Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 207-О11-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 апреля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Королёв Леонид Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 207-О11-2

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 7 апреля 2011 г.

 

Военная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Королева Л.А.
судей Жудро К.С.,Соловьева А.И.
при секретаре Хорняк Г.П.

с участием старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., осужденных Навасардяна А.А., Арсентьева М.В., Евсеева Д.А., защитников - адвокатов Астапова К.Г., Чекунова В.В. и Корнеева М.М., рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Навасардяна А.А. на постановления судьи Восточно- Сибирского окружного военного суда Краснопевцева С.А. от 10 декабря 2010 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания и от 28 сентября 2010 года о рассмотрении ходатайств Навасардяна А.А. о предоставлении ему копии протокола судебного заседания и материалов уголовного дела, по кассационной жалобе Арсентьева М.В. на постановление судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда Краснопевцева С.А. от 10 декабря 2010 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, а также по кассационным жалобам осужденных Навасардяна А.А., Арсентьева М.В., Евсеева Д.А., защитников-адвокатов Суренковой Г.И., Семёновой Л.С. и защитника Арсентьевой ЕВ. на приговор Восточно- Сибирского окружного военного суда от 30 августа 2010 года, которым бывший военнослужащий войсковой части 45134 рядовой запаса Навасардян А А , ранее не судимый, осужден к лишению свободы: - по пп.«ж» и «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 14 лет; - по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ сроком на 9 лет без штрафа.

По совокупности совершенных преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ окончательное наказание Навасардяну А.А. определено путем частичного сложения назначенных наказаний - лишение свободы в исправительной колонии строгого режима сроком на 19 лет без штрафа, гражданин Арсентьев М В , ранее не судимый, осужден к лишению свободы: - по пп.«ж» и «з» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 13 лет; - по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ сроком на 8 лет без штрафа.

По совокупности совершенных преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ окончательное наказание Арсентьеву М.В. определено путем частичного сложения назначенных наказаний - лишение свободы в исправительной колонии строгого режима сроком на 18 лет без штрафа, гражданин Евсеев Д А ранее не судимый, осужден к лишению свободы: - по пп.«ж» и «з» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет; - по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ сроком на 9 лет без штрафа.

По совокупности совершенных преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ окончательное наказание Евсееву Д.А. определено путем частичного сложения назначенных наказаний - лишение свободы в исправительной колонии строгого режима сроком на 18 лет без штрафа, Удовлетворив частично гражданский иск потерпевших Ш и С суд постановил: - взыскать с Навасардяна А.А., Арсентьева М.В. и Евсеева Д.А. в пользу Ш в счет возмещения материального ущерба в солидарном порядке рублей; - взыскать с Навасардяна А.А., Арсентьева М.В. и Евсеева Д.А. в пользу С в счет возмещения материального ущерба в солидарном порядке ) рублей; - взыскать с Навасардяна А.А., Арсентьева М.В. и Евсеева Д.А. в пользу Ш в счет компенсации морального вреда ) рублей, ) рублей и ) рублей, соответственно; - взыскать с Навасардяна А.А., Арсентьева М.В. и Евсеева Д.А. в пользу С в счет компенсации морального вреда ) рублей, рублей и ) рублей, соответственно.

В удовлетворении остальной части иска потерпевших судом отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Королева Л.А., выступления осужденных Навасардяна А.А., Евсеева Д.А., Арсентьева М.В., их защитников - адвокатов Чекунова ВВ., Астапова К.Г. и Корнеева М.М., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко СИ., возражавшего против кассационных жалоб осужденных и их защитников, и полагавшего необходимым оставить приговор и постановление судьи без изменения, Военная коллегия

установила:

Навасардян А.А., Арсентьев М.В. и Евсеев Д.А. признаны виновными в разбойном нападении на Ш с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, совершенном группой лиц по предварительному сговору, а также в сопряженном с разбоем убийстве Ш совершенном группой лиц.

Эти преступления совершены ими при обстоятельствах указанных в приговоре.

Навасардян, Арсентьев и Евсеев, после употребления спиртного, в промежуток времени с 1 до 2 часов 9 ноября 2008 года около магазина « », расположенного в городе , увидев у проходящего мимо Ш телефон, договорились совершить разбойное нападение на него с целью хищения телефона и другого его имущества.

После чего Евсеев, действуя группой лиц по предварительному сговору с Арсентьевым и Навасардяном, положив руку на плечо потерпевшему, повел его за угол магазина. При этом Арсентьев и Навасардян проследовали за ними.

Пройдя за магазин, Евсеев, реализуя задуманное, потребовал от Ш передать ему его сотовый телефон « ».

Сразу после того, как потерпевший передал Евсееву телефон стоимостью рублей с сим-картой стоимостью рублей, во исполнение ранее достигнутой договоренности на хищение чужого имущества Арсентьев, Наварсардян и Евсеев применили насилие к Ш , опасное для его жизни и здоровья.

При этом, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность наступления их общественно опасных последствий, не желая, но безразлично относясь к наступлению этих последствий, в том числе и смерти потерпевшего, Арсентьев нанес Ш удар локтем в голову, а Евсеев ударил его кулаком в лицо, от чего потерпевший упал на землю. Затем Навасардян и Арсентьев, стали наносить Ш множественные удары ногами, обутыми в плотную обувь, в жизненно важные области - голову и шею потерпевшего, также Навасардян неоднократно прыгнул двумя ногами на голову Ш , а Евсеев нанес несколько ударов ногами потерпевшему по телу.

После чего, Арсентьев и Евсеев сняли с лежащего на земле Ш принадлежащую ему кожаную куртку стоимостью рублей, которую также забрал себе Евсеев.

В результате указанных совместных умышленных действий подсудимых Ш были причинены телесные повреждения в виде сочетанной травмы головы и шеи: тяжелой закрытой черепно-мозговой травмы, выразившейся в образовании кровоподтёков лица, ушной раковины справа, ушибленной раны левой ушной раковины, ушибленной раны верхней губы, тотального кровоизлияния под мягкие ткани головы, под мягкие мозговые оболочки, желудочки головного мозга, сопровождавшейся ушибом головного мозга; тупой травмы шеи, выразившейся в образовании кровоподтёка шеи, разгибательного перелома перстневидного хряща. Данная сочетанная травма относится к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, и повлекла наступление смерти потерпевшего на месте происшествия 9 ноября 2008 года.

После причинения группой лиц с Евсеевым смерти потерпевшему, сопряженной с разбоем, Навасардян и Арсентьев с целью сокрытия следов совершённого ими преступления переместили труп Ш на территорию и отдыха города Похищенным у Ш имуществом Евсеев в последующем распорядился по своему усмотрению, продав телефон, а куртку выбросил.

Кроме того постановлением судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда от 28 сентября 2010 года частично удовлетворено ходатайство НавасардянаА.А., в котором он просил предоставить ему копии материалов дела и протокола судебного заседания. Суд постановил предоставить Навасардяну А.А. копию протокола судебного заседания по данному уголовному делу, в удовлетворении остальной части ходатайства осужденному отказано.

Постановлениями судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда от 10 декабря 2010 года частично удовлетворены замечания Арсентьева М.В. и Навасардяна А.А. на протокол судебного заседания.

В Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации поступили кассационные жалобы осужденных и их защитников на указанные судебные решения.

Кассационная жалоба Арсентьева М.В. В своей кассационной жалобе Арсентьев, считая приговор Восточно- Сибирского окружного военного суда от 30 августа 2010 года незаконным и необоснованным, просит его отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В обоснование своих требований он приводит следующие доводы.

Выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда при наличии противоречивых доказательств. Суд не указал в приговоре, по каким основаниям он принял одни доказательства и отверг другие. Судом допущены нарушения УПК РФ.

По мнению автора жалобы, рассмотрение данного дела было проведено судом с обвинительным уклоном.

Арсентьев в жалобе выражает несогласие с осуждением его по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ и при этом указывает следующее.

В нарушение ст. 73 УПК РФ по делу не установлены обстоятельства подлежащие доказыванию, а именно, время, место, а также иные обстоятельства.

В суде не был доказан его преступный сговор с Евсеевым и Навасардяном о нападении на потерпевшего Ш Стороной обвинения не были указаны обстоятельства вступления осужденных в такой сговор.

Отрицает Арсентьев в жалобе наличие у него корыстного умысла на совершение разбойного нападения и считает, что по делу не доказан корыстный мотив совершения им данного преступления. Обосновывая свой довод, он указывает, что имуществом потерпевшего не завладевал и его не реализовывал.

Кроме того, он имел постоянную и высокооплачиваемую работу со стабильным заработком.

Отрицает Арсентьев и свою вину в совершении преступления, предусмотренного пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ. Он считает, что судом не доказан состав этого преступления, т.к. не установлены мотив, цель, эмоциональное состояние, согласованный характер действий соисполнителей преступления.

При этом он утверждает, что никакого насилия к потерпевшему не применял. Частичное же признание им вины в указанном преступлении на предварительном следствии является оговором и совершено под давлением сотрудников правоохранительных органов и сокамерников.

По этой причине Арсентьев считает ряд своих показаний, данных им на предварительном следствии, недопустимыми доказательствами, полученными с нарушением закона.

Более того, он утверждает, что аналогичные показания других осужденных Навасардяна и Евсеева также являются недопустимыми доказательствами.

При этом судом было необоснованно, в нарушение ст. 47 УПК РФ, отказано в удовлетворении ходатайств защиты о вызове в суд свидетелей К М , А которые могли бы подтвердить данные об оказании психологического и физического давления на него со стороны оперативных сотрудников и сокамерников. Такие действия суда, считает осужденный, противоречат ч. 2 ст. 159 УПК РФ, а также нарушают принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 15 УПК РФ.

Далее в жалобе Арсентьев указывает, что показания свидетеля Б которые он давал на предварительном и судебном следствии не могут быть признаны доказательствами по делу, поскольку являются ложными и противоречивыми.

Указывает на противоречия в показаниях свидетеля Б , данных им в ходе производства по делу.

Утверждает, что все свои признательные показания дал под давлением сотрудников милиции, а также под их диктовку.

Ссылаясь на показания свидетеля Д - эксперта-криминалиста, проводившего вскрытие трупа Ш делает вывод, что следствием неправильно установлено время смерти последнего.

Также по делу не выяснено, каким образом труп потерпевшего оказался в Следствием не проведено исследование обуви потерпевшего.

Делает вывод, что местом совершения преступления является место обнаружения трупа.

Указывает, что суд не дал оценки показаниям свидетелей Ш и П , данных ими на предварительном следствии, о том, что они видели потерпевшего без куртки в магазине « » в ночное время, т.е. уже после ссоры с осужденными.

Анализируя доказательства, имеющиеся в деле, Арсентьев приходит к выводу о недоказанности своей вины в убийстве Ш Кроме того, автор жалобы указывает, что следствием не была отработана в полной мере версия о причастности к совершению преступления других лиц, тем более что 9 ноября 2008 года служебная собака, после обнаружения трупа привела следственную группу к конкретным квартирам, расположенным на , которые не были осмотрены, а проживающие в них люди допрошены.

На основании изложенного Арсентьев высказывает предположение, что Ш могли убить в указанном доме, а затем его труп перетащить в парк.

Далее осужденный утверждает о недоказанности его причастности к открытому хищению куртки и сотового телефона у потерпевшего.

В подтверждение этого он ссылается на показания осужденного Евсеева, который и похитил данные вещи, а также на иные, имеющиеся в деле доказательства.

Кроме того, в жалобе Арсентьев указывает, что в ходе судебного заседания потерпевшие открыто демонстрировали свое негативное отношение к подсудимым, высказывали угрозы в их адрес, а также в адрес суда, нецензурно выражались, чем оказывали давление на государственного обвинителя и председательствующего. При этом суд не принял никаких мер к устранению этих факторов.

По мнению автора жалобы, суд необоснованно ограничил его в праве на ознакомление с отдельными частями протокола судебного заседания, отказав в удовлетворении таких ходатайств, на том основании, что такое ознакомление является правом, а не обязанностью суда.

Во вводной части приговора, в нарушение ст. 304 УПК РФ, не указаны данные о его службе в уголовно-исполнительной системе РФ, в результате чего, по мнению Арсентьева, ему неправильно был назначен вид исправительного учреждения, где он должен отбывать наказание.

Неправильно установлено время встречи осужденных с потерпевшим 9 ноября 2008 года. Ссылаясь на материалы дела, указывает, что эта встреча произошла после 2 часов ночи.

Суд в приговоре исказил показания, данные им в судебном заседании (стр. 4 приговора).

Не учтены важные обстоятельства, а именно, что Ш на предварительном следствии показала о встрече ночью 9 ноября 2008 года, в районе , с О с которым у её сына ранее был конфликт из-за девушки. Не учтен судом и ряд показаний, данных участниками судебного заседания об обстоятельствах ночи 9 ноября, в частности, С и С Суд не дал оценки и не учел в приговоре показания участников судебного заседания С , К и Н характеризующих Арсентьева исключительно с положительной стороны.

В приговоре не указано место, где произошла смерть потерпевшего.

Суд положил в основу приговора предположение следователя о месте совершения преступления, которое не подкреплено данными, установленными в ходе проведении следственных действий, связанных с осмотром места происшествия.

Как, указывает Арсентьев, на фотоснимках, приобщенных к протоколу осмотра места происшествия, отсутствуют следы волочения тела, Отсутствуют и доказательства того, что он с Навасардяном перетащил труп Ш в парк. Такой вывод суда опровергается материалами дела.

В описательно-мотивировочной части приговора суд сослался на заключение судебного медицинского эксперта от 23 января 2009 года, которого нет в материалах дела.

Не соглашаясь с выводами суда о причинах и времени смерти потерпевшего, Арсентьев обращает внимание на заключение эксперта Д данное им в судебном заседании.

По мнению автора жалобы, в действиях названного эксперта имеются признаки заинтересованности в результатах дела, им нарушены положения Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», а его заключение является заведомо ложным.

Суд в приговоре не указал, на какие конкретно показания Евсеева, данные им на предварительном следствии и оглашенные в судебном заседании, он сослался, указывая на то, что он помог Евсееву снять куртку с потерпевшего после избиения последнего. Арсентьев утверждает, что Евсеев подобных показаний не давал.

Также автор жалобы утверждает, что вывод суда о возможности нанесения им удара локтем потерпевшему в голову тем способом, который продемонстрировал свидетель Б на судебно-следственном эксперименте, не соответствует пояснениям эксперта Д . Суд же в приговоре исказил данные экспертом пояснения, указав о возможности такого удара со стороны Арсентьева при названных Б условиях.

Оспаривает Арсентьев обоснованность заключения эксперта-трассолога № от 19 ноября 2009 года, указывая при этом, что эксперт Г , давший это заключение, не имеет соответствующей аттестации для проведения самостоятельной экспертизы, имеет среднее техническое образование по специальности «строительство», ранее подобных экспертиз не проводил, а также не имеет какого-либо образования по специальности «трассологическая экспертиза».

Ставит Арсентьев под сомнение и заключения экспертов от 28 января 2010 года № , от 11 августа 2010 года, указывая, что они являются незаконными и необоснованными, поскольку даны сотрудниками ЭКЦ ГУВД по области.

Считает, что суд необоснованно отверг показания осужденных об оказании на них давления в ходе предварительного следствия.

Далее в жалобе Арсентьев проводит анализ положений Конституции РФ, Европейской конвенции, уголовно-процессуального закона и иных нормативно- правовых актов, определяющих права человека и основные принципы уголовного судопроизводства, в результате которого приходит к выводам о системных нарушениях, допущенных судом при производстве по настоящему делу.

Также Арсентьев считает, что судом при постановлении приговора не учтены требования ст.ст. 14, 18, 302 УПК РФ, поскольку выводы о его виновности в совершении разбойного нападения и убийства основаны на предположениях, не подтверждены совокупностью доказательств, а также судом не устранены все имеющиеся противоречия.

Кроме того, приговор постановлен с нарушением требований ст. 1, 7, 14- 17, 297, 299 УПК РФ.

Автор жалобы указывает, что суд при назначении наказания не учел тяжелое материальное положение его семьи, а также все смягчающие наказание обстоятельства.

Не соглашается Арсентьев с приговором в части разрешения судом гражданских исков потерпевших.

В кассационной жалобе на постановление судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда от 10 декабря 2010 года Арсентьев указывает, что в решении судьи отсутствуют основания и мотивы отказа или удовлетворения его замечаний на протокол судебного заседания.

Кассационная жалоба Навасардяна А.А. В своей жалобе Навасардян выражает несогласие с приговором, просит его отменить, а дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей.

В обоснование своих требований Навасардян утверждает, что имеющиеся в деле доказательства, в частности показания свидетелей, оценены судом с обвинительным уклоном.

Суд не дал оценки показаниям эксперта Д о том, что смерть потерпевшего могла наступить в промежутке между 3 и 4 часами ночи.

По мнению автора жалобы, суд сфальсифицировал в приговоре показания свидетеля С о том, что последний не осматривал прилегающую территорию к магазину « », поскольку в протоколе от 14 июня 2010 года С показал о том, что обходил магазин, а о наличии крови возле магазина не помнит.

Суд в приговоре сослался на показания осужденных, данных ими на предварительном следствии, только в той части, в которой они необходимы для поддержки обвинения, противоречия, имевшиеся в этих показания, судом устранены не были.

Судом при вынесении приговора допущены нарушения УПК РФ, в частности положений ст. 7, 14, 15, 17, 240, 271, 302, а также ст. 49, 123 Конституции РФ, ст. 3, 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Протокол судебного заседания изготовлен с нарушением ч.7 ст.259 УПК РФ, искажен и не соответствует действительности.

Навасардян указывает на противоречия выводов суда в приговоре. Так на листе 7 приговора суд дает оценку показаниям свидетеля Б отличную, от указанных на страницах 16 и 17.

Ссылка в приговоре на соответствие показаний Б об обстоятельствах произошедшего показаниям Арсентьева и заключению эксперта, по мнению Навасардяна, является несостоятельной, поскольку эти доказательства противоречат друг другу.

Суд исказил в приговоре показания Навасардяна и Арсентьева в части утверждения, что они видели как к магазину « подходили Б и Евсеев.

Далее автор жалобы указывает на другие, по его мнению, несоответствия в приговоре, касающиеся выводов суда относительно фактических событий 9 ноября 2008 года.

Как утверждает Навасардян, в приговоре не дана оценка показаниям свидетеля С , данных им на предварительном следствии. Он считает, что эти показания свидетеля являются более достоверными, чем его же показания в суде, поскольку были даны спустя лишь 3 месяца после смерти потерпевшего.

При этом автор жалобы указывает, что судом показания С на предварительном следствии, полученные без нарушений УПК РФ, проигнорированы, а в основу приговора положены его показания в суде.

Навасардян считает такие действия суда несправедливыми, поскольку из приговора непонятно, почему суд указывает только на те показания, которые подтверждают вину осужденных и не указывает и не дает оценки показаниям, подтверждающим их невиновность.

Искажены в приговоре, по мнению Навасардяна, показания свидетелей Ш и П .

Так в приговоре указано, что «Ш не видел крови на лице и руках у человека, который заходил в магазин». Однако согласно материалам дела Ш пояснял, что не обращал внимания на лица посетителей.

Навасардян в жалобе считает, что суд безмотивно исключил из доказательной базы те показания свидетелей на предварительном следствии, которые оправдывали осужденных. В то же время признательные показания последних, полученные с нарушением УПК РФ, суд положил в основу приговора.

Суд не подверг судебному контролю постановление следователя от 30 апреля 2010 года, что является нарушением ст. 6 Европейской конвенции по правам человека, а также отказал в рассмотрении доводов осужденных об оказанном на них давлении на предварительном следствии.

Далее автор жалобы указывает на имеющиеся в приговоре обстоятельства совершения преступлений, которые противоречат материалам дела, в частности, протоколу осмотра места происшествия от 9 ноября 2008 года.

В приговоре не дана оценка показаниям свидетеля Д о возможности наступления смерти потерпевшего в 3-4 часа ночи.

Ссылаясь на данные биллинга телефонов Ш и Арсентьева, имеющиеся в материалах дела, Навасардян делает вывод о том, что Б не мог присутствовать при встрече его и Арсентьева с потерпевшим, а, следовательно, показания свидетеля в этой части являются ложными.

Также он, анализируя заключение эксперта-трассолога, его показания в суде, показания эксперта Д , делает выводы о наличии в них противоречий, не учтенных и не устраненных в приговоре.

Не дана оценка судом данным в экспертном заключении № от 8 декабря 2009 года о якобы имевшейся у Навасардяна судимости с учетом того, что эта информация действительности не соответствует.

Предположения суда о корыстном мотиве осужденных на совершение разбоя и предварительном сговоре не основаны на доказательствах.

При этом, как указывает Навасардян, по делу установлено, что он имуществом потерпевшего не завладевал и в личную собственность не обращал, а вывод суда о его виновности в разбое противоречит разъяснениям, указанным в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №29 от 27 декабря 2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Автор жалобы просит проверить обоснованность решений суда об отказе в удовлетворении его ходатайств об исключении ряда доказательств.

Кроме того, Навасардян указывает на ряд «технических ошибок», допущенных экспертами при проведении экспертиз, которые, по его мнению, свидетельствуют о фальсификации результатов этих экспертиз.

Считает необоснованным экспертное заключение № от 6 октября 2009 года, поскольку, по его мнению, экспертом И фактически не было проведено исследование вещественных доказательств. На это, по мнению Навасардяна, указывает тот факт, что вещественное доказательство - кровь Ш поступило на экспертизу, опечатанное печатью , при этом в суде в ходе осмотра вещественных доказательств это доказательство также было опечатано печатью с указанным номером.

Далее автор жалобы указывает на неоднократные, по его мнению, нарушения закона, допущенные следователем Т в ходе досудебного производства по делу.

В заключение автор жалобы обращает внимание на то, что после убийства Ш он находился в течение года на свободе и в этот период не совершил каких-либо противоправных деяний.

Более того Навасардян указывает, что в этот год он устроился на работу в воспитательную колонию и обучался в высшем учебном заведении.

Суд, по его мнению, эти обстоятельства при вынесении приговора не учел.

Кроме того суд при назначении осужденным наказания не дал оценку их личностям, условиям жизни до заключения под стражу, а также не учел их материальное положение.

В кассационной жалобе на постановление судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда от 28 сентября 2010 года, осужденный Навасардян выражает несогласие с решением судьи в части отказа ему в бесплатной выдаче копий материалов уголовного дела, считая, что это нарушает его право на защиту.

В кассационной жалобе на постановление судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда от 10 декабря 2010 года Навасардян указывает, что в решении судьи отсутствуют основания и мотивы отказа или удовлетворения его замечаний на протокол судебного заседания. Кроме того, не обеспечено его участие в рассмотрении заявления.

Кассационная жалоба Евсеева Д.А. В своей жалобе Евсеев, не соглашаясь с приговором суда, просит его изменить, оправдать по ст. 105 УК РФ, а содеянное по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ переквалифицировать на чЛ ст. 161 УК РФ, определив наказание в пределах санкции указанной нормы с учетом смягчающих наказание обстоятельств.

Евсеев считает, что приговор постановлен с нарушением ст. 302 УПК РФ, поскольку основан на домыслах и предположениях, а вывод суда о его виновности в совершении преступлений не подтвержден совокупностью исследованных в суде доказательств.

В обоснование своих требований Евсеев указывает, что ночью 9 ноября 2008 года у магазина « » Ш ударил два раза по лицу Навасардян, в ответ на претензии и угрозы потерпевшего по поводу использования его мобильного телефона, он же (Евсеев) хотел поддержать Ш схватив того за плечо, однако потерпевший стал вырываться, в результате чего его куртка с мобильным телефоном оказалась у Евсеева.

Куртку он выбросил в реку, а телефон продал. Никакого иного насилия он к потерпевшему не применял.

Аналогичные показания, как указывает автор жалобы, дали и другие осужденные Арсентьев и Навасардян.

Что же касается его признательных показаний на предварительном следствии, от которых он отказался в судебном заседании, то Евсеев утверждает, что они были даны под давлением со стороны работников правоохранительных органов и сокамерников, о чем им и его защитником неоднократно сообщалось органам прокуратуры и суду.

Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетеля А о вынужденном оговоре в результате оказанного на него давления.

Судом не дана оценка показаниям этого свидетеля.

Также Евсеев утверждает, что его показания и показания других осужденных о непричастности к инкриминируемым им деяниям согласуются с показаниями свидетелей Ш и П на предварительном следствии. Данные показания оглашались в судебном заседании.

Показания же свидетеля Б на предварительном следствии являлись противоречивыми, нестабильными, отличаются от тех, которые он давал в суде, и опровергаются другими доказательствами.

Так, Б показал, что местом происшествия являлась территория справа от магазина « », однако согласно протоколу осмотра места происшествия от 9 ноября 2008 года труп потерпевшего обнаружен в от места обнаружения трупа идут следы волочения в сторону дома , а в метрах от магазина « » обнаружено место со следами борьбы. Это место, как указывает Евсеев, находится слева от магазина.

Кроме того, согласно показаниям после нанесения ударов потерпевшему было много крови, однако ни свидетель Ш , ни свидетель С следов крови рядом с магазином не обнаружили.

По мнению Евсеева, критически следует отнестись и к показаниям Б о том, что он отчетливо видел все происходившее с Ш это его утверждение опровергается тем обстоятельством, что происходящее происходило осенней ночью, а источником освещения в том месте являлся только фонарь над фронтальным фасадом магазина « », свет которого правый торец магазина не освещал.

Кроме того, в своих показаниях Б утверждал, что до того как он и осужденные встретили Ш они были вчетвером, однако это опровергается имеющимися в деле доказательствами, в частности, распечатками звонков с телефона Арсентьева.

По мнению Евсеева, также являются недостоверными показания этого свидетеля в части описания избиения потерпевшего. Так Б показал, что осужденные пинали лежащего на земле Ш после чего Евсеев снял с него куртку. Эти обстоятельства, считает автор жалобы, опровергаются показаниями свидетеля Р , который в квартире Б видел куртку потерпевшего и показал об отсутствии на ней следов крови и грязи.

В итоге Евсеев полагает, что местом совершения преступления мог являться где был обнаружен труп потерпевшего.

В заключение автор кассационной жалобы указывает, что по делу не установлены иные, имеющие значение обстоятельства, а именно, каким образом труп потерпевшего попал на территорию от установленного следствием места драки возле магазина « ».

Не доказан по делу и предварительный сговор его с другими осужденными на совершение разбойного нападения.

Кассационная жалоба защитника-адвоката Семеновой Л.С Не соглашается с приговором адвокат Семенова, просит приговор в отношении Арсентьева отменить, уголовное дело прекратить за непричастностью к совершению преступления.

В обоснование своей просьбы защитник указывает, что приговор постановлен с нарушениями требований ст. 379, 380 УПК РФ, выводы суда противоречат фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, судом не учтены обстоятельства, которые существенно влияют на выводы суда, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие.

Так в основу приговора положены противоречивые показания свидетеля Б на предварительном следствии и в суде, показания Арсентьева, Навасардяна и Евсеева, от которых последние отказались в судебном заседании, мотивировав свой отказ от них оказанным давлением со стороны сотрудников правоохранительных органов и сокамерников.

Адвокат в жалобе ссылается на показания свидетеля А , который ранее был арестован по настоящему уголовному делу, давал признательные показания в совершении разбойного нападения и убийства Ш , ему предъявлялось обвинение, и он содержался под стражей с ноября 2008 года до мая 2009 года. В последующем уголовное дело в отношении него было прекращено за непричастностью к совершению преступлений.

Как указывает в жалобе защитник, в судебном заседании А пояснил, что признательные показания по убийству Ш он давал под физическим и психологическим давлением со стороны оперативного состава милиции и сокамерников.

Судом эти показания оценены не были. Причем суд, отвергая доводы Арсентьева о физическом и психологическом воздействии на него, указал на отсутствие доказательств такого воздействия. Нет в приговоре и мотивировок, почему судом эти показания отвергнуты.

Далее защитник-адвокат Семенова в жалобе излагает свою версию событий, согласно которой Арсентьев никаких действий по отношению к потерпевшему Ш не предпринимал, ударов ему не наносил, вещи не забирал, не вступал в сговор на совершение разбойного нападения.

Последнее утверждение, как указывает автор жалобы, подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании, в частности, показаниями свидетеля Б её подзащитного и других осужденных.

Адвокат Семенова считает, что на предварительном следствии и в суде достоверно установлено, что вещами потерпевшего завладел Евсеев, он же ими распорядился.

При этом показаний Евсеева о предварительном сговоре с другими осужденными на завладение имуществом Ш в деле не имеется.

Кроме того автор кассационной жалобы указывает и на непричастность Арсентьева к совершению убийства потерпевшего Ш В обоснование этого утверждения она приводит следующие доводы.

Так о причастности к совершению данного преступления её подзащитного на предварительном следствии и в суде показал Б утверждая, что он видел, как Арсентьев нанес потерпевшему один удар в правую область головы локтем.

Однако суд, положив в основу приговора показания Б , не указал, почему он доверяет этим показания и отвергает показания Навасардяна, Евсеева и Арсентьева о непричастности последнего в совершении убийства.

По мнению автора жалобы, не приведено в приговоре каких-либо объективных доказательств, подтверждающих описанные в протоколе осмотра места происшествия место драки, место нахождения трупа и следы волочения тела потерпевшего.

Кассатор указывает на имеющиеся противоречия в показаниях свидетелей Б и С о месте совершения преступления и о том, что показания Б противоречат протоколу осмотра места происшествия.

Оспаривает Семенова вывод следователя о том, что труп Ш был перемещен в парк от магазина « », ссылаясь при этом на фактические данные, установленные в ходе осмотра места происшествия, в частности, обнаруженные следы крови, а также на разъяснения судебно-медицинского эксперта, который исключил возможность волочения тела Ш через асфальтовое покрытие.

В итоге защитник считает, что местом совершения преступления в отношении Ш является Далее адвокат Семенова приводит показания судебно-медицинского эксперта, который не исключил возможность причинения телесных повреждений потерпевшему и после 2-х часов ночи, а также показания на предварительном следствии свидетеля Ш - охранника магазина « », согласно которым потерпевший Ш около двух часов ночи заходил в магазин за товаром, в связи с чем она делает вывод о наличии у Арсентьева и других осужденных алиби.

В тоже время автор жалобы указывает, что следствием не была отработана в полной мере версия о причастности к совершению преступления других лиц, тем более что 9 ноября служебная собака, после обнаружения трупа, привела следственную группу к дому к квартирам, которые не были осмотрены, а проживающие в них люди допрошены.

На основании изложенного защитник-адвокат делает вывод о невиновности Арсентьева во вмененных ему преступлениях.

В кассационной жалобе защитник Арсентьева Е.В. просит приговор в отношении Арсентьева М.В. отменить, уголовное дело прекратить за непричастностью его к совершению преступлений и приводит доводы аналогичные изложенным в жалобе адвоката Семеновой.

Кассационная жалоба защитника-адвоката Суренковой Г.И. В свое жалобе Суренкова, не соглашаясь с приговором суда, просит его изменить, оправдать Евсеева по ст. 105 УК РФ, содеянное Евсеевым по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ переквалифицировать на ч.1 ст. 161 УК РФ, определив наказание в пределах санкции указанной нормы.

В обоснование своих требований С указывает, что её подзащитный, а также Навасардян и Арсентьев неоднократно давали показания о своей непричастности к вмененным им преступлениям и утверждали, что о разбойном нападении на Ш они не сговаривались, а случившееся являлось лишь обычным конфликтом, вызванным претензиями Ш по поводу использования его телефона Навасардяном.

Что же касается признательных показаний осужденных на предварительном следствии, от которых они отказались в судебном заседании, то защитник-адвокат утверждает, что они были даны под давлением со стороны работников правоохранительных органов и сокамерников, о чем неоднократно сообщалось в органы прокуратуры и суду.

Изложенное, по мнению Суренковой, согласуется с показаниями свидетеля А о вынужденном оговоре в результате оказанного на него давления.

Судом не дана оценка показаниям этого свидетеля.

Также показания осужденных о непричастности к инкриминируемым им деяниям согласуются с показаниями свидетелей Ш и П на предварительном следствии.

Показания же свидетеля Б которые суд положил в основу приговора, в ходе производства по делу (протоколы допросов свидетеля от 10 июня 2010 года, 13 октября 2009 года, 29 октября 2009 года, 3 февраля 2010 года) являлись нестабильными и непоследовательными и опровергаются другими доказательствами, исследованными в суде.

Автор кассационной жалобы считает, что следствием неправильно определено место совершения преступления в отношении Ш , поскольку согласно показаниям свидетеля Б согласующихся с протоколом осмотра места происшествия, после нанесения ударов потерпевшему было много крови, однако ни свидетель Ш (охранник магазина « »), ни свидетель С , следов крови рядом с магазином не обнаружили.

Защитник-адвокат предполагает, что местом совершения преступления мог являться где был обнаружен труп потерпевшего.

Изложенное, по мнению кассатора, ставит под сомнение достоверность показаний свидетеля Б об обстоятельствах совершения преступлений.

Кроме того, у Евсеева в ходе следствия изымалась одежда, в которой он находился 8 ноября 2008 года, но следов крови на ней не обнаружено.

В заключение жалобы защитник-адвокат полагает, что бесспорных и достоверных доказательств причастности Евсеева к смерти потерпевшего не установлено, нет и доказательств предварительного сговора осужденных на совершение преступлений.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных Навасардяна А.А., Арсентьева М.В., Евсеева Д.А., защитников-адвокатов Суренковой Г.И., Семеновой Л.С, защитника Артемьевой О.А., государственный обвинитель - помощник прокурора Никитенко Е.В., потерпевшие Ш и С считают доводы жалоб необоснованными и просят приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что нарушений принципов равноправия, состязательности сторон в судебном заседании не допущено.

Председательствующим по делу были созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав.

Требования ст. 15 УПК РФ нарушены не были.

Материалами дела не установлено, что со стороны председательствующего по делу проявлялись предвзятость, необъективность или заинтересованность в исходе дела.

Так же Военная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных и их защитников о нарушении в ходе предварительного и судебного следствия уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов дела, предварительное и судебное следствие по данному уголовному делу проведено в соответствии с требованиями УПК РФ, с достаточной полнотой и объективно.

Вопреки доводам жалоб, при задержании осужденных, их допросах, назначении и проведении судебных экспертиз требования уголовно- процессуального закона, в том числе о разъяснении им права не свидетельствовать против себя, пользоваться помощью защитника и заявлять отвод эксперту, соблюдены.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия стороны не были ограничены в предоставлении доказательств и заявлении ходатайств. Все представленные доказательства судом исследованы и получили надлежащую оценку в приговоре, заявленные ходатайства, в том числе ходатайства стороны защиты о признании доказательств недопустимыми, назначении почерковедческой экспертизы и вызове дополнительных свидетелей разрешены судом в установленном законом порядке, принятые по ним решения достаточно обоснованы, мотивированы и являются правильными.

По окончании судебного следствия участники судебного разбирательства, в том числе и сторона защиты, ходатайств о дополнении судебного следствия не имели.

Доводы жалоб осужденных Арсентьева и Навасардяна и их защитников о том, что приговор обоснован недопустимыми доказательствами, также не соответствуют действительности, так как таких данных из материалов дела не усматривается.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст.259 УПК РФ. Замечания осужденных Арсентьева и Навасардяна о неполноте и необъективности протокола судебного заседания, на которые они ссылаются в кассационных жалобах, рассмотрены председательствующим в соответствии со ст.260 УПК РФ и частично удовлетворены. Оснований для признания постановлений председательствующего, вынесенных по результатам рассмотрения указанных замечаний, необъективными и необоснованными не имеется.

Указание в ч.2 ст.260 УПК РФ на незамедлительность рассмотрения председательствующим судьей поданных замечаний на протокол судебного заседания не означает, что судья во время разбирательства дела по существу, без соответствующей подготовки должен рассматривать замечания на часть протокола судебного заседания. Судьей обоснованно рассмотрены поданные замечания после рассмотрения дела и изготовления протокола судебного заседания в полном объеме. Кроме того, ссылка в жалобах на то, что поданные Арсентьевым и Навасардяном замечания на протокол судебного заседания не были рассмотрены незамедлительно, не влияет ни на результаты их рассмотрения, ни на законность и обоснованность приговора и не может являться основанием для его отмены.

Вопреки утверждениям осужденного Навасардяна, замечания на протокол судебного заседания, в соответствии с ч.2 ст.260 УПК РФ, рассматриваются в присутствии лиц, подавших замечания лишь в необходимых случаях, в связи с чем председательствующий для уточнения их содержания вправе, но не обязан, вызвать лиц, подавших замечания.

Таким образом, рассмотрение замечаний осужденного Навасардяна на протокол судебного заседания без его участия, несмотря на то, что он ходатайствовал об их рассмотрении в его присутствии, не свидетельствует о нарушении судом уголовно-процессуального законодательства.

Замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденными Арсентьевым и Навасардяном, рассмотрены председательствующим по делу в соответствии с требованиями ст.260 УПК РФ с вынесением мотивированных постановлений.

Сущность поданных замечаний в указанных постановлениях не искажена, все замечания рассмотрены в полном объеме. Законность и обоснованность постановлений судьи о рассмотрении замечаний осужденных на протокол судебного заседания сомнений не вызывают, в связи с чем утверждения указанных осужденных в жалобах об обратном - несостоятельны.

С учетом данных обстоятельств, доводы жалоб осужденных Арсентьева и Навасардяна о том, что протокол судебного заседания по данному делу составлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона и их замечания на него отклонены необоснованно, Военная коллегия также находит несостоятельными.

В связи с изложенным, нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Военная коллегия из материалов дела не усматривает.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении инкриминированных им преступлений, несмотря на не признание ими в судебном заседании своей вины, подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, и подробно изложенных в приговоре, в том числе сведениями об обстоятельствах совершенных преступлений, сообщенными самими осужденными на предварительном следствии и частично их показаниями в ходе судебного разбирательства.

Вопреки доводам кассационных жалоб, представленные по делу доказательства обоснованно оценены с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, как того требует ст.88 УПК РФ.

Последующее изменение показаний Арсентьевым, Евсеевым и Навасардяном не опровергает вывод суда о достоверности их первоначальных показаний, существенных противоречий в которых не имелось.

Материалы судебного следствия свидетельствуют о том, что судом принимались меры к выяснению причин противоречий в собранных по делу доказательствах, в том числе и в показаниях осужденных. Достоверными признаны те показания осужденных, которые в стадии судебного разбирательства нашли свое объективное подтверждение и согласуются с другими доказательствами, исследованными судом. Выводы суда о признании достоверными одних доказательств и несостоятельными других в приговоре мотивированы с приведением надлежащего обоснования.

Версии стороны защиты о непричастности к преступлению осуждённых, были опровергнуты доказательствами, поэтому обоснованно не приняты судом.

Доводы жалоб о том, что признательные показания на предварительном следствии Арсентьев, Навасардян и Евсеев давали в результате оказанного на них физического и психического воздействия со стороны работников милиции и сокамерников, проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются данными, содержащимися в материалах проведенных следственными органами и работниками прокуратуры проверок по соответствующим заявлениям Навасардяна, Арсентьева и Евсеева, подвергнутых судебному контролю, показаниями в суде оперативных работников С и И , свидетелей П , В и Т , а также заключением эксперта об отсутствии у Навасардяна в тот период времени каких-либо телесных повреждений, которые могли образоваться при изложенных им обстоятельствах.

Таким образом, каких-либо данных, свидетельствующих о применении к осужденным в ходе предварительного расследования недозволенных методов ведения следствия, о фальсификации указанных выше документов, а также о самооговоре или оговоре осужденными друг друга, из материалов дела не усматривается.

Заключения судебно-медицинской, судебно-биологической, трасологической экспертиз, вопреки доводам осужденных и их защитников, получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Оснований для исключения их из числа доказательств не имеется.

Судом на основании совокупности исследованных доказательств, в том числе показаний осужденных Евсеева, Арсентьева и Навасардяна на предварительном следствии, показаний свидетеля Б данных протокола осмотра места происшествия, заключения судебно-медицинского эксперта установлены обстоятельства совершения Навасардяном, Арсентьевым и Евсеевым убийства и разбоя.

Непоследовательным и противоречивым показаниям осуждённых об их роли в совершении преступлений и причинам неточностей в показаниях свидетеля Б в приговоре дана обоснованная и мотивированная оценка в совокупности с другими доказательствами, которые, вопреки доводам кассационных жалоб осуждённых, адвокатов и защитника, полностью подтверждают участие каждого из осуждённых в совершении разбойного нападения и убийстве Ш Все указанные доказательства приведены в приговоре, проанализированы и получили оценку суда, в том числе с учетом доводов защиты об оговоре осужденных свидетелем Б Также в приговоре получили оценку показания свидетеля Ш - охранника магазина « », данные им на предварительном следствии, согласно которым, около 23 часов 8 ноября, он видел в магазине человека одетого в кофту похожую на кофту потерпевшего. При этом он каких-либо телесных повреждений, либо крови на лице или руках у данного посетителя не заметил. Возникшие же противоречия в показаниях данного свидетеля на предварительном следствии и в суде Ш объяснил изложенной интерпретацией его показаний следователем в протоколе и не тщательным его прочтением, ввиду плохого зрения.

Доводы кассационных жалоб об отсутствии у осужденных предварительного сговора на разбойное нападение и умысла на убийство потерпевшего судом тщательно проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

Принимая во внимание установленные по делу обстоятельства, действия осужденных, связанные с хищением и удержанием имущества потерпевшего, непосредственно на месте преступлений и последствия содеянного, суд сделал правильный вывод, что разбойное нападение осужденные совершили по предварительному сговору, в ходе которого группой лиц совершили убийство.

При этом, исходя из характера совершенных действий, связанных с применением насилия к Ш , суд обоснованно установил наличие у осужденных умысла на лишение потерпевшего жизни.

Поскольку все осужденные непосредственно применяли к потерпевшему насилие, суд обоснованно признал каждого из них исполнителем убийства. При этом по смыслу закона не требуется, чтобы каждый из осуждённых причинил потерпевшему телесные повреждения, в результате которых наступила его смерть.

В связи с изложенным доводы кассационных жалоб в этой части не основаны на законе.

Судом действиям осужденных Арсентьева, Евсева и Навасардяна дана надлежащая юридическая оценка. Квалификация их действий по п.«в» ч.4 ст. 162 УК РФ и пп.«ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ является правильной, поскольку судом установлено, что нападение на потерпевшего было совершено осужденными именно в целях хищения его имущества, которым осужденные завладели и распорядились по собственному усмотрению, при этом к потерпевшему было применено опасное для жизни насилие, его здоровью был причинен тяжкий вред, в результате их согласованных действий наступила смерть Шайдуллина.

При этом на правильность квалификации действий осужденных не влияют доводы кассационных жалоб о том, что только Евсеев распорядился похищенным имуществом, поскольку разбой признается оконченным с момента нападения в целях завладения имуществом, соединенного с насилием, опасным для жизни или здоровья.

Гражданские иски разрешены по делу правильно.

3 сентября 2010 года постановлением судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда было удовлетворено ходатайство Навасардяна о предоставлении ему протокола судебного заседания и всех материалов уголовного дела для ознакомления, для чего осужденный был переведен из Учреждения ИЗ- города в Учреждение ИЗ- УФСИН России по краю (город ).

21 сентября 2010 года в суд поступило ходатайство Навасардяна, в котором он просил для написания кассационной жалобы и с целью не затягивания ознакомления предоставить ему копии материалов дела и протокола судебного заседания. При этом осужденным не было конкретизировано копии каких именно процессуальных документов из материалов дела ему необходимо предоставить.

Постановлением судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда от 28 сентября 2010 года ходатайство осужденного частично удовлетворено.

Судья постановил предоставить Навасардяну А.А. копию протокола судебного заседания по данному уголовному делу, в удовлетворении остальной части ходатайства - отказать.

Военная коллегия, проверив материалы дела, считает, что * указанное постановление судьи является законным и обоснованным. Судьей принято мотивированное решение о выдаче копии протокола судебного заседания Навасардяну, что касается предоставления ему копий остальных материалов уголовного дела, то осужденному было обеспечено право ознакомления со всеми материалами дела после постановления приговора.

Это право Навасардян реализовывал с 20 сентября 2010 года. На момент вынесения постановления судьи - 28 сентября 2010 года, ознакомление с материалами дела для него закончено не было.

Как видно из материалов дела Навасардян не был ограничен во времени и имел реальную возможность делать выписки из дела. При таких обстоятельствах оснований для выдачи ему копий материалов дела за счет средств федерального бюджета, судья обоснованно не усмотрел. Исходя из того, что Навасардяну предоставлена реальная и достаточная по времени возможность ознакомления с делом, оснований для вывода о нарушении его права на защиту и кассационное обжалование приговора, не имеется.

Наказание Арсентьеву, Евсеву и Навасардяну назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных, характеризующих их личности, обстоятельств, смягчающих их наказание. Так же судом учтено поведение подсудимых Арсентьева и Евсеева до совершения ими преступных действий, характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений.

Учел суд роль и степень участия каждого из подсудимых в совершении преступлений.

Назначенное Арсентьеву, Евсееву и Навасардяну наказание, как за каждое преступление, так и по их совокупности соответствует содеянному ими и по своему виду и сроку является справедливым. Оснований для его смягчения кому-либо из осужденных не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст. 377, п.1 ч.1 378 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 30 августа 2010 года, а также постановления судьи Восточно-Сибирского окружного военного суда Краснопевцева С.А. от 10 декабря 2010 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания Навасардяна А.А. и Арсентьева М.В., от 28 сентября 2010 года о рассмотрении ходатайств Навасардяна А.А. о предоставлении ему копии протокола судебного заседания и материалов уголовного дела оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Навасардяна А.А., Арсентьева М.В., Евсеева Д.А., защитников-адвокатов Суренковой Г.И., Семёновой Л.С и защитника Арсентьевой Е.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 207-О11-2

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 18. Язык уголовного судопроизводства
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 159. Обязательность рассмотрения ходатайства
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 304. Вводная часть приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх