Дело № 203-О11-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 мая 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалякин Алексей Семёнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №203-О11-2

от 26 мая 2011 года

 

при секретаре Абсалямове A.A.., с участием старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Порывкина A.B., осужденного Лекомцева Д.Г., его защитника - адвоката Астапова К.Г., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного и его защитника - адвоката Шабунина СЛ. на приговор Приволжского окружного военного суда от 10 февраля 2011 г., согласно которому курсант [скрыто]

осужден к лишению свободы:

- по пп. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 17 лет;

- по ч. 1 ст. 338 УК РФ на 4 года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершённых преступлений окончательное наказание Лекомцеву определено путём частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы сроком на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кроме того, суд частично удовлетворил гражданский иск [скрыто] о компенсации морального вреда, взыскав в её пользу с Лекомцева! [скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шалякина A.C., объяснения осужденного Лекомцева и его защитника - адвоката Астапова К.Г. в обоснование доводов кассационных жалоб, выступление старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Порывкина A.B., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, Военная коллегия

 

установила:

 

Лекомцев признан виновным в дезертирстве, а также в убийстве [скрыто] и совершённом с целью скрыть это преступление убийстве [скрыто]

Как указано в приговоре, преступления совершены им при следующих обстоятельствах.

3 апреля 2006 г. около 7 часов, Лекомцев находясь на кухне в квартире [скрыто]

[скрыто] на почве личных неприязненных отношений в результате возникшей ссоры, желая причинить смерть командиру отделения сержанту [скрыто] за то, что тот требовал у него деньги для приобретения су-

вениров преподавателям военного института и успешной сдачи выпускных государственных экзаменов, умышленно нанёс ему кухонным ножом 2 удара в область спины и 4 удара в область груди и живота, а после того, как [скрыто] обхватил Лекомцева руками за туловище и попытался повалить на пол, нанёс ему ещё 8 ударов этим же ножом в спину.

В результате указанных действий Лекомцева С [скрыто] были причинены несо-

вместимые с жизнью телесные повреждения в виде 14 колото-резаных ранений тела с повреждением диафрагмы, левого лёгкого, желудочно-ободочной связки, брыжейки поперечно-ободочной кишки, печени, тонкой кишки, брыжейки тонкой кишки и мягких тканей, сопровождающиеся развитием массивной кровопотери, которые расцениваются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшие смерть [скрыто] на месте происшествия.

В этот момент, увидев в дверях кухни хозяйку квартиры гражданку [скрыто]

[скрыто], полагая, что она может заявить о случившемся в правоохранительные органы, желая скрыть свою причастность к убийству [скрыто] Лекомцев решил лишить её жизни. С этой целью он подошёл к Гщ [скрыто] и умышленно нанёс ей 3 удара ножом в область грудной клетки спереди и удар ножом в живот, причинив тем самым несовместимые с жизнью телесные повреждения в виде 2 колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением сердца, непроникающего колото-резаного ранения груди и проникающего колото-резаного ранения живота с повреждением тонкой кишки. От этих повреждений, которые являются тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, наступила смерть [скрыто].

Понимая, что С ТиГЯ [скрыто] мертвы, поскольку они не подавали признаков жизни, Лекомцев смыл с рук и ножа следы крови, переоделся в гражданскую одежду, выбросил орудие преступления - нож в мусоропровод дома и оставил место происшествия.

Опасаясь задержания и уголовной ответственности за содеянное, Лекомцев с целью вовсе уклониться от прохождения военной службы 3 апреля 2006 г. на учёбу в военный институт не явился, стал скрываться, менять места жительства, выезжая

за предель: [скрыто] края, устраивался на различные работы, жил под

другой фамилией, время проводил по своему усмотрению. 5 июля 2010 г. сотрудниками милиции он был задержаг [скрыто].

В кассационной жалобе осужденный Лекомцев, не оспаривая квалификацию его действий по ч. 1 ст. 338 УК РФ, считает приговор чрезмерно суровым, необоснованным, просит его отменить и направить дело на новое рассмотрение.

По мнению осужденного, убийство [скрыто] он совершил при превышении пределов необходимой обороны, опасаясь за свою жизнь.

Лекомцев утверждает, что в момент нанесения ударов ножом [скрыто] и [скрыто]

[скрыто] он не осознавал фактический характер своих действий и не мог дать им оценку. Осужденный полагает, что данное «психо-эмоциональное» состояние могло у него возникнуть по причине получения им ранее, во время производственной практики, травмы головы.

Что касается показаний, данных в ходе следственного эксперимента, то они, по утверждению осужденного, основаны на заключении судебно-медицинской экспертизы трупа [скрыто] а он не помнит, каким образом наносил ей удары ножом.

Лекомцев и его защитник считают, что суд при назначении наказания не принял во внимание такие смягчающие обстоятельства как явка с повинной, раскаяние в содеянном, сотрудничество с органами предварительного следствия, а также не учёл нахождение у осужденного на иждивении малолетней дочери и выданные ему положительные характеристики.

Кроме того, адвокат Шабунин в кассационной жалобе полагает, что действия осужденного совершённые в отношении [скрыто] необходимо переквалифициро-

вать на ч. 1 ст. 109 УК РФ. В свою очередь действия его подзащитного в отношении [скрыто] должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ, так как она после

получения ножевых ранений могла совершать активные действия, что подтверждено показаниями самого осужденного и заключениями судебно-медицинских экспертиз, а доказательств, свидетельствующих о сокрытии Лекомцевым другого преступления, не имеется.

В возражениях государственного обвинителя указывается на необоснованность доводов кассационных жалоб и отсутствие оснований для отмены и изменения приговора.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод о виновности Лекомцева в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд сделал в результате всестороннего и полного исследования собранных по делу доказательств, а также точного выполнения требований закона об осуществлении правосудия на основе состязательности сторон. При этом, как видно из протокола судебного заседания, проверялись все заявления и версии в защиту осужденного и им в приговоре дана надлежащая оценка.

Из материалов дела усматривается, что показания Лекомцева, данные в ходе предварительного следствия, об обстоятельствах совершения им убийства [скрыто] и [скрыто] подтверждены протоколом проверки его показаний на месте; заклю-

чениями эксперта-гистолога, судебно-медицинских и криминалистических экспер-

тиз; протоколами осмотра места происшествия, не противоречат показаниям свидетелей обвинения, а также другим доказательствам, в том числе и вещественным, исследованным в судебном заседании.

Все эти доказательства согласуются между собой по фактическим обстоятельствам, не содержат существенных противоречий, а по основным вопросам совпадают в деталях, в связи с чем, как не вызывающие сомнений в своей достоверности, правильно взяты судом за основу при постановлении приговора.

Из протокола судебного заседания усматривается, что Лекомцев, поясняя обстоятельства нанесения им ударов ножом в спину [скрыто] заявил об отсутствии какой-либо угрозы со стороны последнего (т. 5, л.д. 152). Оценив эти показания в совокупности с другими собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами, суд обоснованно отверг версию стороны защиты о совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны.

Оснований для квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 109 и по ч. 4 ст. 111 УК РФ, на чём настаивает адвокат Шабунин, у суда также не имелось.

Принимая решение о наличии у Лекомцева умысла на лишение жизни [скрыто] и [скрыто], суд оценил все обстоятельства содеянного, в том числе орудие пре-

ступления - нож, количество нанесённых ударов, их интенсивность и направленность в жизненно важные органы, а также последующие его действия, связанные с уничтожением следов, избавлением от орудия преступления и лишением пострадавших возможности получить помощь. Данные обстоятельства, безусловно, свидетельствуют о том, что Лекомцев осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления смерти этих лиц и желал этого.

К тому же, в судебном заседании отвечая на вопрос о причине нанесения ударов ножом [скрыто], Лекомцев пояснил, что сделал это с целью скрыть преступление (т. 5, л.д. 154). Указанное полностью согласуется не только с показаниями самого осужденного на предварительном следствии, но и с показаниями об этом сотрудника милиции свидетеля [скрыто] в судебном заседания (т. 5, л.д. 83). Учитывая данные обстоятельства, суд обоснованно пришёл к выводу о совершении Ле-комцевым убийства [скрыто] с целью скрыть совершённое им ранее убийство [скрыто]. Что касается изменённых осужденным в этой части показаний (в ходе дальнейшего судебного следствия - т. 5, л.д. 157), то они, как недостоверные, направленные на уменьшение ответственности за содеянное, судом отвергнуты с приведением убедительных мотивов в приговоре.

Утверждение Лекомцева о том, что в момент совершения преступления он не осознавал фактический характер своих действий и не мог дать им оценку, в судебном заседании подтверждения не нашло.

Как следует из заключения стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы Лекомцев в период инкриминируемых ему деяний мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Это заключение исследовано в судебном заседании и содержащиеся в нём выводы подтверждены самим осужденным (т. 5, л.д. 109). Что касается ссылки на полученную им до рассматриваемых событий травму, то данное обстоятельство было известно экспертам при проведении указанных исследований. Выводы экспертов не содержат противоречий и каких-либо сведений, вызывающих сомнения в обоснованности этого

заключения, в материалах дела не имеется, не приведены таковые и в кассационных жалобах.

Из приговора видно, что наказание осужденному назначено с учётом общественной опасности содеянного и данных о личности. При этом судом приняты во внимание смягчающие наказание обстоятельства, в том числе и те, на которые он и защитник ссылаются в кассационных жалобах.

Доводы жалоб о необходимости снижения наказания в связи с явкой с повинной являются необоснованными.

Согласно ч. 1 ст. 142 УПК РФ явкой с повинной признаётся добровольное сообщение лица о совершённом им преступлении. Из этого следует, что явка с повинной имеет место только в случае, если она сделана по собственной инициативе и до того момента, когда правоохранительным органам стало известно о совершении этим лицом преступления.

По делу установлено, что Лекомцев 5 июля 2010 г. задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ. В этот же день он допрошен в качестве подозреваемого (т. 2, л.д. 37, 40-44). 7 июля 2010 г. ему предъявлено обвинение в совершении указанного преступления и в соответствии с постановлением суда избрана мера пресечения в виде заключения под стражу (т. 2. л.д. 48-49, 54).

При таких обстоятельствах следует признать, что содержащийся в материалах дела протокол явки с повинной от 20 июля 2010 г., обоснованно не признан судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Каких-либо исключительных обстоятельств, с которыми закон связывает возможность назначения более мягких наказаний, чем предусмотрено ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 338 УК РФ, суд не установил, поэтому обоснованно указал в приговоре об отсутствии оснований для применения к осужденному положений ст. 64 УК РФ.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

Приговор Приволжского окружного военного суда от 10 февраля 2011 г. в отношении Лекомцева [скрыто] оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника - адвоката Шабунина СЛ. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Статьи законов по Делу № 203-О11-2

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 338. Дезертирство
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх