Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 205-О11-6

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 июля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалякин Алексей Семёнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 205-О11-6

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 июля 2011 г.

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шалякина А.С.,
судей Королёва Л.А. и Соловьёва А.И.,
при секретаре Абсалямове А.А.,

рассмотрела в от­ крытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Текеева А.С. на приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 1 апреля 2011 г., согласно которому бывший ко­ мандир войсковой части полковник Джеентаев М Т - ра­ нее не судимый, осужден к штрафу: - по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ в размере 350 000 рублей с лишением на ос­ новании ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности в Вооружённых Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций, на срок 1 год 6 месяцев; - по ч. 3 ст. 159 УК РФ в размере 100 000 рублей с лишением на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности в Вооружённых Силах Российской Фе­ дерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, связанные с выполнением организационно-распорядительных функций, на срок 1 год. 2 В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности совершённых престу­ плений окончательное наказание Джеентаеву определено путём частичного сложения назначенных наказаний в виде штрафа в размере 400 000 рублей с лишением права занимать должности в Вооружённых Силах Российской Феде­ рации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, свя­ занные с выполнением организационно-распорядительных функций, на срок 2 года.

Кроме того, суд удовлетворил гражданский иск командующего Южного военного округа о возмещении материального ущерба, причинённого осужден­ ным Федеральному бюджетному учреждению - войсковая часть , взыскав в её пользу с Джеентаева рублей копейки.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Шаля- кина А.С., выступление старшего военного прокурора управления Главной во­ енной прокуратуры Порывкина А.В., поддержавшего доводы кассационного представления и полагавшего приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение, Военная коллегия

установила:

Джеентаев признан виновным в покушении на хищение чужого имущества путём обмана с использованием своего служебного положения, а также в со­ вершении хищения чужого имущества путём обмана с использованием своего служебного положения.

Как указано в приговоре, эти преступления совершены им при следующих обстоятельствах.

В марте 2010 г. Джеентаев, являясь командиром войсковой части с целью личного обогащения, желая завладеть денежными средствами, преду­ смотренными для выплаты заработной платы по вакантной должности библио­ текаря, решил фиктивно принять на работу по этой должности мать своей суп­ руги - гражданку Г постоянно проживающую в Республике а начисляемые ей деньги обращать в свою пользу.

С этой целью Джеентаев в период с марта по июнь 2010 г. посредством подчинённых ему и не посвященных в его планы сотрудников К , Ш и Н (в отношении которых отказано в возбуждении уго­ ловного дела за отсутствием в деянии состава преступления) обеспечил доку­ ментальное оформление приёма Г на работу, включение сведений о ней в табели учёта использования рабочего времени, а также максимальное увеличение размера начисляемых ей денежных средств, получение и передачу ему этих денег.

По его указанию К подготовила соответствующий трудовой до­ говор и составила вместо Г заявление о приёме на работу, которые от имени последней подписала, а затем трижды в кассе воинской части получала начисленные Г денежные средства и передавала их Джеентаеву. Кас­ сир Ш , исполняя указание осужденного, выдавала эти деньги К не уполномоченной в установленном порядке на их получение. 3 В свою очередь Н также по указанию Джеентаева организовал вклю­ чение Г в табели учёта использования рабочего времени и в рапорты на выплату работникам премий и стимулирующих надбавок.

Непосредственно Джеентаев, пользуясь предоставленными ему по долж­ ности организационно-распорядительными полномочиями, подписал заклю­ ченный с Г трудовой договор от 22 марта 2010 г., а также приказы о приёме её на работу и выплате ей премий и стимулирующей надбавки. Кроме того, им были выполнены визы «в приказ» и подписи на составленном от имени Г заявлении, на рапортах о выплате, в том числе и ей, указанных пре­ мий и надбавки, подписаны расчётно-платёжные ведомости на выплату, в том числе и Г , заработной платы за март, апрель и май 2010 г.

Таким образом, Джеентаев, достоверно зная о невыполнении фиктивно принятой им на работу Г каких-либо трудовых обязанностей в войско­ вой части завладел принадлежащими этому Федеральному бюджетному учреждению денежными средствами на общую сумму рублей копей­ ки, которыми распорядился по своему усмотрению. Эти действия осужденного суд квалифицировал по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Кроме того, в мае 2010 г. Джеентаев, являясь по занимаемой должности органом дознания, с целью личного обогащения решил создать у своего подчи­ нённого Б - заместителя командира войсковой части по тылу - начальника тыла, впечатление о том, что он располагает доказательствами уча­ стия Б в хищениях продуктов и предложить ему заплатить за сокры­ тие этой информации.

Однако в действительности Джеентаев не обладал достоверными данными, свидетельствующими о совершаемых в войсковой части хищениях про­ довольствия и причастности к ним Б а также не имел оснований для проведения в отношении последнего проверки в порядке реализации полномо­ чий органа дознания или для обращения по этому поводу в иные правоохрани­ тельные органы, чего делать и не намеревался.

Реализуя задуманное, Джеентаев потребовал от Б передать ему рублей, утверждая при этом о наличии в его распоряжении доказа­ тельств, противоправной деятельности последнего.

В последующем, создавая видимость сбора материалов в отношении сво­ его заместителя по тылу, Джеентаев принудил начальника столовой Э дать письменные объяснения о нарушениях, якобы имеющихся в воинской час­ ти по линии продовольственного обеспечения. Также отобрал объяснения о не­ полной выдаче продуктов у повара К и попытался отобрать подобные объяснения у начальника продовольственной службы М о чём стало известно потерпевшему.

Б , будучи уверенным в отсутствии каких-либо компрометирую­ щих его материалов и не желая передавать Джеентаеву свои денежные средст­ ва, 8 июня 2010 г. обратился с заявлением о готовящемся преступлении в орга­ ны ФСБ РФ. 4 Для проведения 9 июня 2010 года оперативно-розыскных мероприятий со­ трудники ФСБ РФ обеспечили его специальной аудио и видеозаписывающей аппаратурой, а также в два этапа пометили специальным химическим составом предназначенные для передачи Джеентаеву деньги в суммах и рублей.

Около 14 часов Б прибыл в кабинет Джеентаева, имея при себе первую из указанных выше сумм, однако осужденный принять её отказался и установил срок передачи всей оговорённой ранее суммы - 18 часов того же дня.

Около 18 часов 40 минут 9 июня 2010 г. Б вторично прибыл в кабинет Джеентаева, где по требованию последнего передал ему конверт с по­ меченными специальным химическим составом денежными купюрами на об­ щую сумму рублей. Однако, поскольку их передача происходила под контролем правоохранительных органов, распорядиться похищенным Джеента­ ев не успел, через некоторое время он был задержан, а полученные им деньги - изъяты. Содеянное Джеентаевым по данному эпизоду судом переквалифици­ ровано с ч. 3 ст.30 и пп. «в», «г» ч. 4 ст.290 УК РФ на ч. 3 ст.30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель Текеев А.С. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное раз­ бирательство.

В обоснование этого указывается, что выводы суда, изложенные в приго­ воре в части переквалификация действий Джеентаева, необоснованны, по­ скольку не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а на­ значенные за совершённые преступления наказания являются несправедливыми вследствие чрезмерной мягкости.

Государственный обвинитель утверждает, что Джеентаев обладал доста­ точными материалами для привлечения Б к уголовной ответственно­ сти, поскольку ещё 20 мая 2010 г. узнал от З (заведующего продо­ вольственным складом) о совершаемых хищениях и наличии большой недоста­ чи продуктов на складе, что было подтверждено проведённой 22 мая того же года комиссионной проверкой и отражено в соответствующем акте снятия ос­ татков на продовольственном складе войсковой части В свою очередь Б 28 мая сам заявил Джеентаеву о хищениях продовольствия и пред­ ставил письменный расчёт объёмов похищенного.

При указанных обстоятельствах, по мнению автора кассационного пред­ ставления, неверными являются выводы суда о том, что наличие устных сооб­ щений З и М объяснений Э и К а также со­ ставленного Б расчёта денежной суммы, якобы вырученной им в ре­ зультате хищений, не давали Джеентаеву оснований для подозрений потерпев­ шего в противоправной деятельности.

Кроме того, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном засе­ дании Джеентаев последовательно утверждал о достаточности имевшихся у не­ го материалов для привлечения Б к уголовной ответственности. 5 В связи с этим государственный обвинитель полагает, что переквалифика­ ция действий осужденного с ч. 3 ст. 30 и пп. «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ является необоснованной.

В кассационном представлении выражается несогласие и с видами основ­ ных наказаний, назначенных Джеентаеву за совершённые преступления, по­ скольку штраф, по мнению государственного обвинителя, не позволит достичь целей, предусмотренных ч. 2 ст. 43 УК РФ.

Автор представления считает, что суд не учёл совершение Д преступлений с использованием служебных полномочий командира воинской части, а также с привлечением к этому подчинённых. Данные обстоятельства подрывают авторитет военной службы в обществе, а также свидетельствуют о дерзком характере деяний и сложившемся у осужденного чувстве вседозволен­ ности и безнаказанности. К тому же свою вину в совершении преступлений Джеентаев не признал.

В возражениях защитников осужденного адвокатов Абдуразакова АХ. и Васильева В.А. указывается на необоснованность доводов кассационного пред­ ставления и отсутствие оснований для отмены приговора.

Рассмотрев материалы дела, обсудив доводы кассационного представле­ ния, возражения защитников Джеентаева, мнение прокурора, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Выводы суда о виновности Джеентаева в совершении преступлений, за кото­ рые он осужден, основаны на исследованных в судебном заседании доказатель­ ствах, которые полно приведены в приговоре и получили надлежащую оценку.

Органы предварительного следствия, обосновывая квалификацию дейст­ вий осужденного по эпизоду, касающемуся получения им денег от Б в обвинительном заключении указали, что Джеентаев заведомо не желал.доку­ ментально выявлять какую-либо недостачу продовольствия и привлекать кого- либо к уголовной ответственности. Утвердив в незавершённом виде акт снятия остатков на продовольственном складе по состоянию на 22 мая 2010 г., Джеен­ таев совершил действия, которые не позволили ему документально выявить и зафиксировать наличие недостачи или излишков продовольствия.

Кроме того, не желая проводить в соответствии с требованиями УПК РФ проверку, он приказал М принять меры для сокрытия выявленной не­ достачи кг. мяса. Желая создать у Б видимость активизации своей деятельности по сбору компрометирующих материалов в отношении потер­ певшего и в целях скорейшего получения взятки, Джеентаев принудил Э написать объяснения, указав в них ложные сведения о незаконной деятельности Б . При этом в обвинительном заключении содержится вывод о том, что Б хищений продовольствия не совершал и не имел от этой дея­ тельности незаконного дохода (том 18, л.д. 91-94).

Приведенные обстоятельства нашли своё подтверждение и в ходе судебно­ го разбирательства.

Так, из показаний свидетеля З следует, что в связи с отсутстви­ ем опыта работы и личной неорганизованностью необходимый учёт продоволь-6 ствия должным образом он не вёл. Это послужило причиной возникновения у него в мае 2010 г. сомнений относительно количества находящегося на складе мяса говядины, недостача которого, по его предположению, составляла около кг. Кроме того, З обнаружил, что в накладных на поставляемые в воинскую часть хлеб и молоко вместо него расписываются другие лица. Нахо­ дясь, в связи с этим, во взволнованном состоянии, он 21 мая 2010 г. сообщил о своих предположениях, касающихся недостачи продуктов, Джеентаеву. При этом осужденный не давал ему указаний об изложении данных объяснений в письменной форме (том 19, л.д. 91-98).

Свидетели Н , Б и Д , входившие в состав комиссии по проверке продовольственного склада, пояснили, что проверка проводилась только в связи с приёмом-передачей склада от З М и о хи­ щениях продовольствия им ничего не известно.

По делу установлено, что составленный 22 мая 2010 г. по итогам работы комиссии акт содержал данные об имеющемся в наличии продовольствии, гра­ фа «числится по учёту» не была заполнена.

Как показал свидетель М он устно сообщил Джеентаеву о выяв­ ленной недостачи около кг. мяса, который представленный в таком виде акт утвердил и приказал ему любыми путями от недостачи избавиться. Причи­ на, по которой образовалась недостача мяса, заключалась в неисправности ве­ сов, о чём он доложил 26 мая 2010 г. Б а Джеентаеву после прибытия последнего из командировки.

Из показаний самого осужденного в судебном заседании видно, что каких- либо документов для проведения расследования по вопросу недостачи продо­ вольствия у него не было. Конкретная информация о хищениях на момент об­ ращения З и после передачи им склада отсутствовала. Первыми из таких документов были объяснения Э и К от 7 июня 2010 г. (том 19,л.д. 172).

Между тем исследованными в судебном заседании доказательствами под­ тверждается тот факт, что о необходимости передачи денег осужденный заяв­ лял потерпевшему ещё 28 мая, а также 1 и 4 июня 2010 г.

Что касается объяснений Э и К (т. 3, л.д. 16-18), то суд им дал надлежащую оценку, обоснованно указав в приговоре, что таковые не со­ держат информации о совершении Б хищений продовольствия.

Версия стороны защиты о том, что потерпевший сам рассказал Джеентаеву о хищениях, судом проверялась и отвергнута с приведением убедительных мо­ тивов.

Подробно проанализировав содержание обвинительного заключения и учитывая установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства, суд пришёл к правильному выводу о том, что при таких данных действия Джеен­ таева не могут быть квалифицированы как покушение на получение лично взятки в виде денег в крупном размере, сопряжённое с её вымогательством, за незаконное бездействие в пользу взяткодателя и обоснованно расценил их как мошенничество. 7 Вопреки мнению государственного обвинителя, поводов для признания несправедливыми назначенных осужденному наказаний, как за каждое из со­ вершённых преступлений, так и по их совокупности, не имеется.

Наряду с обстоятельством, предусмотренном ч. 1 ст. 61 УК РФ, судом обоснованно признаны и учтены в качестве обстоятельств, смягчающих наказа­ ние, привлечение Джеентаева впервые к уголовной ответственности, а также его положительные характеристики, как офицера, длительное время безупречно исполнявшего возложенные на него обязанности в различных условиях военной службы. Вместе с тем судом не оставлен без внимания и характер совершённых им деяний, что послужило основанием для назначения дополнительных наказаний, не предусмотренных санкцией ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Приговор Северо-Кавказского окружного военного суда от 1 апреля 2011 г. в отношении Джеентаева М Т оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Текеева А.С. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 205-О11-6

УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх