Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 203-О12-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 декабря 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалякин Алексей Семёнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №203-О12-2

от 11 декабря 2012 года

 

судей Жудро К.С.,

при секретаре Балакиревой H.A.

с участием старшего военного прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., потерпевшего [скрыто] оправданного Олькина В.И. и его защитников - адвокатов Белоковыльского М.С. и Рыловой Е.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя военного прокурора отдела военной прокуратуры Центрального военного округа подполковника юстиции Касьянова А.Н., а также кассационной жалобе потерпевшего [скрыто] на приговор Приволжского окружного военного

суда от 6 июня 2012 года, которым военнослужащий войсковой части 15566 капитан

Олькин [скрыто]

ранее не судимый,

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного чч. 3, 4, 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шалякина A.C., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора, доводы кассационного представления и дополнений к нему государственного обвинителя, а также кассационной жалобы потерпевшего, выступления военного прокурора отдела управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., потерпевшего [скрыто] поддержавших доводы

кассационных представления и жалобы, оправданного Олькина В.И. и его защитников - адвокатов Белоковыльского М.С. и Рыловой Е.Г., возражавших против этих доводов и просивших оставить приговор без изменения, Военная коллегия

 

установила :

 

Согласно обвинительному заключению Олькин В.И. с 27 января по

5 февраля 2011 года в городе [скрыто] области, действуя из корыстных побуждений, подстрекая другое лицо к совершению преступления и пособничая в этом, организовал убийство по найму своей супруги [скрыто] которое исполнено другим лицом между 00 и 1 часами 5 февраля 2011 года в городе [скрыто]

Органами предварительного следствия указанные действия квалифицированы по чч. 3, 4, 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, как подстрекательство, пособничество и организация убийства по найму.

Вердиктом присяжных заседателей Олькин В.И. признан невиновным в совершении указанного преступления и на основании п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ оправдан судом по предъявленному ему обвинению на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

В кассационном представлении и дополнении к нему государственным обвинителем, а также в кассационной жалобе потерпевшим ставится вопрос

06 отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли на исход дела.

В обоснование этого они приводят следующие доводы.

По утверждению государственного обвинителя вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, исключали возможность утвердительного ответа на них и не предусматривали возможность ответа на каждый из трех основных вопросов, предусмотренных ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

С целью исключения непонятных присяжным заседателям формулировок вопросов председательствующий обязан был поставить их по каждому из признаков состава преступления, предусмотренного чч. 3, 4, 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вопрос № 1 не содержит данных о причастности какого-либо иного лица к уговорам и подкупу [скрыто] с целью склонения последнего к

совершению убийства.

Указанный вопрос не должен содержать данных о сумме денежного вознаграждения за убийство -1 [скрыто] рублей, поскольку она ассоциируется лишь с личностью Олькина В.И.

Также, по мнению автора кассационного представления, вопрос № 2 в нарушение требований уголовно-процессуального закона расширен и содержит ссылку на дополнительные обстоятельства, не указанные в первом вопросе.

Вопрос № 4 также не содержит упоминания о том, что фотография [скрыто] а также сведения о марке ее автомобиля, месте парковки и

работы переданы [скрыто] другим лицом.

Вопрос об организации Олькиным В.И. убийства мог быть поставлен перед присяжными заседателями лишь после вопросов о имевшем место подстрекательстве и пособничестве в совершении преступления.

Вопросы №№ 7 и 8 излишние, поскольку органами предварительного следствия не вменялось Олькину В.И. руководство действиями [скрыто] по наблюдению за [скрыто]

Вопросы №№ 10 и 11 в нарушение требований ч. 1 ст. 338 УПК РФ содержат сведения о недоказанном и опровергнутом [скрыто] факте,

что, предлагая ему свой план лишения [скрыто] жизни, иное лицо

рассказывало о приобретении сим-карты для ее вызова.

Вопрос № 16 предлагает присяжным заседателям дать ответ о доказанности или недоказанности вины [скрыто] в совершении убийства,

в то время как данный вопрос предметом судебного разбирательства по данному делу не являлся.

Замечания государственного обвинителя по содержанию и порядку постановки вопросов перед присяжными заседателями не учтены.

Заключения судебных психофизиологических экспертиз необоснованно признаны недопустимыми доказательствами, поскольку ознакомление обвиняемого с постановлением о назначении экспертизы после ее производства не может признаваться судом как безусловное основание для признания заключения эксперта недопустимым доказательством.

По мнению государственного обвинителя, судом допущены нарушения требований ст. 15 и ч. 3 ст. 248 УПК РФ, которые заключались в том, что 21 мая 2012 года судом удовлетворено ходатайство стороны защиты о

допросе явившегося в суд свидетеля К однако в зал судебного

заседания был приглашен свидетель [скрыто] о вызове и допросе

которого стороны не ходатайствовали. Не выяснив с чьей стороны свидетель и не представив сторонам право допросить его, судья по собственной инициативе начал допрос.

Государственный обвинитель обращает также внимание суда кассационной инстанции на заявление потерпевшего [скрыто] в

военную прокуратуру, связанное с возможным нарушением присяжными заседателями в ходе судебного разбирательства требований ч. 2 ст. 333 УПК РФ.

При этом государственный обвинитель, ссылаясь на ответ начальника

отдела ГУ МВД России по [скрыто] области, указывает, что в сети

«Интернет» присяжным заседателем [скрыто] 5 марта 2012 года

создана группа под названием [скрыто], в которую вошли 9 присяжных

заседателей, участвующих в рассмотрении уголовного дела в отношении О

31 марта 2012 года участники группы - присяжные заседатели

[скрыто] и [скрыто] в нарушение п. 2 ч. 2 ст. 333 УПК РФ

высказывали свое мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта, что является недопустимым.

Потерпевший в своей жалобе указывает, что вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, сложны для восприятия и понимания людьми, не имеющими юридического образования, и могли быть неправильно ими истолкованы.

В напутственном слове председательствующий надлежащим образом не напомнил присяжным заседателям о показаниях свидетеля [скрыто] которые подтверждали наличие у Олькина В.И. корыстного мотива убийства.

Также автор жалобы ссылается на наличие в сети «Интернет» сведений об обсуждении присяжными заседателями вопросов, связанных с судебным производством по данному делу, а также на свою переписку с одним из них, имевшую место после провозглашения вердикта, в которой содержится указание на то, что часть присяжных заседателей не поняла поставленных перед ними вопросов.

По мнению потерпевшего [скрыто] сам факт создания

присяжными заседателями форума в социальной сети противоречит требованиям ст. 333 УПК РФ и ставит под сомнение принципы беспристрастности и объективности, которыми должны руководствоваться присяжные заседатели при принятии решения, а также свидетельствует о тенденциозности состава коллегии.

В возражениях на кассационные представление и жалобу оправданный Олькин В.И. и его защитник - адвокат Белоковыльский М.С. просят об оставлении приговора без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы кассационных представления, жалобы и возражений, Военная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего или его представителя при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на

представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Такие нарушения уголовно-процессуального закона, о чем обоснованно указано в кассационных представлении и жалобе, были допущены при рассмотрении данного дела.

Как следует из предъявленного Олькину В .И. обвинения, последний с 27 января по 5 февраля 2011 года в городе [скрыто] области,

действуя из корыстных побуждений, подстрекая другое лицо к совершению преступления и пособничая в этом, организовал убийство по найму своей

супруги О которое исполнено иным лицом между 00 и 1 часами

5 февраля 2011 года в городе [скрыто]

В судебном заседании государственные обвинители в полном объеме поддержали предъявленное Олькину В.И. обвинение.

Однако изложенные обстоятельства, связанные с существом обвинения, которые имели значение для данного уголовного дела, председательствующим судьей оставлены без внимания и не нашли отражения в поставленных перед присяжными заседателями вопросах.

Так, вопрос № 1 сформулирован следующим образом: «Доказано ли, что 27 января 2011 г. в квартире № Ддома № [скрыто] по улице [скрыто] в

городе [скрыто] области [скрыто] путем уговоров и подкупа

согласился лишить жизни [скрыто] за денежное вознаграждение в

размере [скрыто] рублей?»

Данный вопрос, о чем обоснованно указывается в кассационном представлении, носит неопределенный характер, поскольку не содержит ссылки на иное лицо, как участника данного события, и его формулировка не может быть признана соответствующей требованиям ст. 338, 339 УПК РФ.

Следует также согласиться с доводами кассационного представления о том, что постановка в вопросном листе перед присяжными заседателями некорректных, громоздких и не имеющих отношения к инкриминируемому Олькину В.И. деянию вопросов в конечном итоге повлияла на их ответы.

Согласно пп. 2-5 ч. 2 ст. 333 УПК РФ присяжные заседатели не вправе высказывать свое мнение по рассматриваемому уголовному делу до обсуждения вопросов при вынесении вердикта; общаться с лицами, не входящими в состав суда, по поводу обстоятельств рассматриваемого уголовного дела; собирать сведения по уголовному делу вне судебного заседания; нарушать тайну совещания и голосования присяжных заседателей по поставленным перед ними вопросам.

В то же время в представленных материалах содержатся сведения, согласно которым в социальной сети «Интернет» на сайте

[скрыто] в период судебного разбирательства создана группа [скрыто], объединяющая присяжных заседателей по данному делу.

Согласно имеющимся в ней сведениям присяжные заседатели вне судебного заседания обсуждали вопросы, связанные с рассмотрением

данного дела, что ставит под сомнение соблюдение ими требований указанного уголовно-процессуального закона.

В соответствии со ст. 334, 335 УПК РФ в ходе судебного разбирательства присяжные заседатели разрешают только вопросы, связанные с установлением фактических обстоятельств преступления, доказанности совершения этого преступления подсудимым и его виновности в совершении этого преступления. Вопросы, касающиеся материального и процессуального права, являются исключительной компетенцией председательствующего судьи.

Требования данного уголовно-процессуального закона стороной защиты были нарушены, что повлияло на ответы присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Так, защитник - адвокат подсудимого в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей обсуждал вопросы, не подлежащие доведению до сведения присяжных заседателей, связанные с допустимостью доказательств, а также способные вызвать у них предубеждение к качеству работы предварительного следствия и государственного обвинения, отрицательно повлиять на их беспристрастность и формирование мнения по делу.

В частности, в ходе прений сторон защитник Олькина В.И. указал, что «органы следствия вместо тщательной проверки показаний [скрыто] исследования роли в этом его брата [скрыто] предпочли

некритически отнестись к показаниям [скрыто] и [скрыто] положив их в основу вывода о виновности Олькина как организатора, подстрекателя и пособника убийства».

Подсудимый Олькин В.И. в своем последнем слове указал, что [скрыто] во-первых, выгораживает себя, он сам признался, что заключил

договор с прокурором, что даст показания против меня, тем самым получит минимальное наказание. Получил, я бы сказал, смешное наказание для такого изуверства».

На недопустимость учета при вынесении вердикта присяжными заседателями слов Олькина В.И. о досудебном соглашении [скрыто] М-1.

председательствующий указал лишь на следующий день 30 мая 2012 года, то есть своевременно не отреагировал.

Исходя из изложенного, Военная коллегия считает, что совокупность приведенных нарушений уголовно-процессуального закона повлияла на содержание ответов на поставленные перед присяжными заседателями вопросы, в связи с чем в соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство, поскольку без устранения указанных выше нарушений требований уголовно-процессуального закона решить вопрос о законности и обоснованности оправдания Олькина В.И. по обвинению в

совершении преступления, предусмотренного чч. 3, 4, 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, не представляется возможным.

Что касается иных доводов кассационных представления и жалобы, то они должны быть учтены при новом рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции.

Руководствуясь п. 3 ч. 1 ст. 378, п. 2 ч. 1 ст. 379, ч. 2 ст. 385 и ст. 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

Статьи законов по Делу № 203-О12-2

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 248. Участие защитника
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 333. Права присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям

Производство по делу

Загрузка
Наверх