Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 209-АПУ14-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 сентября 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Воронов Александр Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 209-АПУ14-1

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 30 сентября 2014 г.

Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоВоронова А.В.,
судейЗамашнюка А.Н., Сокерина С.Г.
при секретареНосенко Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Буканева И.Н., апелляционным жалобам осужденного Искакова Э.Р. и его защитника И ., адвоката Шамрай Н.М., потерпевших Ж Ж и их представителя С на приговор 3 окружного военного суда от 2 июля 2014 года, по которому граждане Российской Федерации Искаков Э Р несудимый, осужден по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы; п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа; п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы; п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Искакову Э.Р. лишение свободы на срок 7 лет в воспитательной колонии.

Еремизов Т М несудимый, осужден по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа с ограничением свободы сроком на 1 год; п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы без ограничения свободы; п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Еремизову Т.М. лишение свободы на срок 15 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на год и 6 1 месяцев.

Как указано в приговоре, Еремизову Т.М. установлены ограничения «на изменение места жительства или пребывания без согласия уголовно- исполнительной инспекции и на выезд за пределы территории района области», а также возложена обязанность «являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации».

С Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. в солидарном порядке в пользу потерпевших Ж и Ж в счет возмещения имущественного вреда взыскано рублей, в возмещение расходов на погребение - рублей копеек; в порядке компенсации морального вреда потерпевшим с Еремизова Т.М. также взыскано рублей, а с Искакова Э.Р. (с учетом частичного возмещения) - рублей.

В удовлетворении остальных исковых требований, в том числе о возмещении расходов на ремонт автомобиля « », государственный регистрационный знак - отказано.

С законных представителей Искакова Э.Р. - И и И й взыскано по рублей в счет расходов, связанных с производством психолого-психиатрической экспертизы, принято решение о распределении других процессуальных издержек, решен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., объяснения осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., поддержавших апелляционные жалобы, поданные в их защиту, выступления адвоката Вольвач Я.В. и защитника И в защиту осужденного Искакова ЭР., адвоката Астапова К.Г. в защиту осужденного Еремизова Т.М., выступления потерпевшей Ж и ее представителя адвоката Корнеева М.М. по доводам жалобы потерпевших и их представителя, мнение прокурора Бойко СИ., поддержавшего апелляционное представление, полагавшего возможным удовлетворить жалобу потерпевших относительно вменения Искакову Э.Р. и Еремизову Т.М. квалифицирующего признака разбоя «с незаконным проникновением в жилище» и действий, связанных с угоном автомобиля около 20 часов 30 минут 11 сентября 2013 года, а также в части несправедливости вследствие мягкости наказания, назначенного обоим осужденным, Судебная коллегия по делам военнослужащих

установила:

Искаков Э.Р. и Еремизов Т.М. признаны виновными и осуждены за разбой в отношении Ж совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере с незаконным проникновением в иное хранилище с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и за его убийство группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Они также совершили кражу и угон автомобиля группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены осужденными 11-12 сентября 2013 года в г.

Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В совершении указанных преступлений также участвовал Я материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство.

Впоследствии он осужден по приговору областного суда Республики от 19 мая 2014 года.

В судебном заседании Искаков Э.Р. виновным себя признал частично, Еремизов Т.М. виновным себя не признал.

В апелляционном представлении ставится вопрос об изменении приговора в отношении Еремизова Т.М. и усилении назначенного ему наказания. В обоснование указывается, что Еремизов Т.М. признан виновным в совершении двух особо тяжких преступлений, одного тяжкого преступления и одного преступления средней тяжести, в ходе совершения которых он действовал хладнокровно и цинично, именно он наносил удары потерпевшему при разбойном нападении, набросил на потерпевшего электрический провод и затягивал петлю, совершая удушение Ж Мотив совершения преступлений не связан с тяжелым материальным положением, а обусловлен корыстными намерениями. Еремизов Т.М. не признал свою вину и не раскаялся в содеянном. При таких обстоятельствах назначенное Еремизову Т.М. наказание не соответствует тяжести преступных деяний, личности осужденного, является чрезмерно мягким.

Потерпевшие Ж Ж и их представитель С в совместной апелляционной жалобе и дополнениях к ней ставят вопрос об изменении приговора в сторону ухудшения положения осужденных. По мнению авторов жалобы, суд неправильно применил уголовный закон, признав, что в ходе разбоя осужденные Искаков Э.Р. и Еремизов Т.М. не совершали незаконного проникновения в жилище потерпевшего Ж а также угона его автомобиля в ходе поездки 11 сентября 2013 года в 20 часов 30 минут к жилищу Ж что им вменялось в вину. Это повлекло необоснованное исключение из обвинения осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. квалифицирующего признака разбоя «с незаконным проникновением в жилище», а по преступлению, связанному с угоном автомобиля, - указанных выше действий. Необоснованно исключен судом из обвинения осужденных квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч.

2 ст. 158 УК РФ («с причинением значительного ущерба потерпевшему»).

Стоимость похищенной осужденными в ходе кражи золотой цепочки установлена судом неправильно. Суд необоснованно отказал в удовлетворении иска потерпевших о возмещении расходов на ремонт автомобиля Ж поврежденного в результате преступных действий осужденных, а также возложил обязанность по возмещению материального ущерба и морального вреда на осужденного Искакова Э.Р. Ошибочным является и решение суда о передаче С вещей, переданных ей Еремизовым Т.М., так как она не является их законным владельцем. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание осужденных, необоснованно признана явка каждого из них с повинной. При назначении Еремизову Т.М. наказания не учтено такое отягчающее обстоятельство, как совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Наказание обоим осужденным назначено несправедливое вследствие чрезмерной мягкости. При этом высказывается просьба о назначении Еремизову Т.М. и Искакову Э.Р. более строгого наказания, а также о передаче прокуратуре Республики Казахстан вещественных доказательств - 13 пар медицинских перчаток и их фрагментов.

Осужденный Искаков Э.Р. и его защитник И в апелляционной жалобе и дополнениях к ней высказывают несогласие в приговором, который, по их мнению, является незаконным, необоснованным, несправедливым. Считают, что изложенные в приговоре выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на неправильной оценке доказательств, по делу допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон. Приводя в обоснование доводов свою оценку материалов дела и подробно анализируя доказательства, исследованные в судебном заседании, авторы жалобы полагают ошибочным вывод суда о доказанности вины Искакова Э.Р. в инкриминируемых ему деяниях. У Искакова Э.Р. отсутствовал корыстный мотив при совершении деяний, он не договаривался с другими участниками о нападении на потерпевшего Ж ., его убийстве, краже и угоне автомобиля, не доказана причастность Искакова Э.Р. к причинению потерпевшему смерти и краже золотой цепочки.

Судом неправильно оценены показания каждого из осужденных, показания потерпевшей Ж свидетелей К и других. Механизм причинения потерпевшему смерти и действия каждого из участников преступления не установлены, показания эксперта Б и заключение ситуационной экспертизы по данным обстоятельствам носят предположительный характер. В ходе предварительного расследования необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств Искакова Э.Р. и его защитников о проведении следственного действия с использованием манекена для установления причины наступления смерти потерпевшего. Явка с повинной Искакова Э.Р. получена в отсутствие его законного представителя и адвоката, что является нарушением закона. При этом Искаков Э.Р. недостаточно владеет русским языком, заявление о явке с повинной он написал под диктовку сотрудника полиции.

Допрос Искакова Э.Р. в качестве подозреваемого проведен в ночное время, чем также нарушены нормы закона. Исключив из обвинения Искакова Э.Р. квалифицирующий признак кражи «с причинением значительного ущерба гражданину», суд неправомерно учел его при назначении наказания осужденному. Необоснованным является решение суда о возложении обязанности возмещения причиненного потерпевшим имущественного и морального вреда на Искакова Э.Р., а обязанность возместить процессуальные издержки в нарушение закона возложена на его родителей. На ненадлежащих документах основано и решение суда о возмещении расходов на погребение потерпевшего Ж Не доложен был взыскивать суд с родителей Искакова Э.Р. затраты на производство психолого-психиатрической экспертизы.

На предварительном следствии и в судебном заседании было нарушено право Искакова Э.Р. на защиту в связи с участием в его защите адвоката Казанкова А.А., который не оказал ему квалифицированную юридическую помощь. В состав процессуальных издержек суд неправильно включил расходы по оплате услуг адвоката Путинцева А.Н., который участвовал в защите Искакова Э.Р. не два дня, как признал суд, а один день. Просят отменить приговор в отношении Искакова ЭР., вынести оправдательный приговор либо принять решение о прекращении в отношении него уголовного дела.

Адвокат Шамрай Н.М. в апелляционной жалобе, поданной в защиту осужденного Еремизова Т.М., полагает, что по делу не добыто доказательств виновности Еремизова Т.М. в инкриминируемых ему деяниях. Утверждает, что в основу приговора необоснованно положены показания заинтересованных лиц, а именно осужденных Искакова Э.Р. и Яковенко Я.В., а также показания свидетелей, не являвшихся очевидцами преступлений, которые не могут свидетельствовать о виновности Еремизова Т.М. в преступных действиях. Не свидетельствуют об этом показания потерпевших и заключения экспертов. Не установлен мотив содеянного, так как Еремизов Т.М. не нуждался в денежных средствах. Ставит вопрос об отмене приговора и оправдании своего подзащитного.

Поступили возражения на апелляционные жалобы: - от государственного обвинителя - на апелляционные жалобы осужденного Искакова Э.Р. и его защитника И адвоката Шамрай Н.М., на апелляционные потерпевших Ж Ж и их представителя С Государственный обвинитель считает жалобы в защиту осужденных несостоятельными, а жалобу потерпевших и их представителя обоснованной в части ссылки на чрезмерно мягкое наказание осужденному Еремизову Т.М.; - от потерпевших Ж , Ж и их представителя С - на апелляционные жалобы осужденного Искакова Э.Р. и его защитника И адвоката Шамрай Н.М. Они считают жалобы несостоятельными, просят об их отклонении.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, выслушав стороны, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

Выводы суда о доказанности вины Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. в разбойном нападении на потерпевшего Ж и его убийстве, в краже имущества последнего и угоне его автомобиля основаны на совокупности доказательств, исследованных судом первой инстанции.

Судебное разбирательство по делу проведено при соблюдении требований ст. 15 УПК РФ об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Судом проверены версии, выдвинутые в защиту осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., в приговоре каждой из них дана правильная оценка, а также указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

Доводы осужденного Искакова Э.Р. и защитника И которые вновь приведены в жалобах, о том, что у Искакова Э.Р. отсутствовал корыстный мотив при совершении деяний, что он не договаривался с другими участниками о нападении на потерпевшего Ж его убийстве и совершении других изложенных в приговоре преступных действий, что не доказана его причастность к причинению потерпевшему смерти и к краже золотой цепочки, исследовались судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты в приговоре, как и доводы жалобы адвоката Шамрай Н.М. о непричастности Еремизова Т.М. к инкриминированным ему деяниям. Новых доводов в подтверждение всех этих заявлений жалобы, поданные в защиту осужденных, не содержат.

Виновность осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. в совершении преступных действий в отношении потерпевшего Ж подтверждена следующими доказательствами.

Из показаний допрошенного в качестве свидетеля Я следует, что 10 сентября 2013 года они с Еремизовым Т.М. договорились напасть на занимавшегося обменом валюты Ж с целью хищения у него крупной суммы денег. О своих намерениях в тот же день сообщили Искакову ЭР., согласившемуся участвовать в преступлении, приготовили резиновую дубинку, липкую ленту, обговорили роль каждого при нападении. Он, Я , согласно плану, должен договориться с Ж о встрече в его офисе, Искакову Э.Р. поручалось отвлечь внимание потерпевшего звонками на его сотовый телефон, а Еремизов Т.М. должен ударить Ж дубинкой по голове. Около 17 часов 30 минут 11 сентября 2013 года, когда они втроем под предлогом обмены валюты оказались в офисе Ж Искаков ЭР., сделав несколько звонков на его телефон, закрыл изнутри входную дверь, а Еремизов Т.М. ударил потерпевшего дубинкой по голове, после чего они, связав потерпевшему руки скотчем, повалили его на пол. Искаков Э.Р., обыскав сумку Ж нашел деньги в размере около рублей в тенге и рублях, телефон и что-то еще. После этого они стали требовать у потерпевшего сообщить им место хранения других денег, применяя к нему физическое насилие и угрозы. По информации Еремизова Т.М. у Ж имелся сейф с крупной суммой денег. Сейф, как они решили, мог быть в квартире потерпевшего, о наличии которой тот признался им в ходе насильственных действий, сообщив, где находятся ключи от нее, а также где стоит его автомобиль. Взяв у Ж ключи от его машины марки , они с Искаковым Э.Р. с целью поиска денег поехали на этом автомобиле домой к потерпевшему, а Еремизов Т.М. остался в офисе удерживать последнего.

Проникнув в квартиру и не обнаружив деньги, они возвратились в офис, из машины забрали найденные в ней травматический пистолет «ОСА» и другие вещи. Затем они втроем перевезли Ж на той же машине в его гараж, где, желая заставить потерпев ь местонахождение денег, продолжили избивать последнего и угрожать ему. Ж , несмотря на это, отказывался сообщать требуемые сведения. Тогд в Т.М. сзади накинул на шею последнего электропровод, стал его душить, а он, Я и Искаков Э.Р. в это время удерживали руки и ноги потерпевшего, не давая ему вырваться, пока не наступила его смерть. После этого примерно в 2-3 часа ночи они перевезли на автомобиле Ж его труп в безлюдное место, где спрятали в траншее, похищенное зделили. Искакову ЭР., наряду с деньгами, досталась золотая цепочка, которую тот сорвал с шеи убитого.

Осужденный Искаков ЭР., как это следует из его показаний на предварительном следствии и в судебном заседании, не отрицал изложенных Я фактических обстоятельств содеянного, а именно того, что согласившись с предложением Я и Еремизова Т.М. участвовать в нападении на Ж за что ему было обещано денежное вознаграждение, он в ходе совершения преступления в соответствии с отведенной ему ролью отвлек внимание вошедшего в офис Ж звонками на его телефон, закрыл изнутри входную дверь, а затем вместе с Я и Еремизовым Т.М. сначала в офисе, а затем в гараже применял к потерпевшему насилие и угрозы, требуя передачи денежных средств.

Признавал Искаков Э.Р. также свое участие в завладении деньгами Ж . на сумму около рублей и другого имущества потерпевшего, в совершении поездок на автомобиле потерпевшего к его квартире, гаражу и на пустырь, а также факты проникновения в жилище и гараж потерпевшего. Не отрицал Искаков Э.Р. и того, что находился в гараже, когда Еремизов Т.М. душил там Ж с помощью электропровода, а Я удерживал потерпевшего, пока не наступила его смерть.

Что касается осужденного Еремизова Т.М., то при допросе в качестве подозреваемого 18 сентября 2013 года он в присутствии защитника сообщил по существу о тех же обстоятельствах совершения преступлений, за исключением того, что отрицал нанесение им в офисе удара дубинкой по голове потерпевшему Ж и свое непосредственное участие в причинении потерпевшему смерти, наступившей, по его утверждениям, от действий других участников.

Суд правильно учел в качестве доказательств вины осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. их показания в той части, в которой они не противоречат изложенным показаниям Я отвергнув обусловленные позицией защиты утверждения Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. о якобы непричастности их к смерти потерпевшего и менее активной роли каждого при совершении преступных действий, поскольку показания Я и положенные в основу приговора показания Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. согласуются между собой и подтверждены другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, в частности: - заключением судебно-медицинского эксперта о том, что смерть потерпевшего Ж наступила от острой механической асфиксии, развившейся вследствие сдавливания органов шеи петлей, которая затягивалась преимущественно спереди назад; у него также имеются множественные прижизненные повреждения в области головы и на других частях тела; - выводами молекулярно-генетической судебной экспертизы о том, что на изъятых с места происшествия перчатках и электрическом удлинителе выявлены эпителиальные клетки и их фрагменты, которые происходят от осужденных и потерпевшего как отдельно, так и в различных сочетаниях; - показаниями свидетеля К которому 10 сентября 2013 года со слов Искакова Э.Р. стало известно, что Искаков ЭР., Еремизов Т.М. и Я договорились ограбить и убить какого-то мужчину, а вечером 12 сентября 2013 года Искаков Э.Р. рассказал ему, что 11 сентября 2013 года он, Еремизов Т.М. и Я напали в офисе на мужчину, забрали имевшиеся у него деньги, после чего пытались получить информацию относительно сейфа с деньгами, а затем вывезли мужчину на его же машине в гараж, где продолжили требовать деньги. Не получив требуемого, мужчину задушили, а его труп отвезли на той же машине за город, где бросили в траншею.

Вина Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. подтверждена также показаниями других свидетелей, в том числе Г Д Б ., В Я протоколами осмотра места происшествия, трупа Ж и иных следственных действий, актами экспертиз, различными документами, вещественными и другими доказательствами.

Все эти доказательства подробно изложены в приговоре, согласуются между собой по фактическим обстоятельствам, времени, дополняют друг друга, не содержат существенных противоречий, в связи с чем правильно признаны судом достоверными и взяты за основу при постановлении приговора, оснований для признания их недопустимыми у суда не имелось. Оснований для оговора свидетелями осужденных или оговора осужденными друг друга не установлено.

Суд проверил утверждения Еремизова Т.М. о наличии у него алиби в отношении событий, произошедших 11-12 сентября 2013 года, о причастности к преступлениям другого лица и о даче им показаний в качестве подозреваемого 18 сентября 2013 года под давлением сотрудников полиции. Указанные версии Еремизова Т.М. суд нашел несостоятельными, такая оценка в приговоре основана на материалах дела и является правильной.

Нельзя согласиться с доводами жалобы потерпевших и их представителя об ошибочности признания судом явки с повинной у Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. В материалах дела имеются заявления Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. от 18 сентября 2013 года, оформленные в соответствии со ст. 142 УПК РФ, согласно которым Искаков Э.Р. и Еремизов Т.М. добровольно сообщили сотрудникам полиции не только об убийстве Ж но и о других деяниях в отношении потерпевшего и обстоятельствах их совершения, назвав такие детали, которые правоохранительным органам не были известны (т.5, л.д. 71,120- 121).

Впоследствии участие Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. в этих преступлениях признано судом доказанным, что нашло соответствующее отражение в приговоре.

При таких данных заявления Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., в которых они добровольно сообщили о совершенных ими вместе с Я преступлениях, суд обоснованно расценил как явки с повинной, учтя их наличие у каждого в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Ссылка осужденного Искакова Э.Р. и защитника Искакова Р.Ш. на то, что явка с повинной Искакова Э.Р. получена в отсутствие его законного представителя и адвоката, не может быть расценена как нарушение статьи 142 УПК РФ, которая подобных требований к порядку получения и оформления явки с повинной не содержит.

Не основаны на материалах дела утверждения Искакова Э.Р. и его защитника о том, что Искаков Э.Р. недостаточно владеет русским языком, а указанное заявление о явке с повинной он написал под диктовку сотрудника полиции.

Согласно явке с повинной Искакова Э.Р., данный документ исполнен им собственноручно на русском языке. В нем Искаков Э.Р. указал, что о совершенных преступлениях он сообщил сотрудникам полиции добровольно, в содеянном раскаивается.

В судебном заседании после исследования явки с повинной Искакова Э.Р. тот подтвердил, что явку с повинной написал собственноручно без какого-либо принуждения (т. 11, л.д. 273).

Сведения, изложенные в явке с повинной, Искаков Э.Р. в тот же день подтвердил при допросе в качестве подозреваемого, проведенного с участием его законного представителя и защитника. При этом Искаков Э.Р. сообщил, что владеет русским языком, так как обучался в русскоязычной школе, в услугах переводчика не нуждается, показания желает давать на русском языке (т. 5, л.д. 137 - 142). Об этом же Искаков Э.Р. указывал в ходе последующих следственных действий, проведенных с его участием, а также в судебном заседании.

То обстоятельство, отмеченное в жалобе Искакова Э.Р. и его защитника, что допрос Искакова Э.Р. в качестве подозреваемого проведен 18 сентября 2013 года в ночное время, не противоречит положениям ч. 3 ст. 164 УПК РФ, согласно которой производство следственных действий в ночное время, в том числе допрос лица в качестве подозреваемого допустим в случаях, не терпящих отлагательств.

В данном случае допрос Искакова Э.Р. являлся неотложным следственным действием, производство которого вызвано необходимостью скорейшего обнаружения следов преступлений и установления неизвестных органам расследования обстоятельств их совершения, о чем непосредственно перед допросом Искаков Э.Р. сообщил в своей явке с повинной. Допрос Искакова Э.Р. произведен с соблюдением требований ст. 46, 425 УПК РФ, Искаков ЭР., его законный представитель и защитник не возражали против проведения следственного действия в такое время.

Безосновательно заявление Искакова Э.Р. и его защитника в жалобе о незаконности действий следователя, отказавшего в удовлетворении ходатайств защитника Искакова Э.Р. и его законного представителя о производстве следственного действия с использованием манекена для установления механизма причинения потерпевшему смерти, поскольку в силу п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий.

Согласно постановлениям, вынесенным по результатам разрешения этих ходатайств, свое решение следователь мотивировал тем, что обстоятельства, для выяснения которых, по мнению стороны защиты, требовалось данное следственное действие, уже были установлены в ходе производства других следственных действий, что имеет подтверждение в материалах дела.

Полнота расследования обстоятельств убийства потерпевшего Ж . и правильность установления органами следствия механизма причинения смерти проверены судом, для чего в судебном заседании были оглашены акты судебно-медицинской и судебно-медицинской ситуационной экспертиз, выслушаны показания эксперта Б проводившего данные экспертизы и подтвердившего объективность проведенных исследований, исследованы другие доказательства.

Так, из заключения судебно-медицинской ситуационной экспертизы и показаний эксперта Б следует, что в удушении потерпевшего Ж исходя из характера и локализации прижизненных повреждений, приняли участие не менее трех лиц: один непосредственно совершал удушение петлей, а двое других - удерживали тело и руки потерпевшего, а также его ноги, что совпадает с показаниями участника данных событий Я Оценив исследованные доказательства в совокупности и взаимосвязи между собой, суд, вопреки утверждениям Искакова Э.Р. и его защитника, пришел, как и органы расследования, к обоснованному выводу о причастности к смерти потерпевшего при изложенных в приговоре обстоятельствах каждого из осужденных, включая Искакова Э.Р. Судебная коллегия не усматривает оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции относительно стоимости похищенной золотой цепочки и с решением суда об исключении из обвинения Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. квалифицирующего признака кражи «с причинением значительного ущерба гражданину», предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ, о признании которого в действиях осужденных настаивают в апелляционной жалобе потерпевшие и их представитель.

В приговоре изложены доказательства и отражены фактические обстоятельства, которыми суд мотивировал свои выводы о стоимости похищенной цепочки и об отсутствии оснований для признания размера ущерба в результате кражи по данному делу значительным.

Утверждение осужденного Искакова Э.Р. и его защитника о том, что исключенный из обвинения Искакова Э.Р. квалифицирующий признак кражи «с причинением значительного ущерба гражданину» учтен судом при назначении ему наказания, не соответствует приговору, в котором какие-либо указания об этом отсутствуют.

Необоснованными являются заявления в жалобе осужденного Искакова Э.Р. и защитника Искакова Р.Ш. о нарушении права Искакова Э.Р. на защиту в связи с участием в его защите адвоката Казанкова А.А. Как усматривается из материалов уголовного дела, адвокат Казанков А.А. принимал участие в производстве следственных действий, проводимых с участием Искакова ЭР., участвовал в судебном разбирательстве, поддерживая позицию своего подзащитного и принимая все предусмотренные законом меры по защите его интересов. Материалы дела не содержат каких-либо данных, которые могли бы свидетельствовать о ненадлежащем исполнении адвокатом Казанковым А.А. своих обязанностей. От услуг адвоката Казанкова Э.Р. Искаков Э.Р. и его законный представитель не отказывались, ходатайств о приглашении другого адвоката для осуществления защиты Искакова Э.Р. не заявляли.

Вопреки доводам той же жалобы, решение суда о включении в состав процессуальных издержек рублей, выплаченных адвокату Путинцеву А.Н. за два дня, затраченных им на осуществление защиты Искакова Э.Р. на стадии судебного производства, базируется на положениях ст. 131 УПК РФ и основано на материалах дела, согласно которым 9 июня 2014 года адвокат Путинцев А.Н. в целях оказания Искакову Э.Р. юридической помощи посетил его в ИВС УМВД России на комплексе « », а 10 июня 2014 года он участвовал в защите Искакова Э.Р. при проведении предварительного слушания.

Судебная коллегия соглашается с оспариваемым в жалобе в защиту осужденного Искакова Э.Р. и в жалобе потерпевших и их представителя решением суда о возложении обязанности возмещения причиненного потерпевшим имущественного и морального вреда на осужденных, в том числе на Искакова ЭР., а также с решением о возложении обязанности возместить процессуальные издержки на родителей несовершеннолетнего Искакова Э.Р. При разрешении исковых требований суд обоснованно исходил из положений ст. 1074 ГК РФ, а именно из того, что в ходе судебного разбирательства родители Искакова Э.Р. в силу ч.1 ст. 1074 ГК РФ самостоятельно несущего ответственность за причиненный вред, доказали, что он возник не по их вине.

Что касается взыскания процессуальных издержек с родителей Искакова Э.Р. - И и И то последние, как видно из протокола судебного заседания, подтвердили наличие у них соответствующих доходов и были согласны возместить процессуальные издержки за сына, что учел суд, приняв решение о возложении данной обязанности на родителей осужденного. Данное решение суда не противоречит ч. 8 ст. 132 УПК РФ (т. 11 л.д. 323).

При разрешении иска потерпевших Ж и Ж о возмещении расходов на погребение Ж суд исследовал представленные истцами документы в обоснование понесенных ими расходов, которые, вопреки доводам жалобы осужденного Искакова Э.Р. и его защитника, надлежаще оформлены, подтверждают необходимость расходов и их размер.

При таких данных решение суда по данному вопросу, основанное на положениях ст. 1094 ГК РФ, является правильным.

Ошибочным является мнение потерпевших и их представителя о том, что в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Еремизову Т.М., суд должен был признать совершение им преступлений в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, поскольку ч. 1 ст. 63 УК РФ, устанавливающая данное обстоятельство как отягчающее наказание, введена в действие Федеральным законом от 21 октября 2013 года № 270-ФЗ, то есть после совершения Еремизовым Т.М. преступлений по настоящему делу, в связи с чем исходя из положений ст. 10 УК РФ данная норма не могла быть применена.

С доводами потерпевших и их представителя о необоснованности решения суда первой инстанции о возвращении свидетелю С подаренных ей Еремизовым Т.М. вещей (предметов нижнего женского белья, детских игрушек и других), оснований согласиться также не имеется, поскольку в судебном заседании не установлено, что С знала или должна была знать об обстоятельствах преступного приобретения Еремизовым Т.М. данного имущества. Споры о том, кто является законным владельцем указанных предметов, могут быть разрешены в порядке гражданского судопроизводства.

Судом проверено психическое состояние здоровья Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. С учетом выводов экспертов, проводивших судебные психолого-психиатрические экспертизы, фактических обстоятельств дела, данных о личности осужденных и их поведения на предварительном следствии и в судебном заседании обоснованно признано, что преступления Искаков Э.Р. и Еремизов Т.М. совершили вменяемыми.

Оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, достоверности, признав собранные доказательства в совокупности достаточными для разрешения уголовного дела, суд, вопреки доводам жалоб осужденного Искакова Э.Р., защитника Искакова Р.Ш. и адвоката Шамрай Н.М., правильно установил участие Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. в разбое в отношении потерпевшего Ж и в сопряженном с разбоем его убийстве, совершенных ими группой лиц по предварительному сговору, а разбой - в крупном размере с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в иное хранилище с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Правильно установил суд также факт совершения Искаковым Э.Р. и Еремизовым Т.М. кражи имущества потерпевшего Ж группой лиц по предварительному сговору, а также факт угона его автомобиля группой лиц по предварительному сговору, включающего поездки к гаражу и на территорию площадки № .

Содеянное Искаковым Э.Р. и Еремизовым Т.М. по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ и п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ судом квалифицировано верно.

Вместе с тем, установив, что осужденные в ходе разбоя в поисках денежных средств кроме незаконного проникновения в гараж потерпевшего Ж в этих же целях проникли в квартиру последнего, а около 20 часов 30 минут 11 сентября 2013 года, помимо угона автомобиля потерпевшего для проезда к гаражу и на территорию площадки № , также совершили поездку на этом транспортном средстве к жилищу потерпевшего, суд посчитал, что проникновение в жилище и названная поездка носили законный характер, так как по выводам суда это имело место по предложению потерпевшего и с его согласия.

Однако, как видно из материалов дела, во время указанных событий в отношении потерпевшего осуществлялось нападение со стороны трех лиц, осведомленных о наличии у него квартиры, где по расчетам нападавших могла находиться крупная сумма денег. К моменту получения осужденными ключей от квартиры и автомобиля Ж к нему уже были применены насилие, опасное для жизни и здоровья, и угроза применения такого насилия, в частности, нанесен удар дубинкой по голове, связаны руки, к голове приставлен ствол травматического пистолета.

В сложившейся ситуации у потерпевшего имелись реальные основания опасаться за свою жизнь, в связи с чем предоставление им осужденным сведений о квартире и передача ключей от машины носили вынужденный характер, а действия осужденных, воспользовавшихся данным обстоятельством в целях достижения намеченных целей, должны были быть расценены судом как разбой с незаконным проникновением в жилище и как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения, что не сделано.

На ошибочность основанного на неправильном применении уголовного закона решения суда об исключения из обвинения осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. квалифицирующего признака разбоя «с незаконным проникновением в жилище», а из действий, связанных с угоном транспортного средства, - поездки на автомобиле потерпевшего около 20 часов 30 минут 11 сентября 2013 года для проникновения в его жилище, верно указано в апелляционной жалобе потерпевших Ж Ж и их представителя С в которой поставлен вопрос о признании этих действий осужденных как совершение ими группой лиц по предварительному сговору разбоя с незаконным проникновением в жилище и угона.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия, руководствуясь п. 9 ч. 1 ст. 20 24 26 389 , ч.1 ст. 389 и п. 2 ч. 1 ст. 389 УПК РФ, изменяет приговор в сторону ухудшения положения Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. в части их осуждения за разбой и угон и в соответствии с предъявленным им обвинением, на котором настаивал в судебном заседании государственный обвинитель, считает Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., каждого, осужденными: - за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере с незаконным проникновением в жилище и иное хранилище с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; - за угон автомобиля группой лиц по предварительному сговору: 11 сентября 2013 года около 20 часов 30 минут для проезда в жилище потерпевшего и в период с 23 часов 30 минут до 23 часов 50 минут для проезда к гаражу; 12 сентября 2013 года в период с 02 часов до 03 часов 30 минут для проезда на территорию площадки При назначении наказания осужденным Искакову Э.Р. и Еремизову Т.М. в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд первой инстанции признал явку с повинной каждого, активное способствование Искаковым Э.Р. раскрытию преступления, его несовершеннолетний возраст, частичное возмещение морального вреда.

Кроме того, приняты во внимание условия жизни и воспитания Искакова ЭР., уровень его психического развития, иные особенности его личности, влияние на него старших по возрасту лиц, а также то, что оба осужденных к уголовной ответственности привлекаются впервые, характеризуются в целом положительно, то есть судом учтены обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобах, поданных в защиту осужденных.

Назначение наказания каждому из осужденных в виде лишения свободы надлежаще мотивировано в приговоре. Оснований для применения в отношении Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. положений ст. 73, 64, ч. 6 ст. 15 УК РФ суд первой инстанции не нашел. Не усматривает таковых и Судебная коллегия.

Вместе с тем вносимые в приговор изменения, связанные с увеличением объема обвинения и ухудшением положения осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., влекут усиление наказания, назначенного каждому из них по п.

«в» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.2 ст. 166 УК РФ и по совокупности преступлений. Об этом в отношении Еремизова Т.М. ставится вопрос в апелляционном представлении и апелляционной жалобе потерпевших и их представителя, а в отношении Искакова Э.Р. - в жалобе потерпевших и их представителя.

В то же время, учитывая наличие смягчающих обстоятельств и положительные данные о личности осужденных Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., Судебная коллегия не находит оснований для усиления им наказания в связи с иными обстоятельствами, указанными в апелляционном представлении и жалобе потерпевших и их представителя, часть из которых, к тому же, не подлежит учету в силу закона.

Необходимо внести изменения в приговор и по другим основаниям.

Из приговора подлежит исключению указание о назначении Еремизову Т.М. ограничения свободы по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ и по совокупности преступлений, поскольку при назначении данного дополнительного наказания суд не указал конкретные ограничения и обязанности для осужденного, предусмотренные ч.1 ст. 53 УК РФ, тем самым фактически не назначил Еремизову Т.М. этот вид наказания.

Мотивируя назначение наказания осужденным Искакову Э.Р. и Еремизову Т.М., суд, вопреки положениям ст. 63 УК РФ, излишне сослался в приговоре на «дерзкий и циничный характер действий подсудимых», а также на то, что они, «руководствуясь исключительно корыстными мотивами, лишили человека жизни, причинив родным и близким Ж ни с чем несоизмеримые страдания и невосполнимую утрату».

С учетом изложенного, ссылки на данные обстоятельства исключаются из приговора.

Судебная коллегия находит ошибочным решение суда об отказе в удовлетворении гражданского иска потерпевших Ж и Ж . к Искакову Э.Р. и Еремизову Т.М. о возмещении расходов на ремонт автомобиля Ж « ».

Данный иск, предъявленный в уголовном деле в установленном порядке, потерпевшие мотивировали тем, что указанный автомобиль, на ремонт которого ими затрачено рублей, был поврежден в результате совершенного осужденными угона, что имеет подтверждение в материалах дела.

Несмотря на это, отказывая в удовлетворении иска, суд сослался в приговоре на то, что он якобы не вытекает из уголовного дела и из предъявленного Искакову Э.Р. и Еремизову Т.М. обвинения, и в то же время указал, что в ходе предварительного следствия не производилась оценка автомобиля, то есть фактически сослался на невозможность определить размер причиненного ущерба.

Поскольку, согласно выводам суда, имелась необходимость произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, суд в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ должен был признать за гражданскими истцами право на удовлетворение иска и передать вопрос о размере возмещения причиненного ущерба для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, а не принимать решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований, для чего в данном случае законные основания отсутствовали.

Поэтому решение об отказе в удовлетворении данного гражданского иска подлежит отмене, за потерпевшими Ж и Ж в силу ч. 2 ст. 309 УПК РФ необходимо признать право на удовлетворение гражданского иска, а вопрос о размере возмещения гражданского иска передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Судебная коллегия не может согласиться и с решением суда первой инстанции о возложении на законных представителей осужденного Искакова Э.Р. - И и И обязанности возместить процессуальные издержки, связанные с оплатой труда экспертов-психиатров и психолога при производстве экспертизы в размере, по рублей с каждого.

По смыслу ст. 132 УПК РФ и как разъяснено в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года № 42 «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» в состав процессуальных издержек не входят суммы, израсходованные на производство судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях (экспертных подразделениях), поскольку их деятельность финансируется за счет средств федерального бюджета или бюджетов субъектов Российской Федерации (ст. 37 Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

В силу ч. 8 ст. 11 указанного федерального закона при невозможности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении, обслуживающем указанную территорию, экспертиза может быть произведена государственными судебно-экспертными учреждениями, обслуживающими другие территории, то есть и в данных случаях лица, в отношении которых проводятся экспертные исследования, могут рассчитывать на освобождение от возмещения затрат на их производство.

Как видно из материалов дела, судебная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Искакова Э.Р. произведена по месту производства предварительного расследования в г. Республики - за пределами территории Российской Федерации, где по объективным причинам специализированные учреждения соответствующего профиля отсутствуют.

Взыскав затраты на производство экспертизы с родителей осужденного Искакова ЭР., суд фактически возложил на одну из сторон уголовного судопроизводства дополнительную обязанность, которую в аналогичной ситуации при производстве экспертизы на территории Российской Федерации участники уголовного судопроизводства не несут.

Тем самым взыскание процессуальных издержек по существу поставлено в зависимость от одного лишь места производства предварительного расследования, то есть обстоятельства, которое не может быть связано с ограничением права участника уголовного судопроизводства на освобождение от возмещения подобного рода затрат.

При этом не выяснены причины, в связи с которыми обязательная по делу психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Искакова Э.Р. не проведена по месту нахождения соответствующих экспертных учреждений, ссылки на какие-либо документы, подтверждающие отсутствие такой возможности, в приговоре не содержатся.

Поскольку при таких данных решение суда не может быть признано обоснованным, из приговора подлежит исключению указание о возложении на законных представителей осужденного Искакова Э.Р. - И и И обязанности возместить процессуальные издержки, связанные с оплатой труда экспертов-психиатров и психолога при производстве экспертизы, в размере по рублей с каждого.

Другие доводы, приведенные в апелляционных жалобах осужденного Искакова Э.Р. и его защитника И адвоката Шамрай Н.М., потерпевших Ж Ж и их представителя С не влекут внесения изменений в приговор.

20 24 26 28 На основании изложенного, руководствуясь ст. 389, 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор 3 окружного военного суда от 2 июля 2014 года в отношении Искакова Э Р и Еремизова Т М изменить.

Считать Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., каждого, в части разбоя осужденными за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в крупном размере с незаконным проникновением жилище и иное хранилище с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, т.е. за совершение преступления, предусмотренного п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, по которой лишить свободы Искакова Э.Р. сроком на 4 (четыре) года 6 (шесть) месяцев без штрафа; Еремизова Т.М. - сроком на 8 (восемь) лет 9 (девять) месяцев без штрафа.

Считать Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М., каждого, в части угона осужденными за угон автомобиля группой лиц по предварительному сговору: 11 сентября 2013 года около 20 часов 30 минут для проезда в жилище потерпевшего, в период с 23 часов 30 минут до 23 часов 50 минут - для проезда к гаражу; 12 сентября 2013 года в период с 02 часов до 03 часов 30 минут - для проезда на территорию площадки то есть за совершение преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, по которой лишить свободы Искакова Э.Р. сроком на 1 (один) год (три) месяца; 3 Еремизова Т.М. - сроком на 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить наказание Искакову Э.Р. - 7 (семь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в воспитательной колонии; Еремизову Т.М. - 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Исключить указание о назначении Еремизову Т.М. дополнительного наказания в виде ограничения свободы по пп. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ и по совокупности преступлений.

Исключить как излишние ссылки в приговоре на «дерзкий и циничный характер действий подсудимых», на то, что они, «руководствуясь исключительно корыстными мотивами, лишили человека жизни, причинив родным и близким Ж ни с чем несоизмеримые страдания и невосполнимую утрату».

Отменить решение об отказе в удовлетворении гражданского иска потерпевших Ж и Ж к Искакову Э.Р. и Еремизову Т.М. о возмещении расходов на ремонт автомобиля на сумму рублей.

Признать за потерпевшими Ж и Ж право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Исключить указание о возложении на законных представителей осужденного Искакова Э.Р. - И и И обязанности возместить процессуальные издержки, связанные с оплатой труда экспертов-психиатров и психолога при производстве экспертизы, в размере по рублей с каждого.

В остальном приговор в отношении Искакова Э.Р. и Еремизова Т.М. оставить без изменения, а апелляционное представление государственного обвинителя Буканева И.Н., апелляционные жалобы осужденного Искакова Э.Р. и его защитника И защитника-адвоката Шамрай Н.М., потерпевших Ж Ж и их представителя С - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 209-АПУ14-1

ГК РФ Статья 1074. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
ГК РФ Статья 1094. Возмещение расходов на погребение
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 38. Следователь
УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
УПК РФ Статья 131. Процессуальные издержки
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
УПК РФ Статья 309. Иные вопросы, подлежащие решению в резолютивной части приговора
УПК РФ Статья 425. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх