Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 207-АПУ14-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 апреля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Королёв Леонид Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 207-АПУ14-1

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 апреля 2014 г.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Королева Л.А., судей Коронца А.Н., Шалякина АС.

при секретаре Балакиревой Н.А. с участием военного прокурора 2 отдела 4 управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., осужденных Цыремпилова Б.Б., Эрдыниева Б.Д. и Будаева А.Б. путем использования систем видеоконференц-связи, их защитников - адвокатов Полещука С.Н., Астапова КГ. и Вольвач Я.В., потерпевшей Б и ее представителя - адвоката Белякова А.А. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Цыремпилова Б.Б., Эрдыниева Б.Д. и Будаева А.Б., защитников осужденных - адвокатов Полещука С.Н. и Нижегородцева П.Е., потерпевшей Б и ее представителя - адвоката Тармаханова А.В. на приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 19 ноября 2013 года, согласно которому старший следователь военного следственного отдела Следственного комитета России по Улан- Удэнскому гарнизону майор юстиции Цыремпилов Б Б ранее не судимый, осуждён по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима без ограничения свободы с лишением на основании ст. 48 УК РФ воинского звания «майор юстиции»; гражданин Эрдыниев Б Д ранее несудимый, осуждён к лишению свободы по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ на 8 лет 6 месяцев с ограничением свободы сроком на 1 год, по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет с ограничением свободы сроком на год 6 месяцев; 1 по совокупности преступлений на основании чч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Эрдыниеву Б.Д. назначено путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на 20 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года; на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ в течение двух лет после отбытия основного наказания Эрдыниеву Б.Д. установлены следующие ограничения: не покидать жилое помещение по месту проживания ежедневно в период с 22 часов до 06 часов; без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту постоянного жительства или пребывания, а также не изменять место своего жительства или пребывания. На Эрдыниева Б.Д. возложена обязанность являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, три раза в месяц; гражданин Будаев А Б , ранее не судимый, осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ на 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок год; 1 на основании ч. 1 ст. 53 УК РФ в течение одного года после отбытия основного наказания Будаеву А.Б. установлены следующие ограничения: без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту постоянного жительства или пребывания, а также не изменять место своего жительства или пребывания. На Будаева А.Б. возложена обязанность являться для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц.

Кроме того, Цыремпилов Б.Б. и Будаев А.Б. признаны невиновными в совершении преступления, предусмотренного пп. «в», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и оправданы за отсутствием в деянии состава преступления на основании 2 ч. 1 п.

ст. 24 УПК РФ. За ними признано право на реабилитацию.

Гражданские иски потерпевших Б и Б удовлетворены частично, судом постановлено взыскать с Эрдыниева Б.Д. в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевших Б и Б по рублей каждой. В остальной части исковых требований потерпевших о компенсации морального вреда, отказано.

Также судом в пользу Б взысканы процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг ее представителей - адвокатов в ходе производства по уголовному делу, с Эрдыниева Б.Д. в размере рублей, а с Цыремпилова Б.Б. и Будаева А.Б. по рублей с каждого.

Кроме того суд постановил взыскать с Будаева А.Б. в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката Гаврилова П.М. - за оказание им юридической помощи по назначению в суде, в размере рублей.

Заслушав доклад судьи Королева Л.А., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора, доводы апелляционных жалоб, выступления осужденных Цыремпилова Б.Б., Эрдыниева Б.Д. и Будаева А.Б., их защитников - адвокатов Полещука С.Н., Астапова К.Г. и Вольвач Я.В., потерпевшей Б и ее представителя - адвоката Белякова А.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление военного прокурора Бойко СИ., возражавшего против этих доводов и просившего оставить приговор без изменения, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

осужденные Цыремпилов, Эрдыниев и Будаев признаны виновными в покушении на похищение человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а Эрдынеев к тому же с применением насилия, опасного для жизни, и с применением предмета, используемого в качестве оружия. Кроме того, Эрдыниев признан виновным в убийстве, сопряженном с похищением человека.

Эти преступления совершены осужденными при указанных в приговоре следующих обстоятельствах.

С сентября 2011 года Цыремпилов и Б неофициально оказывали гражданину Б помощь в деятельности кирпичного завода, ввиду чего последним им было предложено получение части его прибыли. При этом по предложению Цыремпилова в октябре 2011 года на завод был устроен его знакомый Эрдыниев в качестве начальника охраны.

Кроме того, в январе 2012 года Цыремпилов и Б решили создать частное охранное предприятие, оформив его на своих родственников и знакомых. В свою очередь, к работе по созданию охранного предприятия Цыремпилов и Эрдыниев привлекли Будаева, пообещав ему должность начальника службы охраны.

В апреле 2012 года Цыремпилов обратился к Б с просьбой обговорить с Б возможность реализации кирпича в долг с целью ремонта попавшего в аварию автомобиля знакомого. Получив на это согласие Б , Цыремпилов попросил Эрдыниева разрешить отгрузку кирпича на заводе, что он и сделал. Вместе с тем Б данный вопрос не согласовал с Б в результате чего отгрузка кирпича была представителем администрации завода остановлена, как несанкционированная. О попытке вывоза продукции без разрешения в известность был поставлен директор предприятия Б который потребовал от Цыремпилова объяснений, ввиду отрицания Б своей причастности к этому и отстранил Эрдыниева от должности начальника охраны завода.

Эрдыниев и Цыремпилов, полагая, что Б использовал сложившуюся ситуацию для их отстранения от деятельности завода, , по предложению Цыремпилова в середине апреля 2012 года решили похитить Б , вывезти его в безлюдное место на машине для выяснения причин, послуживших этому.

В этих целях Цыремпилов через Эрдыниева предложил участие в похищении Будаеву, с чем тот согласился, желая получить ранее обещанную должность в охранном предприятии.

В 20-х числах апреля 2012 года Цыремпилов, Эрдыниев и Будаев, выезжая за пределы города приискали в лесном массиве около километра трассы место, куда намеревались вывезти Б и удерживать его после захвата.

30 апреля 2012 года около 12 часов Цыремпилов, состоя в дружеских отношениях с Б и узнав о его убытии через сутки в командировку, договорился с ним совместно провести вечером досуг, решив при этом осуществить задуманное, о чём поставил в известность Эрдыниева и Будаева.

После этого Цыремпилов, Эрдыниев и Будаев днём вновь выехали за город в район трассы, убедились в пригодности места для разговора с Б , а также приобрели на деньги Цыремпилова для использования при похищении скотч, две пары перчаток и нож, который Эрдыниев забрал себе, условившись о его применении в качестве угрозы. При этом согласно достигнутой договорённости Эрдыниев на машине своего знакомого Б (в отношении которого в возбуждении уголовного дела по ст. 316 УК РФ отказано за отсутствием состава преступления) должен был отслеживать перемещения Цыремпилова и Б на автомобиле Будаева, оказать при необходимости помощь, а Будаев - нанести Б удары кулаками по голове с целью подавления его сопротивления для беспрепятственного вывоза в лес.

30 апреля 2012 года около 17 часов Будаев и Цыремпилов, подъехав на автомобиле « » (государственный регистрационный знак ) к работе Б , забрали его, после чего до 23 часов последние двое употребляли спиртные напитки в баре развлекательного центра « », на квартире Цыремпилова и в машине. В свою очередь Эрдыниев, передвигаясь на автомобиле под управлением Б , которого в известность об истинных намерениях не поставил, осуществлял наблюдение за перемещениями машины « ».

Около 23 часов 20 минут Будаев подъехал на машине « » к гаражам, расположенным напротив дома по улице в городе рядом с местом жительства потерпевшего. При этом Цыремпилов и Б , находясь на переднем и заднем пассажирских сиденьях соответственно, остались в салоне автомобиля, а Будаев, выйдя из машины, по телефону сообщил Эрдыниеву о месте их нахождения, куда тот прибыл на машине Б . Забрав у Б батарею из телефона, Эрдыниев указал ему отъехать от гаражей подальше, после чего вышел из машины и дал команду Будаеву начинать нападение.

Около 23 часов 30 минут Будаев, открыв заднюю левую дверь автомобиля « », нанёс Б , сидящему на заднем пассажирском сиденье, не менее трёх ударов кулаком в лицо, от чего последний передвинулся вглубь салона и стал кричать. Будаев залез в салон автомобиля и, продолжая применение насилия к Б , нанёс ему не менее трёх ударов кулаком в лицо. В это время в салон машины через заднюю левую дверь залез Эрдыниев, который, подавляя сопротивление Б , также стал наносить ему удары по лицу. В ходе борьбы Эрдыниев, воспользовавшись тем, что Будаев удерживал руки Б , вытащил имевшийся у потерпевшего травматический пистолет «ИЖ-79-9Т» (№ ) и отбросил его в сторону передних сидений.

Затем Будаев, решив взять скотч и связать Б , вылез из машины и стал обходить её сзади. В это время Эрдыниев ввиду того, что Б кричал и активно препятствовал нападению, с целью подавления его сопротивления, выйдя за пределы достигнутой с Цыремпиловым и Будаевым договоренности, нанёс в автомобиле ранее приобретённым ножом не менее пяти ударов по телу потерпевшего, один из которых повлек за собой смерть последнего. При этом Эрдыниев, последовательно причиняя ножевые ранения потерпевшему, два из которых произведены в область грудной клетки, сознательно допускал наступление его смерти. После причинения Эрдыниевым Б ножевых ранений, Будаев открыл дверь автомобиля, откуда выпал потерпевший, и нанёс лежащему на земле Б один удар ногой в голову. Решив, что тот находится в бессознательном состоянии, Будаев загрузил его тело в машину для вывоза в лес.

Вместе с тем ввиду смерти Б в процессе нападения его похищение не было доведено до конца по независящим от виновных обстоятельствам.

В результате применения Будаевым и Эрдыниевым физического насилия Б были причинены повреждения в виде множественных кровоподтёков и ссадин головы (лобной, височной, щёчной и подбородочной области, на слизистой верхней губы), а также кровоподтёка и ссадины на наружной поверхности левого колена, расцениваемые как не причинившие вреда здоровью человека.

Кроме того, в результате насильственных действий Эрдыниева с применением ножа Б были причинены повреждения в виде колото- резаных и резаных ран на левой половине груди, левых предплечье и бедре, кистях рук, расцениваемые как причинившие лёгкий вред здоровью, а также одно колото-резаное ранение правой половины груди с повреждением внутренних органов, расцениваемое как причинившее тяжкий вред здоровью и повлекшее за собой смерть потерпевшего.

Примерно в 23 часа 57 минут Цыремпилов, Эрдыниев и Будаев прибыли в лесной массив в районе километра трассы, где закопали труп Б в противопожарном рве. После этого они выехали в расположенный рядом с трассой посёлок « », где в бане сожгли личные вещи Б , а также предметы салона автомобиля и вещи, на которых имелись следы крови. Остатки золы и несгоревших предметов, загруженные в металлическую бочку, Будаев выкинул за пределами посёлка на свалке, а травматический пистолет и нож Цыремпилов выкинул в сливной коллектор.

В своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней Цыремпилов оспаривает вывод суда о том, что мотивом к похищению Б послужила ситуация, связанная с тем, что Б вопрос отгрузки кирпича не был согласован с руководителем завода, в результате чего под подозрение в несанкционированном вывозе кирпича попали он и Эрдыниев.

Не соглашается автор жалобы и с критическим отношением суда к его показаниям и показаниям других осужденных о добровольном отказе от похищения.

В обоснование своих доводов Цыремпилов указывает, что мотивом для разговора с Боркиным послужила жалоба последнего руководству, о якобы его незаконных действиях по расследованию уголовного дела в отношении военного комиссара района г. Также в жалобе дан подробный анализ обстоятельств, на основании которых Цыремпилов пришел к выводу, что жаловался руководству именно Б .

Кроме того, в жалобе дано подробное описание взаимоотношений Цыремпилова и Б , в том числе по вопросам их совместной работы по обеспечению деятельности кирпичного завода, а также ситуации, возникшей из-за несанкционированной руководством завода отгрузки кирпича.

Также автором жалобы высказывается просьба учесть при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции то, что Будаев был привлечен к деятельности ООО « » генеральным директором этой организации Д , а не им - Цыремпиловым, а также отсутствие к нему претензий со стороны Б из-за ситуации, связанной с вывозом кирпича.

По мнению Цыремпилова, действия Эрдыниева должны быть квалифицированы судом по ч. 1 ст. 105 УК РФ, а назначенное Эрдыниеву наказание в виде 20 лет лишения свободы является чрезмерно суровым.

В заключение автор жалобы, просит суд апелляционной инстанции проверить обоснованность квалификации его действий и действий Эрдыниева, а также снизить последнему назначенное наказание.

Осужденный Будаев в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней, не соглашается с приговором суда, считает его незаконным, необоснованным и несправедливым и просит приговор отменить, а его оправдать за отсутствием состава преступления.

Считает, что суд необоснованно признал его участником похищения Б , так как последний скончался еще в салоне автомобиля.

Также он указывает, что судом при вынесении приговора не учтены имеющееся у него тяжелое заболевание (клещевой энцефалит), его явка с повинной и сотрудничество со следствием.

Кроме того, при рассмотрении дела в апелляционной инстанции Будаев просит учесть, что состояние его здоровья после ареста значительно ухудшилось.

В своей апелляционной жалобе Эрдыниев, считая приговор несправедливым вследствие суровости, поскольку суд при назначении ему наказания не принял во внимание его положительные характеристики и то, что он на предварительном следствии полностью признал свою вину, просит смягчить приговор и назначить ему более мягкое наказание.

Защитник осужденного Эрдыниева - адвокат Нижегородцев в своей апелляционной жалобе считает приговор незаконным и необоснованным и просит его отменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона.

В обоснование своих требований он указывает, что выводы суда об отсутствии у Цыремпилова и Эрдыниева добровольного отказа от совершения похищения Б , а также о сопряженности убийства Эрдыниевым потерпевшего с похищением последнего являются необоснованными, поскольку не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, автор жалобы ссылается на показания Цыремпилова и Эрдыниева на предварительном следствии и в суде, в которых они показывали о добровольном отказе от похищения Б .

Бездоказательно, по мнению защитника Нижегородцева, Эрдыниеву судом инкриминировано нанесение ударов по лицу потерпевшего. Он утверждает, что Цыремпилов, Будаев и Эрдыниев подобных показаний не давали, и настаивает на предположительном характере таких выводов суда.

Приводя аналогичные основания, автор жалобы делает вывод о недоказанности того обстоятельства, что примененное осужденными насилие к Б было произведено с целью его похищения. Об этом, по его мнению, свидетельствует и тот факт, что Эрдыниев наносил потерпевшему удары ножом при отсутствии для этого явной необходимости.

На основании изложенного защитник - адвокат Нижегородцев просит приговор в отношении Эрдыниева изменить, исключить его осуждение по ч. 3 ст. 30 и пп. «а», «в» и «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ на основании чч. 1 и 2 ст. 31 УК РФ и переквалифицировать его действия с п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ, назначив более мягкое наказание с учетом обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. ст. 1 61 УК РФ.

В своей апелляционной жалобе защитник Цыремпилова - адвокат Полещук не соглашается с приговором в части осуждения Цыремпилова и просит его отменить, а Цыремпилова по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ оправдать, ввиду отсутствия в его действиях состава какого-либо преступления.

В обоснование адвокат указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, поскольку эти выводы не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в суде, содержат противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности или невиновности Цыремпилова.

Кроме того, суд, по его мнению, не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, изложенные в приговоре.

При этом защитник считает, что суд придерживался обвинительного уклона, выразившегося, по его мнению, в критическом отношении к показаниям Цыремпилова и Эрдыниева о добровольном отказе от похищения Б , что явилось нарушением принципа состязательности сторон в уголовном процессе и презумпции невиновности.

Адвокат Полищук считает ошибочным решение суда не учитывать явку с повинной Цыремпилова в качестве смягчающего наказание обстоятельства, поскольку сообщенные его подзащитным при явке с повинной сведения о факте убийства Б и месте нахождения трупа способствовали раскрытию и расследованию этого преступления. В связи с изложенным полагает, что наказание Цыремпилову должно быть назначено с применением ст. 62 УК РФ.

Потерпевшая Б в своей апелляционной жалобе, не соглашаясь с приговором в части оправдания Цыремпилова и Будаева за убийство, просит отменить его в отношении всех осужденных, как незаконный и необоснованный, и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При этом потерпевшая указывает, что умышленное убийство Б было совершено Эрдыниевым по предварительному сговору с Цыремпиловым и Будаевым с прямым умыслом, а не с косвенным. Об этом свидетельствует нанесение Эрдыниевым заранее приобретенным ножом длиной клинка лезвия 11,8 см ударов в место расположения жизненно-важных органов Б после нанесения ему же ударов Будаевым. Установленные судом мотив и цель убийства Эрдыниевым Б как противодействие потерпевшего насилию являются несостоятельными. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Представитель потерпевшей Б - адвокат Тармаханов в своей апелляционной жалобе считает приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

В обоснование доводов Тармаханов указывает, что суд, оправдывая Будаева и Цыремпилова в убийстве Б , пришел к выводу, который не подтверждается доказательствами, рассмотренными в суде. Суд не принял во внимание показания Будаева и свидетеля Б о том, что осужденные не знали, что Б умер еще до выезда в лес.

Кроме того, на очной ставке со свидетелем Б Будаев дал показания о том, что до приезда в лесной массив он, Цыремпилов и Эрдыниев останавливались на пустыре, чтобы определиться с местом для разговора с Б В суде Будаев показал, что сам он о смерти потерпевшего не знал до тех пор, пока Эрдыниев жестом не показал ему это, видел ли этот жест Цыремпилов, он не знает.

Данные обстоятельства, по мнению адвоката Тармаханова, свидетельствуют о необоснованности вывода суда, что Цыремпилов, производя выстрел из травматического пистолета в голову Б , достоверно знал о его смерти.

Автор жалобы считает, что указанные действия Цыремпилова, как следует из показаний Будаева на следственном эксперименте, сопровождавшиеся словами «после этого он точно будет мертв», прямо указывают на наличие у Цыремпилова умысла на убийство Б и должны судом быть квалифицированы как покушение на убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с похищением человека.

Также адвокат Тармаханов полагает, что приговор является несправедливым вследствие его мягкости.

Он указывает, что Цыремпилову назначено необоснованно мягкое наказание за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 126 УК РФ, поскольку именно Цыремпилов являлся организатором похищения Б . При этом Эрдыниеву назначено более строгое наказание, хотя его роль в совершении этого преступления менее значимая и менее общественно опасная.

Кроме того, представитель потерпевшей полагает, что наказание, назначенное Эрдыниеву, тоже является необоснованно мягким и назначено судом без учета дерзости совершенных им преступлений и действительного раскаяния в содеянном.

В заключение автор жалобы указывает на имевшее место в суде, по его мнению, нарушение права на защиту Цыремпилова, выразившееся в том, что во время выступления в прениях защитник Цыремпилова - адвокат Полещук высказал мнение, вопреки позиции своего подзащитного, о доказанности его вины в совершении преступления - приготовлении к похищению, чем нарушил положения ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Представитель потерпевшей Б - адвокат Беляков А.А., не подававший апелляционной жалобы, в своем выступлении в суде, поддержав доводы апелляционных жалоб потерпевшей Б и ее представителя адвоката Тармаханова А.В., привел доводы о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, о том, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, и о неправильном применении уголовного закона и несправедливости приговора.

В возражениях на апелляционные жалобы осужденных Цыремпилова, Эрдыниева, Будаева, защитников осужденных - адвокатов Полещука и Нижегородцева государственные обвинители подполковник юстиции Кокоев С.С. и майор юстиции Юрочкин А.С. считают доводы жалоб необоснованными и просят приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения. Потерпевшая Б в своих возражениях на указанные выше апелляционные жалобы считает их доводы необоснованными и настаивает на том, что осужденные совершили умышленное убийство ее сына по предварительному сговору.

В возражениях на апелляционные жалобы потерпевшей Б и ее представителя - адвоката Тармаханова государственные обвинители подполковник юстиции Кокоев С.С. и майор юстиции Юрочкин А.С. считают доводы жалоб необоснованными и просят приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения. Осужденный Цыремпилов в своих возражениях на указанные выше апелляционные жалобы считает их доводы необоснованными и просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Военная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным и не усматривает оснований для его отмены.

Доводы апелляционных жалоб как осужденных и их защитников, так и потерпевшей и ее представителей о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, о том, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, об отсутствии в приговоре оценки доказательств, о неправильном применении уголовного закона и квалификации содеянного осужденными, а также доводы осужденных и их защитников о недоказанности вины осуждённых в совершении указанных преступлений являются несостоятельными.

Выводы суда о виновности Эрдыниева, Цыремпилова и Будаева в совершении указанных выше преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности допустимых и достоверных доказательств, исследованных в судебном заседании, которые полно и подробно изложены в приговоре.

Доказательства, положенные в основу приговора, получены в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании, получили должную оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. Анализ собранных по делу доказательств, свидетельствует о том, что судом правильно установлены фактические обстоятельства дела.

Так, виновность Эрдыниева, Цыремпилова и Будаева подтверждается их показаниями на предварительном следствии и частично в судебном заседании, показаниями потерпевших Б и Б свидетелей Б Ц Д Х П , М Д и Б , эксперта Н протоколами проверки показаний на месте, следственных экспериментов, очных ставок, осмотра места происшествия, заключениями судебно- медицинских экспертов, экспертов-криминалистов, а также иными доказательства.

Вопреки доводам_защитника Цыремпилова - адвоката Полещука в его апелляционной жалобе, нарушений принципов равноправия, состязательности сторон, которые могли бы повлечь отмену приговора, в судебном заседании не допущено.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия стороны не были ограничены в предоставлении доказательств и заявлении ходатайств. Все представленные доказательства судом исследованы и получили надлежащую оценку в приговоре. Заявленные ходатайства разрешены судом в установленном законом порядке, принятые по ним решения достаточно обоснованны, мотивированны и являются правильными.

С учетом изложенного оснований согласиться с утверждениями в апелляционной жалобе защитника Цыремпилова - адвоката Полещука о том, что суд придерживался обвинительного уклона, с утверждениями о необъективности и предвзятости суда, нарушении презумпции невиновности не имеется.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, а также мотивы преступлений судом установлены правильно и подтверждены исследованными доказательствами, анализ которых содержится в приговоре.

Доводы осужденного Цыремпилова в его апелляционной жалобе о мотиве совершенного преступления являются необоснованными, поскольку не согласуются с доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Из показаний осужденных на предварительном следствии и в суде, а также показаний свидетелей Б Д , Ш и Х видно, что мотивом похищения потерпевшего Б явились обстоятельства, связанные с тем, что Б не согласовал вопрос об отгрузке кирпича с руководством завода, в результате чего под подозрение в несанкционированном вывозе продукции попали Цыремпилов и Эрдыниев, а последний за это еще лишился должности начальника охраны.

Суд, оценив эти доказательства, обоснованно положил их в основу приговора, поскольку они согласуются между собой, и отверг показания Цыремпилова в суде о том, что его действия по похищению Б были обусловлены личными неприязненными отношениями к нему в связи с жалобой, которую, как он полагал, написал Б .

Кроме того, судом установлено, что подозрения Цыремпилова в написа­ нии жалобы Б носят предположительный характер и каких-либо нега­ тивных последствий для него по результатам рассмотрения этой жалобы, с ко­ торой он ознакомился в суде, не наступило.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников - адвокатов Нижегородцева и Полещука о добровольном отказе Эрдыниева, Цыремпилова и Будаева от совершения похищения Б не могут быть признаны обоснованными.

Суд в приговоре с приведением убедительных мотивов отверг подобные показания подсудимых, расценив их как ложные, данные согласно избранной стороной защиты позиции с целью избежать наказания.

Такие выводы суда основаны на правильной оценке исследованных по делу доказательств.

Так, Эрдыниев в явке с повинной, а также в ходе допроса в качестве подозреваемого 9 мая 2012 года об обстоятельствах изменения Цыремпиловым намерения вывезти Б в лес для удержания не сообщал, пояснив впервые об этом лишь на допросе в качестве обвиняемого 29 июня 2012 года.

При этом Цыремпилов об отказе от перемещения Б в безлюдное место пояснил лишь на допросе в качестве обвиняемого 31 января 2013 года, то есть по истечении более чем полугода после дачи им показаний о совершенном убийстве потерпевшего.

На предварительном следствии Цыремпилов и Эрдыниев в отличие от показаний, данных в суде, поясняли, что отказались от вывоза Б в лес только после того, как Будаев, выполняя указание Эрдыниева, начал применение к потерпевшему насилия.

Будаев же в суде заявил, что Цыремпилов и Эрдыниев не сообщали ему об изменении намерения вывезти Б в лес.

Также судом учтено, что, несмотря на заявленный Цыремпиловым и Эрдыниевым отказ от похищения, фактического прекращения действий, непосредственно направленных на совершение похищения, не последовало, напротив Будаев и Эрдыниев согласно имевшейся договоренности активно применяли к Б насилие с целью приведения его в бессознательное состояние, исключавшее возможность ведения с ним разговора у гаражей.

При этом доводы апелляционных жалоб о том, что насилие к потерпевшему было применено только для устрашения последнего, опровергаются показаниями самих осужденных на предварительном следствии и в суде.

Так, Будаев в своих показаниях в судебном заседании и на предварительном следствии последовательно утверждал, что, применяя насилие к Б , действовал во исполнение ранее согласованного с Цыремпиловым и Эрдыниевым плана по приведению потерпевшего в бессознательное состояние и вывозу в лес.

Также о планах избить Б и вывезти в лес заявлял и Эрдыниев в своей явке с повинной в присутствии адвоката.

В ходе предварительного следствия Эрдыниев последовательно по­ казывал о том, что ранения ножом Б нанес в машине в районе гаражей по улице в городе По заключению судебно-медицинского эксперта смерть Б насту­ пила от одного проникающего колото-резанного слепого ранения правой половины груди с повреждением внутренних органов, сопровождавшегося острой массивной кровопотерей. Допрошенный в судебном заседании эксперт Н не исключил, что после нанесенного Б указанного выше ранения смерть наступила в течение одной минуты.

Каких-либо доказательств, подтверждающих, что Б после примененного к нему насилия к моменту перемещения его в лесной массив находился в прижизненном состоянии, не имеется.

По смыслу закона состав похищения человека считается оконченным с момента захвата человека и начала его перемещения. Попытка захвата, которая не привела к перемещению потерпевшего в иное место для последующего его удержания, образует покушение на похищение человека.

В судебном заседании установлено, что Эрдыниев, Цыремпилов и Будаев заранее договорились похитить Б , вывезти его за город в лесной массив и там удерживать после захвата. Для этого они присмотрели место, куда необходимо было вывезти Б после похищения, приобрели скотч, перчатки и нож, договорились о действиях каждого до совершения нападения, кто и в какой форме будет применять насилие, разговаривать с ним. Будаев и Эрдыниев применили насилие к Б с целью его беспрепятственного вывоза в безлюдное место, но перемещение против воли потерпевшего не состоялось ввиду его смерти. С учетом этого следует признать, что суд обоснованно расценил преступные действия Цыремпилова, Будаева и Эрдыниева как покушение на похищение Б и дал им правильную юридическую оценку.

Указанные обстоятельства опровергают утверждения, содержащиеся в апелляционных жалобах, о наличии в действиях Цыремпилова, Эрдыниева и Будаева добровольного отказа от совершения похищения потерпевшего.

Доводы потерпевшей Б и её представителей, оспаривающих квалификацию действий осужденных, судом проверялись и получили надлежащую оценку. Утверждения о том, что суд необоснованно оправдал Цыремпилова и Будаева по обвинению в совершении умышленного убийства Б группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с его похищением, что осужденные Цыремпилов, Эрдыниев и Будаев по предварительному сговору группой лиц совершили убийство Б с прямым умыслом, а затем совершили покушение на убийство, не подтверждаются материалами дела.

В судебном заседании убедительных доказательств, свидетельствующих, что Цыремпилов, Эрдыниев и Будаев заранее договорились совершить убийст­ во Б или причинить ему тяжкий вред здоровью, не добыто. Каких-либо действий, направленных на убийство Б Цыремпилов и Будаев не совер­ шали и не оказывали содействия Эрдыниеву при нанесении им ножевых ране­ ний потерпевшему.

На протяжении всего производства по делу Эрдыниев последовательно показывал, что мотивом, побудившим его нанести Б удары ножом, явилось противодействие последнего нападению, а целью этих ударов было подавление такого сопротивления, что свидетельствует о косвенном умысле на убийство потерпевшего.

Так, в явке с повинной Эрдыниев заявлял, что не имел намерения убивать Б все получилось случайно во время драки, когда потерпевший сопротивлялся и кричал, при этом он лишь хотел, чтобы Б не кричал и не привлекал внимания окружающих.

В ходе допроса в качестве подозреваемого 9 мая 2012 года Эрдыниев пояснил, что стал наносить удары Б ножом по телу, так как тот громко кричал и сопротивлялся.

В судебном заседании Эрдыниев пояснил, что нож он применил спонтанно, чтобы Б перестал кричать и сопротивляться, так как испугался, что его могут услышать. К тому же он испытывал неприязнь к Б , что также повлияло на нанесение ударов ножом.

Цыремпилов в суде показал, что Эрдыниев сообщил ему об убийстве Б , объяснив это тем, что не мог его успокоить.

При таких обстоятельствах, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что умысел Эрды­ ниева на убийство Б а вышел за пределы договоренности с Цыремпило­ вым и Будаевым о похищении потерпевшего, и усмотрел в действиях Эрдыниева, связанных с убийством Б , наличие эксцесса исполнителя.

Данных, свидетельствующих о том, что умыслом Цыремпилова и Будаева охватывалось лишение жизни потерпевшего в ходе его похищения, в суде установлено не было.

Кроме того, в судебном заседании не опровергнуты показания Эрдыниева о том, что он не хотел убивать Б , нанес ему удары ножом в драке, боясь, что его крики услышат посторонние люди.

Поэтому суд, вопреки мнению потерпевшей и её представителей, правильно также признал, что Эрдыниев, нанося удары ножом Б в жизненно важные органы, хотя и не желал его смерти, но сознательно допустил наступление таких последствий, то есть действовал с косвенным умыслом.

Поскольку в суде не было добыто доказательств совершения осужденными преступлений в составе организованной группы и в связи с позицией государственного обвинителя, отказавшегося в данной части от обвинения, судом действия осужденных по похищению потерпевшего обоснованно были переквалифицированы на совершенные группой лиц по предварительному сговору. Доводы апелляционной жалобы потерпевшей Б об отсутствии у суда оснований для исключения признака «в составе организованной группы» не основаны на законе и на установленных фактических обстоятельствах.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокуп­ ности, суд правильно квалифицировал преступные действия Цыремпилова и Будаева по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, а Эрдыниева по ч. 3 ст. 30 и п.п. «а», «в» и «г» ч. 2 ст. 126 и п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Вопреки доводам потерпевшей Б и ее представителей, в приговоре дана объективная оценка действиям Цыремпилова и Будаева, связанным с выстрелами из травматического пистолета в Б .

Судом учтено, что эти выстрелы были произведены осужденными уже после смерти потерпевшего. Также суд принял во внимание контакт подсудимых с телом потерпевшего и применение пистолета после совершения ими действий, направленных на сокрытие трупа (поиск ямы, перенос тела из машины к противопожарному рву, закапывание тела в песок). Выводы, по которым суд не признал эти деяния преступлением, являются убедительными и сомнений не вызывают.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Тармаханова о том, что Цыремпилов перед выстрелом в Б а достоверно не знал о его смерти, носят предположительный характер и не основаны на материалах дела.

Из показаний Эрдыниева и Цыремпилова в судебном заседании видно, что сразу после нанесения ножевых ранений Эрдыниев рассказал об убийстве Б Цыремпилову, после чего они решили скрыть труп Б в лесу.

По поводу своих показаний в ходе следственного эксперимента о том, что Цыремпилов, стреляя в голову Б из травматического пистолета, произнес слова «он точно будет мертв», Будаев в суде пояснил, что данную фразу Цыремпилов, действительно, не говорил, а он это домыслил в ходе следственного эксперимента. Согласно показаниям Цыремпилова и Эрдыниева, стреляя в голову Б , Цыремпилов уже знал, что тот мертв, а указанную фразу не говорил. Данные показания подсудимых какими-либо иными доказательствами опровергнуть в суде не представилось возможным. Не опровергаются они и приведенными в дополнительной апелляционной жалобе показаниями Будаева о том, что первоначально приехав на пустырь, они выбрали другое место для «разборок» с Б , Цыремпилов в лесу не видел жест Эрдыниева, которым тот показал, что Б мертв, что тело Б стали закапывать только после того, как Цыремпилов произвел выстрел в голову трупа.

В заключении эксперта однозначно указано, что смерть Б наступила от колото-резаного ранения с повреждением сердца, а телесное повреждение в виде слепого огнестрельного ранения было нанесено посмертно, и у живых лиц расценивалось бы как причинившее тяжкий вред здоровью.

Таким образом, опровергнуть показания подсудимых о том, что они знали, что Б был мертв, когда его вывозили в лесной массив, стороне обвинения не представилось возможным ввиду отсутствия каких-либо объективных доказательств этого.

При вынесении приговора суд правильно руководствовался требованиями ч. 4 ст. 302 УПК РФ, согласно которым обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Что касается утверждения адвоката Тармаханова о нарушении права на защиту подсудимого Цыремпиева, связанном с позицией его защитника - адвоката Полещука, высказанной в судебных прениях, то его нельзя признать обоснованным по следующим основаниям.

Как усматривается из протокола судебного заседания, в своих показаниях Цыремпилов сообщил о намерениях вывезти потерпевшего Б в лес, для оказания на него давления с целью получения от него необходимой информации.

Тот факт, что адвокат Полещук в судебных прениях этим действиям дал юридическую оценку, не может сам по себе быть признан нарушением права Цыремпилова на защиту.

Оценивая доводы осужденных Цыремпилова, Эрдыниева, Будаева, защитника - адвоката Полещука о несправедливости приговора вследствие его суровости, а также о том, что в приговоре не отражены и не учтены обстоятельства, смягчающие наказание осужденного Цыремпилова и Будаева, доводы потерпевшей и ее представителей о несправедливости приговора вследствие его мягкости, следует учесть следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 389 УПК РФ несправедливым является приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, но по своему размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

При назначении наказания осужденным суд учел следующие обстоятельства.

Суд обоснованно признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Эрдыниева, его явку с повинной в части сообщения о совершенном убийстве Б а и не признал явку с повинной в части сообщения им об участии в похищении потерпевшего, поскольку следствие на момент заявления явки с повинной располагало сведениями о данном преступлении со слов Будаева Б и .

Кроме того, правомерно признаны судом явка с повинной Будаева, в протоколе которой были изложены неизвестные следствию обстоятельства похищения потерпевшего, а также активное способствование Будаева в раскрытии преступления, выразившееся в изобличении Цыремпилова и Эрдыниева как соучастников похищения, в качестве обстоятельств, смягчающих его наказание.

При этом обоснованно судом не признана в качестве смягчающего наказание обстоятельства явка с повинной Цыремпилова в связи с изложенными в ней не соответствующими действительности сведениями.

Вопреки доводам жалобы защитника - адвоката Полещука, правильно не признаны судом действия Цыремпилова как активное способствование раскрытию преступления, поскольку осужденным в ходе предварительного следствия при указании мест сокрытия трупа, пистолета и ножа приводились недостоверные сведения о его причастности к лишению жизни Б .

В то же время суд признал обстоятельством, смягчающим наказание Цыремпилова, наличие у него малолетнего ребенка.

Суд также учел объем и характер примененного осужденными насилия к потерпевшему, а также то, что в результате смерти последнего похищение не было доведено до конца. Учтена судом и инициирующая роль Цыремпилова в похищении Б .

При назначении наказания Цыремпилову и Эрдыниеву суд обоснованно принял во внимание то, что они к уголовной ответственности ранее не привлекались, являются ветеранами боевых действий, что Эрдыниев имеет положительные характеристики, что он фактически признал свою вину в лишении жизни потерпевшего, что Цыремпилов имеет посредственную характеристику с места службы и ведомственные медали.

При назначении наказания Будаеву суд, вопреки доводам его апелляционной жалобы, принял во внимание состояние его здоровья (наличие рецидивирующего заболевания - клещевого энцефалита), а также то, что он ранее к уголовной ответственности не привлекался и его положительные характеристики.

Учел суд характер и степень общественной опасности совершенных каждым из осужденных преступлений.

Назначенное осужденным Цыремпилову, Эрдыниеву и Будаеву наказание, как за каждое преступление в отдельности, а Эрдыниеву и по их совокупности, соответствует содеянному ими и по своему виду и сроку является справедливым. Оснований для его смягчения не усматривается.

В связи с изложенным признать приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости или мягкости оснований не имеется.

Гражданские иски о компенсации морального вреда потерпевшим Б и Б разрешены правильно с учётом установленных фактических обстоятельств дела, степени перенесённых моральных и нравственных страданий, разумности предъявленных исковых требований и реальной возможности возмещения вреда осуждённым Эрдыниевым.

Оснований для отмены или изменения приговора, в том числе по доводам апелляционных жалоб, не имеется.

20 13 14 Ввиду изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 389 и ст. 389, 389, 28 33 389, 389 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 19 ноября 2013 года в отношении Цыремпилова Б.Б., Эрдыниева Б.Д. и Будаева А.Б. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников - адвокатов Полещука СН. и Нижегородцева П.Е., потерпевшей Б и ее представителя - адвоката Тармаханова А.В. оставить без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 207-АПУ14-1

УК РФ Статья 31. Добровольный отказ от преступления
УК РФ Статья 48. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх