тех фактических обстоятельств уголовного дела, доказанность которых устанавливается ими в соответствии полномочиями, предусмотренны­ ми ст. 334 УПК РФ, своевременно реагировать на нарушения порядка в судеб­ ном заседании участниками процесса, принимать к ним меры воздействия, пре­ дусмотренные статьей 258 УПК РФ.

Авторы кассационного представления утверждают, что стороной защиты систематически нарушались положения уголовно-процессуального закона, до сведения присяжных заседателей доводились сведения, не подлежащие иссле­ дованию с их участием. Кроме того, названными лицами у присяжных заседа­ телей формировалась негативная оценка деятельности правоохранительных ор­ ганов по выявлению, пресечению и предупреждению преступной деятельности.

Внимание присяжных заседателей уводилось от установления фактических об­ стоятельств дела в сторону исследования второстепенных фактов, в частности, употребления спиртного и нецензурной лексики свидетелем обвинения опер­ уполномоченным ФСБ России Т С целью компрометации доказательств обвинения их мнимая несостоятельность подчеркивалась вопросами об уровне образования свидетелей обвинения, их самостоятельности при проведении ре­ визионных мероприятий, утверждалось о наличии в них противоречий, задава­ лись вопросы, содержащие негативную оценку поведения свидетелей. Защит­ никами Густовского в присутствии присяжных заседателей неоднократно до­ пускались высказывания, содержащие сомнения в компетентности эксперта, указывалось на оглашение документов не в полном объеме и наличие в деле иных доказательств, ставились вопросы процессуального характера, а также характеризующие личность подсудимого.

Адвокат Котилогли голословно и безосновательно утверждал, что сторо­ ну защиты ограничивают в представлении доказательств, ее ходатайства не удовлетворяют, чем нарушается принцип состязательности.

Оценивая выводы ревизии, защитник Густовского сослался на показания свидетеля М которые с участием присяжных заседателей не исследова­ лись.

Заканчивая свое выступление, адвокат Котилогли подчеркнул крайне не­ гативную оценку деятельности правоохранительной системы Российской Фе­ дерации, указав, что «они огородились клетками железными и к ним нельзя по­ дойти, нельзя достучаться, нельзя написать заявление...». Предпринимавшиеся судом меры положительных результатов не дали.

Перечисленными выше действиями стороны защиты многократно, систе­ матически оказывалось воздействие на присяжных заседателей, которое спо­ собно было вызвать у них предубеждение, отрицательно повлиять на их бес­ пристрастность и формирование мнения по делу.

В заключение кассационного представления государственные обвинители утверждают, что несоблюдение судом процедуры уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей позволило стороне защиты фактически подменить предмет судебного разбирательства, вызвать предубеждение при­ сяжных в отношении правоохранительных органов, породить сомнения в прав-4 дивости и объективности доказательств обвинения, что повлияло на постанов­ ление законного, обоснованного и справедливого вердикта коллегии присяж­ ных заседателей и приговора суда.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представле­ ния, Военная коллегия не находит оснований для отмены приговора окружного военного суда.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, поста­ новленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких на­ рушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право проку­ рора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств ли­ бо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями во­ просов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении данного дела не допущено.

Судебное следствие проведено председательствующим судьей с соблю­ дением требований уголовно-процессуального закона, регулирующего произ­ водство в суде с участием присяжных заседателей.

Дело рассмотрено законным составом коллегии присяжных заседателей, которая была сформирована с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Какие-либо данные, свидетельствующие о незаконном воздействии на присяжных заседателей заинтересованными в исходе дела лицами, в материа­ лах дела отсутствуют.

Оснований полагать, что право стороны обвинения на представление до­ казательств каким-либо образом было нарушено, не имеется. Отвечающие тре­ бованиям допустимости и относимости доказательства исследованы в судебном заседании в полном объеме. Не содержится соответствующих доводов и в кас­ сационном представлении.

Что касается выступления адвоката Котилогли в начале судебного след­ ствия, в ходе которого он заявил, что «это дело не заслуживает внимания, но оно названо преступлением», то в нем лишь высказана позиция стороны защи­ ты о невиновности Густовского в совершении преступления (т. 9 л.д. 54).

На вопросы защитников Густовского, связанные с нормативным регули­ рованием действий сотрудников правоохранительных органов, а также не отно­ сящиеся к обстоятельствам дела, и их заявления относительно объема пред­ ставляемых государственными обвинителями доказательств председательст­ вующий своевременно реагировал, прерывая адвокатов и разъясняя присяжным заседателям о недопустимости их учета при вынесении вердикта (т. 9 л.д. 61-65, 83,92,146).

Аналогичным образом председательствующий реагировал и на вопросы свидетелю Т относительно служебной характеристики Густовского, а также его заявления относительно профессиональных качеств эксперта, про­ водившего дактилоскопическую экспертизу (т. 9 л.д. 154, 189). 5 Приведенное в кассационном представлении высказывание адвоката Ко­ тилогли о нарушении принципа состязательности процесса имело место в от­ сутствие присяжных заседателей при разрешении процессуального вопроса (д.9 л.д. 156-157).

Из протокола судебного заседания следует, что защитники Густовского, выступая в прениях, не затрагивали вопросы допустимости доказательств, а лишь оценивали их с точки зрения достоверности и достаточности для призна­ ния или непризнания подсудимого виновным в инкриминируемом ему деянии.

В напутственном слове председательствующий акцентировал внимание присяжных заседателей на том, что высказывания сторон либо допрошенных по делу лиц по поводу информации, не относящейся к фактическим обстоя­ тельствам дела, личности подсудимого, снятые вопросы, а также различные вы­ сказывания и суждения сторон, допущенные в ходе исследования доказательств по делу, на что обращалось внимание в ходе судебного разбирательства, не должны приниматься во внимание и учитываться при вынесении вердикта.

Также председательствующий в достаточном объеме напомнил присяж­ ным заседателям об исследованных в суде доказательствах.

Требования закона о недопустимости постановки вопросов, требующих от присяжных заседателей собственно юридической оценки при вынесении вердикта, соблюдены.

Противоречий в ответах вопросного листа не имеется, приговор соответ­ ствует вердикту присяжных заседателей.

На основании изложенного Военная коллегия находит, что в ходе судеб­ ного заседания в целом не допущено нарушений уголовно-процессуального за­ кона, влекущих отмену приговора, поскольку стороны не допустили такого воздействия на присяжных заседателей, которое могло бы вызвать предубежде­ ние относительно позиций сторон, а допускаемые отклонения в соблюдении особенностей судопроизводства своевременно исправлялись председательст­ вующим по делу.

Таким образом, доводы кассационного представления о наличии основа­ ний для отмены оправдательного приговора не нашли своего подтверждения.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Московского окружного военного суда от 14 декабря 2012 г., постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседате­ лей, в отношении Густовского Э И оставить без изменения, а кассационное представление государственных обвинителей военных прокуро-6 ров отдела военной прокуратуры Западного военного округа подполковников юстиции Крюкова Д.В. и Зеленко И.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 201-О13-2СП

УК РФ Статья 291. Дача взятки
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх