Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 207-О12-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 августа 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Королёв Леонид Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 207-О12-2

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 августа 2012 г.

 

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Королева Л.А.
судей Коронца А.Н., Шалякина А С.
при секретаре Балакиревой Н.А.

с участием старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко С И ., осужденного Корнеева А В его защитника - адвоката Кострицы И.В., защитника осужденного Байновского М.Н. - адвоката Давтяна С.А. рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Корнеева А.В., Байновского М.Н., защитника-адвоката Сокова А.В. на приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 4 июня 2012 года, по которому военнослужащие войсковой части 23292 рядовой Байнов ский М Н не имеющий судимости, осужден: - по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 17 лет без ограничения свободы; - по пп. «а» и «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев; - п о ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) к штрафу 10 000 рублей; по совокупности совершенных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Байновскому М.Н. определено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы сроком на 18 лет в исправительной колонии строгого режима без ограничения свободы, а также 2 штрафа в размере 10 000 рублей, который постановлено исполнять самостоятельно; рядовой Корнеев А В ранее не судимый, осужден к лишению свободы: - по ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 11 лет, без ограничения свободы; - по пп. «а» и «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) сроком на 1 год 6 месяцев; по совокупности совершенных преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание Корнееву А.В. определено путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы сроком на 12 лет в исправительной колонии строгого режима без ограничения свободы, рядовой Егоров Е В , не имеющий судимости, осужден к лишению свободы по пп. «а» и «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) сроком на 2 года в колонии-поселении.

Удовлетворив частично гражданские иски потерпевшей, суд постановил: - взыскать с Байновского М.Н. в пользу С в счет компенсации морального вреда рублей; - взыскать с Корнеева А.В. в пользу С в счет компенсации морального вреда рублей; - взыскать с Байновского М.Н. в пользу С в счет возмещения расходов на погребение рубля.

Кроме того, за С признано право на удовлетворение заявленного к Байновскому М.Н. гражданского иска о возмещении материального ущерба, а вопрос о его размере передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части в удовлетворении исков потерпевшей судом отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Королева Л.А., выступления осужденного Корнеева А.В., защитников - адвокатов Кострицы И.В. и Давтяна С.А., поддержавших доводы кассационных жалоб мнение старшего военного прокурора управления Главной военной прокуратуры Бойко С И ., возражавшего против удовлетворения кассационных жалоб осужденных и защитника и полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, Военная коллегия у с т а н о в и л а : 3 осужденные признаны виновными: Байновский - в умышленном причинении смерти другому человеку с целью скрыть другое преступление, а также тайном хищении чужого имущества; Байновский, Корнеев и Егоров - в тайном хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в иное хранилище; Корнеев - в содействии совершению умышленного причинения смерти другому лицу с целью скрыть другое преступление путем устранения препятствий, а также заранее обещанном сокрытии следов преступления.

Согласно приговору эти преступления совершены осужденными при следующих обстоятельствах.

Егоров, выполняя работы на обособленной территории, охраняемой отдельным нарядом патруля, расположенной в парке боевых машин войсковой части , обнаружил хранившиеся в кунге одного из автомобилей бензоэлектрические агрегаты. С корыстной целью он решил их похитить в ходе несения службы в суточном наряде на данном объекте. При этом Егоров 19 июля 2011 года данное хищение предложил совершить Байновскому и Корнееву, пообещав им часть вырученных от продажи денег, на что последние согласились.

После прибытия 19 июня 2011 года в парк боевых машин войсковой части , расположенный в городе наряда, назначенного для охраны указанного объекта, в состав которого входили начальник патруля прапорщик Б , а также Байновский, Егоров и Корнеев наряду с другими военнослужащими в качестве патрульных. Егоров около 23 часов по телефону договорился с ранее ему знакомым гражданином П. о продаже тому предполагаемых к хищению бензоэлектрических агрегатов. Тот, в свою очередь, сообщил, что сможет приехать за данными агрегатами утром 20 июля 2011 года.

После распития спиртных напитков Байновский и Егоров около 3 часов 20 июля 2011 года с целью реализации ранее достигнутой договоренности о хищении бензоэлектрических агрегатов прибыли к хранилищу № расположенному на охраняемой Корнеевым территории, где Егоров, используя найденный им металлический прут, вскрыл навесной замок на воротах бокса указанного хранилища, в которое незаконно проникли Байновский, Корнеев и он сам, из кунга находящегося там автомобиля военный номер тайно забрали и вынесли из хранилища два бензоэлектрических агрегата АБ-1-30М1 № общей стоимостью рубля, инадлежавших войсковой части , которые перенесли за хранилище № к деревянному забору, огораживающему территорию парка, для последующей продажи гражданину П.

Около 3 часов 30 минут похищенные ими бензоэлектрические агрегаты были обнаружены начальником патруля Б Байновский и Корнеев во 4 исполнение распоряжения Б перенесли один из указанных агрегатов в столярную мастерскую, расположенную на территории парка.

Желая скрыть совершенное хищение имущества, Байновский предложил Корнееву и Егорову оказать ему содействие в убийстве Б Данное предложение им было повторено и при обсуждении вопроса о происшедшем на территории парка около хранилища № Байновским было предложено Корнееву привести Б к пожарному колодцу, расположенному на территории парка боевых машин за боксом № , а Егорову - принести лопаты для последующего сокрытия трупа убитого. Также им было предложено принять меры по сокрытию следов преступления. Непосредственно же совершить убийство Байновский решил сам.

Егоров, не восприняв предложение Байновского всерьез и отказавшись от участия в совершении убийства, ушел в патрульное помещение. Корнеев в соответствии с предложением Байновского направился на поиски Б и, обнаружив того возле помещения контрольно-технического пункта парка боевых машин, зная о намерении Байновского, сообщил начальнику патруля о плохом самочувствии последнего, который ожидал их около пожарного колодца на территории автопарка.

Около 4 часов 20 июля 2011 года, находясь рядом с указанным колодцем, Байновский после того, как Б повернулся к нему спиной, вытащив штык-нож № из ножен и желая убить последнего, нанес ножом начальнику патруля удар в шею справа, причинив колото-резаное ранение с повреждением сосудов, проникающее в полость трахеи, что вызвало острую массивную кровопотерю. Б после причинения ему ранения побежал в сторону контрольно-технического пункта парка. Байновский, желая довести задуманное до конца, побежал за начальником патруля. В ходе преследования Байновский, догнав его между постаментом с автомобилем и границей поста № и толкнув в спину, повалил на землю. После этого он нанес Б множество ударов штык-ножом по туловищу и голове. В результате примененного Байновским насилия к Б последнему были причинены множественные колото- резаные повреждения головы и тела различной степени тяжести, в том числе и колото-резаное ранение шеи справа, проникающее в полость трахеи, вызвавшее острую массовую кровопотерю, по признаку опасности для жизни относящееся к тяжкому вреду здоровья, от которого Б скончался.

Убедившись в том, что Б мертв, Байновский, подозвав находившегося неподалеку Корнеева, совместно с ним волоком перетащил труп к пожарному колодцу. В целях недопущения обнаружения тела Б Байновский из карманов куртки вытащил два сотовых телефона, один из которых передал Корнееву для того, чтобы тот его спрятал, а второй в этих же целях оставил себе. Наряду с этим Байновский, обнаружив в кармане убитого деньги в сумме рублей и желая их похитить, забрал денежные средства себе. После этого Байновский указал Корнееву на необходимость скрыть следы преступления, то есть крови и волочения, что последний и выполнил. 5 Байновский, сбросив труп Б в пожарный колодец, пошел к постаменту с автомобилем, где совместно с Корнеевым стал засыпать следы крови землей.

Корнеев, понимая характер своих действий, направленных на сокрытие следов преступления, в свою очередь найденной тряпкой стирал следы крови на твердой поверхности земли, а также скрывал следы волочения тела, а затем, взяв форменную одежду Байновского, на которой имелись следы крови, вынес за территорию парка боевых машин и бросил в канализационный люк возле дома № После совершенного убийства Корнеев и Байновский, действуя во исполнение ранее достигнутой договоренности о хищении имущества и зная о прибытии покупателя утром 20 июля 2011 года, перенесли находившийся в столярной мастерской бензоэлектрический агрегат за хранилище № , где находился другой агрегат, для последующей продажи.

После прибытия подсудимых в патрульное помещение Егоров, получив информацию о совершенном, около 6 часов 30 минут сообщил Корнееву о предстоящем прибытии покупателя агрегатов, а затем через некоторое время о том, что тот прибыл.

Действуя в соответствии с ранее достигнутой договоренностью с корыстной целью, Байновский и Корнеев около 7 часов 20 июля 2011 года вытащили похищенные агрегаты через дыру в заборе, после чего продали их гражданину П. за рублей, чем причинили ущерб государству в лице войсковой части на сумму рубля.

В Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации поступили кассационные жалобы осужденного Байновского, Корнеева и его защитника - адвоката Сокова на указанное выше судебное решение.

В своей кассационной жалобе адвокат Соков, считая приговор Восточно- Сибирского окружного военного суда от 4 июня 2012 года незаконным и необоснованным, просит его отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

В обоснование своих требований он приводит следующие доводы.

Суд в приговоре проигнорировал доводы Корнеева и его защитников об отсутствии у Корнеева умысла на убийство Б не указав мотивы, по которым они были отвергнуты.

В приговоре не получили оценки показания Корнеева о том, что он не поверил словам Байновского о намерении убить потерпевшего, поскольку тот находился в состоянии алкогольного опьянения, и его же показания в суде о выполнении просьб и указаний Байновского из-за страха перед последним.

Вывод суда о том, что Корнеев участвовал в убийстве потерпевшего с целью скрыть ранее совершенное преступление (кражу бензоагрегатов), является несостоятельным.

Корнеев понимал, что о совершенной краже было известно третьим лицам и в связи с этим скрыть факт кражи убийством Б невозможно. 6 Таким образом, в деянии Корнеева отсутствует субъективная сторона вмененного ему преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Явка с повинной Корнеева, имеющаяся в материалах дела, была написана следователем Т а его подзащитным лишь подписана под давлением сотрудников правоохранительных органов сразу после его задержания.

Эти обстоятельства подтверждаются тем, что подсудимые Корнеев, Егоров и Байновский во время судебного следствия указали на Т как на самого активного участника получения их «признательных» показаний, а также показали, к кому и какие меры незаконного воздействия применял этот следователь.

Адвокат Василенко, который представлял интересы Корнеева на предварительном следствии, был назначен следствием уже после получения от Корнеева явки с повинной.

В заключение жалобы защитник указывает на чрезмерную, завышенную, противоречащую принципу разумности и справедливости, по его мнению, сумму гражданского иска, которую суд постановил взыскать с его подзащитного.

Осужденный Корнеев в своей кассационной жалобе выражает несогласие с приговором, указывая на его незаконность и необоснованность, просит его отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

При этом он утверждает, что в сговор с Байновским с целью содействия в убийстве потерпевшего он не вступал. В обоснование Корнеев указывает, что Байновский, говоря об убийстве Б , находился в состоянии алкогольного опьянения, и поэтому его слова он в серьез не воспринял, а Б он позвал к Байновскому лишь для разговора о продаже украденных агрегатов. Кроме того, Байновский в суде показывал, что на его просьбу, принести лопату и позвать потерпевшего Корнеев и Егоров не отреагировали.

Что же касается его помощи в укрывательстве трупа, то, как указывает Корнеев в жалобе, это было им сделано из-за страха перед Байновским.

Не соглашается Корнеев и с предъявленным ему гражданским иском, считая, что его действиями вреда потерпевшему причинено не было.

Также осужденный оспаривает квалификацию судом его деяний и назначенное наказание, полагая последнее чрезмерно суровым.

Осужденный Байновский в своей кассационной жалобе выражает несогласие с приговором, указывая на его незаконность и несправедливость, просит его отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях, поданных на кассационные жалобы осужденных Корнеева и Байновского, защитника Сокова, государственный обвинитель - старший помощник военного прокурора Восточного военного округа полковник юстиции Тимофеев В.М. и потерпевшая С считают доводы жалоб необоснованными и просят приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения. 7 Рассмотрев материалы дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, Военная коллегия находит, что выводы суда о виновности Корнеева, Байновского и Егорова в совершении преступлений, вмененных им по приговору, вопреки доводам кассационных жалоб, соответствуют фактическим обстоятельствам содеянного и основаны не только на их признательных показаниях, но и на иных согласующихся между собой и тщательно исследованных в суде доказательствах, к числу которых относятся: показания потерпевшей С свидетелей Б В Ж заключения судебно-медицинских экспертов, эксперта- криминалиста, акт инвентаризации от 21 июля 2011 года, протоколы проверки показаний на месте, очных ставок, осмотра мест происшествия, осмотра предметов, осмотра документов, выемки и другие.

Перечисленные доказательства подробно приведены в приговоре и надлежащим образом оценены судом. При этом окружной военный суд в приговоре указал мотивы, по которым признал допустимыми и достоверными указанные доказательства, положив их в основу приговора, и отверг другие доказательства, как несоответствующие действительности, в том числе показания Егорова о своей непричастности к продаже агрегатов, аналогичные показания Корнеева и Байновского, данные ими в интересах Егорова, а также показания Корнеева о его непричастности к пособничеству в убийстве Б . Правильность такой оценки сомнений не вызывает.

Что же касается доводов кассационных жалоб об отсутствии у осужденного Корнеева предварительной договоренности с осужденным Байновским о пособничестве в убийстве Б и его помощи Байновскому в сокрытии следов убийства из-за страха перед последним, то они являются необоснованными, поскольку не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, в суде и на предварительном следствии Корнеев неоднократно пояснял, что с Байновским находился в дружеских отношениях и никаких угроз от него ни перед убийством Б , ни во время его совершения не получал.

Кроме того, из материалов дела видно, что Корнеев изначально имел реальную возможность избежать участия в задуманном Байновским, в частности в то время, когда он ходил за Б , во время наблюдения возле хранилища за действиями Байновского при совершении тем убийства, в период сокрытия телефона и следов преступления, а также и позже.

При этом об осведомленности Корнеева о намерениях Байновского свидетельствует то, что последний дважды в настойчивой форме в разных местах и в присутствии других лиц заявлял об этом. Более того, Байновским был определен круг действий, которые должен был совершить Корнеев и против которых не возражал, а впоследствии и совершил.

К тому же по делу установлено, что Байновский в момент совершения убийства находился лишь в легкой степени алкогольного опьянения, то есть отдавал отчет своим действиям.

В связи с этим довод Корнеева и его защитника о том, что он всерьез не воспринимал слова Байновского, является несостоятельным. О распределении 8 между подсудимыми ролей при совершении убийства свидетельствуют как показания самого Корнеева, так и осужденных Байновского и Егорова, данные ими в ходе предварительного следствия по делу.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о виновности Корнеева в содействии совершению умышленного причинения смерти другому лицу с целью скрыть другое преступление путем устранения препятствий, а также заранее обещанного сокрытия следов преступления и дал правильную юридическую оценку его действиям, квалифицировав их по ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Также Военная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденного и защитника о нарушениях в ходе предварительного и судебного следствия уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь отмену приговора и направление дела на новое рассмотрение.

Как видно из протоколов следственных действий, в ходе допросов всем участникам разъяснялись права, предусмотренные ст. 42, 46, 47, 56 УПК РФ, в том числе право не свидетельствовать против самого себя.

Нарушений уголовно-процессуального закона на предварительном следствии и в суде, которые могли бы ограничить права осуждённых, повлиять на выводы суда о доказанности их вины и явиться основанием для отмены приговора, по делу не установлено.

Ссылки осужденного Корнеева и его защитника Сокова на то, что перед написанием явки с повинной на Корнеева оказывалось психологическое давление со стороны сотрудников правоохранительных органов, опровергаются протоколом соответствующего процессуального действия, подписанного Корнеевым, в котором отражено, что явка с повинной записана с его слов добровольно, без применения к нему физического насилия и давления (т. 1, л.д. 65), его показаниями в суде, в которых он подтвердил обстоятельства написания им явки с повинной, показаниями свидетелей - сотрудников правоохранительных органов Т Х и М , пояснивших в суде, что явка с повинной Корнеевым была написана добровольно, без принуждения.

Кроме того, обстоятельства совершения Корнеевым, Байновским и Егоровым преступлений, которые были указаны в явке с повинной Корнеева, впоследствии нашли свое подтверждение при проведении других процессуальных действий с его с участием и участием его защитника, в частности проверок показаний на месте, очных ставок и других.

На предварительном следствии Корнеев, Байновский и Егоров, а также их защитники не заявляли о каких-либо противоправных действиях следователей.

Не обжаловались ими действия таковых и в порядке ст. 125 УПК РФ.

В связи с изложенным нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Военная коллегия из материалов дела не усматривает.

Квалификация действий Корнеева по ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Байновского по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ УК РФ является правильной. 9 Вместе с тем приговор подлежит изменению ввиду неправильного применения уголовного закона.

Окружным военным судом Байновский, Корнеев и Егоров осуждены по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), а Байновский, кроме того, по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ).

Между тем согласно ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

В соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон имеет обратную силу в том случае, если он смягчает наказание или иным образом улучшает положение осуждённого. Уголовный закон, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

На момент совершения Байновским, Корнеевым и Егоровым указанных выше краж 20 июля 2011 года действовали чч. 1 и 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации внесены изменения, в соответствии с которыми в санкциях чч. 1 и 2 ст. 158 УК РФ был увеличен верхний предел наказания в виде обязательных работ и добавлено новое наказание в виде принудительных работ, которое подлежит применению с 1 января 2013 года. То есть данный закон ухудшает положение лица, совершившего преступление, а потому он не имеет обратной силы и, следовательно, на действия Байновского, Корнеева и Егорова, совершенные до вступления этого закона в силу, не распространяется.

Кроме того суд в приговоре, несмотря на то, что на момент совершения названных преступлений действовала другая редакция закона, в нарушение требований п. 3 ч. 1 ст. 299 и п. 5 ст. 307 УПК РФ, не обосновал свое решение о применении указанной выше редакции чч. 1 и 2 ст. 158 УК РФ, действующей на момент вынесения приговора.

Таким образом, квалифицировав действия Байновского, Корнеева и Егорова по пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), а Байновского по ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ), суд ухудшил положение осужденных.

При таких данных содеянное Байновским, Корнеевым и Егоровым в этой части следует переквалифицировать с пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) на пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ), а Байновским, кроме того, с ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ) на ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) со снижением наказания.

Согласно приговору в пользу С по ее искам в счет компенсации морального вреда постановлено к взысканию с Байновского рублей, а с Корнеева рублей. 10 Принимая решение об удовлетворении в отношении осужденных гражданских исков о компенсации морального вреда, суд сделал правильный вывод о наличии оснований для этого.

При этом суд, определяя размер компенсации морального вреда в соответствии со ст. 151, 1101 ГК РФ с соблюдением требований разумности и справедливости, учел степень вины осужденных, их роли при совершении убийства Б а также степень и характер нравственных страданий потерпевшей.

В связи с изложенным Военная коллегия считает, что гражданские иски разрешены в соответствии с законом.

Наказание осужденным Корнееву, Байновскому и Егорову определено с учетом всех обстоятельств дела, характера совершенных преступлений, всех данных об их личностях, их условиях жизни и воспитания до призыва на военную службу.

Суд обоснованно признал в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Корнеева и Байновского, их явки с повинной и не признал как явку с повинной составление протокола о явке с повинной Егорова, поскольку в ней осужденный указал иные обстоятельства хищения, в том числе и другое имущество.

При назначении наказания Корнееву и Егорову суд обоснованно принял во внимание их положительные характеристики, а также отрицательную характеристику Байновского.

Учел суд характер и степень общественной опасности совершенных каждым из осужденных преступлений, их поведение до призыва на военную службу, настойчивый характер их действий, направленных на хищение и реализацию имущества воинской части, выразившийся в продолжении осуществления этого намерения после совершения Байновским убийства Б и пособничества в этом Корнеева. Принял во внимание характер и степень фактического участия каждого из них в совершении преступлений, значение этого участия для достижения целей преступлений, его влияние на характер и размер причиненного вреда, в том числе и наиболее активную роль Егорова в совершенном хищении имущества.

Назначенное осужденным Корнееву, Байновскому и Егорову наказание как за каждое преступление в отдельности, так и по их совокупности соответствует содеянному ими и по своему виду и сроку является справедливым. Оснований для его смягчения, о чем имеются просьбы в кассационных жалобах, не усматривается.

В силу изложенного, руководствуясь ст. 377, п. 4 ч. 1 ст. 378 и ст. 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Восточно-Сибирского окружного военного суда от 4 июня 2012 года в отношении Байновского М Н , Корнеева А В и Егорова Е В изменить: 11 - переквалифицировать действия Байновского М.Н., Корнеева А.В. и Егорова Е.В. с пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ на пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы Байновскому Н.М. и Корнееву А.В. сроком на 1 год 4 месяца без ограничения свободы каждому, а Егорову Е.В. сроком на 1 год 10 месяцев с отбыванием назначенного наказания в колонии-поселении без ограничения свободы; - переквалифицировать действия Байновского М.Н. с ч. 1 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ на ч. 1 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой назначить наказание в виде штрафа в размере 9 000 тысяч рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначить: - Байновскому М.Н. по совокупности преступлений, предусмотренных пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, 17 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без ограничения свободы.

Назначенное Байновскому М.Н. наказание в виде штрафа исполнять самостоятельно; -Корне е ву А.В. по совокупности преступлений, предусмотренных пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ и ч. 5 ст. 33, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, 11 лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима без ограничения свободы.

В остальном приговор в отношении Байновского М.Н., Корнеева А.В. и Егорова Е.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Байновского М.Н., Корнеева А.В. и защитника-адвоката Сокова А.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 207-О12-2

УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 42. Потерпевший
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 56. Свидетель
УПК РФ Статья 125. Судебный порядок рассмотрения жалоб
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх